Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Всеволод Аристархович Удинцев - профессор Бакинского университета

1865 - 1945


Udincev.jpg
К каждому из четырех сыновей отца Аристарха и матушки Раисы в ходе раздумий и последующего повествования постепенно выстраивалось особое отношение. Все четыре брата, несомненно, заслуживают уважения за счет присущей им смелости и самодостаточности. Каждый из них наделен был талантами. Но, вместе с тем, все более отчетливо стали проступать личностные черты каждого.

Так, Всеволод Аристархович поражает прежде всего присущими ему работоспособностью и жизнестойкостью. С молодости знал он, чего хочет достигнуть в жизни, и стремился к поставленной цели неукоснительно, хотя зачастую и получалось это не слишком быстро.

В первых документах записан он как Удинцов. Начал он свой жизненный путь за Уральскими горами в селе Невьянское, затем последовали Ирбит, Екатеринбург, Москва, Ярославль, Киев, Петербург, Кисловодск и Краснодар. Закончился же он далеко от родных мест, в городе Баку. Там супруги Удинцевы и похоронены. Первой ушла из жизни Елена Григорьевна, в начале войны – 31 декабря 1941 года. Спустя четыре года, в 1945 году, скончался и Всеволод Аристархович. Дольше других братьев длилась его жизнь – 80 лет. Сергей и Федор Аристарховичи прожили по 74 года. К тому же он единственный из братьев несколько раз побывал за границей.

В первые годы своего существования Невьянская слобода служила сторожевым «острогом» от набегов башкирцев и калмыков. Возвышались там сторожевые башни, но время стерло их следы. Именно сюда, к Богородицкому собору, переместили епархиальные власти отца Аристарха по его собственному прошению из Красноуфимского уезда. Здесь и провел свои первые одиннадцать лет жизни мальчик, появившийся на свет осенью – 29 октября 1865 года и нареченный при крещении Всеволодом.

Первоначальное образование получил Всеволод в Екатеринбургском Духовном училище. В Пермских Епархиальных Ведомостях содержится информация о составе учеников за 1875/1876 учебный год. В списке учеников первого класса по первому разряду и четвертым по успеваемости записан Всеволод Удинцев. Поскольку курс обучения в училище занимал четыре года, то окончил его Всеволод в 1879 году. А далее последовало продолжение учения в екатеринбургской классической мужской гимназии, которую окончил он в 1885 году с золотой медалью.

Исходя из выше приведенных данных, становится понятно, почему завершил Всеволод свое гимназическое образование в Екатеринбурге, пребывая уже в двадцатилетнем возрасте.

Московский период (1885-1887).

Далее путь его лежал в Москву. Решил Всеволод изучать право и принял решение поступить на юридический факультет Императорского Московского Университета.

Велика оказалась тяга Всеволода Аристарховича к науке. Прослушал он лекции пяти семестров, успешно сдал переводные экзамены, но в декабре 1887 года, не имея средств для оплаты обучения в университете «по домашним обстоятельствам», был вынужден перевестись в Демидовский юридический лицей города Ярославля.

Читая “Журналы Совета Демидовского Юридического Лицея” можно увидеть следующую запись от 2-го января 1888 года: «Секретарь Совета доложил, что в число студентов г. Директором приняты на 2-й курс студенты Московского университета…» и далее приводится перечень из 11 фамилий в алфавитном порядке. Среди них записан Удинцов Всеволод. Так начался новый этап в жизни будущего юриста. Всеволод Аристархович не первым из уральских Удинцевых окончил это учебное заведение. Немного раньше, в 1886 году, завершил курс обучения Николай Васильевич Удинцев, сын протоиерея, служившего при Петро-Павловском соборе города Перми. История пока умалчивает об их личном знакомстве.

Ярославcкий период. (1887-1894).

Город, расположенный на берегах Волги, имел к концу XIX века население около 70 тысяч человек. Приютил он Всеволода на семь лет. Давало находящееся в нем учебное заведение, преобразованное из училища высших наук, полноценное высшее юридическое образование. При Лицее было открыто двенадцать кафедр, на которых, согласно Высочайше утвержденному приказу от 25 декабря 1875 года, служил штат из 15 человек: ординарных профессоров – 5, экстраординарных – 5, доцентов – 3, профессор Законоведения – 1 и профессор Богословия – 1. Столько же изучалось и предметов. Директором лицея в то время служил действительный статский советник С.М.Шпилевский. В “Летописях Лицея” неоднократно публиковались списки завершивших курс обучения. Так, за 1889 год открывается он следующей записью:

«Со степенью кандидата юридических наук
1. Удинцов Всеволод Аристархович, родом Пермской губернии».

Далее приводится перечень из 19 человек, окончивших курс с «правом на получение степени кандидата по представлении диссертации». Завершается он списком «удостоенных звания действительного студента». Всего в выпуске числилось 33 человека. Отрадно читать, что самым способным среди них оказался сын священника из далекого уральского города Ирбита.

Триумфу предшествовало написание работы на тему “Учение о торговце”, которое было передано ординарному профессору И.Т.Тарасову для прочтения и представления отзыва и своего мнения Ученому Совету лицея. По-доброму относился этот правовед, занимавшийся вопросами государственного и административного права, к молодому Всеволоду, выделял его из общей массы студенчества. Можно предположить, что готовил себе преемника, поскольку уже в июле месяце данного года господином Министром Народного Просвещения был он переведен ординарным профессором в Московский университет.

В отзыве на работу молодого коллеги профессор Тарасов в частности отметил: «…считаю необходимостью присовокупить, что В.А.Удинцов удовлетворительно владеет двумя иностранными языками французским и немецким, независимо от его солидного знакомства с языками классическими; но, кроме того, насколько мне известно, он имеет в виду приступить к серьезному изучению итальянского языка».

31 мая 1889 года Всеволод Удинцов в соответствии с параграфом 58 Устава был удостоен степени кандидата юридических наук за сочинение “Учение о торговце” на основании отзыва ординарного профессора И.Т.Тарасова.

Кроме того, Совет Лицея принял решение «об оставлении кандидата Удинцова при Лицее на два года для приготовления к профессорскому званию по кафедре Торгового права с выдачей ему в течение этих двух лет стипендии по 600 руб. в год из сумм Министерства Народного Просвещения». Далее поданные документы пошли по инстанциям, и лишь 30 декабря состоялось утверждение Удинцева, согласно решению Совета Лицея, стипендиатом этого учебного заведения.

В это же время сотрудничал он в газете “Екатеринбургская неделя”, используя для подписи псевдоним Вс.У. Имела она «политическую и литературную направленность» и выходила раз в неделю. А вот о чем писал Всеволод Удинцев, поведать сложно. Установлено название всего одной работы Всеволода Аристарховича, напечатанной им в 1890 году – “Очерки по истории землевладения в Пермской губернии”. Публиковался он также и в “Юридическом Вестнике” (см. например, “Статистика преступлений в Пермской губернии” //Юридический Вестник. 1889.)

Однако, независимо от содержания его статей, работа в газете не только давала возможность получать заработок, но и служила своеобразной школой, позволившей в последующем Всеволоду Аристарховичу выпустить ряд монографий.

Вторая половина 1893 года была знаменательна тем, что с 16 августа приступил Всеволод Аристархович к чтению лекций по торговому праву как приват-доцент. Выдержал он перед этим в Московском университете экзамен на магистра гражданского права и был удостоен этим же университетом звания приват-доцента. Читал он лекции во второй половине учебного года на 4 курсе в объеме 3 часа в неделю, за что получал содержание в размере 1200 рублей. Исполнилось молодому юристу 28 лет. Несмотря на появившийся материальный достаток, оставался он холостяком. Однако спустя шесть лет упоминается он как человек женатый.


Елена Григорьевна, урожденная Сукачева (Сикачева) происходила из семьи военного, служившего одно время в больших чинах на Кавказе. Получила она хорошее воспитание. Осталась она в памяти племянниц Всеволода Аристарховича как «знатная дама».

В январе 1894 года Удинцев был переведен в том же звании приват-доцента в Киевский университет для преподавания торгового права вместо известного профессора П.П.Цитовича, перешедшего на службу в Министерство финансов. Неизвестно, как воспринял свое повышение Всеволод Аристархович. Одновременно следует подчеркнуть, какие именитые сановники, и на каком высоком уровне решали вопрос о переводе В.А.Удинцева в киевский Св. Владимира Университет.

Киевский период (1894-1911).

Udincev Kiev 1894.jpg
Каждый период жизни Всеволода Аристарховича отличался особой насыщенностью и сопровождался изменением социального статуса. Линия его жизни неизменно поднималась вверх.

Заслуживают внимания сведения, приведенные в работе Г.Г.Кричевского под названием “Диссертации университетов России 1805-1919 годов”, непосредственно касающиеся Всеволода Аристарховича: «Магистерская диссертация по гражданскому праву “Посессионное право” защищена в Киевском университете им. Св Владимира 18 мая 1896 года.

Докторская диссертация по гражданскому праву “История обособления торгового права” защищена в Киевском университете им. Св Владимира 18 мая 1900 года».

Месяц май оказался счастливым для Удинцева. В возрасте 35 лет стал он полноправным профессором. Учитывая короткий срок между публичными защитами диссертаций, можно предположить, что давно вынашивал он основные идеи своих трудов. Оставалось лишь воплотить их на бумаге и пройти через цепочку соответствующих церемониалов.

Солидно выглядит список его научных трудов – монографий и журнальных статей, написанных в то время:

  • Дуализм частноправовых систем. Вступительная лекция, читанная в университете Св. Владимира 8-го марта 1894 года. – Киев: Типография Императорского Университета. 1894. – 15 с.
  • Посессионное право. – Киев: Типография Императорского Университета.1896. – 224 с.
  • Среднее сословие горнопромышленников // Екатеринбургская Неделя. 1896. № 44.
  • Право на залегающие в недрах ископаемые // Журнал Юридического Общества при Императорском Санкт-Петербургском университете. 1897. Книга первая. Январь. С. 14-15.
  • Право на залегающие в недрах ископаемые // Урал. 1897.
  • К земельной истории крестьян Невьянской волости, Ирбитского уезда, Пермской губернии // Урал. 1897
  • Закон, жизнь и практика (По поводу действующего Горного Устава) // Урал. 1897.
  • Специальные курсы в парижском юридическом факультете. Киев, 1898.
  • История обособления торгового права. – Киев: Типография Императорского Университета Н.Т. Корчак-Новицкого. 1900. – 217 с.
  • Конспект лекций по торговому праву. – Киев: Товарищество «Печатня С.П.Яковлева». 1900. –139 с.
  • Выкуп посессионных земель и лесов // Журнал Министерства Юстиции. 1901.
  • К вопросу о включении в гражданское уложение постановлений о торговых сделках. – Киев: Типография Императорского Университета Акц. О-ва печ. И изд. Дела Н.Т. Корчак-Новицкого. 1901. – 38 с.
  • Подписка в вере. К учению о древне-русском залоге. Киев: Типография С.В.Кульженко. 1903 – 24 с.
  • Русское торгово-промышленное право. – Киев: Типография И. И. Чоколова. 1907. – 123 с.
  • История займа. - Киев: Типография И.И. Чоколова 1908. – 252 с.
  • Русское горноземельное право. Киев: Типография И.И. Чоколова. 1909. – 371 с.
  • Понятие права удержания в римском праве. Исследование М.М.Каткова. – Киев: Типография Императорского Университета Н.Т.Корчак-Новицкого. 1910 – 16 с.

Отрадно читать, что свой научный труд “История займа” посвятил Всеволод Аристархович жене – «Посвящаю жене и сотруднику Елене Григорьевне Удинцевой».

На две его основные работы удалось обнаружить рецензии, напечатанные в профильных журналах: Завадский С. – В.А.Удинцев. Посессионное право. Киев. 1896 год (Рецензия)//Журнал Министерства юстиции. С-Петербург: Типография Правительствующего сената. 1897. №5. С. 418-422. Серебровский В. – Профессор В.Удинцев. Оставление заклада в пользовании должника. Санкт-Петербург. (Рецензия)// Юридический вестник. 1914 – Книга V. C. 288–291.

Все это позволило Всеволоду Аристарховичу сделать быстрый и внушительный подъем по иерархической лестнице университета Св. Владимира: от рядового приват-доцента по кафедре торгового права до ординарного профессора по кафедре гражданского права и гражданского судопроизводства.

Одновременно увеличивался его вес и в административном плане:

  • 1902 год – утвержден в должности секретаря юридического факультета;
  • 1909 год – утвержден «Г. Министром Народного Просвещения в должности декана юридического факультета, согласно избранию»;
  • 1910 год – утвержден проректором университета Св. Владимира, согласно избранию на эту должность Советом Университета сроком на три года;
  • 1909-1911 годы – состоял председателем Киевского юридического общества.

Приехав в Киев малоизвестным человеком и ученым, за пятнадцать лет достиг он самых высоких постов и, что особенно важно, признания коллег. Это лишь перечисление дат и должностей, а человека за ними почти не видно. Постепенно расширялся круг его интересов. Ко всем прочим обязанностям присовокупилось чтение курса лекций по особенной части системы римского права.

Немало способствовало накоплению его научного потенциала неоднократное пребывание и обучение в западноевропейских вузах во время заграничных поездок. Чуть более года пробыл он в Париже (1 июня 1897 – 20 августа 1898 года) на специальных курсах при Парижском юридическом факультете. Широкими оказались его увлечения. Познакомился он с хранителем памяти об А.С.Пушкине Александром Николаевичем Онегиным, человеком своеобразным, можно сказать мизантропом. Откуда взялся интерес у сына провинциального священника к «изящной словесности»? Документ гласит следующее:

В Правление Императорского Университета Св. Владимира
И. д. экстраординарного профессора
Всеволода Аристарховича Удинцева
Заявление

«В бытность мою в текущем году в Париже, я имел случай познакомиться с Александром Николаевичем Онегиным, известным собирателем и обладателем пушкинских рукописей, всевозможных изданий сочинений А.С.Пушкина и различных предметов, связанных с именем великого поэта. Между этими предметами у А.Н.Онегина имеется и одна из очень немногих уже масок поэта, изготовленных после смерти Александра Сергеевича, вероятно, для близких к покойному лиц.

Желая сохранить на веки эту драгоценность, А.Н.Онегин воспроизвёл маску в нескольких, безусловно тождественных экземплярах, и, как мне показалось, не прочь был подарить один экземпляр Императорскому Университету Св. Владимира.

Принимая во внимание, что для Университета Св. Владимира представляется редкий случай сделать ценное по воспоминаниям о великом русском поэте приобретение и, что маска А.С.Пушкина получает особенный интерес в виду предстоящего пушкинского юбилея, – я счёл своим долгом сообщить всё выше изложенное Правлению Университета Св. Владимира, которое, быть может, найдёт нужным обратиться к Александру Николаевичу Онегину с просьбой – пожертвовать одну маску поэта Университету Св. Владимира. Если правлению угодно будет, то оно могло бы адресовать своё письмо А.Н.Онегину так:
Paris.23 rue de Marignan Mr Alexandre Onegine.
Киев. 21 августа 1898. И. д. э. Профессора Вс. Удинцев.» [1]

Получается, что заботились ранее наши ученые о сохранении культурного наследия России. В "Формулярном списке" скупо указано, что в 1908 году командирован Удинцев с учебной целью в летнее каникулярное время за границу. В 1910 году выезжал он в заграничные отпуска на летнее и зимнее каникулярное время. Почти месяц пробыл на рубеже 1912 – 1913 годов во время зимних каникул за рубежом. Но куда и с какой целью – остается неустановленным. Судя по записям летописца семьи Удинцевых, Бориса Дмитриевича, удалось посетить ему Неаполь. Много оставалось впечатлений от таких поездок, общения с коллегами других стран.

По достоинству оценили власти его вклад в дело науки и образования. Был он удостоен 4 орденов и медали:

  • Всемилостивейше пожалован орденом Св. Станислава 3 ст. 1900, января 1;
  • Всемилостивейше пожалован орденом Св. Анны 3 ст. 1904, января 1;
  • Всемилостивейше пожалован за отлично-усердную службу орденом Св. Анны 2 ст. 1908, января 1;
  • Всемилостивейше пожалован за отлично-усердную службу Кавалером ордена Св. Владимира 4 ст. 1911, января 1;
  • Имеет серебряную медаль в память царствования Александра Ш.

Жил он все эти годы вместе с супругой на казенной квартире. Собственного имения так и не завел. Единственной страстью оказалось собирательство книг. Жалованье его в год составляло 3000 рублей.

Петербургский период (1911-1917).

В начале XX века в российской юридической науке сложилось пять параллельно существующих теорий, раскрывающих сущность древнерусского залога – Д.И.Мейера (1819–1856), Н.А.Дювернуа (1836–1906), Л.А.Кассо (1865–1914), В.А.Удинцева (1865–1945) и И.А.Базанова (1867 1943).

Среди перечисленных лиц наибольший интерес представляет фигура Льва Аристидовича Кассо, который с февраля 1911 года состоял в должности министра народного просвещения. Занял он столь высокий пост по приглашению П.А.Столыпина, чья деятельность до настоящего времени вызывает противоречивые оценки исследователей.

С именем Л.А.Кассо долгие годы ассоциировались гонения на университеты и политическая реакция в области народного просвещения, тогда как перечисленные явления, по мнению исследователей В.С.Ем и Е.С.Роговой, «стоит рассматривать как следствие напряженной и нестабильной общественно-политической ситуации», сложившейся в стране. Большую роль сыграл этот человек в жизни Всеволода Аристарховича.

Спустя десять месяцев после назначения на пост министра по инициативе Л.А.Кассо в столичный университет переводится В.А.Удинцев. По сути дела были они ровесниками, интересовались одними и теми же научными проблемами, хотя и относились к разным социальным группам по происхождению. По всей видимости, знакомство их состоялось еще в 1895 году, когда Л.А.Кассо защищал магистерскую диссертацию по теме “Преемство наследника в обязательствах наследователя” на юридическом факультете Императорского Университета Св. Владимира. В это время В.А.Удинцев состоял приват-доцентом по кафедре торгового права и спустя год также защитил магистерскую диссертацию по вопросу о “Посессионном праве”.

Очередная их личная встреча состоялась в 1898 году, когда Л.А.Кассо прибыл в Киев для защиты уже докторской диссертации (“Понятие о залоге в современном праве”). Спустя два года Всеволод Аристархович также защищает докторскую диссертацию (“История обособления торгового права”).


Вернемся в год 1911, самый его конец, когда бывший проректор и ординарный профессор Университета Св. Владимира оказался назначенным ординарным профессором на кафедру гражданского права юридического факультета столичного университета.


О перемещениях В.А.Удинцева по служебной лестнице можно проследить по его Формулярным спискам за 1912-1917 годы. В обобщенном виде сведения, приведенные в них, выглядят следующим образом. Высочайшими приказами по гражданскому ведомству:

  • назначен членом Горного Совета, с оставлением его в занимаемой должности ординарного профессора 1913 февраля 12;
  • утвержден заведующим юридическим кабинетом Санкт-Петербургского Университета с 28 сентября 1913 г.;
  • утвержден в должности декана Юридического факультета со дня избрания факультетом на 4 года – с 1913 сентября 19;
  • именным Высочайшим Указом Правительствующего Сената (ПС) 7 мая 1916 года Всемилостивейше повелено быть Начальником Главного Управления по делам печати с оставлением в должности ординарного профессора;
  • освобождается от исполнения обязанностей декана юридического факультета согласно прошению, 13 мая 1916 года;
  • именным Высочайшим указом Правительствующего сената от 21 января 1917 года назначен Товарищем Министра Народного Просвещения с оставлением ординарным профессором Петроградского Университета:
Указ Его Императорского Величества,
Самодержца Всероссийского, из Правительствующего Сената,
Министру Народного Просвещения.

По Именному Его Императорского Величества Высочайшему указу, данному ПС в Царском Селе, 1917 года января в 21 день, за Собственноручным Его Величества подписанием, в котором изображено:

«Начальнику Главного Управления по делам печати, Члену Горного Совета, Члену от Министерства Торговли и Промышленности в Совете по горно-промышленным делам, ординарному профессору Императорского Петроградского Университета, доктору гражданского права, Действительному Статскому Советнику Удинцеву Всемилостивейше повелеваем быть Товарищем Министра Народного Просвещения, с оставлением его ординарным профессором названного Университета.» ПС Приказали: О сем Высочайшем ЕИВ указе припечатать в установленном порядке, а Министра Народного Просвещения уведомить указом. Января 31 дня 1917 года.

Всеподданнейший доклад Управляющего Министерством Народного Просвещения
На подлинном написано: «Высочайшее соизволение воспоследовало…»
«В связи с назначением Удинцева Товарищем Министра Народного Просвещения, просят установить ему жалование в размере 13000 рублей в год»;


  • указом Временного Правительства по ведомству ПС от 16 марта 1917 года уволен от службы, согласно прошению;
  • приказом ректора Петроградского университет от 15 апреля 1917 года зачислен в состав приват-доцентов с допущением к чтению лекций и ведению практических занятий.

Коротко и ясно представлены основные вехи жизни Всеволода Аристарховича в петербургский период жизни. Однако необходимо внести некоторые дополнения. Противостояние двух групп профессоров оказалось весьма сильно выражено. К этой акции подключались радикально настроенные студенты.

Впоследствии В.А.Удинцева осуждали за чтение лекций при низкой их посещаемости. А был ли иной выход? Отказ от чтения привел бы к полному провалу кадровой политики Л.А.Кассо, поэтому Удинцев вместе с другими «назначенцами» вынуждены были поддерживать министерский курс. Страсти постепенно начали утихать. Учебный процесс входил в обычный режим. Но смерть Кассо, последовавшая в 1914 году, привела к новому витку перемещений и обострения отношений. На его посту оказался граф Павел Николаевич Игнатьев. С этого времени жизнь В.А.Удинцева пошла волнообразно. Вскоре нового министра сменил единомышленник Кассо – Николай Константинович Кульчицкий. Во время его правления пост Товарища министра получил Удинцев. Однако Временное правительство решительно приступило к реформам в сфере высшего образования, начав с кадровых перестановок. Вместе с Кульчицким лишился своего поста и Удинцев. Хотя внешне всё выглядело вполне прилично.

Так, 16 марта 1917 года появляется “Сопроводительная записка к документам Временного Правительства”, согласно которой Управляющий делами Временного Правительства препровождает при сем пять Указов: 1) об увольнении от службы, согласно прошению, Попечителя Московского учебного округа Тихомирова, 2) об увольнении от службы, согласно прошению, Попечителя Харьковского учебного округа Королькова, 3) об увольнении от службы, согласно прошению, Товарища Министра Народного Просвещения Удинцева, 4) о назначении О.П.Герасимова Товарищем Министра Народного Просвещения и 5) о назначении профессора Чаплыгина Попечителем Московского учебного округа. Далее последовал Указ Временного Правительства из Правительствующего Сената Министру Народного Просвещения: По указу Временного Правительства, данному ПС в 16 день марта 1917 года, в котором изложено: «Товарищ Министра Народного Просвещения, ординарный профессор Петроградского Университета, доктор гражданского права Удинцев увольняется от службы согласно прошению».

Все принятые решения почти мгновенно исполнялись. В.А.Удинцев обратился с прошением к Господину Министру Народного Просвещения: «Нуждаясь в виду совершенно расстроенного здоровья в отдыхе и лечении и принимая во внимание, что указанное расстройство здоровья проистекает от продолжительной службы в ведомстве Народного Просвещения, начавшейся 21декабря 1889 года, со дня оставления меня для приготовления к профессорскому званию при Демидовском Юридическом Лицее с назначением мне установленной стипендии, – покорнейше прошу Вас, Г. Министр уволить меня от службы в ведомстве и во внимание к моей продолжительной работе государству и науке исходатайствовать мне возможно усиленную пенсию».

Последовавший ответ гласил:
«Милостивый Государь, Всеволод Аристархович. Вследствие ходатайства Вашего о пенсии, имею честь уведомить Вас М.Г., что по утвержденному 19 сентября 1917 положению Временного Правительства, Вам назначена пенсия 4000 руб в год с 16 марта 1917 года – дня увольнения от службы и об ассигновании указанной пенсии из Главного Казначейства, вместе с сим, сделано сношение Министерством Финансов. Примите уверение в совершенном моем почтении и преданности
П. Преображенский».

Дальнейшие события весьма красноречиво представлены в работе О.М.Беляевой, которая пишет: «С отставкой от прежних должностей многие «назначенцы» не покинули университет, так как не имели другого места службы. Правда, занимать профессорские должности им уже больше не пришлось. Так, профессоров П.П.Мигулина, А.А.Пиленко, С.П.Никонова, А.А.Жилина, А.С.Ященко, В.А.Удинцева, В.М.Грибовского и И.Н.Трепицына понизили в должности, и в качестве приват-доцентов поручили им читать специальные курсы. В отсутствие профессорских вакансий это был единственный способ остаться на преподавательской должности. Эта мера выглядит как изощренная месть «назначенцам», ведь теперь они оказались в положении тех, против кого еще недавно сами так ожесточенно выступали». В конечном итоге стал В.А.Удинцев проводить практические занятия со студентами по Горно-земельному праву.

Остановимся, однако, на целом ряде фактов, отражающих заслуги Всеволода Аристарховича. Известно, что в царской России чины играли важную роль. Продвижение по службе шло с их учетом. В бытность свою в Киеве Всеволод Аристархович «Высочайшим приказом от 3 октября 1903 года за № 73, утвержден в звании ординарного профессора в чине Статского Советника со старшинством с 1900 года июля 24». В Петербурге, согласно Высочайшему приказу по гражданскому ведомству от 1 января 1913 года за №1, был он «произведен за отличие в Действительные Статские Советники – 1913 января 1». Полученный им чин приравнивался к генерал-майору армии, поэтому таких лиц называли «статскими генералами», а иногда – сановниками. Давал этот чин, введенный Александром II с 1856 года право на потомственное дворянство. К сожалению, детей в семье Удинцевых не было. Но даже при их наличии числились бы они потомственными дворянами всего 4 года.

Одновременно с чинопроизводством был удостоен В.А.Удинцев двух дополнительных наград. Вначале было ему «предоставлено право ношения на груди Высочайше утвержденной в память 300-летия царствования Дома Романовых светло-бронзовой медали – 1915 февраля 21», а затем он «Высочайшим приказом по гражданскому ведомству за № 1, Всемилостивейше пожалован за отлично усердную службу Кавалером ордена Св. Владимира 4 ст. 1911 января 1».

Как и следовало ожидать, награждение орденами производилось в порядке «постепенности». Орден Св. Владимира имел девиз : «Польза, Честь и Слава». Титуловался с этого времени Всеволод Аристархович в официальных бумагах как «Ваше превосходительство». Таких чинов и наград из всех представителей рода Удинцевых оказался удостоен лишь Всеволод Аристархович.

В записных книжках Бориса Дмитриевича сохранилась запись о том, что 22 января 1914 года Всеволод Аристархович был принят Николаем II. Впоследствии Анна Дмитриевна вспоминала, как дядюшка «рассказывал об этом визите в полуироническом тоне у себя за чайным столом». В одном из дневников Николая II приводится описание этого дня:

«22-го января 1914 г Среда.
Отлично выспался и, прочтя бумаги, поехал в Питер. В Зимнем с 11 час. до часа принял 44 чел. Зашел в глав. караул; его занимали гардемарины. Поехал к Ксении и Сандро, позавтракал с ними и детьми. К 3 ч. вернулся в Ц. С. Пошел со станции на прогулку. День был ясный. В 6 час. принял Маклакова. После обеда занимался недолго"

По всей видимости, Всеволод Аристархович оказался в числе этих 44 человек. Однако тема беседы пока остается, к сожалению, неустановленной.

О большой известности и уважении В.А.Удинцева в мире юриспруденции свидетельствуют его назначения председателем испытательных комиссий в различных университетах страны: Новороссийском (1911 год), Св. Владимира (1912 год), Юрьевском (1913 год), Петербургском (1914 год) и Харьковском (1915).

Непосредственно по теме своих предшествующих научных исследований в петербургский период жизни опубликовал он всего одну установленную на настоящее время статью:

  • Оставление заклада в пользовании должника. С.-Петербург Типография Редакции периодических изданий Министерства Финансов. 1913. – 37 с.

Две публикации посвящены памяти видных юристов тех времен

  • Петр Павлович Цитович (К годовщине со дня смерти). Петроград. Сенатская типография. 1914. – 39 с.
  • Лев Аристидович Кассо, доктор гражданского права. – Петроград. Сенатская Типография.1915. – 31 с.

Южный период (1919-1945).

Благодаря тому, что сохранилась небольшая часть переписки между Борисом Дмитриевичем и Всеволодом Аристарховичем Удинцевыми можно восполнить ряд пробелов в биографии профессора этих лет. Оказалось, что «после Петербурга Всеволод Аристархович Удинцев уехал в Екатеринодар в 1918 году, где был избран профессором гражданского права в Политехническом институте, а уже в 1919 году переехал в Баку – также в Политехнический институт».

Уже после публикации этого материала была найдена статья доктора исторических наук Анны Натановны Еремеевой “Профессора южнороссийских вузов «о времени и о себе» (начало 1920-х гг.)”. В которой в числе других профессоров Кубанского политехнического института упоминается и профессор В.А.Удинцев.

“На заседаниях Совета Кубанского политехнического института (КПИ) вопрос об арестах нередко фигурировал в качестве внепланового. 14 мая одним из пунктов повестки дня был «Об аресте преподавателя Института А.А. Юнгера». 25 июня 1920 г. Ректор А.А. Радциг сообщил «о произведенном в ночь на 17 и 18 сего июня аресте пяти преподавателей института». И добавил: «После обращения института в Кубано-Черноморскую ЧК все преподаватели освобождены». 6 июля 1920 г. стало известно об аресте преподавателя статистики Д.Н. Мерхалева. 21 сентября 1921 г. профессора А.Н.Ленский, А.И.Дрбоглав, А.А.Малигонов, В.А. Казанцев информировали Совет об аресте профессора В.А.Удинцева, «происшедшем сегодня утром после безрезультатного обыска». .....
Ходатаи из КПИ, желая освободить профессора В.А.Удинцева (товарища министра народного просвещения Российской империи на рубеже 1916-1917 гг.), настаивали на том, что «Удинцев является единственным и совершенно незаменимым специалистом частного права РСФСР, что присутствие его в институте является безусловно необходимым и в высшей степени ценным».
Заметим, что и Мерхалев, и Удинцев вскоре были освобождены и покинули Кубань, продолжив свою профессиональную деятельность соответственно в Сибири и Азербайджане.”

Из этого можно сделать вывод, что Всеволод Аристархович приехал в Баку в 1921 году.
Особо надо отметить отзыв, что "Удинцев является единственным и совершенно незаменимым специалистом частного права РСФСР"

Весной 1924 года побывал Всеволод Аристархович в Москве и поразил племянника Бориса силой своего характера: «…человек потерял, кажется, всё, но он смеется, шутит и не унывает. Это прирожденный скептик, который как-то легко проходит мимо трагических событий современности, но не от легкомыслия, а от выработанной твердости характера», – таково мнение племянника. Думается, что как человек сильный не захотел он обременять семью московского племянника своими проблемами. Осенью этого же года на Кавказе встретились три брата Удинцевых – Сергей, Всеволод и Федор Аристарховичи. Вполне естественно, что придерживались они разных политических взглядов, но родственные «кровные» отношения искупали возникающие разногласия.


Удинцевы в Кисловодске

Борис Дмитриевич дважды проводил лето (1925 и 1929 годы) в домике Всеволода Аристарховича, который тот имел в Кисловодске. Туда же приезжал брат его Федор Аристархович из Киева. В летние месяцы он не только отдыхал, но продолжал работать приглашенным консультантом в каком-либо санатории, поскольку был очень хорошим и известным врачом-терапевтом.
Первый раз город Кисловодск упоминается еще в петербургском личном деле Всеволода Аристарховича. Сохранилась его визитная карточка, по ширине аналогичная современной, но в 1,5 раза длиннее, на которой сделана надпись:

ВСЕВОЛОД АРИСТАРХОВИЧ УДИНЦЕВ
_____________________________
Кисловодск. Николаевская 4

Вполне возможно, что указан адрес его дома в Кисловодске.

В 1926 году, после шестидесятилетнего юбилея, Всеволод Аристархович обратился к ректору уже Первого Ленинградского Государственного Университета, обозначив свою персону и просьбу следующим образом:

Профессора Азербайджанского Политехнического Института и Государственного Университета Всеволода Аристарховича Удинцева.
Адрес: Баку. Политехнический Институт.

«Прошу Вашего распоряжения о выдаче и отсылке по вышеуказанному адресу выписок из моего личного дела, хранящегося в Ленинградском Университете, удостоверяющих даты прохождения мной профессорской службы. Такими датами являются: оставление для приготовления к профессорскому званию с 1 января 1890 года., начало преподавательской деятельности в звании приват-доцента (1892 или 1893 г.), получение профессорской кафедры сначала в звании экстраординарного, а затем ординарного профессора, (1896 или 1897 и 1900 г.), выход в отставку в 1917 году с одновременным избранием в приват-доценты тогдашнего Петроградского ныне Ленинградского Университета, отчисление от приват-доцентов.

Означенные данные, надлежащим образом удостоверенные представляются необходимыми на предмет исходатайствовани мною пенсии».
Завершает его дата – 23 сентября 1926 года.

В сборнике “Все Закавказье за 1923 год упоминается:

  • Приват-доцент Восточного факультета АГУ В.А.Удинцев
  • Декан Экономического факультета с отделениями: промышленным и финансово-торговым – Удинцев.


Ishkov Olga economic 1926.jpg
Выпуск Экономического факультета БГУ. 1926 год. Выпуск Экономического факультета: сидят - слева третий Маковельский, через одного - Ишков в белой блузе, Фридолин, Жузе, Удинцев и в этом же ряду третий справой стороны - Байбаков

В городской справочной и адресной книге на 1927 год “Весь Баку” упоминается Торгово-промышленный музей (ул. 28 апреля, 25), заведующим которым значится - Проф. Удинцев В.А.

В этот период были изданы им следующие работы:

  • Русское торгово-промышленное право. Изд. 2-е, дополненное. Баку, Азербайджанский политехнический институт. 1923 год.
  • Договор купли-продажи и право собственности. – Баку. Известия Азербайджанского Государственного университета, 1926, том 6-7, с.189; 1927, том 8-10. С.61.
  • Пределы горной свободы. Баку. Известия Азербайджанского политехнического института. Выпуск III,1927. С. 147-174.
  • Фактическое владение. – Баку. Известия правового отделения Восточного факультета Азербайджанского государственного университета. Выпуск I, 1928. С.46-58
  • Правовые основы кооперации (библиографическая заметка). Известия Правового отделения Восточного факультета Азербайджанского государственного университета имени В.И.Ленина. Баку. 1928. Выпуск II. С. 112-114
  • Подсобные предприятия при государственных учреждениях. – Баку. Известия правового отделения Восточного факультета Азербайджанского государственного университета. Выпуск II, 1928.

В упомянутой уже выше справочной книге “Весь Баку” среди профессуры и преподавателей Азербайджанского государственного университета им. Ленина на Педфаке упоминается Удинцев, читающий Советское законодательство с 15 ноября 1924 года. Указано также, что он ведет семинар по советскому законодательству на историческом отделении Историко-филологического факультета. Как неутомимый труженик, продолжал Всеволод Аристархович свою педагогическую деятельность и в этом городе. Было ему в то время всего 62 года. Ректором в те годы состоял А.Д.Гуляев, преподававший философию на педагогическом факультете, деканом которого был Л.А.Ишков. Долгое время состоял Всеволод Аристархович в Ученых советах университета и отдельных факультетов.

_______________________________________________________________

И.В.Югов в поисках следов В.А.Удинцева побывал летом 2014 года в Петербурге, а на следующий год в Баку. И если в Петербурге удалось найти в различных архивах несколько личных дел Всеволода Аристарховича, то в Баку таковых не оказалось.

Кроме того, на месте двухэтажного дома, в котором ранее жила семья Удинцевых, стоит сейчас возведенная лет 40 назад обычная «хрущевка». Не удалось отыскать и могилы Удинцевых на чрезвычайно запущенной православной части кладбища. Единственное, что порадовало, так это наличие книг из личного собрания Всеволода Аристарховича в фондах библиотеки Бакинского государственного университета, куда они неведомыми путями поступили через два года после смерти ученого.

Свои впечатления И.В.Югов выразил следующим образом: «В библиотеке университета удалось обнаружить много работ Всеволода Аристарховича, в том числе и таких, названий которых я раньше не встречал. Меня с самого начала интересовал вопрос, как мог Вс.Ар. преподавать право в советском ВУЗе. Ведь вся его подготовка и последующая деятельность прошли в царское время. Он попал в Баку в 1919-м году, в период существования независимого Азербайджана, – то есть законы были какие-то свои. Потом образовался СССР и опять всё законотворчество началось сначала. Он мог, конечно, преподавать какое-нибудь римское право, но он преподавал, как указано в сборнике, посвященном 10-летию университета, и советскую конституцию...

Я пролистал его работу, изданную в 1923 году в Баку. Называется она "Русское Торгово-промышленное право", это второе издание работы, первоначально изданной в 1907 году. Написано, что «дополненное». На самом деле, она, конечно, полностью переработана на основе новых советских законов! В тексте встречаются десятки, сотни ссылок на новейшие советские постановления и указы! Удивляюсь даже, как это можно даже просто всё прочитать, осмыслить, наложить на старые выводы и построения! Да и во всех последующих работах новые советские законы цитируются очень обильно. Меня больше всего занимала судьба библиотеки и трудов Вс.Ар.

Среди изученных мною книг 3 оказались с пометками Вс.Ар., что они лично им переданы в библиотеку. Остальные поступили в библиотеку только в 1947 году (судя по специальной инвентарной книге).Только одна из них отмечена печатью и росписью Всоволода Аристарховича. В том же 47-м году отмечены еще с десяток книг по юриспруденции дореволюционных авторов, и можно было предполагать, что они тоже были из его личной библиотеки. Я попросил их принести, чтобы убедиться в этом, но увы, их почему-то найти не удалось, хотя были известны инвентарные номера.

Рукописей в библиотеке тоже нет. Библиотекари предполагают, что основную массу рукописей, как и книг, забрал кто-нибудь из коллег... Но кто, и куда всё делось, и почему часть книг дошла-таки до библиотеки в 1947 году – осталось неясным. Архив университета сдает документы в государственный архив каждые десять лет в Национальный архив Азербайджана, но и там личных документов того времени тоже не оказалось. <…>

Я посетил также Национальную библиотеку им. Ахундова в надежде найти многотиражные газеты, которые издавались университетом в то время. В конце концов удалось выяснить, что, действительно, в 23-25 году такая газета издавалась, и называлась “Путь студента”, но в главной библиотеке страны она не сохранилась».

Вот и все, что удалось разыскать, хотя прожил Всеволод Аристархович в этом городе больше 25 лет.

Оказался Всеволод Аристархович удачливым в профессиональном плане, известным на государственном уровне человеком. Смущает лишь один факт – дата его смерти. Имеется упоминание о том, что был он расстрелян 1918 году большевиками в Пятигорске. [1].

Согласно распространенным данным, переходящим из одного источника в другой – покинул он сей мир 1 января 1930 года в возрасте 65 лет. Из воспоминаний Бориса Дмитриевича, посетившего профессора в Баку, ясно видно, что оставался он жив еще и в 1938 году. Кроме того, имеется один архивный источник из ГАПК, в котором приводится совершенно иная, более отдаленная дата завершения жизненного пути ученого – 1945 год. В переписке членов семьи Удинцевых 1940-1950-х годов не раз упоминается кончина Всеволода Аристарховича, датированная 1945 годом. В Помяннике Натальи Дмитриевны Удинцевой имеются две записи:

  • 31 (18) декабря: 1941 – умерла Ел. Григ. Удинцева
  • 11 (28 апр) мая: 1945 – умер Всеволод Аристархович Удинцев

Поверим молитвеннику о душах усопших рода Удинцевых и остановимся на приведенных ею датах завершения жизни четы Удинцевых.

Вместо заключения. Память потомков.

По всей видимости, научные работы Всеволода Аристарховича Удинцева отличало глубокое знание предмета, поскольку не утратили они своей значимости в наши дни. Об этом свидетельствуют три факта.

В 2003 году была выпущена книга “Избранные труды по торговому и гражданскому праву”. В настоящее время вниманию юристов предлагаются две монографии ученого, изготовляющиеся по технологии Print-on-Demand компанией ООО “Книга по Требованию”. Это “Оставление заклада в пользовании должника” и “История займа”.

Его имя постоянно упоминается при написании диссертационных работ. Примером может служить труд С.В.Гудкова под названием “Правовое обеспечение государственного регулирования недропользования”, представленный на соискание ученой степени кандидата юридических наук (2006).

Несколько лет проводятся Всероссийские олимпиады для молодых юристов по проблемам «недропользования и экологическим вопросам в области недропользования и переработки полезных ископаемых» имени профессора В.А.Удинцева (конституционным гарантиям в области недропользования и переработки полезных ископаемых).

Таким образом, перешагнул Всеволод Аристархович из XX в век XXI. Талантливо написанные работы оказываются востребованными во все времена. Фамилия Удинцева становится знакомой будущим юристам со студенческой скамьи. Это и называется исторической памятью.

Автором статьи является -
Галина Владимировна Магницкая - исследователь уральских родословий (г. Саранск)
Очерк подготовлен для сборника «Времена и судьбы. Страницы истории одного уральского рода. XVII-XXI век». Готовится к выходу в октябре 2015 года.

  1. (Следует уточнить, что Удинцев ошибочно называет Александра Фёдоровича Онегина - Николаевичем).

Текст с согласия автора публикуется с купюрами.


Просим при использовании данного материала ссылаться на сайт Наш Баку

Дополнение

Татьяне Сперанской, О.А.Маковельской-Южаниной
Глубокоуважаемые Татьяна и Ольга!
Спешу уведомить вас, что книга о роде Удинцевых наконец вышла на Урале. В ней помещена фотография выпуска экономического факультета Бакинского университета 1926 года, которая попала к нам благодаря вашей помощи.
Еще раз разрешите выразить вам свою благодарность.
С уважением Иван Югов

Udincev book.jpg

________________________________________

Уважаемые создатели сайта «Наш Баку»!
Сайт очень интересный и много дает пищи для размышлений.

Недавно я и сам побывал в Баку – в поисках следов деятельности своего предка – профессора юриспруденции Всеволода Аристарховича Удинцева. Сейчас мы готовим книгу о роде Удинцевых, где готовится обширная глава о Всеволоде Аристарховиче, а профессору в этом году исполнилось бы 150 лет.

К сожалению, несмотря на всяческую помощь Бакинского Университета, прежде всего профессора Вусата Амир-оглы Эфендиева и преподавателя Гошгара Мамедова, мне практически не удалось ничего найти, кроме книг В.А.Удинцева в библиотеке университета (некоторые с его пометками). Личного дела его не оказалось и в Государственном архиве Азербайджана. Могила его также затерялась, дом где он жил давно снесен (эта улица сейчас называется Нигяр Рафибейли, д.3), пропал и весь архив, рукописи, книги и так далее. И ни одной фотографии профессора в бытность его работы в Бакинском университете (а он проработал там с 1919 по 1945 годы) тоже найти не удалось.

Уже по возвращении из Баку на Вашем сайте в групповой фотографии выпускников экономического факультета за 1926 год я обнаружил и своего прадядюшку, сидящего бок о бок профессора Жузе! Мы хотели бы опубликовать это фото в нашей книге. Нельзя ли попросить госпожу Ольгу Маковельскую-Южанину прислать фото в хорошем разрешении? А может быть, у нее есть и другие фотографии, где изображен Всеволод Аристархович Удинцев? Или есть какие-либо сведения о нем, о судьбе его архива и рукописей, в переписке и архиве профессора Маковельского? Известно, что Всеволод Аристархович был дружен с профессором П.Х.Тумбилем (который был и его учеником), доцентом Гервальдом, деканом юридического факультета Касумом Джафаровичем Джафаровым. Комиссию по похоронам профессора Удинцева возглавлял проректор Алиев...

Очень надеюсь на вашу помощь! Не может же всё пропасть бесследно! С уважением
Иван Югов, правнучатый племянник Вс.Ар.Удинцева.

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница