Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Школа №133

Школа №133 ул. 28 Апреля,70


Виолетта Колушева. Моя школа времен 1945-1955г.г.

Я выпускница этой школы, выпуск 1955 года. Единственная золотая медалистка этого выпуска. Между прочим, последний «девчачий» выпуск. Следующие были уже смешанными с мальчиками. Были еще пять серебряных выпускников, помню из них Зейналову Томиллу (с ней вместе я училась на «мехмате АГУ»), Меликеганову Сусанну (уехала в Ленинград и поступала в какой-то технический вуз), Агамирову Розу (училась в АзИИ).

Итак, поступила я в школу в 1945-46 учебном году.

Первый послевоенный год, пока папу демобилизовали, пока возвращались в Баку из эвакуации и устраивались – родителям было не до меня. В школу привели меня в марте 1946 года. Было мне 7 лет, но читала я свободно, считала и прочее. Училась сама по заголовкам газет, никаких книг, тем более детских в то время не было. А мне было очень скучно… вот и научилась.

Попали мы с мамой к моей первой учительнице - Сусанне Ивановне Костанян. Она меня взяла, выставила оценки за 3 и 4 четверти и перевела во 2 класс еще и с похвальной грамотой. Грамота эта, как и несколько последующих с портретами Ленина и Сталина, у меня сохранились.

Veta school 133 4-1.jpg


Второй учебный год 1946/47 мы встречали уже в другом здании. Во втором классе нас оказалось около 90 человек, сидели по трое за партой, месяца через 2 нас разделили на 2 класса и все равно в классе было больше 40 учениц. У Сусанны Ивановны я была в «любимчиках», а двоечницам было не сладко. И кричала и указкой по парте стучала и, по-моему, подзатыльник тоже могла дать. Не сильно, конечно. Смеялась над девочками, плохо владеющими русским языком.

Veta school 133 1947.jpg

Учебников практически не было. Мне купили «родную речь» на «черном рынке» по какой-то бешеной цене. Передавали ее потом из рук в руки. Обучение в школе, кстати, было платное. Правда, плата была символической, но тем не менее. После нас (или до) занималась еще другая смена школьников, а вечером еще и третья – вечерняя школа рабочей молодежи.

Были «сухомятные» завтраки, тоже платные. Моим родителям такие завтраки не понравились, и они не стали вносить эту небольшую плату, а я завидовала другим детям, потому что там выдавали карамельную «подушечку-конфетку» с начинкой внутри. Мне очень ее хотелось.

Сначала мы все писали обычными перьевыми ручками (это вы, я думаю, помните "перо" из металла и "палочка"), которые макали в чернильницу. Позже появились автоматические - то есть чернила мы наливали в контейнер, который был в ручке, и из контейнера чернила автоматически поступали на кончик пера. Такие ручки были не у всех. Стальные перышками мы макали в чернильницы - «непроливайки». Это «непроливайки» очень хорошо проливались. Их носили в школу в специальных мешочках.

В тетрадях были специальные промокашки, переход на автоматические ручки был непростым. Во-первых, учителям не нравилось, что портится подчерк, ведь в младших классах были уроки чистописания (почти каллиграфии). А потом появилиь и "шариковые" ручки, это считалось признаком роскоши, их вначале привозили из-за границы. Стержни не выкидывали, их можно было заправить в специальных "частных лавочках", частников, вообще, в Баку было много. В том числе и подпольных (скрывающихся от фининспекторов и налогов), чтобы попасть к последних (портнихам, сапожникам) над было иметь «блат».

В 4-м классе появилась другая учительница – Надежда Петровна (фамилию не помню), которую мы любили, когда она заболела – отправились навещать всем классом. К сожалению, она рано умерла, кажется от неудачной операции аппендицита.

Начиная с 4-го класса ввели изучение английского и азербайджанского языков, и каждый год мы сдавали в конце учебного года экзамены по ВСЕМ предметам. И ничего плохого в этом не было, повторению отводилось в учебном процессе очень много времени, практически всю четвертую четверть. Давали билеты, и к экзамену можно было очень хорошо подготовиться. Поэтому и знания были твердые.

Класс в 1949 году

Воспитательную работу вела пионерская организация. А как же! В каждом классе была пионервожатая – старшеклассница. Была и специальная пионерская комната, и старшая пионервожатая. Нынешним выпускникам, наверное, смешно читать это. А нам нравилось – горн, барабан, торжественный сбор дружины. Верили, что страна наша - самая лучшая. В классе были девочки самых разных национальностей и не помню каких-либо недоразумений по этому поводу. Да и маленькие мы еще были: плакали над «Хижиной дяди Тома», не понимая, почему это негры не переедут из Америки, где их так унижают, убивают... в СССР.

Ходили мы в форме. Классика – коричневое платье, черный (по праздникам - белый) фартук. После школы я еще лет 30 не могла смотреть на коричневый цвет в одежде. Пионерский галстук и фартук надо было гладить каждый день (такой был материал). Колготок не было. Носили чулки, в старших классах появились уже капроновые. И если петля спускалась, надо было уметь ее поднять, или нести к частнику, чтоб поднял.

Репетиторства не было. Не помню, чтобы учителя давали бы какие-то дополнительные занятия. Подтягивать двоечников должны были отличницы. У меня всегда были 2-3 подопечные, приходившие ко мне домой. Ведь пионерским звеньям полагалось соревноваться, в том числе и по успеваемости.

А вот школьные кружки вели почти все учителя – предметники. То есть учителя занимались дополнительно не со слабыми, а с сильными ученицами. Помню на каком-то 5 или 6 кружке, в которые я записались, я «сломалась» и отказалась ходить. Для этого требовалось некое мужество, ведь после такого отказа учитель обижался.

А ведь были еще всякие кружки в Доме пионеров, в Доме творчества. Никуда нас родители не водили, мы шли сами. В Доме Пионеров были игровые комнаты со всякими настольными играми, были и другие возможности. Допустим, за очень небольшую плату секретарь директора вела кружок бальных танцев. По маминым словам, эта секретарша была в свое время известной балериной, кажется ее фамилия была Косовская. По крайне мере я ходила в тот кружок года два с большим удовольствием.

Дискотек не было. Но были школьные вечера. Мужская школы приглашала нас, и классная руководительница торжественно вела нас в ту школу на вечер. Танцевали всякие мазурки, полонезы и прочие «па-де-грассы». Потом наша школа приглашала мальчиков, по-моему, из 8-й школы. Вальсы, танго и фокстроты пришли уже в старших классах. Очень романтично, почти бал Наташи Ростовой.

Телевидения еще не было, но за воскресенье мы с подружками обходили 2-3 кинотеатра, а то и в театр на дневной спектакль могли сходить – это девочки 11-12 лет! Родители не боялись нас отпускать. Давали 1 рубль и нам этого хватало вполне.

Телефонов, даже и проводных, тоже практически не было. Но можно было явиться к подружке без предупреждения. И если мы заигрались, родители находили нам и тарелку супа, и лишнюю котлету.

По вечерам папа читал, но я рядом с ним читала все подряд. Вот с книгами было плохо, в том числе и в библиотеках. Зато какое было счастье, когда попадался в руки «Всадник без головы» или томик Жюля Верна.

Из предметов до 9-го класса больше всего любила литературу, конечно, все зависит от учителя. А любимая моя учительница - Арусяк Михайловна Сагиян и уроки, и кружок вела очень интересно.

«Ревизора», «Горе от ума», «Евгения Онегина» я и теперь помню почти наизусть. Сочиняли рассказы, шарады и т д . Не знаю, заставляли ли учителей натягивать оценки, знаю, что были и переэкзаменовки на осень и второгодничество, а в 8 классе разогнали весь класс почти полностью.

В 9-м класс я уже осваивалась в другом коллективе. Аурсяк Михайловна предмет "советская литература" – а была она уже немолодой женщиной – вести не хотела, и стал у нас в 9 классе вести литературу Софронский. Даже имени и отчества не помню, Михаил, кажется, ему было с нами очень скучно и нам тоже.

Историю вела Фарао Акоповна (фамилию не помню) - тоже очень неинтересно: партсъезды, цифры... в общем, гуманитарный цикл для меня «отпал». Хотя в 10-м (он был последним для нас в то время) классе я много времени потратила на подготовку к сочинению, которое надо было написать на экзамене на аттестат зрелости. Бегала за материалом по критике в библиотеку, исписала кучу тетрадок, их у меня выпросил кто-то из 9-тиклассиков. И, по-моему, они еще долго гуляли у выпускников, которым было лень писать самим. Но это по необходимости. А интерес уже был к царице наук - математике. Все учитель, конечно (!) - Григорий (или Георгий, я и тогда не знала, называли его и так, и так) Бахшиевич Бабалян. Он сказал мне, что того, что дают в школе - мало. Бери другие задачники и решай. Ну и решала – от корки до корки. Если застревала, шла к нему на переменке. Подтолкнет, пошла дальше. В общем, в 10 классе ни минутки не было свободной. Но мне это нравилось. Хотя и пришлось не некоторое время бросить всякие хобби – бальные танцы, игру на рояле и т д. Впереди маячила медаль. А она в тот год давала возможность поступить в любой вуз без экзаменов. Получила, поступила. Но это уже другая история.

Veta school 133 1-1.jpg

По окончании АГУ оставили в Университете на кафедре функционального анализа. Год преподавала, потом аспирантуре МГУ (Москва), защита диссертации и 5 лет работы в АзПолитехе в качестве преподавателя. В 1969 году по семейным обстоятельствам переехала в Нижний Новгород, где и проработала в Нижегородском Госпедуниверситете 41 год. Доцент, последние 15 лет - директор Многопрофильного Учебного Комплекса при Университете.

Так что учила я потом 41 год учителей. И наблюдала как разваливали наше образование. Последние 5 министров (Россия) образования были один хуже другого. В обычной школе я не работала. Но видела, что абитуриенты приходили с каждым годом все слабее и слабее. Ликбез приходилось проводить обязательно – основы школьной математики. Вместо того, чтобы начинать читать высшую математику, приходилось учить азы элементарной математики.

Вот, новый в России министр образования, реформа – а как же! – обязательно: астрономию вводит в школу, хорошая наука... интересная.. типичная в данном случае «мёртвому припарка». Но это все не относится к выпускникам школы №133.

С 2011 года опять, по семейным обстоятельствам переехала в г. Выборг, Ленинградской области. Городок хороший, бывший «финский», 25 км до границы с Финляндией. Исторический многострадальный город с историческими же руинами, как будто война закончилась там не …а совсем недавно.

Выборг мне нравится. Но Баку – любимый город. Смотрю в интернете как изменился, похорошел. Из одноклассников общаюсь только с Аллой Челяпиной – любимая подружка, с которой мы просидели за одной партой. Не надеюсь, конечно, что откликнется кто-то из одноклассниц - и возраст, и «невладение интернетом» ... Но может кто-нибудь из детей или внуков.. буду рада. Успехов и удачи, здоровья!

Виолетта Алексеевна Колушева

Фотоальбом

comments powered by Disqus
Рекомендация close


Главная страница