Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Торнау Николай Егорович, барон - управляющий делами "Закаспийского торгового общества", исламовед, сенатор

Tornauw-gerb.png


Торнау - дворянский рода Курляндской губернии, происходящий из Померании и восходящий к половине XVI в., а в 1639 г. получивший индигенат в Курляндии. Род баронов Торнау внесен в матрикул курляндского дворянства.




Родительская семья:

  • Отец - Торнау Егор (Георг Леонгард фон), 1764-1825, Рига.

Лифляндский губернский почтмейстер (с 1824г.).

  • Мать - Анна (Иоганна Вильгемина) фон Смиттен, 1778-1833

Дети:

  • Элизабет Элеонора Иоганна (1796 - ?)
  • Отто Иоганн (1797-1798)
  • Анна (1798-1830).

Воспитывалась в семье князя Михаила Богдановича Барклая-де-Толли, у сестры матери - Елене Ивановне Барклай-де-Толли. Муж Дибич И.И.[1]

  • Шарлотта Августа (1799 - ?)

Муж - Порфирий Васильевич Чебыкин[2]

  • Доротея Вильгемина (1802-1884)

Муж - Георг Федорович Майдель[3]

  • Августа Маргарита (1806-1809)
  • Николай (Николаус Константин)

Николай Егорович Торнау

1811(1812) - 1882

Николай Егорович Торнау родился в 1811 (по другим источникам в 1812) году.
Воспитывался в Императорском Царскосельском лицее, по окончании курса 15 июля 1829г., с чином IX класса, был определен в ведомство Коллегии иностранных дел.
В июне 1833г. был определен вторым секретарем миссии в Тегеране, а в августе 1834г. – секретарем генерального консульства в Тавризе.
Будучи на Востоке, Торнау, обладая большими способностями к языкам, выучил персидский, арабский и турецкий.
В 1837г. Торнау был уволен с должности и три года служил в Азиатском депатраменте МИДа.

Затем Николай Егорович изъявил желание перейти в Министерство внутренних дел, и в 1840 г. был назначен в город Шемаху товарищем[4] начальника Каспийской области.
В 1842г. он подавил беспорядки в Карабахском уезде и «за благоразумные распоряжения» удостоился Монаршего благоволения.

В 1843г. Торнау был на несколько месяцев вызван в Тифлис для работы в Комитете об устройстве высшего сословия между мусульманами Закавказского края.
В апреле 1844г. он был назначен членом Комитета об устройстве податной части в Каспийской области.
В марте 1845г. Торнау – председатель комиссии о рассмотрении податных недоимок в той же области.
В связи с работой в этих комиссиях и комитетах Торнау основательно изучил мусульманское право и впоследствии написал о нем несколько книг.

Как специалиста по мусульманскому праву, в мае 1846г., после того как он оставил должность товарища начальника Каспийской области, его назначили в комитет для рассмотрения свода мусульманских узаконений, учрежденном при II Отделении Собственной Его Императорского Величества канцелярии.

С 1848 по 1851г. Торнау состоял правителем канцелярии рижского военного губернатора и генерал-губернатора лифляндского, эстляндского и курляндского.
С 1851 по 1857г.г. служил в Сенате, сначала в должности обер-прокурора, затем обер-прокурором 2-го отделения 3-го департамента.

Однако все время, начиная с 1846г., Торнау состоял членом Комитета по рассмотрению и изданию мусульманских законов, причем 30 ноября 1853г. на него была возложена редакция и издание русского перевода этих законов.
Торнау является автором немногочисленных, но важных по своему значению трудов.

Tornau1.jpg


За первый и наиболее объемный из них, «Изложение начал мусульманского законоведения» (СПб., 1850), в 1851г. Торнау был удостоен Демидовской премии Петербургской Академии наук.


В 1855г. появился перевод этого труда на немецкий язык (Das Moslemische Recht aus den Quellen dargestellt von Nicolaus v. Tornauw. Leipzig, 1855). Этот перевод, выполненный с некоторыми изменениями, был необходим европейским ученым, поскольку на Западе подобных работ в то время не было.
Благодаря немецкому изданию своей первого труда Торнау в 1863 г. был избран почетным членом дрезденского естественнонаучного общества «Исида».

Ценность работ Торнау для государства состояла также в том, что они носили прикладной характер.
Как писал сам автор в том же Предисловии,

«многолетнее пребывание на Востоке… убедили в крайней необходимости иметь полные и достоверные сведения о духовных и гражданских законах мусульман, о законах, кои управляют всем общественным и частным бытом последователей ислама и коими, на основании Свода Российских Законов, они не только судятся между собою, но еще должны быть, в иных случаях, судимы и управляемы правительственными местами и лицами».

В целом благодаря исследованиям Торнау российское исламоведение встало на значительно более высокую ступень, предвосхитив некоторые западноевропейские начинания в этой сфере.
Затем Торнау опубликовал
«Мусульманское право, вып.1. О праве наследования по закону» (СПб, 1866)
«Особенности мусульманского права» (Дрезден, 1880).
И уже после его смерти вышела в свет книга «О праве собственности по мусульманскому законодательству» (СПб, 1882)

В 1857г. В.А. Кокорев, Н. Е. Торнау и Н. Новосельский основали акционерное «Закаспийское торговое товарищество» для «сбыта российских изделий в Персию и Среднюю Азию и для вывоза оттуда всего того, что надобность и польза укажет».

Из кн. В. Кокорева «Экономические провалы (...)»

Через год, или немного более, после отъезда князя Барятинского, приехал ко мне обер-прокурор Сената, барон Торнау, с особым письмом от князя Барятинского, удостоверявшим, что барон - отличный знаток всего Закавказья и Персии в промышленном отношении.
Барон Торнау увлек меня своими яркими и энергическими рассказами о выгодности торговли с Персией, где за пуд нашего полосового железа дают пуд хлопка. Эти слова оправдались на самом деле, и если бы Торнау, во время действий его по моим делам в Персии, держался одной только железно-хлопковой разменной торговли, не присоединяя к ней фруктовой, бакалейной и мануфактурной, то дело, им проектированное, дало бы блистательный барыш.

Барон Торнау был одним из лучших знатоков на Кавказе всех восточных языков и, вследствие этого и прежнего знакомства с князем, очень часто у него бывал. Действуя в торговых делах на Кавказе по моей доверенности, барон, без сомнения, наговорил князю обо мне гораздо более того, что стоило бы сказать, и это, конечно, усиливало благорасположение князя ко мне…“[5]

В письме статс-секретаря Владимира Буткова к Наместнику Кавказа князю Барятинскому от 30 августа 1857 г. можно найти следующие строки:

«в посылаемых бумагах вы найдете хорошее дело: это учреждение Кокоревым компании для торговли с Асрабадом. Мне жаль, что по этому делу мы не спросили вашего мнения…».


По поручению Барятинского начальник штаба Кавказского корпуса Д. А. Милютин 22 октября 1857 г. во время доклада царю о положении на Кавказе изложил мнение Барятинского «о компании Каспийского пароходства, о компании Азиятской торговли, о предприятиях насчет железной дороги» и т. п.
Александр II одобрил предложения Барятинского об оказании поддержки этим предприятиям.

В письме от 16 ноября 1857 г. графа Дмитрия Милютина к Наместнику Кавказа князю Барятинскому имеется еще одно указание об этом предприятии:

«что касается до Кокоревской компании, то, вероятно, ваше сиятельство получили письмо барона Торнау, извещающее об окончательном устройстве правления этого товарищества…»


Товариществу предоставлялось право создавать «заводы и фабрики для выделки изделий из произведений, как получаемых им из Азии, так равно и отправляемых туда».
Это общество закупало в Иране и Средней Азии хлопок, шерсть, марену, бакалейные товары и сбывало туда железо, сталь, медь и мануфактурные изделия.
В дальнейшем правительство неизменно поддерживало деятельность Закаспийского торгового товарищества.

В 1858г. Н.Е. Торнау ушел с государственной службы и был назначен управляющим делами Закаспийского торгового товарищества.

В "Кавказском Календаре" на 1861г., который составлялся в конце 1860г., мы находим сведения, что, по крайней мере, в 1860-м году барон Н.Е. Торнау жил в г. Баку, где располагалась главная контора Товарищества, переведенная сюда из Тифлиса.

Kk-1861-Zakasp tovar.JPG
"Каспийский Календарь" на 1861г.

Сохранилась и фотография дома в Баку, в котором жил управляющий главной конторой "Закаспийского торгового товарищества".

Dom Torgau.jpg
Дом Управляющего главной конторой "Закаспийского торгового товарищества" (Баку, 1861).
Сейчас на этом месте находится здание Фонда Гейдара Алиева, ул. Ниязи (бывш. Садовая/ Нариманова/ Чкалова), дом №5.
На переднем плане - будущая площадь Азнефть.


У Торнау, одного из первых в России, появилась мысль об устройстве завода для производства "осветительного масла" - фотогена (керосина) - в то время в Европе стало быстро развиваться его производство из слоистых сланцев(богхеда и разных бурых углей). Благодаря его настойчивости в дело был вовлечен еще один из учредителей “Закаспийского торгового товарищества” - Василий Кокорев.

На первом этапе товарищество купило 12 десятин земли в Сураханах, рядом с храмом огнепоклонников, для сооружения завода по получения из кира осветительного материала – фотогена. Был закуплен озокерит (кир) на о. Челекен (Туркмения). Первоначально керосиновый завод, который тогда называли фотогеновым, создавал барон Н.Е. Торнау.

Проект этого завода был представлен профессором Мюнхенского университета, иностранным членом-корреспондентом Петербургской академии наук Юстусом Либихом (1803-1873).
Однако вскоре оказалось, что немецкая технология перегонки кира, который содержал всего до 15% осветительных масел, обеспечивала выход готового продукта – фотогена в весьма незначительных объемах.
К этому времени Василий Кокорев узнал о работах по исследованию нефти магистра “фармации” Московского университета Василия (Вильгельма) Эйхлера, и в 1860 г. пригласил его на Сураханский завод для “оказания консультаций”.
По указаниям Эйхлера на заводе было установлено новое оборудование, стал использоваться в качестве топлива природный газ, выходы которого имелись прямо на территории предприятия, и впервые в технологический процесс получения керосинового дистиллята была внедрена его очистка щелочным раствором.
В результате этих преобразований выход готового продукта после перегонки “колодезной” балаханской нефти уже составлял около 25-30% вместо прежних 15%.
Новому осветительному материалу дали название “фотонафтиль”, что означало в переводе на русский язык - “свет нефти”.

В 1862г. барон Торнау покидает управление Обществом и возвращается обратно на государственную службу.

7 июня 1862г. Торнау был производен в тайные советники.
21 марта 1863г. Торнау причислили ко II отделению Собственной Е.И.В. канцелярии с поручением продолжить работу по изданию мусульманских узаконений.
22 марта 1865г. он был назначен членом консультации, учрежденной при Министерстве юстиции.

12 июля 1867г. Торнау был назначен сенатором.
С 1867 по 1870 годы Николай Егорович Торнау являлся старшим председателем Харьковской судебной палаты.

Торнау был также инициатором введения в России стенографии, которой он занялся в предвидении открытия гласного судопроизводства.
2 ноября 1863г. он был назначен членом Комиссии при Министерстве народного просвещения для установления главных оснований применении стенографии к русскому языку и приготавления преподавателей этого искусства. Им были составлены два руководства:
1.«Русская стенография», совместно с Юлиусом Цейбихом. Издана была в 1864г. в Дрездене
2.«Чтения о стенографии по системе Габельсберга. Стенографические таблицы к чтениям барона Торнау» (СПб, 1867)

Cтарший председатель судебной палаты сенатор барон Торнау, считая в высшей степени полезным создать в Харькове для присутствия в судебных заседаниях группу стенографов и будучи сам знатоком стенографии, прочел целый общедоступный курс этого искусства…[6]

1 января 1870г. Торнау был уволен с этой должности и назначен к присутствию в правительствующем Сенате.
Он заседал в гражданском кассационном департаменте Сената, 27 января 1872г. был назначен Первоприсутствующим в этом департаменте, а 20 апреля того же года - Первоприсутствующим общего собрания кассационных департаментов Сената.
В январе 1873г. Торнау был награжден орденом Белого Орла.

1 января 1875г. Н.Е. Торнау назначен членом Государственного Совета, с оставлением в звании сенатора.

С октября 1877г. барон Торнау состоял членом особой комиссии для предварительного соображения дела о введении мировых судебных установлений в прибалтийских губерниях.

27 ноября 1878г. Торнау был уволен со службы по состоянию здоровья и уехал за границу.

Умер барон Николай Егорович Торнау 17 апреля 1882г. в Дрездене.

Семья:
Женат с 1842г.
Жена - Клара Филипповна (Клара Элизабет Елена), урожд. фон Бёттихер (1822-1888).
Первая председательница Правления Бакинского отделения Женского Благотворительного общества во имя Св. Нины.

Дети:

  • Елена (1843-1821)
  • Клара (1846 - не ранее 1917)
    Начальница частного дома призрения выздоравливающих в Санкт-Петербурге

  • Николай (1848 – 1928(?))
    Географ, картограф. Составитель знаменитых учебных атласов.

  • Евгения (1854 - ?).
    Муж - Фриде Александр Карлович[7] (1829-1885)


Примечания:

  1. Дибич-Забалканский Иван Иванович (1785—1831) — граф, фельдмаршал
  2. Чебыкин П.В. (1809 – 1869) - генерал-майор; тобольский губернатор
  3. Барон. Русский военный инженер. Действительный статский советник. Подполковник. Курляндский вице-губернатор
  4. заместителем
  5. Василий Кокорев. Экономические провалы (по воспоминаниям с 1837 года)
  6. А.Ф. Кони. Собрание сочинений в 8 томах. Том 1. Из записок судебного деятеля
  7. Фриде А.К. - юрист; окончил курс в Императорском училище правоведения; был членом московской судебной палаты, затем сенатором в кассационном департаменте


Источники:
Русский биографический словарь. Издатели – А.А. Половцев и Б.Л. Модзалевский. Т.27, стр. 159 - 161
Генеалогическая база знаний
Список членов Государственного совета Российской империи
Список_выпускников_Царскосельского_лицея
Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона
«Чебыкин, Порфирий Васильевич». Большая биографическая энциклопедия А.А. Половцова
«Майдель Г.Ф.» Выпускники школы военных инженеров в 1701-1960 годах

--Jonka 23:52, 28 мая 2013 (CEST)

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница