Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Уласюк Фёдор Артемьевич
- главный механик судоремонтного завода пароходства "Кавказ и Меркурий"

- 1913

Ulasuk F.jpg

Из воспоминаний правнучки Саши Ворониной:

Когда бабушка Ксения училась в восьмом классе гимназии (ей было 17 лет), у неё умер отец - Фёдор Артемьевич Уласюк. Он был главный механик судоремонтного завода пароходства "Кавказ и Меркурий".

В связи с тем, что дирекция находилась в Петербурге, он фактически был исполнительным директором на заводе. Его любили.

Из воспоминаний бабушек: во время резни его тайно по очереди провожали домой азербайджанцы - рабочие завода. Дедушка очень рассердился, когда заметил провожатого, так как он жил в армянской части города. Ему - русскому - в принципе ничего не угрожало, а вот рабочего спокойно могли убить. Он еле уговорил своего охранника уйти домой. Потом стал ездить на фаэтоне.
Представьте себе сейчас рабочего, который охраняет, рискуя быть немедленно убитым, своего директора (начальника) - бесплатно, без выгоды, без партийных лозунгов и идей, даже не за "спасибо". Какие удивительные были люди!

Нашла я такую вот информацию:

  • УЛАСЮК Павел Федорович (1898, Баку — 1986, Нови-Сад, Сербия, Югославия). Офицер, инженер. Список А.Арсеньева № 2.
  • УЛАСЮК Сергей Федорович (8 марта 1890 — 29 нояб, 1975, Париж). Доктор медицины. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Русская мысль. — Париж. 1975, 4 дек., № 3080. [1]
    И получила от Александры мгновенный ответ:

Это братья моих бабушек Ксении и Наталии. Перед смертью успели повидаться. Бабушка Ксения к ним ездила, дед Павел приезжал в Москву. Я с ним виделась в Югославии.

Сергей приезжать не захотел. Хотя в Белой армии он был хирургом. Встречались в Париже. Он с женой Ольгой жили в доме престарелых. Детей у них не было. Свою квартиру продали, а деньги вложили в этот дом. Я не очень хорошо в этом разбираюсь. У них была своя маленькая квартира и уход врачей, персонала. Бабушке у них понравилось.
Наши белые все На Сент-Женевьев-де-буа.

Еще в Париже похоронены Вера Крич (Воронянская), с мужем Николаем Крич. Он белый офицер, инженер из Петербурга. Она тоже выросла в Петербурге, хотя корни у них Полтавские, имение Воронанка. Поженились в гражданскую, наспех, потерялись, встретились уже в Севастополе перед отъездом. У них родилась дочь Светлана. С Баку она связана опосредовано, там у прабабушки прятали ее старшего брата народовольца. Он вытянул жребий убийства не знаю какой особы. В рассказах фигурировал пистолет. Он отказался, за что был изгнан из рядов "героев". Потом через какое-то время их всех арестовали, и подозрение в предательстве пало на него. Он сошел с ума, у него началась мания преследования. Его привезли в Баку, и бабушка Наталия (ей было 15 лет), должна была за ним ухаживать. Он ей рассказывал, как кто-то поднимается по ступенькам... Как-то он перерезал себе горло. Пока бегали за врачом, ее попросили держать его голову удобнее. Она упала в обморок. Умер он позже в сумасшедшем доме в Баку. Нашей семье не везло на революционеров.

Переехали Николай и Вера в Париж из Алжира. Там незадолго до смерти сумели встретиться с дедом Сергеем. Прочитали публикацию в газете про его научные труды в медицине. У них дочь Светлана Крич-Альбертини и 4 внуков, 4 правнука.Патриоты страшные.

Дед Сергей рассказывал, что во Франции во II-ю мировую с фашистами в маки участвовали очень много (если не большинство) русских эмигрантов, офицеров царской армии. Об этом забыли и французы и русские.

Следующие внуки Кричей Жак-Александр и Мария. У нее двое детей от мужа японца. Матье и Джонатан. Один типичный японец, другой итальянец. Чудны дела твои, Господи! Дочка моя с ними встречалась в Париже. Говорит, что они очаровательные молодые люди. К нам они не приезжали.

Так все растерялись. Какая-то часть родных эмигрировала в США после революции. Какая-то после развала СССР из Киева. (Воронины). Потерялись.

Еще один брат бабушек Павел Уласюк (выпускник бакинского реального училища, одесского артиллерийского училища, участник Мировой и Гражданской войн. Остался в 20 лет без ноги, что не мешало ему в Югославии лазить через заборы, к девушкам) Кстати он участник знаменитого Ледового похода, в котором выжил. Ранение получил в 20-м, уже в Одессе. Умер на руках у дочери Феодоры- Александры Ёвичич. У него есть внук Горан. Горан принимал участие в войне во время развала Югославии. Сейчас связь с ними утрачена.

Еще в Любляне похоронен брат прадеда Владимир Желтенко. Генерал царской армии, руководитель белого движения. Он тоже был бездетный. Это сводный брат прадеда Уласюка Федора Артемьевича. Одессит.

Они все одесситы. Мать - Батуринцева Прасковья Фоминична. Осталась информация, что Фома Батуринцев был в Одессе секретарем дворянского собрания. Больше ничего не осталось. Только фотографии бабушки, и могилы тех, кто умер после 1896 года. Бывшее I-е христианское кладбище.

Еще разыскала следы бабушкиного брата Георгия (Юрия) Уласюк. Он погиб в I-ю мировую войну в первом же бою - в знаменитом бою, который вошел в историю, как атака мертвецов. Немцы не могли взять штурмом наши укрепления и пустили газы, русские отравились, но когда немцы пошли в атаку, из траншеи встали умирающие солдаты и пошли в атаку. Немцы в противогазах убежали.

Дед Юрий к этому времени был уже ранен, лежал на поле боя, и к нему не могли добраться санитары. Видели, что он жив. Он подавал сигналы. Ждали темноты, чтобы вытащить его. Когда пустили газы, ему уже никто не пытался помочь. Ему было 17 лет. Бакинец. Он был самый близкий друг детства деда Корнелия Воронина. Бабушке сообщили письмом подробности его смерти выжившие. Прислали страничку из его дневника. Больше он ничего записать не успел.

Я помню, когда по телевизору показывали "Войну и Мир", в месте смерти младшего Ростова у бабушек появлялись слезы. И кто-нибудь упоминал Юру.

Скучали они за Родиной страшно. Ностальгия была у всех.
Я с детства получила зарок - нельзя уезжать из России никогда. Те, кто остались, были счастливы тем, что остались. Никто не пожалел. Хотя понимали, что могут расстрелять. Это необъяснимо. И дети уехавших всегда мечтали попасть в Россию и увидеть... Что? Того, что им рассказывали в детстве, уже много лет не существовало. Оставался только народ. Когда кузен приезжал из Парижа, он через неделю объявил:"Я понял. Я - русский. А ты, как моя бабушка". Хотя по папе он итальянец.

Они так и не прижились во Франции и очень плохо прижились в Югославии. И остались православными.

Спасибо за информацию. Хорошо, что осталась память.


При полном или частичном использовании статьи ссылка на наш сайт обязательна.


Статья обсуждается ЗДЕСЬ  


--I am 12:54, 9 июля 2011 (CEST)

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница