Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Френкель З.Г. Записки о жизненном пути

Об авторе

Frenkel Z.jpg

Захарий Григорьевич Френкель (1869 – 1970) - видный российский ученый- гигиениста, организатор здравоохранения, демограф, геронтолог, действительный член Академии медицинских наук, заслуженный деятель науки, доктор медицинских наук, профессор.[1]

В литературном наследии 3. Г. Френкеля особое место занимает рукописный труд – его автобиографические записки "Записки и воспоминания о прожитом пути". По существу, это тоже монография, имеющая большое познавательное значение, поскольку в ней отражена не только личная жизнь автора, но и важнейшие факты и события, происходившие в нашей стране на протяжении почти 90 лет на рубеже двух исторических эпох.

Отрывки из 4-й главы "Научно-педагогическая деятельность в советские годы" (1918 - 1929)"

Как и во многих других случаях, я не могу по памяти точно установить, в котором году был первый после Октябрьской революции санитарно-технический съезд. Но в памяти встают у меня связанные с этим съездом интересные события.

Помню, что съезд начался в Баку, в апреле 1923 либо 1924 г., и был хорошо организован.
В распоряжение участников для поездки на Шолларские источники был предоставлен Баксоветом специальный поезд.
А закончил свою работу съезд в Тифлисе, где его участников чествовали обедом на только что начавшемся строительстве Земо-Авчальской (ЗаГЭС) на реке Куре. Обед проходил в обширном сарае, только что построенном для размещения рабочих, прибывавших на строительство плотины.

Первый раз видел я Баку. Весь город, а не только Черный город с его нефтеперегонными заводами, был окутан черным дымом, будто мрачная стена стояла над домами. Дым заполнял, пронизывал весь воздух. Причудливый вид городу и окрестностям придавали бесчисленные вышки нефтяных скважин.

В ранние утренние часы, до открытия заседаний съезда, я обходил разные части города. И Старую крепость, где люди жили в тесной каменной застройке, как в муравейнике; видел и вползавшие на горы татарские лачуги среди кладбищ и каменных нагромождений, и новые "европейские" кварталы в районе Бакинского совета и в районах, примыкавших к Морской набережной, и новейшую застройку Арменикенда.

Но, разумеется, я вновь и вновь возвращался к Биби-Эйбату.
Там велось бурение новых скважин и работали, отводя нефть и изливая ручьи бросовой воды, нефтяные скважины.

Заходя в квартиры, в жилища разных рангов, то в отдельных мелких постройках, то в новых жилых массивах, я прежде всего убедился, что стоявший черной пеленой дым происходит не от заводских труб, а из тысяч дымоходов в жилых домах.
Уходя с работы домой, все рабочие несли с собой ведерки с нефтью, которой отапливали свои квартиры. Их примитивные отопительные приборы и плиты не обеспечивали сгорания нефти, и большая ее часть уходила из дымоходов в виде черных мрачных туч.
Казалось, это вопрос ближайшего времени: для экономии нефти устроить в городе теплоэлектроцентрали, сплошную теплофикацию и газоснабжение жилых помещений и тем самым ликвидировать задымление воздуха.

Во многих домах в городе встречались колодцы, но вода в них была соленая и для питья непригодная. Баку снабжался водой из горных Шолларских ключей (в 186 км от города). Собранная там каптажными сооружениями (по проекту Линдлея) вода поступала в Баку по самотечному бетонному водоводу. В нем, по-видимому, произошли какие-то повреждения, вследствие чего ухудшилось качество воды.
Очень остро стоял в Баку вопрос об ускорении строительства канализации. Проект ее был разработан местными инженерами.

На обратном пути поезд останавливался в тех местах, где были обнаружены разрушения водовода. Члены съезда осматривали их и выслушивали заключения специальной комиссии о причинах разрушений.
На одном участке водовод был временно выключен для ремонтных работ. Вода передавалась на время ремонта по напорной трубе.
Вместе с несколькими другими членами съезда под руководством известного специалиста по бетону проф. Байхова я прошел весь выключенный участок, протяжением в несколько сот метров, внутри водовода для непосредственного ознакомления с характером разрушений от просачивания сульфатных грунтовых вод и способами ремонтных работ. Вся поездка прошла очень оживленно.

В начале сентября 1927 г. мы с Любовью Карповной (жена Френкеля З.Г.) приехали в Ессентуки. Курортный врач назначил мне полный курс грязевых процедур и ванн, велел пить из определенного источника воду.

У меня не хватило выдержки довести до конца назначенный мне курс лечения, и мы отправились по Военно-Грузинской дороге до Владикавказа (потом переименованного в Орджоникидзе, а еще позднее - в Дзауджикау, пока он, наконец, не стал вновь Владикавказом), до Тбилиси, а оттуда по железной дороге в Баку: в Ессентуки мне переслали приглашение из Баксовета приехать для участия в экспертизе проекта расширения и перепланировки города Баку.

В Баку в начале октября стояла нестерпимая жара. Работать в середине дня было трудно, поэтому с 12 до 16 часов делался перерыв.
Предварительное ознакомление и изучение проекта развития и планировки Баку, выполненного под руководством А. П. Иваницкого, затруднялось отсутствием полного переписанного экземпляра. Приходилось знакомиться с огромным разрозненным плановым и проектно-графическим материалом и выслушивать разъяснения сотрудников Иваницкого. Сам он к назначенному для экспертизы сроку не приехал.

В ранние утренние часы, а иногда и в часы дневного перерыва мы с Г. Д. Дубелиром[2] объезжали последовательно одну за другой части города, добирались на промыслы с их поселками, смотрели в натуре, в какой мере в проекте учтены местные природные условия.

У Дубелира, привыкшего исходить из практических инженерно-расчетных соображений, часто возникали очень рациональные простые решения.
При осмотре нами, например, части города, носящей название Арменикент, когда мы обошли несколько улиц, разбивающих всю эту новую, уже хорошо застроенную часть города на несколько рядов небольших прямоугольных кварталов, Дубелир высказал мысль, что без всяких сложных построений здесь следует просто закрыть, то есть изъять из общего пользования каждую вторую улицу. Таким образом будет достигнуто укрупнение кварталов. В каждом квартале появится свободное пространство для внутриквартальных детских площадок и садов, а для города уменьшится сеть улиц, требующих расходов на замощение и постоянный ремонт мостовых.

При объезде промыслов я с радостным чувством видел успехи, достигнутые в строительстве домов для рабочих.
Была совершенно очевидна ненужность проектирования единой с городом Баку канализационной системы для этих отстоящих от него на десяток и более километров поселков.
Обширные пространства, прилегающие к Баку на Апшеронском полуострове, являлись необрабатываемой пустыней вследствие недостатка влаги. Конечно, нужно было при устройстве канализации в городе направить сточные воды на орошение этих пустынных земель, как это и предлагалось на съезде 1923 года.
Вместо этого за Черным городом, недалеко от берега моря, были построены огромных размеров двухъярусные отстойники со спуском прошедшей через них сточной воды со всеми содержащимися в ней удобрительными веществами в Каспийское море. Только известное предубеждение у нового поколения инженеров против применения орошения в качестве способа одновременного обеззараживания и использования удобрительной ценности сточных вод помешало окончательно принять решение применить в Баку поля орошения и повело к крупным затратам на содержание огромных железобетонных отстойников.

Мы пробыли в Баку до середины октября. Жара не прекращалась, и мы ежедневно купались в морских купальнях у набережной нового городского сада.
Неприятной особенностью купаний в Баку служил остающийся, невзирая на все меры, тонкий слой нефтяных загрязнений на поверхности морской воды.
Почти у центральных улиц города начинались поднимавшиеся довольно круто вверх по каменистой лестнице старые кладбища. Уже тогда был утвержден проект превращения этих пустырей в сады и парки.
Дело затруднялось недостатком пресных вод для поливки посадок. С устройством нового водопровода эти затруднения были устранены.

Примечания:

  1. Подробную биографию см. ЗДЕСЬ
  2. Дубелир Григорий Дмитриевич (1874 — 1942) — российский учёный, специалист по городскому планированию. В 1910-е годы выполнил пионерские исследования по адаптации городской планировки к неизбежному резкому увеличению количества автомобилей. После Октябрьской революции более не занимался градостроительством и сконцентрировался на исследованиях, посвящённых качеству дорожного покрытия. Впервые в России предложил технические требованию к дорожному покрытию. В 1938 году впервые составил технические условия для строительства дорог и мостов

Источники информации:
сайт История.РФ
Википедия, ст. Дебелир Г.Д.

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница