Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Эрьзя Степан - скульптор

Эрьзя.jpg

1876 - 1959

Чародей резца.

Степан Дмитриевич Нефёдов, выдающийся скульптор XX века, известен всему миру под именем Эрьзя. Этот псевдоним он взял в честь маленького талантливого мордовского народа, к которому принадлежал.

С.Д.Эрьзя родился 27 октября (8 ноября) 1876 года в селе Баево Алатырского уезда Симбирской губернии в семье эрзянского крестьянина.

Художественные способности Степана проявились очень рано - замкнутый и необщительный по характеру, он мог часами рисовать мелом и углем, лепить фигурки людей и животных из глины. Отец, Дмитрий Иванович, первым заметил природные способности мальчика и отдал его учиться в церковно-приходскую школу села Алтышева, а затем в иконописные мастерские Алатыря и Казани.

Поворотным моментом в жизни будущего скульптора оказалась встреча с произведениями М.Врубеля на Нижегородской выставке в 1896 году. Он впервые всерьез задумался о необходимости получения профессионального художественного образования.

В 1901 году Степан Нефедов при поддержке местного помещика Н.П.Серебрякова поехал в Москву, где в 1902 году поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества на живописное отделение. Его учителями были такие художники, как И.А.Касаткин, К.А.Коровин, В.А.Серов, А.Е.Архипов, Л.О.Пастернак.

В 1903 году он перешел в скульптурный класс к Сергею Михайловичу Волнухину. Именно учась на скульптурном отделении, Степан Дмитриевич и начал подписывать свои произведения псевдонимом "Эрьзя".

В 1906 году Степан Нефедов-Эрьзя отправился в заграничное путешествие в Италию и во Францию для совершенствования своего мастерства и изучения лучших произведений мирового искусства. Испытывая страшную нужду, не зная ни итальянского, ни французского языков, не имея крыши над головой, он использовал малейшую возможность работать творчески. В этот период ему посчастливилось познакомиться с хранителем музеев Ломбардии Уго Неббиа и при его содействии никому неизвестный мастер принял участие во Всемирной выставке в Венеции в 1909 году. Появление на этой выставке его работы. "Последняя ночь осужденного пред казнью" принесло молодому ваятелю широкую известность и признания его таланта.

В первый зарубежный период Эрьзя создает такие произведения, как "Автопортрет" (1908, цемент), "Христос кричащий" (1910, гипс тонированный), "Марта" (1912, цемент), "Смеющаяся" (1912, цемент). До 1914 года он жил в Милане, Венеции, Флоренции, Риме, Париже, Ницце, экспонируя работы на десяти художественных выставках.

В 1913 году в Париже в галерее Жоржа Пети Эрьзя открыл первую профессиональную выставку скульптуры и рисунка. Работы молодого художника показали искушенной европейской публике нового мастера, творческая индивидуальность которого была настолько сильна, что его трудно было назвать начинающим. Тонко чувствуя эмоциональные возможности пластики, Эрьзя передавал её средствами мельчайшие нюансы человеческих чувств и переживаний. Итальянские и французские газеты стали называть его "русским Микеланджело", "русским Роденом".

В эти дни об Эрьзе заговорила и русская пресса. Его фигура вслед за Горьким и Шаляпиным становилась символом неисчерпаемых творческих сил народа. Городская Дума уездного центра Алатыря, где прошла его юность, решила, что пора и безвестному симбирскому городку причаститься к всеевропейской славе земляка. Он получил приглашение основать в городе персональный музей. Степан Дмитриевич торжествовал и радовался, сразу же ответил согласием и начал готовиться к возвращению на Родину. В мае 1914 года Эрьзя выехал в Россию.

К сожалению, музей так и не был создан. Шел 1914 год. Началась Первая мировая война. Скульптор был призван в армию. Работа рентгенографа-муляжиста в военном госпитале в Москве отнимала много времени, и ваянием он занимался мало.

Великую Октябрьскую Социалистическую Революцию Степан Эрьзя встретил с радостью и активно включился в осуществление Ленинского плана монументальной пропаганды, согласно которому все монументы, прославлявшие самодержавие, должны быть заменены на новые - памятники пролетарского государства. Он создал памятники К.Марксу, уральским коммунистам, парижским коммунарам. С энтузиазмом Эрьзя взялся за организацию школы ваяния и зодчества, стал преподавать в ней, принимая активное участие в выставках, напряженно работал творчески.

В 1921-1925 годах Эрьзя продолжил свою творческую и общественную деятельность на Кавказе - в Новороссийске, Батуми, Баку. Занимаясь педагогической деятельностью, устройством скульптурных мастерских, он много работал творчески, выполняя портреты К.Маркса, Ф.Энгельса, В.И.Ленина, Ш.Руставелли, И.Чавчавадзе.

В 1923 -1924 гг. - живет и работает в Баку[1].

С.Д.Эрьзя получил мастерскую в здании Азерб. политехнического института (угол ул. Народов Востока и Сураханской[2]), позднее это стало зданием АЗИИ.

Осуществляет монументальное оформление Дома союзов горняков: создает серию скульптур, предназначенных для оформления Центрального Дома союза горняков Азербайджана. Черты монументализма, присущие таланту Эрьзи, наиболее полно проявились в монолитных героизированных портретах рабочих-нефтяников Баку (1925-26). Эти произведения не были похожи на обычные официальные работы. Своей искренностью и доверительностью поэтических интонаций они близки лаконичным, непосредственным по мироощущению произведениям народного примитива.

В декабре 1925 года Степан Дмитриевич вновь возвратился в Москву. Там он был избран в действительные члены "Общества русских скульпторов" и стал принимать активное участие в выставках. Так на выставке "Общества русских скульпторов", которая открылась первого апреля 1926 года в помещении Исторического музея, было представлено несколько произведений скульптора, в том числе и только это созданная композиция "Жертвы революции 1905 года" (1926, железобетон).

На творчество Степана Эрьзи обратил внимание народный комиссар просвещения СССР А.В.Луначарский. В газете "Правда" от 1 мая 1926 года, в статье "Достижения нашего искусства" Луначарский, в частности, писал: "Не могу не сказать несколько слов о скульптурной выставке: Она показала мне новое лицо, глубоко меня заинтересовавшее, мало оцененное у нас, но уже имевшего громкое имя за границей, мастера Эрьзи".
При поддержке А.В.Луначарского в ноябре 1926 года С.Д.Эрьзя с выставкой своих произведений отправился в заграничную командировку.

Во Франции, в Париже, во Дворце работников профсоюза изящных искусств 18 января 1927 года открылась выставка произведений скульптора. Парижский критик Андре Верно в статье, озаглавленной "Великолепная карьера Степана Эрьзи, крестьянина, ставшего скульптором", писал: "Мы сразу были поражены размахом его творчества, такого страстного и прямого, талантом этого скульптора, обладающего огромным потенциалом:" Интерес парижской общественности к творчеству Эрьзи был настолько велик, что выставка его произведений по договоренности с советским полпредством дополнительно ещё месяц проработала в помещении галереи Жана Шерпантье.

В конце марта 1927 года Эрьзя покинул Париж и отправился в Буэнос-Айрес. Обстоятельства жизни этого художника сложились таким образом, что в Аргентине он жил и работал до сентября 1950 года, то есть более 20 лет, почти четверть века.

И вот настали радостные дни - в сентябре 1950 года скульптор вернулся в Москву. Он привез с собой не только свои работы, но и материал, из которого создавал свои творения в Аргентине - субтропическое дерево. Когда Эрьзя приехал в Советский Союз, ему было уже за семьдесят, но у него было много замыслов и планов. В последний период творчества он по-прежнему напряженно работал.

В 1954 году в Москве в Выставочном зале на Кузнецком мосту состоялась персональная выставка произведений С.Д.Эрьзи. С большим волнением ожидал художник встречи с новыми советскими зрителями. Но опасения скульптора были напрасными. Выставка убедительно показала, что советские люди его искусство приняли. Окончательным признанием его таланта Родиной явилось награждение Степана Дмитриевича в 1957 году орденом Трудового Красного Знамени.

Скончался скульптор-труженик за работой в своей мастерской в декабре 1959 года в Москве, а похоронен в Саранске. После смерти С.Д.Эрьзи его произведения вернулись на родину мастера - в Мордовию.


Вишнякова Елена Александровна - научный сотрудник Музея Республики Мордовии имени С.Д.Эрьзи.



Примечание:

  1. Я.А.
    Прекратить бы! Еще о скульпторе Эрьзя и Наркомпросе
    ("Труд" – 12.8. 1924)

    Вот уже скоро год, как наш Наркомпрос пригласил работать в высшую художественную школу по скульптурному отделению скульптора С.Д. Эрьзя. Нашим читателям (да и Наркомпросу) хорошо известно, что Эрьзя – не проходимец какой-нибудь, не искатель приключений, а знаменитейший не только на Россию (а не в России), но и на весь мир талантливейший скульптор, и при том – не аристократ какой-нибудь лощеный, а подлинный сын народа, выбившийся из низов благодаря исключительно силище своего таланта, таланта революционного, пришедшегося не по вкусу царско-поповскому режиму (ему пришлось работать на чужбине).

    И вот Эрьзя приглашается в Баку и ... начинаются его мытарства. Нет для него квартиры, нет мастерской, нет материалов. Наконец, мастерская найдена – громадное холодное сараеобразное помещение в АПИ, там же и «квартира» для знаменитейшего художника... кухня!
    Ну, что ж! Кухня, так кухня! У Эрьзи донельзя простые, спартанские привычки – можно и в кухне жить – лишь бы работать можно было. Но вот беда: нет динамо для мастерской. Долго бились – спасибо Серебровскому – добыли. Работать бы – да не тут-то было: получается бумажка из Наркомпроса – передать помещение в АПИ для какой- то мастерской Наркомпроса, а Эрьзе переселиться в Дом Просвещения, где приготовлены для скульптора и его класса три комнаты.

    Обрадовался Эрьзя – наконец-то можно будет работать по-настоящему! Отправляется в Дом Просвещения, показывает ордер на комнаты, а там уже занято (тоже по ордеру Наркомпроса), стоят три стола какого-то отдела.

    Вот и работай: из АПИ выселяют и тут не дают. «Если я вам не нужен, – говорит Эрьзя, – так я уеду, чего волынить, в самом деле!» – «Нет, помилуйте, обязательно мы вас устроим».

    «Устраивают» ... с октября прошлого года ...

    Были как-то у него в мастерской наши рабкоры, посмотрели на его жилье (в кухне) и... стыдно ребятам стало.
    -Неужели, – говорят, – для Эрьзи в Баку нельзя найти чего- нибудь более подходящего, чем... кухня?!
    Теперь проектируют, будто-бы, поселить его в каком-то …растворе.

    Прекратить бы эту волынку. Неудобно, право.

    Я.А. – это Яков Сергеевич Андреев (так записано в альбоме Эрьзи, куда приклеена эта вырезка из газеты). Альбом хранится в Отделе рукописей Государственного Русского музея (Санкт-Петербург).
  2. ул. Народов Востока - пр. Ленина - пр. Азадлыг и Сураханская ул. - Первомайская - ул.Дилары Алиевой


Источник: Здесь

comments powered by Disqus
Рекомендация close


Главная страница