Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Юрий Мархевка.
Мои САМОВАРЫ от Баку до Израиля

Что главное в Баку? Не вино, действительно превосходное, не минеральная вода, действительно замечательная. Главное в Баку - чай! Чай мэхмери! Светящийся гранатовым цветом в хрустальном армуде. Особый вкус ему придает бакинская шолларская вода из настоящего самовара. Не дай Бог – не электрического.

Захотелось рассказать некоторые истории о самоварах в моей жизни. И начну я, пожалуй, со времени моего деда по материнской линии. Был он человеком могучим в полном смысле этого слова и обладал недюжиной силой. В свои 75 лет он сажал меня на свою вытянутую ногу и качал, мне тогда было уже 7 лет и я был упитанным, за что на улице имел прозвище "гямбул".

Дед любил чай, но признавал только самоварный. Конечно, к концу жизни, когда круг семьи сузился, самовар разжигали не часто, но он всегда занимал почетное место на кухне.

В свое время, когда меня еще не было на свете, у деда был большой 5-литровый серебряный самовар. Не знаю, правда, какой фирмы, но думаю не из дешёвых. В 20-е годы советская власть эспроприировала ценности у «недобитых» буржуев и кустарей-одиночек на нужды индустриализации страны. Пришли и в наш дом на Сураханской. Не обыскивали, а смотрели, нет ли антиквариата и изымали драгоценности: кольца, кулоны и прочую дамскую мишуру.

Ничего не найдя, "тройка" уже выходила из дверей нашей квартиры. И тут с нижнего этажа раздался истошный крик соседки, проживающей в полуподвале, Ялты: «А почему серебряный самовар не взяли ?» Тройка вернулась в дом и на кухне обнаружили самовар. По причине его частого использования он не блестел и никак не тянул на «драгоценность», потому что был предметом повседневного пользования. Но на всякий случай его реквизировали как драгметалл.

Вечером, как всегда, в доме собралась молодежь: дети, племянники, друзья детей, а надо сказать, что один из сыновей деда и один из многочисленных племянников играли в так называемом рабочем театре. На том этапе это был еще не театр , драм. кружок с постановками на революционную тематику. Имея обширное знакомство среди "молодежи" они организовали деду поход на склады реквизированых вещей, с тем, чтобы дед забрал свой самовар. Но, к сожалению, он своего не нашел. Ему было предложено взять любой взамен, но дед принцииально хотел только свой.

Samovar Ura.JPG
Потом дед купил самовар с керосиновым нагревом фирмы Тейли [1]. Этот самовар и остался в памяти моей как семейная реликвия. Уже году в 60-ом сын деда, по глупости, переделал керосиновый самовар в электрический. И хотя тот и не изменил своей фактуры с медалями и двуглавым орлом, но был потерян, как антикварная вещь. Перед отъездом в Израиль моя старшая сестра все таки умудрилась продать его, как старинную вещь.

Я же увлекся самоварами где-то году в 70-м, благо тогда купить старый самовар не представляло большого труда. В Баку было множество точек сбора цветного металлолома от населения. В эти точки за бесценок как лом меди и латуни люди сдавали старые самовары, чайники и прочую утварь, в эту пору еще не было увлечения стариной. Но платить за него в Пункте вторсырья уже приходилось по цене, значительно превышающей стоимость металла. После этого самовар надо было отхромировать, то есть придать ему блеск, в любой из бесчисленных мастерских на улице Басина или Кубинке.

Это мог быть и прекрасный подарок - старинный, оригинальный и, главное, полезный. Таким образом я "восстановил" три самовара. Один подарил моему родственнику в Дубенки с дарственной надписью, выгравированной ниже всех медалей.[2]Там самовар стоял в предбаннике деревенской бани и завершал церемонию парения церемонией чаепития.

Второй был подарен родственнику-другу Владимиру Афанасьеву. Володя, как цивилизованный турист, брал самовар во все свои походы.

С этим самоваром связан один интересный случай. Афанасьевы отдыхали у нас в Баку на островах Алятской гряды. Там был заказник, принадлежавший обществу ДОСАФ. Маленькие безлюдные острова служили отдыхом для продвинутых туристов и любителей подводной охоты. Раз в 2 дня служители-егеря объезжали на лодке все острова, снабжая посетителей питьевой водой в так называемых анкерках. Маленький дубовый бочонок вмещал в себя 5 литров воды. Вода не входила в плату проживания, и ее надо было заказывать из расчета потребности.

Вернувшись из похода к нам на улицу Чапаева, Афанасьевы перед отъездом утром, как и положено, растопили самовар к завтраку. Позавтракав, сели в свой "Москвич" и уехали. Часа через два, доехав до Насосной, разбили бивак, и тут выяснилось, что забыли самовар. Володя развернулся и поехал назад, хотя это была плохая примета. Самовар спокойно стоял на крыльце нашего подъезда. Ничего плохого в дальнейшей дороге не случилось, а этот самовар они потом привезли и в Израиль.

Третий самовар фирмы «Братьев Баташовых" принадлежал мне. Этот самовар был во всех наших походах. Мы и не мыслили себе выезд на природу или чаепитие дома без него. Разжигали его прямо на балконе нашей квартиры на 4-м этаже на улице Солнцева. Дым, наверное, мешал соседям, но это был бренд нашей семьи.

С этим самоваром связано несколько интересных историй. В одну из наших поездок мы отправились на Пирсагат. Дорога на туда уныла и однообразна. Пустыня с нефтяными промыслами Карадагнефти, горы Кобыстана с правой стороны по ходу, но зато с левой стороны море радует своей голубизной. На море вышки, рыбацкие домишки на сваях. Но зато выезд на природу из стен города. Почему выбран Пирсагат? Потому что я там в это время работал.

Ника Нагдимунов и Юра Мархевка у самовара

Примерно в 100 километрах от Баку по Сальянской дороге природа не бог весть какая, но зато берег водохранилища. Меня там знали местные чабаны, которые и продали нам баранину на шашлыки. Ну а чай - неизменнный ритуал. Вместе с нами были Назаровы и Нагдимуновы. Хорошо провели день, а собирались уже в потемках и в спешке. Короче, по прибытии домой обнаружили, что потеряли краник[3]от самовара. Пользоваться самоваром было больше невозможно.

Вот тут небольшое отступление:
В 1986 году наш сын перевелся из Владимирского института в Бакинский индустриальный, и в это время его дядя, брат матери, пристрастил его к альпинизму.

Но в далекие горы много не наездишься, а вот около Баку, примерно в 80-ти километрах по дороге на север находиться гора Бешбармаг (азерб. Beşbarmaq - в переводе с Азербайджанского - пять пальцев). Называется она так потому, что на высоте 400-450 метров в небо устремляются 5 утесов, образуя со стороны дороги вид развернутой пятерни. В ненастную погоду туман закрывает кончики пальцев, а низкие тучи вообще закрывают их.

Бакинская молодежь, занимающаяся скалолазаньем, облюбовала их себе для тренировок. Относительно близко от города, скалы отвесные, высота небольшая. Так сказать, то что надо. У подножия горы чуть выше дороги, приютилось небольшое поселение, жители которого не то, чтобы «грабили», но останавливали каждую машину, едущую в ту или другую сторону, и создали такую «мантру», что если не позолотишь руку, дороги не будет. Поверьте, останавливалось 99% машин. На это и жили, вот такой нашли способ заработка.
Кто не остановился, проклянут, а сбудется или нет иди проверь.

Под горой есть маленькая пещера, куда эти жители сносили всякую старую утварь, ритуальные ленточки и прочие мелочи, которые служили им талисманами.
Молодежь использовала эту пещеру как приют во время их занятий скалолазаньем. И вот в этой пещере наш сын увидел необходимый (точно как утеряный нами) краник к самовару. Привез его, и краник действительно подошел, при том, что каждый краник имеет свой конус, а вот совпало.

Прошло месяца три, и сын стал замечать, что у него случаются всякие напасти. Связал он это с тем, что забрал краник из «святилища». В один из воскресных дней он сорвался, самостоятельно отправился на Бешбармак и положил краник на место. Говорит, что помогло - неприятности перестали его преследовать.

Краник мы все таки нашли другой, а конус его притер Виктор Назаров.

В 1990 году при отъезде в Израиль мы не взяли самовар, понимая, что он не пройдет на таможне, а передали его нашим друзьям семье Гак.

Через много лет, приехав в Москву, жена спросила подругу: не помнит ли она, у кого остался самовар, и услышала в ответ, что самовар стоит у нее. Времена уже были другие, и мы попробовали провезти самовар.

При проходе таможеного досмотра нам немного подфартило.

Вилен Лалабеков и московская родня провожает самовар в бауле в Израиль

Разгорелся спор о долларах, разрешенных к провозу, и в этой суматохе таможеник пропустил сумку, в которой стоял самовар. Так мой самовар оказался в Израиле. И тут началась его новая жизнь. Благо теперь мы живем в своем доме на земле и имеем дворик. Ну, прямо усадьба. Да и родни, и бакинских друзей в Беер Шеве у нас много, дом всегда открыт для гостей.

Увы, ничто не вечно - от частого употребления прогорел чугуный колосник, несколько раз самовар роняли, и он потек. А местные «умельцы» просто напортачили, и пользоваться им стало невозможно. Так и стоял он в бездействии.

Со временем и самовар Афанасьевых потек в месте припайки крана к корпусу. Часто бывая в Москве, Володя купил отреставрированный пятилитровый самовар и стал возить его на все загородные встречи. Самовар буквально сиял на Израильском солнце на зависть мне.

Но, на мое счастье есть интернет, в котором я выяснил, что в Туле реставрируют все виды самоваров, заменяют непригодные детали, а главное, нет проблем с пересылкой. Подрядчик оформляет документы сам. Как я паковал самовар для посылки в Тулу - это особый рассказ. Потом началась эпопея с оплатой рублями, и пришлось задействовать наших друзей в России.

Самовар мы получили, и теперь он сверкает всеми своими девятью медалями, правда, в основном, в нашем сарае. Но зато, когда мы его вынимаем на свет божий и растапливаем, на «дух» собираются ближайшие соседи, посмотреть на диковинку. А посмотреть есть на что, при прекрасной сохранности и сияющем виде по самым скромным подсчетам нашему красавцу более ста лет.

Татьяна Сперанская. И у нас самовар

Вот как интересно устроена память, вроде ничего не помнишь, а вдруг прозвучало слово, и по цепочке вытягиваются разные подробности.

Муж мой – Виктор Назаров, с детства и до совершеннолетия и женитьбы пил чай только из самовара. Оказавшись в столице чаепития - Баку, при каждом удобном случае напоминал нам об этом, с тоской глядя на кипящий чайник. Мысль запала в голову и требовала осуществления.

В год 10-летия моего окончания института мне была дана возможность поехать в мой родной город Иваново для встречи с друзьями. После прохождения праздненств, я занялась делом.

В Торговых «Куражевских рядах» и «на Барашке»[4] я заглянула в пару комиссионных магазинов и в растерянности поняла, что не знаю какой выбрать. Самовары стояли как на подбор, разные, но какую форму, размер и вид, как проверять качество – я не имела представления. А тащить его надо было далеко: сперва в Макеевку, где пребывали на отдыхе мама с папой и детьми, и куда должен был приехать Виктор, а потом в Баку.

И вот, придя прощаться к моей преподавательнице и хорошему другу Галине Александровне Пануевой и ее маме, сидя с ними как всегда за самоварным чаем, я посетовала на свою проблему.

А жила Галина Александровна в собственном доме, расположенном на огромном участке в центре города. Но это был дом бабушки и дедушки, а дом родителей стоял в глубине того самого участка (что само по себе требует отдельного рассказа). Выслушана я была со вниманием и участием, на мою просьбу сходить со мной для консультирования последовал одобрительный кивок, и мы перешли к другим темам.

Поздно вечером мы стали прощаться, и я направилась к калитке, заметив краем глаза одиноко стоящий у тропинки самовар. А вслед услышала: «А самовар свой не возьмете?» И на мой удивленный возглас последовало: «Это наш, а мы пьем из бабушкиного. Так что передаем в хорошие руки, умеющие ценить». Я и не знала как отблагодарить, на что очень сдержанная в выражении чувств Галина Александровна заметила: «Сперанская, владейте и помните.»

Как я дотащила этот самовар до тети и дяди, я уже и не помню. Тетушка стала причитать, а дядя как истинный организатор и руководитель предложил отправить багажом на Украину, а там уже вместе с Виктором везти в Баку.

Началось обеспечение безопасной пересылки, для чего тетушка вынула из закромов то, что называлось: старшие уже выросли, младшие доносят. Из магазина, расположенного в нашем доме точно под нашей квартирой на втором этаже, была взята огромная коробка, «драгоценность» уложили со всеми предосторожностями, и я отправилась в багажное отделение Ивановского железнодорожного вокзала.

Приехав в Макеевку, я никому не рассказала о готовящемся сюрпризе. Получив извещение о прибытии багажа, сказала маме, что это тетя Надя прислала для детей одежку, и мы с Виктором отправились на вокзал.

Притащив короб домой, начали распаковывать его под мамины причитания, дескать зачем, да так тяжело, да можно было посылками, да и вообще можно было обойтись (хотя прекрасно знала, что обойтись было не можно). Но когда на свет божий показался самовар, то вопли восторга огласили всю округу Красногвардейского района города Макеевки.

Тут же у подъезда самовар был растоплен, и мы сели пить чай, а мимо нас с равнодушным видом фланировали соседи, и только одна подошла с банкой варенья, и ей тут же был выдан стакан чая, с которым она присоединилась к нашему чаепитию.

Друзья и родственники в Баку всегда ждали нашего приезда (как впрочем и мы их возвращения из отпусков), потому что всегда привозилось что-то вкусненькое, – правило у нас было такое, и тут же устраивали посиделки.

Приехав в Баку, мы немедленно раздобыли березовые доски (из них делали заборы для огораживания строительства), сделали небольшие чурочки и приготовились к приему гостей.

Стол был накрыт украинскими изысками, гости рассаживались с восклицаниями восторга и предвкушения, но когда с балкона был занесен САМОВАР, все остолбенели.

Армуды засияли настоящим мэхмэри, кусочки колотого сахара, инжировое, айвовое, вишневое варенье, и потекла неспешная беседа и веселые рассказы о проведенном времени.

Теперь поездки веселой компанией за город или в Нардаран на дачу к Нагдимуновым, естественно, стали сопровождаться самоварным чаепитием. Для этого была приспособлена специальная сумка (используемая до сих пор), немедленно названная «самоварная». Туда со всеми предосторожностями укладывался самовар, изготовленная Виктором труба, специальный большого размера заварной чайник, комфорка, капельник (полоскательница) и завернутый в специальную тряпочку краник.

Когда в очередной раз мы оказались в гостях у наших друзей Беленьких и рассказали о своем приобретении, то тут же были награждены специальным металлическим подносом Варшавского изготовления, точно по размеру нашего сокровища.

Самовар по праву стал членом нашей семьи.

Но на этом история не заканчивается. По ряду обстоятельств Виктору пришлось сменить место работы и он устроился в ПТУ №11. Ученики очень уважали его за справедливость, он никогда не давал в обиду ребят, приехавших учиться из районов Азербайджана, прекратил поборы с нищенской стипенидии учащихся, которыми занимались мастера. И вот прикипели к нему два брата-сироты с 8-го километра. Учились они очень старательно, понимали, что надо самим о себе позаботиться и овладеть специальностью, а это для Виктора главное в человеке.

И вот однажды, один из братьев увидел у нас на балконе электрический мотор "мессершмит" и "ревун" и попросил их у Виктора. А на следующий день принес нам в благодарность самовар, который валялся у них на чердаке. Вид у самовара был неприглядный и пришлось восстанавливать некоторые детали. И хозяин взялся за дело. С помощью окиси хрома («зеленки») и войлочного круга самовар приобретал сияющий медный блеск.

И вскоре на нашем столе стоял еще один красавец, теперь уже медно-золотой. Если ивановский самовар, был изготовлен в 20-х годах, и никаких бранзулеток, кроме надписи «Патрубтрест. Тула. патронзавод» на нем не было, то новичок просто сиял гербом державы, оттисками медалей и клейм и прочими геральдическими украшениями.

И опять без приключений не обошлось. Приехав однажды на дачу в Нардаран, а тащить самовар от автобусной остановки до дачи надо было километра два, мы решили его там оставить. Все равно, если что, то дома есть второй.

Приехав в следующую субботу рано утром на дачу, мы застали полную тишину, хозяев нигде нет. Стали искать детей, нашли Марика и Даника. Спрашиваем, где родители, в ответ вялое, не поднимая глаз:
- Уехали.
- Как уехали, куда, почему?
- По делам.

Ничего не добившись, стали располагаться и ждать. И вот появились родители с самоваром в руках, а на наши удивленные возгласы рассказали, что вечером на даче отключили свет, а самовар был уже разведен, в темноте Марик не долил воду до нужного уровня, в результате чего самовар распаялся, и утром пришлось мчаться в город паять его.
Но результат был прекрасный, самовар в порядке. А Марик ожидавший, что, как воскликнула его мама, обнаружив происшедшее: «Татьяна Борисовна тебя убьет!», воспрял духом, поняв, что я не настолько кровожадна, и ему ничего не грозит.

А вот как вспоминает об этом эпизоде Татьяна Нагдимунова:

А дело было так. Вечером Марик решил разжечь самовар. Он уже делал это неоднократно, и мы ему доверяли всю процедуру подготовки. Но в этот злополучный день Даник (по гороскопу змея!), который бегал по необъятным дачным просторам, влетел на веранду с « благой вестью»: «Я нашёл ежиков, дайте мне что-нибудь, их невозможно взять голыми руками". Марик отвлёкся, не налил воду в самовар, поджег дрова, и я вскоре увидела как эта благородная вещь "горит синим пламенем."
Нашему ужасу и стыду не было предела и утром, подхватив самовар, помчались в город. На улице Басина было несколько мастерских, в одной из которых самовар отремонтировали. И он ещё долго, почти до самого отъезда Татьяны Борисовны и Виктора Ивановича в Израиль, собирал многочисленных родственников, друзей и друзей друзей вокруг себя.
И текли неспешные разговоры, дружеские споры, а порой песни и хохот стояли иногда до самого утра.
Уже здесь в Америке мы приобрели собственный самовар, который теперь растапливает только Марик.

Реплика от Александра Нагдимунова

Alik teapot.JPG
Вспомнилось мне, как в 60-х годах в Нахичевани ввели в строй Нахичеванский стеклотарнный завод, для выпуска бутылок для разлива минеральной воды. При варке стекла использовалось жидкое топливо: на форсунки одевались керамические насадки, для изготовления которых на заводе имелся специальный цех. Впоследствии завод перевели на использование природного газа, и этот цех и его работники оказались не у дел. Вашим покорным слугой было предложено наладить выпуск заварных чайников. Не вдаваясь в подробности и своей роли в этом, прилагаю фотографию одного из первых выпущенных чайников. Он использовался долгое время в Нардаране на упомянутом Вами самоваре и его размеры позволяли хозяевам распивать чай с друзьями, не отвлекаясь часто на хозяйственные заботы. Сейчас он с нами в Америке и также используется по назначению, тем более, что у нас теперь тоже есть самовар. Помня бакинские, очень хотел купить собственный. Поскольку в Филаделфии, где мы живем, нет улицы Басина с ее знаменитыми мастерскими, искал на популярном интернет аукционе, чтоб самовар был годен для использования. Получил много реплик, типа, ищет антик и хочет работающий. Но все таки нашли то, что хотели, и "заводил" его, как и раньше, Марик до тех пор пока не стал Марком и отцом семейства. Сейчас он с семьей живёт недалеко от нас. По большим праздникам и настоятельным просьбам ставит самовар, а мы достаем старый привычный бакинский заварной чайник, и начинаются воспоминания. И все мы счастливы.


Но не бывает бесконечного покоя и счастья, пришлось собираться уезжать и сердце наше разрывалось от горя расставания не только с людьми, но и с вещами. И когда однажды я посетовала на работе, что старинный самовар мне вывезти не дадут, один из моих молодых коллег сказал: «А можно я куплю его у вас для дачи?» Этому молодому человеку я очень симпатизировала, мы работали вместе на проекте компьютеризации нашего отдела, и знала, что оставляю наше сокровище в надежных руках.
А ивановский самовар мы все таки провезли. В Израиле он украшал все пикники и посиделки, тем более, что жили мы в караванах, что называется на земле, а уж поездки на природу для встреч с друзьями из разных городов были правилом.

Теперь наше сокровище чаще стоит на холодильнике, покрытый салфеткой, вышитой когда-то моей двоюродной сестрой Тамарой Кочаровой. Все реже и реже ему удается выбраться на природу, потому что и холоднее и безлюднее. Хотя иногда ему удается послужить своему предназначению....

Но ведь есть что вспомнить...


Теперь уже каждый раз, когда мы приезжаем в Беер Шеву, при наступлении вечера и прохлады Юра расставляет столы на площадке между калиткой и входом в дом, накрывает их нарядной скатертью, расставляет приборы и угощение. Уже потягивает дымком – это Виктор растапливает на задном дворе самовар. Все чаще постукивает калитка, пропуская во двор очередного гостя, и вот вокруг стола уже собрались родственники и друзья-бакинцы, и потекла неторопливая беседа всех обо всем и каждого о своем. И вот уже принесен самовар, разлит чай, и разговор непроизвольно переходит на Баку, звучат имена общих родственников и знакомых, вспоминаются старые шутки и розыгрыши. И незаметно, приближается полночь и пора расходиться, и наступает долгое прощание с сожалением, что приходится покидать этот радушный и гостеприимный дом.


© Юрий Мархевка, Татьяна Сперанская. 9 марта 2020г.

  1. Рейнгольд Тейле, немец по происхождению, занимал особое место среди «коронованных фабрикантов», выпускающих самовары в Туле. Выйдя в отставку в чине генерала, в 1870 году он открыл в городе небольшую фабрику и с немецкой основательностью занялся производством самоваров, начав с крышек, которые поставлял на знаменитую фабрику Баташевых. Время шло, а изобретательность мастера не знала границ: Тейле единственный, кто производил жидкостные самовары с емкостью для керосина, которые могли тогда приобрести только состоятельные граждане. А разнообразие форм и конструкций сразу же принесло его изделиям большой успех. Это были самовары-чайники, с заглушками и без них, покрытые серебром, латунью,позолоченные, мельхиоровые, медные самых оригинальных форм и всех размеров, на дровах и угле. [1]
  2. Дубенки - это село в Нижегородсой области.
  3. Кран Расположен недалеко от дна, поэтому осадок из жидкости не попадает в чайник или чашку. Кран используются для наливания воды из самовара. Это достаточно сложная деталь, состоящая из нескольких частей. Например, особая фигурная пластина, утолщение вокруг крана для более надежного соединения – это репеёк. С его помощью трубка крепится к корпусу. Верток – это часть, которой открывают и закрывают кран. Имеет рукоятку, которая является самой интересной частью крана. Может быть в форме ветки или решетки. Рукоятка – это обычно ажурный ключ, при повороте которого начинает и прекращает литься вода.
  4. Старый рынок на перекрестке улиц Бубнова и Красногвардейской, подобный нашей Бакинской Кубинке



© При использовании материалов данной статьи ссылка на сайт "НАШ БАКУ"(www.ourbaku.com) ОБЯЗАТЕЛЬНА!

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница