Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Мавзолей Дервиша, или кто был погребен рядом с Дворцом ширваншахов

СЕЙРАН ВЕЛИЕВ,
главный научный сотрудник Института географии НАНА,
доктор географических наук


На средней террасе ансамбля Дворца ширваншахов расположено два мавзолея – тюрбе.
Один из них был Усыпальницей матери и детей ширваншаха Халилуллаха I, который правил страной в 1427-1465 гг. Об этом говорится в надписи над входом в него.

На втором мавзолее надписей нет. Принято считать, что в нем был погребен философ Сеид Яхья Бакуви (около 1410-1470 гг.), живший в Баку.

Mavsolej-Dervisha.jpg

При этом ссылаются на сообщение А.К. Бакиханова: в котором говорится, что С.Я. Бакуви «был главным духовным учителем этого края. Имя его известно во многих таинственных науках. Келья, где он молился, училище и могила, находившиеся при мечети, названы его именем, существуют и поныне», то есть в 1841г. Полагают, что Халилуллах I и его родные так почитали Сеид Яхью Бакуви, что построили ему мавзолей рядом со своим жильем.
Однако А.К. Бакиханов не дает никакой информации о местонахождении могилы С.Я. Бакуви. Он даже не пишет, что она находилась в Баку.

Сам мавзолей анонимен, но не безымянный. Народ назвал его «Мавзолеем Дервиша».
Дервишами называли странствующих монахов, многие из которых были суфийскими философами. Таковым был и С.Я. Бакуви. К тому этот мавзолей находился при мечети, сгоревшей в 1918г. Но она именовалась мечетью Кейкубада, а не Бакуви. К тому же, насколько известно, С.Я. Бакуви не странствовал, а, в основном, жил в Баку.

Вызывает недоумение и отсутствие на мавзолее надписей, которыми снабжены почти все строения Дворца. Они сообщают о том, что строительство Усыпальницы, Шахской мечети и, вероятно, Диванхане (соответствующая надпись на нем плохо читаема) связано с Халилуллахом I.
Возникает вопрос – почему, если Халилуллах I или его сын и преемник Фаррух Йасар I так уважали С.Я. Бакуви, что построили для него около своего Дворца мавзолей, были так «скромны», что не указали не только имя покойного, но и даже своё участие в возведении мавзолея?

Ответ может дать лишь сам мавзолей, который не так безмолвен, как может показаться на первый взгляд.
Он, можно сказать, собран из двух равносторонних восьмигранников.
Нижний представляет собой призму, каждая грань которой имеет в ширину 1,55м (изнутри) и 2,1м (снаружи), в высоту 7,2м и в толщину 0,75м. Эту призму перекрывает пирамида высотой 4,7м с гранями той же ширины и длиной около 6м.
Туловище и купол составляют видимую (надземную) часть мавзолея общей высотой 12м. Но имеется ещё и подземная небольшая квадратная со сторонами 3,35м и высотой 2,35м комната, служившая склепом – местом погребения. С учётом данной комнаты высота мавзолея оказывается близким к 15м.

Этот тип мавзолеев называется башенными, так как выделяются своей массивностью и вытянутостью вверх. Они широко распространены по всему Ближнему и Среднему Востоку и имеют самый разный возраст – от ХI в. до ХIХ в. включительно.
В одних странах они единичны, а в других, в том числе и в Азербайджане, имеются в большом количестве.
Здесь, южнее реки Кура возвышаются десятки подобных мавзолеев. Из них наиболее величественны и знамениты мавзолеи Юсуфа сына Кусейры и Момине-хатун в Нахичевани, мавзолей в селение Карабаглар и «мавзолей 1322г.» в городе Барда. Эти четыре мавзолея сложены из обожженного кирпича и относятся к XII-XIV вв.

В XIII в. башенные мавзолеи начинают строить из камня. Они являлись каменными копиями кирпичных аналогов.
В конце XIV в. эти копии появляются и в Ширване. Здесь, все они сложены из камня и представляют собой восьмигранные призмы, перекрытые пирамидальными, также восьмигранными куполами-шатрами.

Однако копирование в камне кирпичных мавзолеев было делом не столь простым. На начальном этапе ограничивались лишь внешним сходством. Затем появляются внутренние перекрытия, которые показывают, что каменные мавзолеи стали приближаться к кирпичным оригиналам и по внутреннему строению.

Наиболее совершенные мавзолеи в Ширване строят в XVIIв. Они сохранились в 6км от Шемахи у селения Калахана и образуют комплекс, именуемый «Едди Гюмбез» («Семь куполов»). В них появляются изломанные линии арк (курватуры) и куполов, декоративные элементы в фасаде и интерьере и другие «излишества».
Затем в строительстве башенных мавзолеев Ширвана наступает упадок. Об этом свидетельствует другой комплекс «Едди гюмбез», возведённый по заказу последнего правителя Шемахинского хана Мустафы-хана в 1810-1820гг. для родственников. Их копировали с мавзолеев близлежащего селения Калахана. Но уже не было той тонкости отделки.

Вернёмся к мавзолею Дервиша (Бакуви).
Историки архитектуры уже давно отмечали, что он наиболее близок к мавзолеям Калаханы, а Л.С. Бретаницкий подчеркивал, что «среди сходных мемориальных сооружений мавзолей Яхья Бакуви – один из наиболее совершенных».
И мавзолей Дервиша, в самом деле, очень близок именно к Калаханским мавзолеям.
У них одна и та жа вытянутость пропорций, общая высота (9-12м), ширина граней (по 2м) и другие параметры. А с одним из них («мавзолеем с крупной кладкой») сходство выявляется и в деталях. В то же время мы видим, что Калаханские мавзолеи стали «совершёнными» в результате почти трёхсотлетних работ ширванских зодчих по приближению каменных мавзолеев к эталонным кирпичным.

Если считать, что мавзолей Дервиша был построен в XV в., то тогда остаётся непонятным, почему они и в XVв., и в XVIв. в том же Ширване продолжали строить более примитивно оформленные мавзолеи.

К проблеме возраста мавзолея Дервиша можно подойти и с другой стороны. Представим, что этот мавзолей стоит не в ансамбле Дворца, а где-то вне него в одиночестве. Как бы определялся бы его возраст? А очень просто.
Историки архитектуры стали бы искать какое-нибудь датированное архитектурное сооружение, близкое к нему по стилю и архитектурным особенностям. Этот поиск их обязательно вывел бы на Калаханские мавзолеи, датируемые XVIIв. Этим веком стали бы определять и возраст мавзолея Дервиша. И никаких споров по этому поводу не было бы.
Правда, следует отметить, что у мавзолея Дервиша имеется одна общая с сооружением Дворца XV черта. Это чередование на фасаде узких тёмных и широких светлых полос кладок. Но данный факт легко объяснить и стремлением архитектора вписать свой мавзолей в ансамбль. Подобное мы видим у зодчего Амир-шаха, построившего в конце XVI в. Восточные (Мурадовские) ворота ансамбля Дворца с порталом, близким к порталам Диван-хане и Тюрбе. И, если бы на воротах не уцелел бы год его возведения, то многие исследователи также, наверняка, отнесли бы их ко времени Халилуллаха I, к XVв.
Мавзолею Дервиша с надписями не повезло. Но это не значит, что его можно датировать XVв., совершенно игнорируя основные архитектурные особенности, относящееся к XVIIв.

К тому же неизвестный архитектор мавзолея Дервиша, как и Амир-шах, копировал не слепо, а с проявлением своей инициативы.
Так он резко усилил контрастность тёмных и светлых полос кладок, сделав первые в три раза уже вторых. Подобного «антагонизма» нигде не фиксируется. Таким образом, мы можем мавзолей Дервиша уверенно датировать XVIIв.

А теперь попытаемся выяснить, кто именно погребён в мавзолее Дервиша, точнее определить, кем мог быть человек, для которого воздвигли данный мавзолей.

Этот тип мавзолеев для Апшерона не свойственен. А значит, этот человек не был бакинцем. В пользу последнего свидетельствует и само название. Дервиши странствовали по всему миру и редко заканчивали свой жизненный путь на родине.

Также мы можем сказать, что Дервиш, для которого воздвигли мавзолей был очень почитаем. Об этом говорят довольно значительные размеры и насыпь, специально устроенная для того, чтобы его установить. Вероятно, тот изначально был для бакинцев «Дервиш» с большой буквы, и поэтому его имя у них в памяти не сохранилось.
Это имя так и затерялось во времени. Но кое-что о самом Дервише мы сказать сможем.

Все башенные восьмигранные мавзолеи Ширвана были установлены над могилами членов братства (ордена) «Чилкейские шейхи», относящиеся к племени Ханчобаны, являвшегося подразделением тюркоязычного племени падаров. Оснований полагать, что мавзолей Дервиша был исключением, нет. Тем более, что отмечается очень сильное сходство между ним и Калаханским «мавзолеем с крупной кладкой». Они столь близки друг к другу, что их можно отнести к одному и тому же архитектору. Отсюда следует, что и в мавзолее Дервиша, как и в Калаханских мавзолеях, был погребён один из членов братства «Чилкейкие шейхи» из племени Ханчобаны.
При этом его проводили на тот свет соратники по братству. Они и построили над ним мавзолей, аналогичный тем, которые были сооружены в других местностях Ширвана.

Изложенное позволяет объяснить отсутствия башенных мавзолеев в других местах Апшерона иногородным происхождением самого Дервиша и тех, кто заказывал и строил мавзолей.

Получает объяснение и отсутствие на мавзолее надписей. На башенных мавзолеях Ширвана их наличие не обязательное. Так только на одном из семи сохранившихся Калаханских мавзолеев имеется «строительная надпись». А иные тексты (цитаты из Корана, символы веры и другие) на этих мавзолеях вообще не размещались.

Остается ответить лишь на один вопрос. Почему мавзолей Дервиша оказался у Дворца ширваншахов?
Еще в 1920-ых гг. в. на месте руин мечети Кейкубада было обнаружено несколько каменных надгробий и разрозненные кости до двадцати человеческих скелетов. В 1945 г. здесь же было было выявлено еще 5 могил. Все они относились к XIII-XV вв. Как писал еще в 1944 г. В.Н. Левиатов:

«Описанному может быть дано следующее объяснение. Очевидно, на том месте, где стоял мавзолей (Дервиша) и вокруг него, когда-то было кладбище».


Размещение на средней террасе рядом с Дворцом Тюрбе-Усыпальницы и мавзолея Дервиша (Бакуви) объясняют лишь желанием ширваншахов и членов их семей хоронить близких им людей вблизи своего жилья.
В действительности, как видим, на средней террасе располагалось внутригородское кладбище. Оно было окружено невысокой каменной оградой. Одним из входов в него, вероятнее всего, «парадный», были ныне одинокие Восточные (Мурадовские) ворота, которые в 1585-1586 г. были восстановлены (а не построены) бакинцем Улу Раджаб Бабой. Через них во время похорон и поминок проходил довольно большое количество людей, поэтому входной проём через ворота сделали достаточно широким – до 2м в ширину. В то же время не разрешалось въезжать на кладбище на конях или в экипажах. Вьючных животных и транспортные средства оставляли за оградой. Последнее принято и сейчас. Отсюда небольшая (до 2,5м) высота прохода.

Кладбище же для небольшого города, окруженного крепостной стеной, было немалым, протягиваясь от Восточных (Мурадовских) ворот на запад до западной стены ансамбля Усыпальницы-Шахская мечеть более чем на 90м при ширине до 30-35м. Вероятнее всего, это кладбище было наиболее «почётным» у бакинцев. Иначе вряд ли ширваншах Халиллулах I выбрал бы его для своих родных, а падары – для своего, одного из наиболее почитаемых дервишей-шейхов.
Обобщая изложенное, мы можем с большой долей уверенности говорить о том, что мавзолей Дервиша был построен во второй половине XVIIв. падарами, а именно их ответвлением Ханчобаны для дервиша из братства «Чилкейские шейхи» на внутригородском кладбище Баку.


Мы благодарим Тогрула Велиева на присланную нам интересную статью его отца Сейрана Велиева.


--Jonka 18:45, 21 марта 2014 (CET)

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница