Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Юдкевич Марина Борисовна - музыкант, педагог музыки

1947-2011

13 Marina Judkevich studentka.jpg

Марина Борисовна родилась в семье Серафимы Фоминичны Юдкевич (урожд. Хигер) (1918 – 2004) – музыканта, которая работала в музыкальном училище, участвовала в Великой отечественной войне, а потом всю жизнь проработала в Бакинской консерватории, и шофера Бориса Юдкевича.

Мария была очень талантливым музыкантом, унаследовав этот талант от семьи Хигер.

После окончания Гнесинского института в Москве, Мария по распределению поехала в Астрахань. Туда перебралась и Сима. Там они прожили до конца своих дней.

В 2004 году профессору кафедры специального фортепиано Астраханской консерватории, заслуженному работнику высшей школы РФ Марине Борисовне Юдкевич было присвоено звание заслуженного артиста РФ - Указ № 900 от 14 июля 2004 года. Список заслуженных артистов Российской Федерации за 2004 год.

Лучше, чем сказали о ней ее коллеги и ученики, не скажешь.

Yudkevich 17.jpg
Когда уходит из жизни человек, который работал рядом с тобой более 40 лет, то память непроизвольно обращается к прошлому. Вспоминается 1971 год, когда в очень молодую Астраханскую консерваторию приехали очень молодые педагоги, только что получившие дипломы о высшем образовании. Среди них была Марина Борисовна Юдкевич, выпускница ГМПИ (РАМ) им.Гнесиных. Она училась в классе профессора К.Х.Аджемова, о котором всегда вспоминала с глубоким восхищением и любовью.

В лице Марины Борисовны кафедра специального фортепиано приобрела прекрасного музыканта, творческого, вдумчивого педагога и интересного, оригинального человека. К ее мнению всегда прислушивались, так как Марина Борисовна говорила не много, но всегда основательно и точно. Ее интуиция и музыкальный интеллект совершенствовались год от года. Музыка и игра на фортепиано были истинным призванием Марины Борисовны. Она прекрасно знала фортепианную литературу, была в курсе всех событий в фортепианном искусстве. Владея большим концертным репертуаром, она почти ежегодно выступала с сольными концертами. В ее исполнительской манере привлекало стремление к глубокому погружению в музыку, утонченное интонирование, спокойствие и сосредоточенность музыкального высказывания. В ее исполнении запомнились сочинения Шопена, особенно Соната си минор и Andante spianato и Большой блестящий полонез, интермеццо и соната фа минор Брамса, Прелюдия, хорал и фуга Франка, ряд произведений Скрябина, Вторая соната Рахманинова. Поражали чуткость слуха и прочность музыкальной памяти, так как Марина Борисовна могла в любой момент свободно играть отрывки из многих сочинений.

С первых дней работы в качестве преподавателя кафедры специального фортепиано Марина Борисовна показала незаурядное педагогическое дарование. Она умела привлечь к себе души своих учеников, которые высоко ценили своего педагога. Выпускники разных лет с неизменным воодушевлением вспоминают годы учебы у Марины Борисовны, отмечая значительность ее влияния на формирование их личности и музыкального интеллекта. Одна из выпускниц класса М.Юдкевич, Ольга Чернова, работающая сейчас преподавателем Пензенского музыкального колледжа, вспоминает: «Для меня Марина Борисовна всегда была глубоко интеллигентным человеком. Никогда, ни при каких обстоятельствах она не навязывала своих проблем. Когда она заходила в класс, за ней чувствовался шлейф глубокой мудрости, изысканного вкуса и истинной преданности своему любимому делу. Студенты класса между собой называли ее «наша Марина». Если говорить о ней как о музыканте-педагоге, то нельзя представить Марину Борисовну, работающую отдельно над технической стороной произведения. Техника всегда была «на службе у содержания». Технические проблемы чаще сводились к показу, как приспособить руку под то или иное место в произведении. У Марины Борисовны было совершенно уникальное слышание ритма и темпа. Даже небольшое отклонение в местах, «где этого делать нельзя», вызывало у нее взрыв возмущения и, как следствие, в нотах появлялись надписи «Ритм!», «Темп!». Система ее занятий была построена следующим образом: в начале урока студентам предоставлялась возможность «высказаться» (исполнить любое произведение из программы или программу целиком). Игра должна была быть наизусть, в выразительном исполнении уже с первого урока. Далее шла работа с нотным текстом, которая могла вестись и за обычным письменным столом. Понять замысел композитора, именно в нотном тексте, как в литературном произведении – вот главная задача студента, считала Марина Борисовна. «Детуля, здесь же все написано!», – мягко говорила она. И это ее «детуля» стало устойчивым выражением. «Детулями» были все студенты – и бывшие, и настоящие, и совсем необязательно из ее класса. Далее Марина Борисовна обязательно садилась за рояль. И то, что она показывала, я думаю, подвластно было только ей».

Тонкий вкус, присущий Марине Борисовне, проявлялся не только в исполнении музыки. Все, что она делала, отличалось особенной элегантностью. Она любила красивую, изысканную одежду и украшения, изящный, но иногда весьма острый юмор. Вспоминается ее способность одним выразительным жестом или взглядом сказать больше, чем словами. Общение с Мариной Борисовной было всегда интересным. Очень жаль, что больше не пройдет по коридорам консерватории эта высокая, красивая женщина с яркими карими глазами, не выйдет на сцену с новой концертной программой, не появится на заседании кафедры или на обсуждении очередного экзамена. Но творческая деятельность Марины Борисовны Юдкевич всегда останется одной из ярких страниц в истории Астраханской консерватории. Е.С. Винокурова,

Музыкальные впечатления от концерта Марины Юдкевич

Концерт памяти учителя (Неопубликованное письмо Флорестана к Эвзебию)

Дорогой мой Эвзебий! Тихим весенним вечером я посетил замечательный концерт фортепианной музыки и хочу рассказать тебе об этом, поделиться с тобой своими восторженными чувствами! Внимай же! Вечер… Я сижу в зале, освещенном мягкими лучами заката, в предвкушении паломничества в мир музыкальных грез. На сцене одиноко и гордо стоит рояль, величественный король инструментов; сейчас он оживет и поведает мне о бурной радости и задумчивой меланхолии, о бездонной любви и сокровенном терзании духа… Вот на сцену вышла повелительница сего инструмента, ее сильные, уверенные руки опустились на клавиатуру, она заиграла; и я попал в чарующий мир музыкального Бытия. Ах, мой любезный друг! Звучала моя любимая музыка – Шопен, соната h-moll; в ней заложена идея мудрого Бытия, обретения тихой, созерцательной радости в страдании… Звуки главной темы лились мощным, все сносящим на своем пути потоком, лавиной, звучал отчаянный призыв к борьбе с невзгодами. Восхитительнее, тоньше всего звучала вторая тема, лирическая, в ней каждый звук, словно драгоценный алмаз, закутанный в сверкающий бархат, переливался тысячами разнообразных оттенков. Как редко в наши дни, мой мечтательный Эвзебий, можно услышать столь бережное отношение к звуку; он поистине озаряет тишину искрой лучистого сияния! Шопен в исполнение пианистки звучал великолепно, в игре сочеталась удивительная мощь, сила, с необыкновенной, пленяющей душу мягкостью. Чудесно! Превосходно!.. Последний аккорд, аплодисменты, тишина. И зазвучали изящно и просто «Благородные, сентиментальные вальсы» М.Равеля, в них пленяла томность, ленивость высказывания, рояль блистал разнообразными красками. Артистка окутала зал туманными видениями, неясными грезами… Да мой друг в Равеле она сумела объединить двух соперниц – экспрессию и импрессию, вместе они стали совершенством! Впрочем, далее меня ждал еще более обожаемый мною Остров радости » К.Дебюсси, этого несравненного «Мастера мгновения». Недавно у русского композитора и поэта М. Кузмина прочитал прекрасные строки о нем:
Какая новая любовь и нежность
Принесена с серебряных высот!
Лазурная святая безмятежность,
Небесных пчел медвяный, легкий сот!

Тема любви в мудром исполнении пианистки звучала именно так, это был не бурный страстный порыв, а «лазурная святая безмятежность». Я впервые в этой теме услышал новую глубину и смысл, тихий свет глубокого чувства! Жаль, мой прекрасный Эвзебий, что тебя не было со мной в тот вечер, поскольку бумага не может передать того вдохновения и восторга, каким наполнила мою душу безукоризненно- чистая, глубокая игра талантливой пианистки!… На время концерта рояль уступил ей трон, артистка властвовала над ним безраздельно и уводила слушателей в царство Райского блаженства… Прощай мой драгоценный друг! Обнимаю и целую тебя! P.S. Сейчас мне немного грустно от того, что такие очищающие и просветляющие душу концерты столь редкостны… (из личного архива М.Рогозинской ).

Концерт М.Б. Юдкевич

(маленькая заметка по поводу большого концерта Мастера)
Е.Копылова студентка IV курса кафедры теории и истории музыки

Хорошей традицией в нашей консерватории стали выступления педагогов разных кафедр. На этот раз с очередным сольным концертом выступила Марина Борисовна Юдкевич – одаренная пианистка, замечательный педагог, мастер своего дела. Она радует своих почитателей достаточно часто, причем с новой программой не реже одного раза в год. А они, в свою очередь, одаривают солистку громкими аплодисментами, криками «браво», многочисленными букетами цветов в благодарность за хорошо проведенные вечера.

Концертная программа была достаточно четко и логично выстроена: от «мрака к свету», от драматизма к оптимизму. Напряженное звучание h-moll-ной сонаты Ф.Шопена ввело слушателей в атмосферу бурных человеческих эмоций. Далее сентиментальные и благородные вальсы М.Равеля несколько разрядили напряжение и подготовили к восприятию кульминации всей программы – «Остров радости» К.Дебюсси. Но и это оказалось не финалом: полного ликования слушательский зал не отпускал любимицу со сцены. На «бис» были блестяще исполнены еще два произведения. Вот так, на оптимистической ноте и завершился концерт М.Б. Юдкевич, оставив в сердцах слушателей много ярких впечатлений.
смотрите здесь

Благодарим Ирину Хигер за предоставленный материал и сохранение памяти о наших бакинцах.

© При использовании материалов данной статьи ссылка на сайт "НАШ БАКУ"(www.ourbaku.com) ОБЯЗАТЕЛЬНА!

comments powered by Disqus
Рекомендация close


Главная страница