Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

"ПРОЙДУСЬ ПО "АБРИКОСОВОЙ", СВЕРНУ НА "ВИНОГРАДНУЮ" И НА "ТЕНИСТОЙ" УЛИЦЕ Я ПОСТОЮ В ТЕНИ"

Как сберечь старые названия бакинских улиц и вообще грамотно подходить к проблеме топонимии?

Ариф ШАХБАЗОВ, заслуженный строитель

Территория города - это своеобразная книга, а отдельные его массивы и улицы - страницы этой книги. И в них, а точнее в их названиях, - история города, история народа - свидетельство того, что происходило на этой территории ранее - в период становления, формирования и развития и народа, и города.

Топонимия большого города, каким, бесспорно, является Баку, - разноплановая по хронологии присвоения названий различным ее частям и очень интересна по мотивам определения этих названий. Но в последнее время усилиями дилетантов в этом деле, к сожалению, наблюдаются решения малопонятные, необъяснимые, а порой смешные и попросту абсурдные. Основа тут одна - поспешность и некомпетентность.

Прежде на страницах газет довольно часто появлялись статьи на тему: "Когда улица меняет имя", "Улицы нашего города", "Улицы нашей памяти" и т.д. В них высказывались досада и обида в связи с происходящими бесконечно переименованиями.

Подобное ритуальное событие, естественно, сопровождается или должно сопровождаться креплением таблички. И это не только проявление уважения к истории или личности, но еще и доказательство цивилизованности города, где знают и чтят топонимию.

Присвоение, скажем, улице осмысленного названия есть способ увековечения памяти личности, события, знаменательной даты и т.д., причем выбирается улица, которая обязательно как-то связана с этим лицом, событием...

Увы, в нашем городе это ныне не всегда соблюдается. У нас этот процесс далек от цивилизованных норм и вместо ясности и порядка вносит хаос. Подумать только, сколько подобными действиями сеются неразбериха и путаница в работу почтовых отделений, судов и нотариальных контор, поликлиник и множества других социальных учреждений? Затрудняется работа рекламных служб, испытываются сложности при составлении и издательстве каталогов, справочников и путеводителей.

Вызывает удивление, что чиновники, в чьих руках находится это весьма серьезное, деликатное и тонкое дело, не всегда реагируют на опубликованные газетные статьи, не считают нужным выступить в печати с разьяснениями принимаемых решений. На мой взгляд, это должны были делать именитые члены Комиссии по наименованиям при главе исполнительной власти города, приводя в своих отчетах убедительные аргументы.

Поторопившись позавчера, напутав вчера, перемешав сегодня прошлое с настоящим, мигом сотрем историю, а спустя десяток лет будем драть горло, доказывая лжеисторикам, идеологическим врагам и недругам свои права, выискивая стертые самими же факты и приводя забытые обществом достоверные исторические и географические доводы. Мы оказались лицом к лицу с труднорешаемой проблемой указания местожительства и обмена паспортов.

Сегодня некоторые улицы являются хотя и близлежащими, но в то же время "блуждающими". А ведь достаточно уважать и сохранять в топономии свою историю, чтобы она со временем нашла свое отражение в литературе, поэзии, искусстве - искусстве художников, популяризирующих родную землю.

А жаль, ведь улицы, являясь, конечно же, при грамотном подходе к выбору названий своеобразной анкетой города, могут многое рассказать о нем и его жителях. Такая устная анкета была когда-то и у Баку. Вот, к примеру, улицы Верхняя Тязяпирская и Нижняя Тязяпирская давали знать о том, что между ними расположена мечеть Тязяпир - одно из уникальных сооружений города.

Или возьмем названия двух Приютских улиц. Они произошли от расположенных на них в 30-40-х гг. детских домов-приютов. Улица Самеда Вургуна до присвоения ей имени поэта называлась Красноармейской, поскольку вдоль нее по нечетной стороне в начале 30-х годов был заложен парк Красной Армии. Еще раньше она называлась Красноводской, поскольку у моря улица упиралась в пристань на Красноводск. Водовозная, Колодезная, Трамвайная, Парковая, Набережная, Вокзальная и многие другие названия давались улицам вполне осмысленно, они определяли назначение и месторасположение.

Спросите сегодня у жителя нашего города, как снабжалось население водой до постройки Шолларского водопровода, первого в городе, сооруженного по проекту инженера Линдлея на пожертвования известного своими благотворительными делами бакинского мецената Тагиева? Мало кто ответит.

А сохранив названия Колодезной и Водовозной улиц, стало бы ясно, что на одной из них находилось одиннадцать колодцев с питьевой водой, принадлежавших Миронову и допущенных к строительству управой города. В то время в бурно разрастающемся городе во многих дворах тоже были колодцы, но поскольку вода в них была хуже, то право на ее продажу населению было предоставлено только Миронову. На другой улице - Водовозной, - на которой начинался водный путь, вода в телегах с бочками развозилась по домам. Вот наглядный пример, как в цивилизованном городе можно хранить его историю с помощью топонимии.

По мере роста города и необходимостью появления в нем новых зданий, построенных по уже составленному первому Генеральному плану Баку, появлялись и новые названия улиц и площадей, например, старожилы долго помнили Думскую площадь или Биржевую, ныне ставшую Молодежной улицей; Гимназическую, ныне ул. Толстого и т.д. Собственными именами улицы потом назывались очень редко и в основном именами членов царской семьи - Мариинская, Ольгинская, Николаевская, Александровская или именами приближенных ко двору - Воронцовская, Цициановская, Барятинская и т.д.

Улицам нередко присваивались названия также по характеру деятельности живущих на ней людей - Бондарная, Кислотная, Дрогальный переулок и т.д., - либо по находящемуся здесь объекту. Так, в Черном городе появился длинный ряд Черногородских и Заводских улиц. Все улицы, расположенные на противоположной от здания железнодорожного вокзала части, именовались Завокзальными.

По мере застройки этой части города число Завокзальных улиц перевалило за 17. По этим названиям, надо сказать, очень легко было ориентироваться как населению, так и приезжим. К перечню улиц, получивших свое название с акцентом на месторасположения, были Хребтовые, Нагорные и пересекающие их Параллельные, что точно соответствовало математическому понятию о параллели, четкую ориентровку давало и название Садовая - улица примыкала к Губернаторскому саду.

В постреволюционные 20-е годы в Баку начался первый виток переименований, вызванный социальными переменами. Появляются названия, отражающие эпоху и отвечающие духу общества, - Советская, Первомайская, Трудовая, Пролетарская, Освобожденной азербайджанки. Ряд переименований произошел в результате изменившейся функции улицы. Так были переименованы Кладбищенские, т.к. уже не вели в мир иной. Замену нашли и Приютским, Церковной, Губернаторской и ряду других. Однако далеко не всякий выбор новых названий был обоснованным.

По истечении определенного периода, радикального преобразования общества переименование некоторых улиц было необходимым и оправданным. В этот период в подборе новых названий стали повляться фамильные оттенки. К примеру, в Баку появились улицы Зиновьева, Когановича, Чичерина, Розы Люксембург и многие другие. Позже появляются улицы опять-таки фамильные: Чапаева, Щорса, Чкалова, Красина. Возможно, все эти люди - вполне достойные, но ведь они не имеют никакой связи с нашим городом. Потому присвоение их имен бакинским улицам, наверное, было неуместно. Получили также почти все 26 бакинских комиссаров право на бессмертие через присвоение их имен улицам Баку.

Цивилизованному обществу известно немало способов увековечения народом и правительством стран своих выдающихся личностей. Это прежде всего памятники, создание музеев-квартир, бюстов, установленных в учреждениях, где они трудились, присвоение их имен: учебным заведениям, научно-исследовательским институтам, учреждениям культур, театрам, кинозалам, библиотекам, морским судам, медицинским учреждениям.

В тех случаях, когда уже нет безымянных объектов, вполне почетным и наиболее долговечным становятся художественно оформленные мемориальные мраморные плиты, устанавливаемые на фасадах зданий, где они жили либо работали. Жизнь показывает, что они наиболее долговечны и желания их снять ни у кого не вызывают. Этот приведенный выше перечень может быть бесконечным, чего не скажешь об улицах.

Их число ограничено, и как бы бурно ни застраивался город, улиц для увековечения не хватит, к тому же совпадение фамилий вносит большую путаницу, вызывает недоумение у населения, создает дополнительные хлопоты для инженерно-коммунальных служб города.

В странах Европы и Америки, как в столичных городах, так и провинциях, фамильного бума на улице никогда не было. Власти там проявляют в этом вопросе больше разума, логики и творчества, нежели угодничества. Каковы же были причины уличного бума за все годы существования Советского Азербайджана в составе дружной семьи и независимого суверенного? Объясняется это прежде всего тем, что в те годы лиц, знакомых с топонимией, ее основами и правилами, у власти Советов не было.

Изучение истории становления топонимии в нашем городе дает право прийти к выводу, что в первые послереволюционные годы процесс необходимых переименований, вызванный шквалом социальных перемен, также проходил стихийно, поспешно, неквалифицированно, под диктатом центра. Все это имело и идеологическую направленность. Но почему некомпетентность имеет место и сегодня после анализа и осуждения многого из того, что тогда считалось "достижением и свидетельством культуры".

Сегодня на Трамвайной уже нет трамвайного депо, на Молоканке нет слободы, на Станиславской нет церкви Святого Станислава. Ее место занял вокзал первой в Советском Союзе городской электрической железной дороги - свидетельство прогресса молодой азербайджанской советской республики. Ведь это и есть история города, а с ним и история народа, которая должна храниться и передаваться без ненужных наслоений.

Объясняется происходящее уже многие годы просто - бестолковщиной в деятельности исполнительной власти города, на всех уровнях и ее топонимической комиссии. Видя эту чехарду с бесконечными переименованиями улиц, заменой одних на другие, можно сделать вывод - те, кому доверена столь серьезная и ответственная работа, поверхностно знакомы с научными основами топонимии. Сегодня в уличных названиях создан хаос, и он продолжается, покуда не грянет гром.

Пусть читатель не думает, что по затронутой теме нет каких-либо положений и принципов. Они были и все еще есть и выработаны временем с участием специалистов по топонимии, Географическим обществом, созданным еще на заре бывшего Союза; они состоят из общественных принципов и признанных во всем мире. Названия улиц прежде всего должны помогать как ориентиры, должны быть рассчитаны на общественное признание.

В бывшем Ленинграде, а ныне Санкт-Петербурге, дважды оформленный постановлением мэрии Невский проспект переименовали в "Проспект 25 октября". Но горожане и все приезжающие даже впервые в этот город продолжают называть его Невским. Местным он дорог исторически, а приезжим он более удобен как Невский, о котором они много начитались в классической литературе.

Такое чувство бережливости к старым названиям сохранилось и у многих бакинцев: Набережная, Торговая - это и есть топонимия! Это удобно и хорошо, когда уже названия улиц несут информацию. Они могут быть как историческими, так и географическими - отражать природные особенности и названия местности, Нагорная улица, Баиловский переулок и т.д.

В Баксовете "придумали" контору, которая из оргстекла делала уличные таблички, срок действия которых был менее года. Проявляли "бурную активность" в бесконечном переименовании и придумывании новых названий улиц все эти годы те, кто отвечает за уличные таблички. Они не замедлили проявить "изобретательность" и дать волю своей фантазии в бесконечном экспериментировании, но так ничего и не нашли. Стабильность не в шрифте, не в конструкции уличных трафаретов.

До войны все таблички по всему городу были единого формата и изготовлены по оправдавшей себя в мировой практике технологии из чугуна. Они представляли собой слегка выпуклую металлическую пластину, покрытую белой эмалью, с надписью черного цвета. Такие трафареты пользуются на пассажирских поездах. Это еще раз подтверждает их долговечность и сопротивляемость жаркому солнцу, дождю, снегу, ветру!

А что творится сегодня в нашем городе? В зависимости от своей "фантазии" художник конторы определял размер: часто табличка доходит до метра в длину. Выполненные из оргстекла в сочетании с тонкой жестью с наклеенными буквами, да к тому же с электрическим подсветом внутри - в замкнутом контуре все эти таблички быстро деформировались. Наклеенные буквы, не успев выгореть от солнца, отклеивались, и на стенах дома вместо ясных букв и номеров маячила искореженная грязная рама.

Горожане, кто не имел возможности смотреть популярную передачу "Поле чудес", могли участвовать в ней, гуляя по городу. Название дома должно быть благозвучным, удобно произносимым, не создавать ложных или двусмысленных прочтений и искажений. Неужели отцы города не видят всего этого!

Таблички с названием улиц, как принято во всем мире, прикрепляются на углу квартала. У нас же в Баку недавно я обнаружил, кстати, в двух шагах от самой мэрии, как таблички красуются посередине квартала. Это говорит о полном отсутствии понятий о структуре и ведении городских таблиц.

В связи с проводимыми структурными преобразованиями в исполнительной власти формальная топонимическая комиссия практически перестала функционировать. Дело, как видим, перешло от коллективного обсуждения к единоличному праву давать названия тем или иным улицам.

На мой взгляд, давно назрела необходимость создания по-настоящему деятельной и профессиональной топонимической комиссии. Она должна творчески и, главное, разумно решать вопросы.

Source: здесь


--I am 01:22, 2 ноября 2009 (UTC)

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница