Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Усейнов Микаил (Микаэль) Алескерович - архитектор

1905-1992

Useynov-1 to BP.jpg

Бурный ХХ век со всеми сопровождавшими его политическими катаклизмами получил непосредственное отражение и в архитектуре Азербайджана. Выдающийся азербайджанский зодчий М.А.Усейнов стоял у истоков советской архитектуры и прошел весь сложный путь ее развития. Высокий интеллект и сила таланта позволила ему решать труднейшие архитектурные задачи, зачастую меняя стилевую направленность, но всегда сохраняя высокое мастерство. Теперь, в начале ХХI века, мы с полным правом можем сказать, что силой его творческой мысли созданы лучшие произведения архитектуры Азербайджана ХХ века. Главным в творчестве этого великолепного мастера было привнесение в архитектуру национального колорита, которое он понимал как новаторское переосмысление национальных форм и деталей.

М.А. Усейнов родился в апреле 1905 года в семье очень состоятельных родителей. Его отец, как потом шепотом говорили, был миллионер, имел свои пароходы на Каспии и огромный особняк на набережной. Его происхождение долгие годы, как дамоклов меч, висело над ним - в любое время он мог быть арестован. И только большие успехи в творчестве и Сталинская премия за павильон Азербайджана на ВСХВ спасли его от репрессий.

Большая дружба связывала М.А.Усейнова с С.А.Дадашевым. Она продолжалась всю жизнь, вплоть до кончины Дадашева в 1946 году. Почти все произведения довоенных лет они проектировали совместно. Уже студентами Усейнов и Дадашев получили первую премию за совместный проект памятника Низами Гянджеви - выдающемуся поэту и мыслителю ХII века.

Баку 20-30-х годов был одним из важнейших стратегических центров Закавказья. Сюда были направлены лучшие градостроители и архитекторы России. В 1924-27 годах под руководством А.П.Иваницкого разрабатывался генеральный план города, строились поселки для рабочих, братья А. и Л. Веснины проектировали и строили дворцы культуры, фабрики-кухни. Профессор Ильин проектировал генплан города 1937 года.

Первый этап творчества М.Усейнова совпал с периодом конструктивизма в советской архитектуре. Тогда еще совсем юный зодчий, вдохновленный общим порывом, пытался постичь новый язык архитектуры. Из наиболее значительных работ того периода можно назвать фабрику-кухню (ныне родильный дом) на Баилово. Трехэтажное здание, решенное на контрасте глухих объемов, с большими плоскостями остекленения - типичный образец конструктивизма. Плоская крыша-терраса с панорамным видом на море - дань традиции. Проектов тогда было сделано гораздо больше, чем построено.

Useynov -2.jpg

Поворот советской архитектуры в сторону классического, а затем и национального наследия нашел безусловную поддержку у молодого архитектора. Построенный в тот период ансамбль зданий кинотеатра «Низами» и жилого дома не потеряли своего художественного значения до наших дней. Симметрично расположенные, они образуют как бы пропилеи, акцентирующие начало улицы 28 Мая.

Настоящая зрелость приходит к архитектору вместе с пониманием места и роли национального наследия в создании современной архитектуры Азербайджана. Здания музыкального училища в Баку, павильона Азербайджана на ВСХВ в Москве и, наконец, музея им. Низами в Баку демонстрируют развитие идеи применения форм и мотивов Востока и национальной архитектуры.

Мастер национальной формы "Памяти Микаэля Усейнова" (1905-1992)

Микаэль Усейнов всегда утверждал: национальная архитектура - это национальная форма. Такая позиция порой воспринималась как формалистическая (вспомним модернистские мифы о «правдивости» архитектуры, нерасторжимой взаимосвязи всех ее «сторон»). Но в начале ХХI века профессиональное сознание, прошедшее через вспышку постмодернизма, спокойно приемлет ее как исторически оправданную, как одну из возможных альтернатив взаимодействия формы и содержания в архитектуре, которую, кстати говоря, чаще всего и исповедует практикующий архитектор. Поражала внутренняя несокрушимость этого внешне мягкого, в высшей степени интеллигентного человека.

С Усейновым нужно было говорить, общаться, чтобы понять его духовный и интеллектуальный уровень. Знаток архитектурной классики и новейших тенденций мирового зодчества, он тем не менее был плотью от плоти своего народа и его художественной культуры. Отсюда неискоренимая тяга к яркой декоративности приемов, головокружительной пышности форм при достаточно скромной палитре средств. Хороши или плохи эти особенности национальной культуры - так ставить вопрос бессмысленно и некорректно. Вне этого азербайджанского искусства, архитектуры просто не существует.

Как справедливо подчеркивает автор статьи о мастере И.Алиев[1], даже в самые «переменчивые» времена Микаэль Усейнов оставался верен себе, никакие «общепринятые» решения не принимая безоговорочно, а пропуская их через собственное понимание архитектуры. И, как показывает история, во многом был прав - его сооружения, подвергшиеся в свое время «строгой критике», не только эту критику пережили, но стали хрестоматийными.

Усейнов был поистине творчески неисчерпаем. Его наследие - более 200 проектов, и почти все они реализованы. Главное в творчестве мастера - уважение к традиции и ее использование в художественно и тектонически переосмысленных формах - всегда таких, которых ждало время. Поэтому и стал он выдающимся мастером советской архитектуры, в полном смысле слова народным архитектором, академиком, директором Института архитектуры и искусства, бессменным руководителем Союза азербайджанских архитекторов.

Блестяще окончив в 1929 году Азербайджанский политехнический институт, молодой Усейнов активно включился в архитектурную жизнь. Уже тогда в его творческой судьбе сошлись две линии - новая архитектура и историческая, традиционная. Правда, тогда они еще не взаимодействовали между собой.

Будучи студентом Усейнов создает ряд проектов в обостренно-конструктивистском духе, часть из которых была реализована. В них акцентировался лаконизм геометрии, столкновение горизонталей и вертикалей, контраст объемных форм и плоскостей, глухих массивов и остекленных поверхностей. Непременными были эксплуатируемые крыши, легкие перголы, галереи, навесы, козырьки - столь же необходимые в теплом климате, как и внутренние дворики.

Композиция одного из вариантов Дворца культуры с библиотекой (1928) выделяется не только на фоне местной архитектуры, но и художественных исканий конструктивизма в целом. Но, конечно, наиболее примечательна архитектура фабрики-кухни на Баилове (1930).

Разработка этой новаторской линии вовсе не подчинялась теоретическим догмам конструктивистского движения (строгое выделение формы из функции, конструкции и т.п.). Это был чисто художнический поиск в новой стилистике, с чем безуспешно пытались бороться идеологи конструктивизма. Однако автора занимали и аспекты социальные. Пожалуй, наиболее полно это проявилось в разработке домов-коммун и примыкающих к ним типов жилья (жилые дома «Портовик», «Ударник», «Новый быт», «Политкаторжанин», «Плановик» и др.). Характерен жилой комплекс в квартале 648 с четкой дифференциацией основных функций и развитым набором коммунально-бытовых учреждений (1929).

Одновременно с работами в новаторском ключе творческий поиск идет и в сугубо традиционной стилистике. Показательны конкурсные проекты памятника (1926) на могиле азербайджанского поэта и мыслителя ХII века Низами Гянджеви. Усейнов представил пять проектов, из которых два - награжденные премиями - в наибольшей степени воскрешали архитектуру Азербайджана XII-XIV веков.

Успех на конкурсе - не случайность. К тому времени Усейнов уже глубокий знаток национальной архитектуры. С 1924 года он проводил обмеры комплекса сооружений дворца Ширваншахов, которые произвели сенсацию среди специалистов и по рекомендации А.Щусева были опубликованы. Еще на студенческой скамье его воображение захватила мировая классика: увражи Палладио, Скамоцци, Барбаро, Летаруи; труды Шуази, Гнедича, Грабаря. Он тщательно изучает наследие русского классицизма - Казакова, Воронихина, Старова, Захарова, Стасова. Таков был фундамент профессионального образования.

Новая архитектура и историческая, традиционная пересеклись в его творчестве в первой половине 30-х - конфликтно и механически «обогащалась» конструктивистская архитектура. Автор искал «переходных» решений, пытался «смягчить» жесткую архитектуру 20-х перефразированными деталями классики.

Но органичного слияния все же не произошло - в ту пору господствовал, как известно, «исключающий» подход -«или-или». Общежитие студентов Медицинского института (1934) с его пересказом мотивов Воспитательного дома Брунеллески знаменовало полный переход на позиции освоения наследия прошлого. Но почему не национальное наследие, а «ренессанс», характеризующий эту поворотную постройку? Конечно, здесь и контекст дореволюционного Баку с его ренессансными мотивами, и недавние еще студенческие увлечения памятниками итальянского Возрождения.

Но была и чисто идеологическая причина. Вот свидетельство автора: «Даже после того, как вслед за Москвой у нас был взят курс на освоение классического наследия, возражения критики не вызывала только архитектура Ренессанса. Малейшее же обращение к формам национальной архитектуры, хотя бы к стрельчатой арке, встречало сильнейшее порицание не только в 1934 году, но и значительно позднее» [2] Время, однако, брало свое, и национальная традиция заявляла о себе все громче. Уже в 1934 году конкурсный проект Дворца Советов Азербайджанской республики в Баку отчетливо демонстрирует сочетание композиционных приемов классицизма с архитектурными формами и средствами убранства местной исторической архитектуры.

Вехи жизни и творчества:

  • 1939 - профессор
  • 1940 - Заслуженный деятель искусств Азербайджана
  • 1941 - член-корреспондент Академии архитектуры СССР
  • 1945 - действительный член АН Азербайджана
  • 1947 - 1992 - председатель правления Союза архитекторов Азербайджана
  • 1948 - 1988 - Директор института архитектуры и искусств АН Азербайджана
  • 1950 - доктор архитектуры
  • 1950 - действительный член Академии архитектуры СССР
  • 1957 - действительный член Академии архитектуры и строительства СССР
  • 1970 - народный архитектор СССР
  • 1982 - почетный гражданин города Баку
  • 1985 - почетный член Королевского Азиатского общества. Лондон
  • 1985 - выставка работ в галерее Королевского института Британских архитекторов в Лондоне
  • 1992 - почетный член Международной академии в г. Москве
  • 1992 - президент международной академии архитектуры стран Востока

Награды:

  • 1939, 1952 - орден Трудового Красного Знамени
  • 1941 - лауреат Сталинской премии
  • 1946, 1958 - орден Ленина
  • 1978 - лауреат государственной премии Совета министров СССР
  • 1985 - Герой социалистического труда

Делегат международных конгрессов архитекторов: в Варшаве (1954), Лондоне ( 1961), Гаване (1963), Венеции ( 1964), Париже ( 1965), Исфаган (Иран, 1970), Болгария (1972), Шираз (Иран, 1974), Мадрид (1975), Мехико (1980)

Использованная литература:
[1]
Читайте ЗДЕСЬ

Примечания:

  1. (Мастер // Архитектура, 1985, № 9, с. 8)
  2. (Дадашев С., Усейнов М. Наши искания // Строительная газета, 21 июля 1940 г.).

Истинный учёный, выдающийся архитектор и мудрый руководитель Союза архитекторов. Памяти Микаила Алескеровича Усейнова.

Арх., проф. Эльчин Алиев (из Facebook, май 2019 г.)

M.Usejnov-Leva Schwarz-1984.jpg
М.А. Усейнов (1984). Фото - Л. Шварц

Что в нашей жизни главное?
Кто-то скажет - деньги. Другой скажет - связи. Для кого-то - семья и любовь. Да, всё это главное, но для нашей личной, приватной жизни.

А если дело касается руководителя общественной организации, которая объединяет сотни единомышленников-архитекторов? Тут начинает действовать совсем другой закон, который оставляет в сторону всё вышеназванное и выводит на первое место только одно - репутацию.
Репутация зарабатывается всю жизнь.
Это сложный комплекс из биографии, учёбы, работы, личной жизни, поступков человека и принятых решений. Но особый, последний штрих репутации, придает мораль - те эфемерные принципы, которые ты проповедуешь и за которыми предлагаешь следовать другим.

Микаил Алескерович Усейнов - человек, который заработал себе безукоризненную репутацию не только на свою долгую жизнь, но и которая сохранилась после его смерти. Великий архитектор знал, как один-единственный поступок может навсегда зачеркнуть доброе имя человека, его честь. Может быть, поэтому его сердце не выдержало критику, после которой он так скоропостижно скончался. Потому что дорожил своей репутацией.

У него не было детей, пристроенных за счёт возглавляемой им организации; не было фаворитов и фавориток, назначенных на должность рядом с собой; не было роскошного автомобиля стоимостью несколько годовых бюджетов возглавляемой организации; взносы, собираемые от членов Союза и помощь от государства он тратил строго на развитие организации, которую возглавлял; у него не было частной компании, на которую он перечислял деньги от руководимого Союза архитекторов; не делил архитекторов на «почётных» членов и не членов организации, не раздавал награды по материальному и чиновничьему положению людей – наоборот, старался выделить достойных, скромных, тех, кому было трудно.
Вот в чём его величие и незапятнанность репутации. Поэтому она будет жить вечно!

Знающие его люди рассказывали мне, что в условиях жёсткого тоталитарного режима, в тяжёлых ситуациях Микаил Алескерович никогда не прятался за спиной архитекторов, которые в свою очередь искренне поддержали бы его, причём не из-за наград, грамот и редких вечеров – а в знак уважения достойному во всех смыслах этого слова порядочному руководителю. Но, как человеку честному, с незапятнанной репутацией, Микаилу Алескеровичу не нужны были обманом собранные подписи, потому что он один мог принять на себя критику, объективно рассмотреть её и защищаться как мужчина.
Не было необходимости постоянно подтасовывать результаты выборов, интриговать, искусственно внося склоку и разброд в ряды архитекторов – воспитание и врождённая порядочность не позволяла этого, да и высокий интеллект и сила таланта, истинное уважение и любовь коллег позволяли честно решать труднейшие задачи.

Он был великий истинный аристократ и интеллигент – возможно, таким не становятся, а рождаются.

Честен он был во всём, в том числе и в отношениях с руководством страны, с Гейдаром Алиевым, которого искренне уважал и любил. Никогда не позволял себе злословия в адрес руководителя страны за его спиной, в «узком кругу». Никогда и не льстил, не угодничал, не лакействовал – за это его и искренне уважали.

Несколько раз я имел честь быть приглашённым Микаилом Алескеровичем в его мастерскую в «Доме для работников науки» на проспекте Нефтчиляр. Учёный рассказывал мне об архитектуре, искусстве, показывал свою библиотеку, скульптуры. Не помню сегодня поводы для встреч, но знаю точно одно: никогда Усейнов не опускался до принципа: "ты мне – а я тебе"

Архитекторы, знающие Микаила Алескеровича отмечали, что он, как сильная личность, как человек, честно избранный Председателем организации коллегами на съезде, а не заработавший свой «трон» лживыми обещаниями и протиранием не одной пары своих штанов, высиживая в приёмных больших начальников - никогда не ждал похвалы, лести, не собирал вокруг себя в большей части подхалимов и родственников. Любил поддерживать молодое поколение, причём тех, кто этого действительно заслуживал своим талантом, а не из-за каких-то других личных намерений или кровных уз.

У настоящего Архитектора не было врагов, потому что он не был мелочным и мстительным, а тратил своё время только на творчество, реальное проектирование, был истинным человеком искусства, науки и архитектуры, настоящим проектирующим профессионалом, настоящим «заслуженным» профессором. У него могли быть только оппоненты, с которыми он мог и поспорить, которых мог и послушать для выявления истины. Никогда учёный не упрекал возражателей своими заслугами, не опускался до унижения их достоинства, пользуясь своими административными возможностями – Усейнов был сильной, уважающей себя личностью.

Говорят, что истина познаётся в сравнении. Сегодня не тот случай, потому что нет того, с кем бы даже близко можно сравнить в нашей профессии этого великого человека. Поэтому надежда на моих молодых коллег: будьте любознательны, совершенствуйтесь, дерзайте – и примером для вас должен служить Микаил Алескерович Усейнов, силой творческой мысли которого созданы лучшие произведения архитектуры Азербайджана ХХ века, многие из которых мы не смогли сберечь...



Фотоальбом

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница