Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Тагизаде-Гаджибеков, Ниязи Зульфугар оглы (Ниязи) - дирижер и композитор

Niyazi 15-vesti.az.jpg

1912 - 1984

МАЭСТРО…
(Автор статьи - Рейхан Алиева)


Маэстро Ниязи… Дирижер милостью божьей…
Те, кто хоть раз соприкоснулись с магией искусства Ниязи, навсегда становились его преданными поклонниками. Его изумительные руки, как две птицы, гибкие, необыкновенно пластичные, чуткие, взмывающие над оркестром, то повелевающие, приказывающие, страстные, волевым движением направляющие весь огромный массив звуков в нужное русло, то нежно подрагивающие, как бы поющие о чем-то своем, затаенном, тихо и доверительно рассказывающие слушателям прекрасные истории… Звуки музыки, великой музыки и гениальный дирижер, ведущий свой непростой диалог с композитором и залом…

Ниязи… Это имя в истории азербайджанского музыкального искусства знаменует целую эпоху. Если бы звезда Ниязи в силу каких-то обстоятельств не появилась на небосклоне азербайджанской музыки в очень важный переломный момент, то, возможно история азербайджанского симфонизма сложилась бы иначе.
Композитор Ариф Меликов вспоминает:

Часто за пределами республики можно услышать слова: «Вы, азербайджанские композиторы, счастливые - у вас был такой дирижер, как Ниязи». Это действительно так. Трудно переоценить значение Ниязи для музыкальной культуры Азербайджана».


Авторитет Ниязи в мире музыки был огромен и непререкаем. Об этом говорят многочисленные восторженные отзывы коллег, известных музыкантов.
Искусством Ниязи восхищался выдающийся советский дирижер Евгений Федорович Светланов:

«Азербайджанская симфоническая музыка многим обязана дирижеру Ниязи, который не только замечательно исполнял ее и создавал традиции интерпретации этой музыки, подхваченные другими дирижерами, но он и стимулировал создание многих сочинений.

Ниязи чутко относился ко всему новому, что только появлялось в музыке. Возраст, положение, известность автора не имели для него никакого значения. Это мог быть и студент - и он с такой же заинтересованностью относился к его музыке. Если он находил,что она талантлива, то исполнял, записывал и пропагандировал ее. Перечислить эти сочинения просто невозможно – это, можно сказать,вся азербайджанская музыка.
Не могу не отдать должное виртуозной технике его дирижирования. Вероятно, он родился с ней, потому что научить этому просто невозможно. Его техника была всецело подчинена музыке: никаких заученных поз и движений, никаких штампов. Каждый раз звучащая музыка как бы диктовала внешний рисунок его жестов. И поэтому их арсенал был поистине неисчерпаем, ибо неисчерпаема музыка, к которой он обращался.

У каждого крупного художника, деятеля искусства есть высшая цель, центральная задача, которой он посвящает жизнь и служит верою и правдою. Вот такой целью, такой задачей для Ниязи являлось служение азербайджанскому музыкальному искусству. Все содеянное им на его благо не забудется никогда!»

Поистине к этим словам невозможно что-либо добавить, настолько всеобъемлюще они характеризуют личность и творческий подвиг Ниязи во имя расцвета родной азербайджанской музыки.

Начало…

Судьба и звезды были благосклонны к легендарному дирижеру. Наверное, его музыкальная карьера была запрограммирована самим фактом рождения в одной из самых знаменитых музыкальных династий Азербайджана.

Ниязи Тагизаде - Гаджибеков родился в Тифлисе 20 августа 1912 года в семье композитора Зульфугара Гаджибекова, одного из видных деятелей азербайджанского музыкального театра.
Труппа, которой руководил отец Ниязи, гастролировала в Тифлисе. Супруга композитора, Бейюк ханум, будучи в интересном положении, сопровождала мужа в поездке. Этим и объясняется, что представитель славного рода Гаджибековых появился на свет в Грузии.
Замечательный азербайджанский актер Мирзаага Алиев, бывший в составе гаджибековской труппы, шутил по этому поводу: "Ниязи начал гастроли с трехдневного возраста."

Безусловно, особую роль в судьбе Ниязи сыграл его родной дядя, великий классик азербайджанского искусства, создатель первой оперы на Востоке, Узеир Гаджибеков, который был его наставником и кумиром в искусстве.

Как писал Анар:

Гаджибековские шедевры «Кероглы» и «Аршин мал алан» неотторжимы от исполнительского искусства Ниязи, его вкуса, вдохновения, артистизма,таланта. Ниязи не только досконально знал каждую ноту гаджибековского творчества, он был буквально пропитан этой музыкой, чувствовал ее всеми фибрами души, дышал ею. «Я просыпаюсь и засыпаю с музыкой «Кероглы», - как-то сказал он и это было не просто фразой».


Формирование Ниязи-музыканта началось в тридцатые годы прошлого века - время непростое, ознаменовавшееся поисками и интенсивным развитием азербайджанского искусства в разных областях.
Секреты профессии и мастерства Ниязи постигал в годы учебы в Московском музыкально- педагогическом техникуме у Михаила Гнесина, в Ленинградском Центральном музыкальном техникуме, а также в Бакинской и Ереванской консерваториях.
Общение с такими известными педагогами, как Петр Рязанов и Лео Рудольф, Гавриил Попов способствовало уверенному вхождению в профессию, в мир искусства. Композиторским дебютом юноши стали первые пробы пера в различных жанрах - это были «Песня о Родине», фортепианная поэма «В огне» и «Закатальская сюита» для симфонического оркестра.
Его увлекает музыкальное оформление фильмов и создание музыки к драматическим спектаклям.

Niyazi 10-www.peoples.ru.jpg

Неподдельный интерес вызывает азербайджанская музыка в самых разных ее ипостасях - от народных песен и танцев до самых развитых форм профессионального искусства устной традиции.
Ниязи одним из первых осуществляет записи мугамов «Раст» и «Шур». Впоследствии в 1949 году он вслед за амировскими симфоническими мугамами «Шур» и « Кюрд овшары» (1948) создаст свой симфонический мугам «Раст», продемонстрировав неисчерпаемые возможности этого самого сложного жанра восточной музыки, органически соединив в нем национальные традиции с особенностями и спецификой европейского симфонизма.

Музыкальная одаренность Ниязи была феерической: ему было тесно в рамках только одного вида творческой деятельности - композиции.
В 1937 году он был приглашен в оперный театр в качестве дирижера для руководства новой постановкой оперы «Нэргиз» Муслима Магомаева,для которой он заново оркестровал первое действие.
В дни первой декады азербайджанского искусства в Москве весной 1938 года Ниязи продирижировал оперой «Нэргиз» и заключительным концертом декады, добившись признания и большого успеха у слушателей. Молодому дирижеру было всего двадцать пять…

В 1938 году в музыкальной жизни Азербайджана происходит чрезвычайно важное событие: по инициативе Узеирбека в республике создается симфонический оркестр. В организации этого коллектива принял активное участие известный советский дирижер Николай Аносов, а молодому Ниязи было доверено возглавить Азербайджанский Государственный симфонический оркестр.
Связав всю свою жизнь с этим творческим коллективом, он превратил оркестр в настоящую экспериментальную лабораторию для азербайджанских композиторов.

Niyazi 14-AdaZod.jpg

Не умаляя заслуг Ниязи в области интерпретации шедевров мировой музыки, необходимо выделить его неоценимую, поистине уникальную роль в деле пропаганды и великолепной трактовки произведений азербайджанских композиторов – классиков и современников. Композитор Фарадж Караев так характеризует деятельность Ниязи в пору расцвета:

... азербайджанская симфоническая музыка того периода, романтическая по своей сути, в лице Ниязи нашла чуткого интерпретатора. Он с удовольствием дирижирует новыми сочинениями азербайджанских композиторов ,создание которых было «спровоцировано» его выдающимся мастерством.

Восхищаясь необыкновенным дарованием дирижера и его поистине подвижнической деятельностью, Фикрет Амиров посвятил Ниязи один из «Портретов» своей вокально – симфонической поэмы, в которой нашли воплощение образы выдающихся деятелей азербайджанской культуры.
«Немного найдется произведений азербайджанских композиторов, которым бы не дал путевку в жизнь выдающийся дирижер Ниязи»,-подчеркивал Амиров.

Зрелость. Слава.

Исполнительская и композиторская составляющие творчества Ниязи шли параллельно, но именно исполнительство принесло ему всемирную славу и признание. И быть может, что именно исполнительство отнимало без остатка его время и силы, не оставляя или максимально сокращая возможность заниматься композицией.

Несмотря ни на что, Ниязи продолжает сочинять музыку.
В 1939 году он пишет «Лезгинку» для симфонического оркестра.
В 1944 году были созданы две симфонические пьесы -«В бою» и «Воспоминание».
Лирико-драматическая опера «Хосров и Ширин» по поэме Низами была закончена в 1942 году. Ее выразительный вокальный стиль , мелодическвя изысканность и красочность арий запомнились слушателям.

Вершинным сочинением Ниязи стал симфонический мугам «Раст» ,впервые исполненный в 1949 году и превратившийся в настоящую антологию блестящего оркестрового мастерства композитора.
Величественный, торжественно- воинственный, мужественный образ ,который воплощен в начале неспешного рассказа о «делах давно минувших дней», сменяется восхитительными лирическими излияниями знаменитого теснифа – “Əlində sazın qurban” и зажигательной стихией народного танца. Заканчивается это грандиозное эпическое полотно победным героическим маршем-шествием, звучащим вдохновенным гимном родному краю и заряжающим слушателя энергией движения.
«Симфонический мугам «Раст» захватывает бьющей через край жизненной силой и темпераментом, щедростью мелодики и свежестью ладогармонического строя»,- отмечал журнал «Советская музыка».
«Раст» принес своему автору широкую известность и с большим успехом исполнялся в СССР и многих странах мира.

Записи «Раста» были осуществлены известными фирмами: «Мелодия», «Супрафон» и «Рикорди».

В триаду лучших сочинений Ниязи вощел и балет «Читра», созданный по мотивам поэмы Рабиндраната Тагора и поставленный в 1961 году на сцене Куйбышевского театра (балетмейстер П.Данилова), а в 1972 году- в Баку.
Красочная музыка «Читры», в которой чутко воссозданы колоритные интонации и ритмы индийского фольклора и использованы выразительные мелодии самого Тагора, раскрывает философский подтекст лирики выдающегося поэта. К числу достоинств музыки балета, как это уже стало традиционно для Ниязи, рпинадлежит яркая самобытная оркестровка.
За создание балета «Читра» Ниязи был удостоен премии имени Джавахарлала Неру, присуждаемой за заслуги в укреплении международного взаимопонимания.

Жемчужинами вокального творчества Ниязи являются «Песня о Родине»(1937) и «Арзу»(1956), которые очаровывают слушателя искренностью выражения ,красотой и гибкостью развитой мелодической линии.

Ниязи - дирижер покорил мир своим мастерством, его популярность была очень широкой, безграничной. Его искусством восторгались, ему рукоплескали восхищенные слушатели – и профессионалы, и любители.
Концерты с участием Маэстро (так обращались к великому музыканту) превращались в праздник музыки. Ниязи – дирижер становился проводником мыслей и идей автора, он вкладывал в раскрытие замысла свои сердце и душу, свое видение, свое прочтение.
Необыкновенный артистизм и красота жестов, изящество и крепкая воля, совершенный художественный вкус, способность магнетически воздействовать на слушателя, вести его за собой, убеждая в абсолютной правоте именно такой интерпретации.

Об интенсивности и напряженности исполнительского творческого графика Ниязи свидетельствуют следующие цифры.
В 1943 году Ниязи был музыкальным руководителем и дирижером постановки оперы «Кероглы» на русском языке.
В 1944 году с успехом представлял новые симфонические произведения азербайджанских композиторов на Декаде музыки республик Закавказья в Тбилиси.
В 1945году для новой экранизации музыкальной комедии «Аршин мал алан» Узеира Гаджибекова осуществил новую музыкальную редакцию, великолепно заново переоркестровал ее и продирижировал.
Далее, практически ежегодные премьеры симфонических и сценических произведений наших композиторов: 1945- симфоническая картина «Караван» Султана Гаджибекова, 1947 - «Лейли и Меджнун» Кара Караева, струнная симфония «Низами» Ф.Амирова, 1948 - его же симфонические мугамы «Шур» и «Кюрди овшары», 1949- Симфонический мугам «Раст», 1950 - балет «Гюльшен» Султана Гаджибекова, 1951 - симфоническая поэма «За мир» Джевдета Гаджиева.
Среди произведений, выведенных в свет великим мастером и получивших его напутствие на долгую жизнь в искусстве, такие известные сочинения, как симфонические гравюры «Дон Кихот» и сюиты из балетов «Семь красавиц» и «Тропою грома» Кара Караева, Четвертая симфония Дж.Гаджиева, «Азербайджанское каприччио» Ф.Амирова, Увертюра и Концерт для симфонического оркестра С.Гаджибекова, увертюра «Ликуй, мой народ» Октая Зульфугарова и многие другие, вошедшие в золотой фонд азербайджанской музыки.Блестящее сценическое воплощение получили в интерпретации Ниязи гениальная опера «Кероглы» Узеира Гаджибекова и «Севиль» Ф. Амирова, балет «Легенда о любви» Арифа Меликова.
Этот список можно было бы продолжать до бесконечности…

Современникам запомнилось его вдохновенное прочтение мировой классики – сочинений Бетховена, Моцарта, Равеля, Дебюсси, Бородина, Римского-Корсакова, Стравинского, Шостаковича.
Неизгладимое впечатление производило его потрясающее исполнение симфоний и опер Чайковского.
Интерпретация знаменитой трагической Шестой симфонии стала своеобразным эталоном, настоящей школой исполнительского мастерства.

Niyazi 12-www.regionplus.a.jpg

Кроме большой работы со своим любимым детищем - симфоническим оркестром имени Узеира Гаджибекова, Ниязи в разные годы тесно сотрудничал с Азербайджанским театром оперы и балета имени М.Ф.Ахундова, руководил оркестром, возглавлял театр.
Ниязи был приглашен в качестве главного дирижера в Ленинградский театр оперы и балета имени С.М.Кирова (знаменитый Мариинский театр).
С 1979 по 1984 годы Ниязи был директором Азгосфилармонии имени М.Магомаева.

Ниязи пользовался огромным уважением и безграничным авторитетом в Турции. Именно ему была доверена постановка оперы Аднана Сайгуна «Кероглы» в дни первого Стамбульского фестиваля искусств в 1973 году, кроме того неутомимый Ниязи представил турецким слушателям оперы П.И.Чайковского «Евгений Онегин» и «Пиковая дама».
Гастрольные маршруты Ниязи были напряженными и пролегали через многие страны мира:он блистательно выступал на сценах парижской «Гранд Опера» и лондонского «Ковент Гарден», в Китае, Венгрии, Румынии, Чехословакии, Иране, Турции, Германии, Монголии и, конечно, в республиках Советского Союза.

Личность

Ниязи – человек, интересная личность, артистичный рассказчик и собеседник, дополнял портрет Ниязи - художника, творца.
Ниязи – музыкант обладал поразительным тонким слухом, необыкновенной интуицией, потрясающей памятью, он безошибочно различал все звуковые переплетения оркестровых партий и с необычайной чуткостью находил ошибки в оркестровых голосах, поражая этим самих авторов.

Ниязи был чрезвычайно харизматичным человеком, своенравным, волевым , импульсивным, увлекающимся.

Со своей будущей супругой Хаджар ханум он встретился, когда ему было двадцать. Это была любовь с первого взгляда. Красивая, статная девушка из Южного Азербайджана, которая хотела стать врачом и училась этой профессии, не смогла устоять перед натиском влюбленного юноши. Вернее, когда молодой человек, уязвленный в самое сердце, понял, что Хаджар, приехавшая в Дагестан навестить брата, вскоре вернется домой и, возможно, что их пути больше никогда не пересекутся, решил действовать!
Романтическая история любви началась с похищения возлюбленной! С тех пор они не расставались и были счастливы вместе на протяжении долгих пятидесяти с лишним лет.
Хаджар ханум отказалась от собственной карьеры во имя покоя и комфорта, благополучия своего великого мужа. Вместе они стойко переносили трудности начального этапа семейной жизни, материальные тяготы, но их всегда связывали уважение, бережное отношение друг к другу, а со стороны Хаджар ханум это было настоящее преклонение и поклонение.

Niyazi 13-portal.azertag.az.jpg

Дом Ниязи и Хаджар ханум был очень гостеприимным, хлебосольным, всегда был открыт для друзей и коллег - великих музыкантов из разных уголков мира. И все это было заслугой Хаджар – ханум, беззаветно преданной Ниязи. И в тоже время среди друзей этого дома была популярна меткая присказка: «Единственный оркестр, которым Ниязи не мог управлять,- это Хаджар ханум».
И после смерти Маэстро в 1984 году, Хаджар ханум, выполняя свой долг перед памятью супруга, собрала и выпустила книгу воспоминаний «Маэстро Ниязи. Воспоминания. Статьи.Письма».
Гейдар Алиевич Алиев всегда отмечал и по достоинству ценил роль Хаджар ханум в жизни этого удивительного «необыкновенного человека», как он называл легендарного творца. «В становлении Ниязи и как композитора ,и как человека очень большая заслуга и его супруги Хаджар ханум. Порой я шутя говорил, что, если бы не было Хаджар ханум, то не было бы и Ниязи. Эту щутку с удовольствием воспринимал и Ниязи».

Если вы бывали в доме – музее Ниязи, то,наверняка, обратили внимание на довольно скромную обстановку, в которой жил великий музыкант. Никакой показной роскоши, только все самое необходимое для жизни и творчества.
Кабинет Маэстро - его творческая мастерская: в шкафу партитуры произведений, над которыми работал Мастер, на стендах – рукописи его сочинений. Вся стена кабинета увешана фотографиями друзей, коллег, в центре стены на самом почетном месте портреты самых близких и очень почитаемых отца и дяди - Зульфугара и Узеира Гаджибековых, а затем их окружают музыканты, взошедшие на музыкальный Олимп: Мстислав Ростропович, Бэлла Давидович, Лев Оборин, Леонид Коган, Лиана Исакадзе,Ван Клиберн, Энн Шайн, Пьер Шеффер, Бюльбюль, Кара Караев, Фикрет Амиров, Ариф Меликов, Аднан Сайгун, сам Ниязи среди зарубежных и советских композиторов и исполнителей,с которыми он выступал… Всех не перечислить, ведь скольким молодым музыкантам именно Ниязи широко раскрыл путь в большое искусство и среди них прежде всего практически все азербайджанские композиторы и исполнители.
Фархад Бадалбейли,который всегда очень тепло отзывается о маэстро Ниязи, непременно подчеркивал роль великого дирижера а своей судьбе:
«Я счастлив, что имел возможность выступать с таким музыкантом! Основную консерваторию я закончил в доме Ниязи в общении с великими музыкантами!»
А еще Фархад Шамсиевич на всю жизнь запомнил мудрый совет маэстро: «всегда общайся с простыми людьми, они тебя никогда не предадут!»

Сам Ниязи был экстраординарным человеком, с непростым, сложным характером диктатора. Не всегда удавалось ему сохранять объективность в отношениях c подчиненными, иногда он мог сорваться и даже обидеть человека. Он был чрезвычайно требователен во время репетиций и не прощал безответственности и поверхностности, небрежности, несерьезного отношения к делу, непрофессионализма.

Хотя Ниязи по своей физической комплекции был человеком невысокого роста, худым, щуплым, даже хрупким, но за пультом он кардинально менялся, преображался, превращаясь в могучего великана, громовержца, увлекавшего оркестр и зачарованную публику на бесконечные просторы великой музыки.


И еще нельзя не вспомнить то, каким элегантным, всегда безупречно, с иголочки одетым был Маэстро Ниязи. А знаменитые белые водолазки ,в которых он наряду с традиционными концертными сорочками в паре с концертным фраком позволял себе выходить на сцену.
А его летящая стремительная юношеская походка… Выйдя из машины, он, словно вытянутый в струнку, направлялся в зал, чтобы начать репетицию и священнодействовать!

С большой любовью и особым пиететом относился к личности и искусству Ниязи общенациональный лидер, Гейдар Алиевич Алиев:
«С моей точки зрения, Ниязи был человеком, которого нельзя было не любить ,он был человеком с чувством юмора. …он мог быть и жестким. Порой он никого не слушал. Бывал и благодушным, все было. Естественно, у него был такой характер. И всю свою жизнь он прожил с этим характером и совершал большие дела».
Выступая на открытии дома – музея Ниязи в 1994 году Гейдар Алиевич дал личности и деятельности Ниязи высокую оценку:

Я долгие годы был знаком с Ниязи, дружил с ним с юных лет, позже, … начав руководить Азербайджаном, … я всегда ценил Ниязи и тесно общался с ним. Преклонялся перед его мастерством. Я делал все ,что было в моих силах для бурного и полноценного развития его творческой деятельности, ее влияния на нашу национальную культуру, музыку.

Ниязи был удивительным человеком. Он отличался от всех других композиторов, дирижеров и по врожденному таланту, и по особому стилю в музыкальном искусстве, и по неповторимому творческому пути. Иными словами, у него был своеобразный почерк. И это не только отличало его, но и говорило о его неординарности. Эта нестандартность свидетельствовала только лишь о том, что он – выдающийся композитор, выдающийся дирижер, выдающийся музыкант

Притчей во языцех стали непростые взаимоотношения трех корифеев азербайджанского искусства- Ниязи, Кара Караева и Фикрета Амирова. По сути, они делали одно общее дело на благо родного искусства, но каждый из них шел своим путем и добился больших высот в творчестве. К сожалению, стараниями недоброжелателей их отношения время от времени омрачались,становились напряженными, теряли теплоту. Однако, как вспоминал Ф. Бадалбейли, даже в моменты охлаждения отношений с Караевым, Ниязи никогда не позволял никому подвергать сомнению значимость Караева и пресекал все попытки бросить тень на выдающегося композитора. Несмотря ни на что, Караев всегда высоко отзывался о дирижерском мастерстве Ниязи:
«Мне как композитору ,часто приходилось слышать первое исполнение моих наиболее крупных произведений под управлением Ниязи и наблюдать его работу с оркестром. Могу без преувеличения заявить, что лучшего исполнения мне во всех случаях не приходилось желать».

Умер Маэстро Ниязи 2 августа 1984г. Похоронен в "Аллее почетного захоронения" г. Баку.

Niyazi-8.JPG



Вместо заключения.

Совершенное искусство Ниязи покорило весь мир, его выступления во многих странах мира получили безоговорочное признание.
Великий музыкант был удостоен многих наград и почетных званий – народного артиста СССР, Героя Социалистического труда, лауреата Государственных премий СССР и Государственной премии Азербайджана имени Узеира Гаджибекова.

Искусство и личность Ниязи вдохновляли многих художников ,скульпторов, фотографов, составивших своеобразную летопись его жизни и творчества. В доме – музее Ниязи очень много картин, скульптурных портретов, фотографий. Всмотритесь в одну из них. Маэстро вглядывается в вас, его взгляд проникает прямо в душу, гипнотизируя и подчиняя своей воле. Необыкновенная энергетика передается вам, словно завораживает и привлекает внимание. Вот уж поистине шекспировское: «Ты повернул глаза зрачками в душу».
Мне он представляется всемогущим Воландом, снизошедшим до суеты мирской жизни. Ниязи – творец был чародеем ,магом, волшебником, который своим искусством дарил людям радость общения с Музыкой.
Восхищаясь Маэстро, известный советский пианист Лев Оборин называл его "совершенством, талантливейшим мастером современности".

Ниязи жил музыкой, он сам был воплощением музыки. Просматривая записи его выступлений, слушатель и зритель явственно ощущает, как музыка рождается на кончиках его изумительных пальцев, как поет его сердце, передавая нам свою любовь и восхищение

Niyazi.jpg - kaspiy.az photos niyazi.jpg


Мой старый друг ,сердца к тебе полны доверья и любви
А зал наполнен до краев –дыханьем ветра и весны.
И как волшебный луч слепя, взлетает палочка в руке,
Когда за пультом ты стоишь – МАЭСТРО, МАСТЕР,ЧАРОДЕЙ.
Звучит мелодия, паря над ширью утренних полей
И глаз я не могу отвесть от вдохновленных рук твоих
А эти пальцы – мне полет напоминают журавлей,
Что над огромною землею плывут в просторах заревых.
Так пусть талант твой никогда не гаснет в звездопаде лет,
Как и сегодня, ты даруй нам море света, – НИЯЗИ!

(Сулейман Рустам.)



Большое спасибо Рейхан-ханум Алиевой за любезное предоставление нам этой статьи о великом дирижере - Маэстро Ниязи.

"ХУДОЖНИК УДИВИТЕЛЬНОГО ТАЛАНТА" (видео)


часть 1


часть 2

Видео опубликовано на странице Sovet Azərbaycanı YouTube.

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница