Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Фиалко Екатерина Родионовна - кандидат геолого-минералогических наук, одна из известнейших гидрогеологов Азербайджана

1922 - 1991

Fialko small.jpg
Екатерина Родионовна была одной из наиболее высококвалифицированных специалистов в области гидрогеологического изучения территории Азербайджана. Она проработала в Республике около сорока лет, из которых почти двадцать лет (с 1969 по 1988 гг.) была главным гидрогеологом Гидрогеологической экспедиции Управления геологии Азербайджана.

Помимо составления ею первой в истории секретной гидрогеологической карты Азербайджана масштаба 1:500.000 и тома «Гидрогеология СССР», посвященного Азербайджану, она составляла и защищала научно-производственные отчеты, проверяла, а иногда и писала заново отчеты о проведенных исследованиях, составленные недостаточно квалифицированными гидрогеологами, выполнявшими полевые работы. Очень часто она брала такие работы домой.

Мне хочется рассказать об одном случае, происшедшем на моих глазах. Отчет о выполненной полевой работе передал Екатерине Родионовне (которую многие пожилые работники Экспедиции называли просто Катей) ответственный гидрогеолог одной из партий, по фамилии Гасанов. Екатерина Родионовна взяла отпечатанный на машинке отчет домой для проверки. Исправления она вносила карандашом, вычеркивая все неверные заключения и добавляя правильные выводы. Через пару дней она вернула отчет Гасанову. Прошла неделя и Гасанов передал Екатерине Родионовне на подпись заново отпечатанный и переплетенный отчет. И она с ужасом обнаружила, что Гасанов аккуратно стер все ее карандашные исправления и отдал заново отпечатать свой отчет без каких-либо исправлений. Пришлось Екатерине Родионовне все делать заново, не могла же она пропустить отчет к защите в безграмотном виде. Этот случай красноречиво свидетельствует о том, насколько ответственным и трудолюбивым человеком была Екатерина Родионовна.

Екатерина Родионовна Фиалко родилась 25 ноября 1922 г. в селении Косеновка Уманского района Черкасской области Украины. Ее отец, как она указала в своей машинописной биографии, был служащим, а мать домохозяйкой.

В 1930-м году Екатерина Родионовна поступила, а в 1940 г. окончила среднюю школу г.Звенигородска, где в те времена жила вся ее семья. В том же году она поступила на геологический факультет Львовского университета. Окончив первый курс, она, в связи с началом Великой Отечественной войны, была вынуждена эвакуироваться. В течение 1941-42 гг. работала в колхозах Полтавской области, а затем Ставропольского края. В 1942 г. добровольно вступила в ряды Красной армии. Была начальником поста 67-го Отдельного батальона ВНОС (Войска воздушного наблюдения, оповещения и связи ПВО). В 1944 г. направлена в г.Станислав на курсы младших лейтенантов, которые окончила в 1945 г.

После демобилизации в том же году поступила в Киевский университет им. Шевченко, где продолжила учебу на геологическом факультете, на отделении «гидрогеология». Окончила университет в 1949 г. и получил диплом гидрогеолога (БН № 014449) и звание инженера-геолога. В СССР молодых специалистов распределяли на работу в различные республики и районы СССР. В соответствии с распределением, Екатерина Родионовна приехала в Баку и была принята на работу в Управление геологии Азербайджана.


Е.Р.Фиалко выступает на собрании в честь 60-ой годовщины со дня Октябрьской революции. Слева во втором ряду Санан Али-заде, будущий начальник Гидрогеологической экспедиции


На экскурсии в историко-художественный заповедник Гобустан (наскальные рисунки каменного века). На фотографии сотрудники Гидрогеологической экспедиции, в том числе - Тематической партиии

Слева направо: неизвестная сотрудница Экспедиции, Владимир Листенгартен - начальник Тематической партии, организатор экскурсии, Елена Листенгартен - техник Экспедиции, неизвестная сотрудница Экспедиции, Людмила Шахбазян - ст.гидрогеолог Тематической партии, Татьяна Писарева - ст.техник Тематической партии, Неля Касимова - гидрогеолог Тематической партии, Екатерина Родионовна Фиалко - главный гидрогеолог Экспедиции, Майя (Эльмира) Касумова - ст. техник Тематической партии, неизвестная сотрудница Экспедиции.


В период с 1949 по 1961 г. она работала в Гидрогеологической партии глубокого бурения, в партиях, занимавшихся проблемами мелиорации и орошения, которые проводили исследования в пределах Куринской депрессии, охватывающей центральные районы Азербайджанской республики. За это время она прошла большой путь от должности гидрогеолога до главного инженера, технорука и начальника партии.

Надежда Ефимовна Гухман, бывшая в те годы главным геологом Управления геологии Азербайджана, довольно быстро оценила знания и деловые качества Екатерины Родионовны. Поэтому, когда Всесоюзный Институт гидрогеологии и инженерной геологии (ВСЕГИНГЕО) начал проведение работ по составлению гидрогеологических карт СССР масштаба 1:500.000 и многотомной монографии «Гидрогеология СССР», Екатерину Родионовну в 1961 г. назначили начальником Тематической партии по составлению такой карты и тома монографии, описывающего гидрогеологические условия территории Азербайджана.

В годы, когда Екатерина Родионовна только начала работать в полевой партии, начальником этой партии был Гаджи Бабаевич Кадымов. Екатерине Родионовне в то время было только 28 лет. Она была небольшого роста, полной, но, в то же время, симпатичной и привлекательной женщиной. Естественно, что между ней и Гаджи Бабаевичем довольно быстро сложились близкие отношения. Жена Гаджи Бабаевича была тяжело больна, и Екатерина Родионовна, сочувствуя Гаджи Бабаевичу, принимала активное участие в уходе за его женой. А когда жена скончалась, они свои отношения сделали официальными.

В те годы в Баку многие семьи нуждались в жилье. Управление геологии участвовало в строительстве двухэтажной надстройки дома на стыке Кривой улицы и улицы Ворошилова. Окна надстройки выходили на обе улицы и те, что выходили на Кривую улицу, смотрели прямо на сад Парапет, известный всем бакинцам. Парадный вход в дом был с улицы Ворошилова, почти напротив входа в «Книжный пассаж». Гаджи Бабаевич Кадымов и Екатерина Родионовна получили в этой надстройке небольшую, но удобную квартиру в самом центре города. Официальный адрес, где они жили, был: г.Баку, ул. Мамедалиева 21, кв. 22.

В 1964 г. после защиты отчета с результатами работы Тематической партии, все материалы были приняты главным редактором монографии «Гидрогеология СССР» профессором Ниной Васильевной Роговской. В этом же году тогдашний начальник Управления геологии Азербайджана Мидхат Мустафабейли, с подачи главного геолога Надежды Ефимовны Гухман, назначил Екатерину Родионовну Главным гидрогеологом организованной в 1960 г. Гидрогеологической экспедиции, руководство которой располагалось на втором этаже дома в Ереванском переулке, рядом с площадью Азнефти.

Гаджи Бабаевич Кадымов был на двадцать лет старше Екатерины Родионовны. Поэтому примерно в то же время он ушел на пенсию. В связи с тем, что у них не было детей, супруги решили усыновить мальчика. У Гаджи Бабаевича в г.Нахичевани жил сын от первого брака, у которого было много детей – и сыновей, и дочерей. Одного из сыновей этого сына, то есть его внука, и решили усыновить Гаджи Бабаевич и Екатерина Родионовна. Его перевезли в г.Баку, где он вскоре пошел в школу. Звали его Ильгар и, конечно, все заботы о семье взяла на себя Екатерина Родионовна.

Мне хочется рассказать одну необычную деталь. Когда Управление геологии Азербайджана переехало в построенный новый пятиэтажный дом на проспекте Строителей, я и Екатерина Родионовна часто после работы вместе шли вниз по улице в сторону ее и моего дома. Мы обменивались всеми служебными новостями. Иногда говорили и о наших личных проблемах. По дороге, почти всегда, Екатерина Родионовна заходила в продуктовый магазин, чтобы купить продукты и, обязательно, через день бутылку водки. Я этому удивлялся, но она мне объяснила, что Гаджи Бабаевич с молодости во время обеда обязательно выпивает стакан водки. Так как ему в это время уже было больше семидесяти лет, в попытке отучить его от этой «вредной» по ее мнению, привычки, Екатерина Родионовна повела его к врачу. После осмотра и сделанных анализов, врач сказал Гаджи Бабаевичу: «Ваш организм привык к ежедневному потреблению спиртного, поэтому я думаю, что для вашего здоровья лучше ничего не менять!» - «Вот, - сказала мне Екатерина Родионовна, - и приходится через день покупать бутылку водки». - «А зачем покупать так часто, - спросил я, - не легче ли поехать на служебной машине и сразу купить десять бутылок на месяц вперед!» - «Нельзя, - ответила она, - я целый день на работе и он может выпить сразу значительно больше одного стакана».

На работе Екатерина Родионовна больше всего занималась текущей производственной деятельностью, гораздо меньше уделяя свое время научным проблемам, хотя из каждого научно-технического отчета, выполненного под ее руководством, она могла написать научную статью, которую, несомненно, с удовольствием приняли бы для опубликования в трудах Академии наук Азербайджана или в «Записках» Азгосуниверситета. Поэтому, хотя количество написанных ею научно-технических отчетов превышало пять десятков, опубликованных статей у Екатерины Родионовны было только около тридцати. А основным ее трудом, как я уже упоминал, стала монография «Гидрогеология СССР», том XII – Азербайджанская ССР (М, Изд-во «Недра», 1969), в которой она является не только автором большинства разделов, но и редактором тома.

Издание каждого тома сопровождалось составлением и изданием первой в истории Гидрогеологической карты Азербайджана в масштабе 1:500.000. В соответствии с законами СССР, карты такого масштаба считались секретными. А основным автором карты была Екатерина Родионовна, что само по себе было огромным вкладом в изучение и отображение в картографическом виде гидрогеологических условий и закономерностей распространения, движения и качества грунтовых и напорных вод.

В начале 1960-х годов, когда шли работы по составлению монографии и карты, Н.В.Роговская очень часто приезжала в Баку, где, как редактор всего издания, разработчик условных обозначений к карте, определявших ее содержание, работала вместе с Екатериной Родионовной, с которой, естественно находилась в близких, дружеских отношениях. В связи с этим, мне хочется рассказать одну важную для Екатерины Родионовны историю ее жизни, в которой участвовал и я.

В 1971 году Екатерина Родионовна подготовила кандидатскую диссертацию на тему: «Гидрогеологическое районирование Куринской депрессии для мелиоративных целей». Руководителем диссертации была Н.В.Роговская. Защищать ее планировалось в Москве в институте ВСЕГИНГЕО. Полностью завершенную, отпечатанную и переплетенную в виде солидного тома диссертацию Екатерина Родионовна отправила в Москву Н.В.Роговской. После этого прошло больше шести месяцев, а от Нины Васильевны, как говорят, «ни слуха, ни духа». И это несмотря на то, что Екатерина Родионовна неоднократно звонила ей в Москву. Та постоянно отвечала: «Да, да, скоро все будет в порядке!» И так месяц за месяцем. Осенью 1971 года я, по делам выполняемых мною в то время работ, должен был лететь в командировку в Москву. Екатерине Родионовне было не совсем удобно давать мне малоприятные для меня поручения. Поэтому в Экспедицию пришел Гаджи Бабаевич. Он был человеком не стеснительным, прямым, сопровождал свое возмущение нецензурными выражениями. Он сказал мне, что Н.В.Роговская – «такая-сякая» - уже очень длительное время держит диссертацию Екатерины Родионовны и, по неизвестной причине, по-видимому, не желает ее пропускать к защите. Он просил меня, чтобы я повлиял на Н.В.Роговскую назначить, наконец, дату защиты.

Тут надо сказать, что отношения с Н.В.Роговской у меня были действительно неважные. Задолго до этого я хотел поступить в аспирантуру и обратился к ней за помощью. Как я выяснил позже, место было предназначено для другого человека, и она не только не помогла мне, но и активно содействовала тому, чтобы я в аспирантуру не попал. Я, конечно, обиделся и в дальнейшем, случайно встречаясь с ней, делал вид, что не вижу ее. Но Екатерине Родионовне в ее просьбе, высказанной ее мужем, я отказать не мог и, приехав в Москву, отправился повидать Н.В.Роговскую. Когда я зашел в ее небольшой кабинет в здании на Ордынке, где тогда помещался институт ВСЕГИНГЕО, между нами произошел интересный диалог, который я не могу не привести.

– Нина Васильевна, как вы относитесь к Екатерине Родионовне? – Не понимаю, почему вы об этом спрашиваете, она знающий геолог, хороший человек и я ее очень уважаю. – В таком случае, чем объяснить, что ее диссертация лежит у вас больше полугода без движения? – Вы понимаете, у меня очень много работы сейчас, и просто до этого еще руки не дошли. – Понятно. А вы знаете, какова зарплата главного гидрогеолога Экспедиции без ученой степени? - Нет, не знаю. – 200 рублей. А знаете ли вы, какова зарплата главного гидрогеолога Экспедиции с ученой степенью? – Тоже не знаю. – 500 рублей. По вашей вине Екатерина Родионовна ежемесячно теряет 300 рублей (деньги по тем временам немалые)! – Я об этом и не подозревала.

В те времена я уже был кандидатом наук и неплохо разбирался в перипетиях при защите диссертации. – Нина Васильевна, от вас требуются всего три подписи: на титульном листе диссертации, на кратком отзыве величиной в полстраницы и на сопроводительном письме к ученому секретарю Совета, который должен вынести работу на защиту. Это займет не более 10-15 минут. Но если у вас нет даже такого количества времени, я готов сейчас же подготовить и проект вашего отзыва, и письмо. Ну, а для того, чтобы поставить три подписи вообще нужно не более 1-2 минут. Н.В.Роговская, слегка ошарашенная таким моим напором, попыталась защищаться:"Но вы поймите, я руководитель работы, у меня есть замечания, они должны быть исправлены!" – Я с вами полностью согласен. Но скажите, сколько, по вашему мнению, понадобится времени Екатерине Родионовне, чтобы исправить все ваши замечания? - Ну, я думаю, около двух недель. – Прекрасно. В таком случае, я сейчас свяжусь с ней по телефону с тем, чтобы завтра она вылетела в Москву на две недели. – Но… вы поймите, у меня ведь есть и другие дела, кроме того, я сама собираюсь лететь в командировку в Баку. – Так это же еще лучше. Дайте мне, пожалуйста, ваш паспорт, я сейчас же поеду в кассы Аэрофлота и возьму для вас билет. Роговская еще больше обалдела. Она ненадолго задумалась, а потом говорит:"Нет, билет брать сейчас невозможно, приказ о командировке еще не подписан. Давайте договоримся так: вы приходите сюда завтра во второй половине дня, а я к этому времени все решу.

Назавтра она сообщила мне, что в командировку не едет, а Екатерина Родионовна может прилететь на следующей неделе в Москву. Я немедленно сообщил об этом по телефону в Баку, и Екатерина Родионовна в назначенный срок улетела в Москву. Когда она вернулась, она мне сказала:"Я вам очень благодарна, что вы так действенно повлияли на Нину Васильевну. Хотя я и не знаю, что она хотела этим сказать, но она попросила меня обязательно передать вам, что во всех трех местах, о которых вы ей говорили, она уже поставила свои подписи."

И действительно, 15 февраля 1972 г. Екатерина Родионовна благополучно защитила диссертацию. Ее, как работника очень ценил начальник Управления геологии Э.М.Шекинский. Не ожидая утверждения защиты диссертации ВАКом СССР и получения Екатериной Родионовной диплома кандидата наук, он своим приказом установил ей вполне заслуженную высокую зарплату. Диплом кандидата геолого-минералогических наук (МГМ № 008263 от 28 апреля 1972 г.) Екатерина Родионовна получила только через три месяца.

Надо сказать, что Екатерина Родионовна не только на словах отблагодарила меня. Во внерабочее время я подрабатывал путем составления для различных организаций проектов бурения эксплуатационных скважин для орошения земель в различных районах Азербайджана. Естественно, что при этом я использовал все имевшиеся у меня на работе гидрогеологические материалы, а также оформлял разрешения на бурение этих скважин, которые должны были даваться Управлением геологии. Э.М. Шекинский, неизвестно от кого узнав об этом, распорядился собрать все компрометирующие меня, по его мнению, материалы. Что он собирался делать с ними и куда их передавать, я не знаю. Но какой-нибудь неприятности для себя я ожидал. Узнав об этом, Екатерина Родионовна поговорила с Э.М.Шекинским. Она напомнила ему о моих очень полезных для Управления геологии работах, в первую очередь о том, что я с отличной оценкой защитил в ГКЗ СССР очень важную для водоснабжения г.Баку работу по оценке эксплуатационных запасов подземных вод северо-восточной части Азербайджана, и убедила его, что все геологи, если могут, то подрабатывают на стороне не в убыток Управлению геологии. Э.М. Шекинский согласился и дал распоряжение уничтожить все собранные его подчиненными материалы о моих, якобы незаконных заработках. Екатерина Родионовна мне о своем разговоре с Э.М.Шекинским ничего не сказала, но мне все равно стало известно об этом ее поступке.

В большинстве советских учреждений в те времена торжественно отмечали юбилеи ответственных работников. Произошел курьезный случай, когда в кабинете начальника Гидрогеологической экспедиции, где собрались практически все начальники и главные гидрогеологи партий, праздновали 50-лений юбилей Екатерины Родионовны. Самым главным лицом за праздничным столом был, конечно, начальник Управления геологии Экрем Мамедович Шекинский. Вруйр Галукян, главный инженер экспедиции решил сказать тост. Он был одними из членов армянской семьи, бежавшей в начале XX века из Турции. Хотя он и говорил по-русски, но иногда путал значение отдельных слов. Он сказал:"Наша Катя замечательный человек, она высококвалифицированный специалист, она работает много, работает как настоящий мужчина!" - Вмешался Э.М.Шекинский:"Это, конечно, правильно, но вы все-таки не должны забывать, что она женщина!" - Вруйр Галукян, учтя поправку, внесенную начальством, сразу поправился:"Вы совершенно правы Экрем Мамедович, мы учитываем это и, когда нужно, мы используем ее как женщину!"

Екатерина Родионовна стала красной как бурак, а присутствующие делали гигантские усилия, чтобы не расхохотаться вслух.

Когда я познакомился с Екатериной Родионовной, ей было 37-38 лет, Она была, как я уже писал, полной женщиной небольшого роста и у окружающих мужчин вызывала только деловые интересы. Но, как оказалось, она сама была о себе высокого мнения. Однажды одна сотрудница Экспедиции должна была лететь в командировку в Москву. Очень многие женщины давали ей поручения купить в Москве то-то и то-то, что в Баку достать было невозможно. Екатерина Родионовна тоже решила заказать купить ей отрез какого-то материала на платье. Сотрудница, готовившаяся к командировке спросила ее:"А какого цвета материал вы хотите?" - Екатерина Родионовна ответила удивленно:"Конечно, под цвет моих глаз, вы разве не видите, что глаза у меня зеленые?"

Только после этого разговора сотрудники Экспедиции узнали, что у нее зеленые глаза, а до этого, мало кто обращал внимание на цвет ее глаз, а те, кто считал, что знают, считали, что у нее глаза просто сероватого цвета.

Управление геологии Азербайджана постоянно участвовало в строительстве домов для своих работников. В связи с тем, что Ильгар повзрослел, окончил школу, но дальше ни учиться, ни работать не хотел, условия жизни в семье Екатерины Родионовны были неважными и жить в одной небольшой квартире было тяжело и тесно. Э.М. Шекинский удовлетворил ее просьбу и распорядился дать ей квартиру в новом пятиэтажном доме, построенном в Бакинском районе «8-ой километр». Екатерина Родионовна, по-прежнему, жила с мужем в квартире на Кривой улице, а в квартире на «8-м километре» поселился Ильгар.

Начальник Управления геологии Э.М.Шекинский был человеком «сталинского разлива». Это значит, что он часто давал указания, которые вызывали большие сомнения в целесообразности, а иногда и возможности их выполнения. Не многие могли, как Екатерина Родионовна на словах полностью поддерживать мнения и распоряжения начальника. Как это было принято в Азербайджане, она всегда говорила начальнику «Баш уста» («Слушаюсь»»), и ничего не делала. Как говорится «Или ишак сдохнет или эмир умрет!» И действительно, Э.М.Шекинский обычно забывал о своем распоряжении или считал, что оно выполнено и не имеет смысла что-либо проверять. А с точки зрения Екатерины Родионовны главным было доскональное изучение подземные воды с тем, чтобы была возможность при нужде поставить их на пользу промышленности, сельскому хозяйству и, в первую очередь, водоснабжению городов, поселков и селений республики.

Екатерина Родионовна за годы работы в Управлении геологии Азербайджана выполнила гигантский объем исследований. Она знала гидрогеологические условия, наличие и качество подземных вод всех районов Республики. Все геологи Азербайджана ценили ее, как наиболее знающего специалиста в этой области. Поэтому ее заслуги были достойно оценены, как за годы, проведенные в армии, так и за послевоенный труд. Она была награждена медалями «За боевые заслуги», "За оборону Кавказа», «За победу над Германией», а также «За доблестный труд», «За трудовую доблесть», «Ветеран труда». Она имела звание «Почетный разведчик недр Министерства геологии СССР», а также удостоверение «Заслуженного геолога Азербайджанской ССР». Была награждена серебряной медалью и «Дипломом первой степени ВДНХ СССР»

Екатерина Родионовна никогда не делилась с нами, сотрудниками Экспедиции о жизни членах своей семьи, проживавшей на Украине. Но из ее документов можно сделать вывод, что семья была большой. Ее старший брат, Степан работал геологом, старшая сестра Лидия была адвокатом в г.Бровары Киевской области, ее младшая сестра, Светлана работала педагогом в г.Звенигороде Черниговской области. Отец и мать Екатерины Родионовны все послевоенное время жили вместе с младшей дочерью в г.Звенигородке. Отец скончался в 1975 году. Мать скончалась в 1990 г. в г.Бровары, где и захоронена.

В середине 1980-х годов Гаджи Бабаевич, которому было уже за 80 лет, после непродолжительной болезни скончался. Отношения между Екатериной Родионовной и приемным сыном Ильгаром к этому времени были чрезвычайно напряженными. Он жил в отдельной квартире, у него были свои малоприятные, с точки зрения Екатерины Родионовны, приятели, он не считался с ней, грубил, заявлял, что она ему никто, просто посторонняя женщина.

В это же время у Екатерины Родионовны стала подводить память, она часто забывала, что обещала сделать в определенные сроки. В январе 1988 года она отказалась от должности главного гидрогеолога Экспедиции. Некоторое время она продолжала работать в одной из гидрогеологических партий старшим гидрогеологом. Она чувствовала себя все хуже, но все, кто работал с ней, старались это не замечать.

Наступили времена независимости Азербайджана. А с ней пришла возможность, как покупать, так и продавать квартиры. Никто точно не знает, что именно произошло с Ильгаром. Важно то, что он остро нуждался в деньгах. Одни говорят, что он проиграл большую сумму, другие уверяют, что он решил уехать гулять за границу, третьи уверяют, что Ильгар женился на еврейке и вместе с ней уехал на постоянное жительство в Германию. Источником денег для него стали квартиры – та, в которой жил он и та, где жила Екатерина Родионовна. Продал ли Ильгар эти две квартиры или проиграл, никому не известно. Но Екатерина Родионовна оказалась «на улице». Ей не оставалось ничего другого, как уехать из Баку на Украину, в в г. Орджоникидзе Днепропетровской области, где она жила со своим братом Степаном Родионовичем и его женой Аллой Ефимовной. Она скончалась в 1991 г. и была похоронена в этом же городе.

Когда я писал эту статью о Екатерине Родионовне, найти лиц с фамилией «Фиалко» очень много. А в Баку никого из родственников у нее не было. Я пытался получить необходимую информацию из ее «Дела», хранящегося в архиве Министерства экологии и природных ресурсов Азербайджана, Моей бывшей сотруднице, Майе Касумовой удалось это сделать, за что я ей очень благодарен. Поэтому эта статья написана мною не только на основе своих собственных воспоминаний и воспоминаний тех, кто когда-то работал в Экспедиции и помнил Екатерину Родионовну, но и на сведениях, почерпнутых из «Дела», хранящегося в архиве.

Однако, уже тогда, когда эта статья появилась в интернете, ее обнаружила племянница Екатерины Родионовны – Олена. Она связалась с сайтом «ourbaku.com» и сообщила некоторые дополнительные сведения, на основании которых в статью были внесены некоторые поправки. Мне, автору этой статьи хочется поблагодарить Олену за ее письмо.

Екатерина Родионовна Фиалко была без сомнения очень знающей и умной женщиной, многие годы работала не покладая рук, была очень порядочным и честным человеком. Как немногие, она, несомненно, получала удовольствие от выполняемой работы. Но я спрашиваю себя сейчас, а была ли она счастлива, была ли довольна прожитой жизнью, думала ли она, что ее жизнь могла бы быть лучше и интереснее, если бы она была заполненной не только каждодневной работой? Ответить на этот вопрос я не могу.


Владимир Листенгартен

Фотоальбом

Фотографии присланы племянницей Екатерины Родионовны

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница