Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Уличное освещение Баку до 1920 года...

Сначала был огонь...

И все города мира освещались факелами.
"...На другой день приехал шемахинский губернатор для совещания с адмиралом по случаю устройства порта и пригласил нас съездить на так называемые индийские огни. Близ селения Суруханы почва до того пропитана нефтью и углеводородным газом, что стоит на каком угодно месте раскопать немного землю, приложить огня - и тотчас появится пламя, которое не угаснет до тех пор, пока его не задует ветер. На месте этом существует монастырь, обитаемый огнепоклонниками.
Часов в пять вечера мы отправились на огни в трех экипажах; впереди нас скакали казаки, а сзади конвоировали комендант и несколько морских офицеров верхами...
Но обратный наш поезд в Баку совершился еще того торжественнее и был почти царственный: кроме нашей конницы, нас конвоировали верхами человек тридцать татар с зажженными факелами из нефти, по-здешнему - машалами; среди темной ночи раздавались лошадиный топот, крики и перебранки гарцующих взад и вперед татар, ярко пылали машалы, с которых сдуваемый ветром огонь сыпался на землю.
Когда у кого-нибудь из машальников пламя ослабевало, его нагонял молодой татарчонок и на всем скаку подливал в машало нефть; напрасно лошади фыркали и рвались в сторону от огня, наездники их сдерживали.
Подъезжая к Баку, мы увидели весь город иллюминированным: по горе, где воздвигнут памятник князю Цицианову, извивались разнообразными линиями огни, по дороге стоял народ с такими же машалами.
- Каково бакинцы торжествуют! - заметил я адъютанту Р-ри.
- Это им дешево стоит - всего девять целковых, - отвечал он.
"Девять целковых - тысячи огней! В Петербурге переулка не осветишь на эти деньги. Что бы сделали и каких бы фабрик настроили здесь англичане, имея под руками даровое топливо и освещение!" - подумал я." [1]

Но факелы больше грели, чем светили. Во-вторых, это открытый огонь — значит, закопченные стены зданий, летящие искры, ожоги, и т.д.

Поэтому огонь спрятали — на улицах появились лампы-фонари.
Сначала масляные лампы - чыраг (иногда - чираг), затем керосиновые, и, наконец, газовые.

Первые уличные фонари давали сравнительно мало света, поскольку в них использовали обыкновенные свечи или масло.
Применение керосина позволило значительно увеличить яркость освещения.

Зажигали, тушили, заправляли, чистили, и ремонтировали эти фонари люди-фонарщики.
Нужно было не просто подойти и  зажечь   фонарь. Надо было подняться по лестнице, налить в емкость горючую жидкость и только после этого  зажечь. Кроме того,  фонарщик  обязан был следить за состоянием  фонарей  и ремонтировать их в случае необходимости. Даже стекла он менял сам.

"Керосиновые лампы зажигали фонарщики, которые с лестницами перебегали от столба к столбу, накидывали крюки лестниц на поперечины столбов, быстро поднимались до фонаря и зажигали его.
На окраинах долго еще улицы освещались керосиновыми фонарями. Утром можно было видеть такую картину: фонарщик тушил фонари, вынимал из них лампу и ставил ее в ящик ручной тележки.
Вечером фонарщик опять в тележке развозил лампы, останавливался у каждого фонаря, чистил стекла, ставил лампу в фонарь и зажигал ее".

Керосиновые фонари горели всю ночь.
Городской управой Баку утверждался составленный на каждый месяц года осветительный календарь, в котором указывалось “…на каждые сутки точно начало и конец горения фонарей. Так, в лунную ночь керосиновые фонари не горят, но… в случае облачности, тумана, дождя и снега, керосиновые фонари горят и в лунные ночи…”

Но, к сожалению, все предписания не всегда выполнялись и очень часто городские улицы оставались в темноте...

Настоящая революция уличного света случилась только с появлением газовых фонарей.
Прежде всего была начата добыча газа. Затем были проложены трубы, чтобы провести газ в дома, заводы, офисы и на улицы. Затем были придуманы, изготовлены и установлены светильники, в которые подается газ, и которые позволяют регулировать пламя, зажигать и тушить его при необходимости, чтобы свет всегда был там, где это необходимо и когда это необходимо.
Не нужно было больше покупать свечи или масло для ламп, нужно было просто платить по счетчику компаниям, поставляющим газ.

Газовое освещение не встречало преград на своем пути. Оно было гораздо ярче, чище, безопаснее и удобнее, чем все, что города имели раньше. К концу XIX века большинство улиц освещалось газом.
Теперь фонарщику уже не нужно было заливать масло или керосин, его основной задачей стало просто  зажечь   фонарь. Для этого лезть наверх стало не обязательно - фонарщику  выдавался длинный шест, с помощью которого он открывал одну створку фонаря,  зажигал  фитиль и закрывал створку.
Фонарщик   зажигал  фитиль в установленное время, разное для каждого месяца. Утром с прекращеним подачи газа светильники гасли без его участия.

Так обстояло дело с газовым освещением в большинстве городов мира, включая Россию.

Что же было в Баку?

В 1870-х годах в Баку начался нефтяной бум. [2]
"Но конъюнктура нефтяного дела, – сообщал «Каспий», – в то время была не такова, чтобы заниматься такими "пустяками", как газ. Тогда требовался, по меньшей мере, полумиллионный фонтан, чтобы обратить внимание капитала. Лишь после того, как фонтанность была ослаблена, с одной стороны, естественным истощением недр, а с другой – затоплением их вследствие "рационального" бурения, <...> открылась некоторая возможность вникнуть в дело эксплоатации естественного газа". [1]

Вплотную Дума занялась вопросом газового освещения улиц Баку в конце 1882 - начале 1883 года:

"...Позднее бакинские журналисты вспоминали о начале "газовой эпопеи": "Помнится, в 1902 году в редакцию газ. «Каспий» явился инженер г. Семенов, управлявший тогда промыслами названного общества (Бакинское нефтяное общество). Он обратился к нам с просьбой дать ближайшие подробности о добывании и эксплоатации нефтяного газа в Италии, о чем была заметка в газете.
<...> Ему это важно для изучения дела, ввиду возможности эксплоатации сураханских газоносных земель.
– Тогда обратитесь к опыту Америки, – сказали мы, – где вы найдете грандиозные предприятия, добывающие газ, увидите трубопроводы, простирающиеся на сотни километров, заводы, фабрики и города, отапливаемые и освещаемые нефтяным газом.
Нам не удалось после того видеть г. Семенова, но, следя за хроникой нефтяной жизни, мы замечали, что в "Бакинском нефтяном обществе" настойчиво ведутся работы по добыче газа".[2]

"Развитие газовой промышленности в Баку сдерживалось отсутствием массового потребителя, ограничиваясь промыслами и нуждами жителей. В 1900-1902 годах прошли жаркие споры вокруг проектов освещения города. Оппонентами выступали крупный инженер-энергетик Р.Э. Классон, построивший в Баку электростанции, и инженер-технолог П.И. Лазарев, предложивший организовать в городе газокалильное освещение." (Лазарев П.И. "Способы уличного освещения городов и выбор рациональной системы освещения для Баку" // Труды Бакинского отделения Императорского русского технического общества. 1902, № 8. С. 884)

"В декабре 1908 года центральная Торгово-промышленная газета констатировала: "Одна из отраслей дела, со стремительной быстротой развившаяся в Баку и в короткое время ставшая заметной величиной, это – добыча натурального газа. 6 лет тому назад эта отрасль, в техническом отношении, не выходила из стадии опытов, когда бурились первые 3 пробные газовые буровые на участке "Бакинского нефтяного общества" вблизи знаменитого храма огнепоклонников (не считая применения газа в мелких татарских известково-обжигательных заводах). В настоящее время добыча газа является одной из крупных отраслей индустрии бакинского района, развивавшейся в особенности после удачных предприятий на почве применения газа для двигателей и в качестве топлива". [3]

В общем, газовое дело для нужд уличного освещения Баку не пошло.

Светильные функции газа постепенно отходили в прошлое - будущее было за электроэнергией.
Хотя в околоисторической литературе есть сообщения о газовом освещении зданий и улиц Баку.

"Ряд городов - Баку, Ялта, Казань - освещался газом, получаемым при термической переработке нефти." [3]

Некоторые состоятельные жители Баку устраивали освещение отдельных улиц за свой счет.
“В конце 1890-х годов Тагиев построил в центре Баку личный особняк, выходящий фасадом сразу на четыре улицы. На каждом из четырёх углов и у главного входа горел огромный газовый фонарь, заливая весь квартал ярким светом.”

Также хорошо освещались административные здания и прилегающие к ним улицы.
“Градоначальство помещалось на углу ... набережной[4] и Садовой. Одним балконом здание обращено к морю, другим выходит в сторону Губернаторского сада. Жил Мартынов (градоначальник в января 1909 г. - по конец 1915 (начало 1916) г.) в этом же здании. Днем и ночью у подъезда дежурили городовые.
Над парадным входом и на углу перед домом висели большие  газовые   фонари, и вечерами весь квартал освещался ярким светом...” [4]

Но в целом дела с уличным освещением в Баку были в довольно плачевном состоянии...

В смете города Баку на 1860 год были предусмотрены расходы на освещение офицерских домов, гауптвахт и арестантских помещений, гауптвахт при 2-х крепостных воротах, но ни копейки на освещение городских улиц.
Хотя 50 рублей сметы было выделено на иллюминирование в торжественные дни домов и зданий.
Причем, из общих 13,871 руб. городской сметы неизрасходованных денег осталось 2,495 руб.

В 1877 году сумма доходов города составила 92,749 руб. На очистку освещения улиц было предусмотрено 2,580 руб. или 2.8% от общих расходов по смете.
Полиция, в чьих руках находились все городские финансы, проявляла полную бесхозяйственноть, неумение и нежелание заниматься благоустройством города. Она просто пренебрегала его интересами и неотложными нуждами.

8 января 1878 года состоялось 1-е заседание Бакинской городской думы, которая теперь должна была самостоятельно заниматься благоустройством города.
Однако «самостоятельность» Думы в вопросах общественного управления была весьма ограничена надзором губернатора, полицией, и губернского по городским делам присутствия.

В 1878 году “...на весь город было всего-навсего 86 фонарей, да и то 72 из них висели на чем попало и только 14-на врытых в землю чугунных столбах, правда, тоже отживших свой век.
Чугунные столбы когда-то подарил бакинскому губернатору заводчик Кокорев.
Фонари заправлялись керосином. Такое ничтожное количество фонарей давало самое печальное освещение, вызывавшее невольно удивление во всяком, кому случалось прибывать в Баку”.

При богатстве осветительных продуктов, так долго продолжаться не могло.
Самыми затратными статьями бюджета на благоустройство города должны быть именно расходы на освещение улиц, без которого функционирование такого сложного организма как индустриальный город невозможно.

В докладе Бакинской городской управы от 20 февраля 1882 г. говорится, что “… освещение должно составить одну из самых первых и неотложных забот…”
И о необходимости освещения в городском саду - “Осветить сад нечем и он остается впотьмах, если не считать несколько кривых и полусгнивших деревянных столбов, торчащих и ныне в саду…”

Городская управа решила обновить и улучшить уличное освещение, она даже издала специальный указ об этом.
В соответствии с решением Думы количество уличных фонарей было доведено до 698 штук, для чего понадобилось 35 канделябров, 162 чугунных и 241 деревянный столб, 232 чугунных кронштейна.

Постановлением Бакинской думы всем содержателям различных заведений города в обязательном порядке вменялось "освещать свои заведения, для чего у входных дверей на особом столбе по образцу уличных фонарей и должен быть поставлен, по крайней мере, один фонарь".

Наружное освещение зданий больниц, почты, и т.п. оплачивалось из бюджета города.

Новый этап в революции уличного освещения города связан с изобретением генераторов, электрических дуговых ламп и ламп накаливания.

Наряду с нефтяной и связанных с ней отраслей промышленности из года в год росла и потребность самого города в электроэнергии. Первые шаги в деле электрификации самого города Баку относятся к 80-м годам XIX века. В тот период возникшие мелкие частные станции, а также электростанция товарищества “Свет” снабжали электроэнергией лишь отдельные дома богачей.

В Баку первая электростанция постоянного тока появилась в 1880 году. Она была предназначена для освещения пристани компании "Кавказ и Меркурий", где были установлены первые в городе электрические фонари.

Kavkaz Merkury-pristan.JPG

В последующие годы, в связи с увеличением количества и мощности новых станций, постепенно были освещены и отдельные здания, правительственные учреждения, частные квартиры, а также часть городских улиц.

“К 1886 году в России уже насчитывалось несколько электростанций. Они располагались под Петербургом, Москвой, Нижним Новгородом, Киевом, Харьковом и Баку. Их суть заключалась в вырабатывании постоянного тока для уличного освещения.” [5]

В это время на улицах Баку можно было встретить сразу два типа фонарей: электрические на высоких опорах и старые, низкие – керосиновые.
“...Улицы Баку освещаются, главным образом керосиновыми фонарями – 4972 шт, которые расположены на центральных улицах, а также на окраинах города. Кроме керосинового, есть также электрическое освещение. Источниками электрического освещения являются дуговые фонари и лампы накаливания. Дуговые фонари расположены в количестве 16 штук на центральных улицах города: Николаевской, Михайловской, Великокняжеском проспекте. Фонари эти переменного тока силой в 8 ампер каждый. Бульвар освещается лампами накаливания, всего 116 арматурами по 300 свечей каждая.” [6]
По решению городской думы "...дуговые фонари горели, как в безлунные, так и в лунные ночи с 1 апреля по 1 октября с 8 часов вечера до 4 часов утра, а с 1 октября по 1 апреля – с 6 часов вечера до 2 часов утра…"

"В начале XX века в Баку насчитывалось уже двести с лишним крупных и мелких заводов, фабрик, всевозможных мастерских. Однако этот крупный промышленный город все еще освещался керосиновыми фонарями. Электрическое освещение имелось на нескольких центральных улицах: Николаевской, Великокняжеской, Ольгинской, Торговой, Телефонной, да еще на Набережной. Когда к стачечникам присоединялись рабочие электростанции и уличные фонарщики, продавцы свечей и владельцы керосиновых лавок ликовали: их товар расхватывали с ходу." [7]

"С первого взгляда Баку производит впечатление обыкновенного большого провинциального города. Те же одноэтажные и двухэтажные дома, те же отвратительно мощеные улицы и тротуары, то же редкое керосиновое освещение улиц, по которым ночью ходить страшно.
Однако, тотчас же замечаются и некоторые отличия, в зависимости от местного климата и от быстрого роста города в экономическом отношении.
Рядом с одноэтажными и двухэтажными домами там и сям возвышаются грандиозные дома и пассажи, устроенные со всем комфортом и роскошью новейшей архитектуры; рядом с жалким керосиновым освещением — большие электрические фонари, освещающие магазины и некоторые кварталы.” [8]

“...Баку развивался стремительно. В 1906 году на смену керосиновым фонарям пришли электрические светильники. Гаджибаба Ашуров получил в городской управе разрешение на постройку электростанции по Каспийской улице и на установку вдоль улиц столбов для электропроводов.”

Желающий открыть электротехническое сооружение общего пользования - электростанцию, трансформаторную подстанцию, электропередачу или распределительную сеть - должен был представить губернатору проект сооружения, составленный в соответствии с техническими правилами, издаваемыми министром внутренних дел, и мог приступить к устройству сооружений только после утверждения проекта губернатором. На электропередачи, устраиваемые частными предпринимателями в пределах городских земель, требовалось заключить соответствующий договор с городом.
Взамен полученных прав, владелец электрического предприятия нес и известные обязательства: он должен был устроить станцию в определенный срок, не меньше заданной мощности. Он не имел права отпускать энергию по цене выше установленных максимальных тарифов, обязывался присоединять к своей сети абонентов и отпускать им энергию, если заявленные требования на энергию достигнут определяемой договором нормы.

"1912 год... На Балаханской улице один еврей держал электростанцию. [5]
В то время в больших городах такие частные электростанции освещали две-три улицы.
Я должен был завтра с утра пойти туда, надеть фартук и стать рабочим. В полдень придет полицейский надзиратель, сделает дознание и составит акт, что я работаю на этой электростанции.
Наутро я бегом пустился на электростанцию. Хозяина, человека пожилого, я нашел уже за работой. Его помощник, русский парень лет тридцати, надел на меня фартук, вымазал мне лицо сажей, дал ведро и послал в сарай за углем." [9]

“Электростанция "Биби-Эйбат" на Баиловом мысу была построена и введена в промышленную эксплуатацию примерно за год.
18 апреля 1900-го "Электрическая сила" подала в Горный округ прошение о разрешении строить станцию, а 20 апреля оно уже было получено.
1 июня 1901-го впервые от нее заработали двигатели на Биби-Эйбатских промыслах. А 10 июня станция была пущена на непрерывную работу.
2 января 1902-го был пущен ток с "Белого города" в Сабунчи по воздушной линии.
А с 30 января станция стала работать по ночам для освещения Балаханских промыслов.”
Обе станции стали для своего времени мощными современными предприятиями, вырабатывающими трехфазный ток.
"Биби-Эйбат" в западной части Баку работал при напряжении 2200 вольт, то есть имел примерно те же параметры, что и тогдашняя Раушская станция в Москве. Энергия передавалась по кабельной сети частично в Баку, частично на промыслы Биби-Эйбата.
"Белый город" в восточной части Баку вырабатывал напряжение 6300 вольт, энергия передавалась по воздушной линии на том же напряжении на Балаханские промыслы. Основные потребители (вокруг существовавшего тогда Романинского озера) были удалены от станции на 11 километров.
Р.Э. Классон одним из первых в России применил напряжение в 6000 вольт для промышленной передачи энергии на расстояние. Двигатели питались, после его понижения, напряжением 1000 вольт.” [10]

“До 1903 г. город получал электроэнергию от акционерного общества “Электрическая сила” без всяких предварительных договоров.
Электроэнергия для нужд города отпускалась по повышенному тарифу.
В 1903 г. по договору заключенному между акционерным обществом “Электрическая сила” и городом Баку, электрическая энергия отпускалась городу тарифом в 28 коп. за 1 квтч.
Следует отметить, что, начиная с первых дней применения электроэнергии в Бакинском районе тарифная цена электрической энергии, отпускаемой городу, была гораздо дороже, чем нефтяным промыслам.
Общество “Электрическая сила”, постепенно занимавшее монопольное положение в Бакинском районе, категорически не хотело снижать тариф на электроэнергию, отпускаемую на коммунально – бытовые нужды города и его населения.
Согласно договору, заключенному между Бакинским городским самоуправлением и обществом “Электрическая сила” от 17 мая 1914 г., существовавший до этого тариф электроэнергии был снижен с 28 коп. до 20,5 коп. за каждый квтч.” [11]

“Из сообщения Правления акционерного общества “Электрическая сила” инженеру Бакинского градоначальства видно, что в 1909 г. этим обществом было отпущено следующее количество электрической энергии: в Балахано – Сабунчинский промысловый район: силовой энергии – 26,5 млн. квт/час, световой – 600000 кв/час; на Биби – Эйбатские промысла: силовой – 5,5 млн. квт/час, световой – 200000 кв/час.” [12]

Изданный в 1912 году "Список фабрик и заводов Российской Империи", составленный на основе данных Министерства торговли и промышленности за конец 1907-начало 1909 года, содержит сведения уже о 48 центральных электрических станциях. Из них 2 расположены на Дальнем Востоке (Благовещенск и Хабаровск), 10 на Кавказе (4 в Баку и 6 в Тифлисе), 13 на территории сегодняшней Украины, 2 в Царстве Польском (Варшава и Радом), остальные 21 - в центральных и прибалтийских губерниях России.” [13]

"В ежегодных городских бюджетах расходы на благоустройство Баку были разбиты на несколько статей. Помимо специальной статьи "Благоустройство города", в сметах имелся и ряд других статей - "Содержание городских сооружений", "Содержание и устройство принадлежащего городу недвижимого имущества", "Освещение города", "Содержание и ремонт мостовых, тротуаров и набережных", "Прочие расходы по благоустройству города".
Например, в городском бюджете на 1900 г. расходы по благоустройству города были распределены между различными 8-ю статьями...
Дума уделяла большое внимание использованию технических новшеств для улучшения благоустройства города.
Так, по смете на 1911 г. только на электрическое освещение здания Думы, улиц, садов, бульвара и т.д. было выделено свыше 11,3 тыс. руб." [14]

"Уличное освещение всегда было критерием благосостояния города. С появлением электричества и светильников на городских улицах это свидетельствовало о возможностях казны: если городское руководство могло выделять финансы на освещение никому не принадлежащих улиц, значит это очень богатый город!" [15]

К сожалению, в Баку еще долго для уличного освещения пользовались керосиновыми фонарями.
Особенно на окраинах города...



Примечание:

  1. "Нефтяной отдел. Добывание нефтяного газа на Апшероне" // Каспий. 1911, No211. 12 декабря. С. 3
  2. "Нефтяной отдел. Добывание нефтяного газа на Апшероне" // Каспий. 1911, No211. 12 декабря. С. 3
  3. "Нефтяные товары. Пробел в статистике бакинского нефтяного дела" // Торгово-промышленная газета. 1908, No283. 14 (27) декабря. С. 4
  4. В книге М. Сулейманова, откуда взята цитата, дано неверное название бакинской набережной. Она носила имя Императора Александра II, а не Великого Князя Михаила. Михайловская улица, никогда не являлась угловой улицей с Садовой, а начинаясь на Набережной, соединялась затем с проходящей рядом Ольгинской (названа в честь Великой Княжны Ольги) улицей, образовывая Великокняжеский пр-т, упиравшийся в Парапет.
  5. Хозяином этой частной электростанции, по сведениям Сергея Колтунова, был Копелиович И.С.



Информация - материалы из открытых источников в Internet'е.


Пользуетесь сведениями данной публикации ? Не забудьте дать ссылку на сайт "Наш Баку" ! Обязательно !!!




--Sibor 00:32, 18 октября 2015 (CEST)

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница