Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

"Нина" - подпольная типография "искровцев",
печатавшая газету "Искра"

«Нина» - конспиративное название подпольной типографии в Баку, располагавшейся в доме на 1-ой Параллельной улице дом №102 в районе Шемахинки. В советское время там был создан музей.

Здание Типографии "Нина" на Искровской улице(Баку)


В начале 1901 года ближайший соратник Сталина — Ладо Кецховели и бакинская искровская группа, в которую входили В. З. Кецховели, Л. Б. Красин, Н. П. Козеренко, А. С. Енукидзе, Л. Е. Гальперин, при непосредственном содействии В. И. Ленина и редакции «Искры» создаёт в Баку комитет ленинско-искровского направления.

С помощью Тифлисского социал-демократического комитета, который снабдил тов. Кецховели шрифтом, оборудованием и деньгами, удается организовать в Баку и подпольную типографию.

С переездом тов. Кецховели в Баку и организацией там нелегальной типографии Тифлисскому комитету представилась возможность издания своей нелегальной газеты.

«Нина» работала по заданиям редакции «Искры» и одновременно обслуживала партийные организации Закавказья: в сентябре 1901 г. в Баку выпустил первый номер газеты «Брдзола» («Борьба») - орган тифлисской социал-демократии.

Печатались также брошюры и листовки на русском, грузинском и армянских языках.

В апреле — декабре 1902 работа «Нины» была временно прекращена из-за угрозы провала. С 1903 типография выполняла задания Организационного комитета по созыву 2-го съезда РСДРП, Кавказского союзного комитета РСДРП, печатала произведения К. Маркса, Ф. Энгельса, Ленина.После съезда “Нина” стала типографией ЦК РСДРП.

Трифон Енукидзе и Красин, которые не могли быть удовлетворены изначально низким «кустарным» качеством производимой печатной продукции, задались целью усовершенствовать типографию – приобрести новое оборудование, стоимость которого составляла около трех тысяч рублей. Задача финансирования покупки заграницей мощной типографской машины легла на плечи Красина, который блестяще с ней справился, во многом благодаря своей репутации и возможностям вхождения в высшие круги промышленников и торговцев.


Расширение типографии

Красину удалось договориться с театральной звездой начала XX века Верой Комиссаржевской о проведении неформального концерта для богатых граждан, средства от которого должны пойти на некие «благотворительные цели». Закрытый концерт провели на квартире одного из начальников бакинских жандармов. Билеты стоили немало, но все богатые люди посчитали за честь попасть на это мероприятие.

Ни один из них не мог и подозревать о том, что собственноручно вкладывает деньги в революционную типографию. Блестяще проведенный концерт Комиссаржевской был не единственным. В дальнейшем Красин неоднократно прибегал к возможности сбора денег на «благотворительность», организовывая выступления заезжих артистов.

Проблемой было не только собрать деньги на покупку нового типографского оборудования, но и непосредственно осуществить заказ и доставку машины в Баку. Подобное мероприятие невозможно было провести, не привлекая внимание властей.

Для того чтобы приобрести в Лейпциге новейший печатный пресс «Аугсбург» руководству подпольной Бакинской типографии в 1903 году пришлось обратиться к Ованесьянцу – владельцу небольшой легальной типографии. Ованесьянц, соблазнившись предложенным комиссионным вознаграждением, заказал современное оборудование и спустя некоторое время благополучно его получил.

Неожиданностью стало то, что полученная машина оказалась верхом совершенства и Ованесьянц не смог справиться с искушением оставить ее себе, просто отказавшись отдавать ее «законным» владельцам, по сути, не имевшим на нее никаких формальных прав. Ованесьянц даже предлагал вернуть назад все деньги – и стоимость самой машины, и свои комиссионные.

Единственным выходом в этой ситуации стала «кража» нового типографского оборудования, организованная Трифоном Енукидзе. «Хищение» проходило не под покровом ночи, а днем, что оказалось залогом успеха. Замки склада были аккуратно взломаны и типографскую машину вынесли на улицу. Проходящий мимо городовой не заподозрил в происходящем никакого злого умысла и даже помог «грабителям» погрузить оборудование.

Усовершенствование подпольной типографии на этом не закончилось. Красин приложил немало усилий, чтобы оснастить ее машинами для обрезки, фальцовки и переплета, оборудованием для создания литер и прочими устройствами, в то время казавшимися верхом технического совершенства.

Строго засекреченная типография «Нина» могла производить печать брошюр, листовок и газет на русском, немецком, грузинском, армянском и татарском языках. Немногочисленные люди, входившие в штат типографии, работали в строгом режиме. Выходили из помещения типографии лишь по двое. «Вылазки» были возможны в строго определенное вечернее время и только один-два раза в неделю. Отпуск, положенный каждому работнику, проводился за пределами Баку.

С ноября 1903 по ноябрь 1905 в ней напечатано около 1,5 млн. экземпляров различных нелегальных изданий. В разное время в типографии работали И. Б. Болквадзе, В. Г. Цуладзе, А. Х. Хумарян, И. Ф. Стуруа, Т. Т. Енукидзе, Г. З. Лелашвили и др.

Типография «Нина», в которой некоторое время работали как большевики, так и меньшевики, в 1905 году после очередного съезда партии стала полностью большевистской.

3-й съезд РСДРП (1905) высоко оценил деятельность «Нина».


Из воспоминаний тов. Вано Болквадзе

В Баку тов. Кецховели установил связь с бакинскими социал-демократическими кружками и обратился к тифлисской группе с предложением о создании нелегальной типографии. С помощью тифлисской центральной группы и бакинских товарищей тов. Кецховели удалось приобрести печатную машину, а также все необходимое для типографии оборудование и основать типографию. Тов. Кецховели потребовал от тифлисской партийной группы наборщика, и я был командирован в его распоряжение. Вначале в типографии работали всего двое - Кецховели и я. Через некоторое время, примерно месяца через два, когда работы стало много, тов. Кецховели потребовал у тифлисской группы другого товарища, и к нам был прислан тов. Виктор Цуладзе. Никто в этой типографии, кроме тов. Кецховели и нас двоих, не работал. Типография нами была ликвидирована после ареста тов. Ладо Кецховели в сентябре 1902 г. в виду опасного положения типографии.



Между тем, А. Енукидзе в своей авторизованной биографии и брошюре «Наши подпольные типографии на Кавказе» пишет:

В то время в Баку не было других социал-демократических организаций, кроме небольшой группы рабочих, высланных из Москвы Зубатовым. Вместе с этими рабочими Енукидзе в начале 1899 года сорганизовал в трех районах Баку кружки из рабочих (в городе, в Сабунчах и Балаханах); таким образом, было положено начало бакинской социал-демократической организации. С приездом в Баку покойного Владимира Кецховели, высланного из Тифлиса за организацию трамвайной забастовки, начинается работа по расширению и укреплению бакинской организации. За годы 1899-1901 Енукидзе и Кецховели удалось организовать Бакинский комитет РСДРП, расширить работу в районах, создать небольшую нелегальную типографию. С весны 1901 г., по предложению партии, Енукидзе целиком ушел в революционную работу и вместе с Кецховели работал в подполье, принимая деятельное участие в организации в Баку группы «Искры». За это время, благодаря, главным образом, энергии Енукидзе, в Баку была оборудована большая нелегальная типография, в которой, между прочим, печатались отдельные номера «Искры», «Южного рабочего» и др.; был также налажен транспорт заграничной литературы через Батум.



За что и был привлечен впоследствии к ответственности за преувеличение своей роли и преуменьшение роли Сталина.



В 1934 году Енукидзе имел неосторожность выпустить книгу об истории создания в Баку подпольной типографии "Нина" в начале века, сыгравшей важную роль в большевистской агитации в Закавказье. Конкуренты Енукидзе в борьбе за близость к Сталину воспользовались тем, что в этой книге Авель Сафронович слишком много написал о своих собственных заслугах, и обвинили его в том, что он попытался принизить роль Сталина в истории партии. Енукидзе пришлось даже опубликовать в "Правде" покаянную статью. К тому времени он уже был снят с работы и исключен из партии по решению пленума ЦК ВКПб в июне 1935 года с формулировкой "за политическое и бытовое разложение". По одной версии его сослали в Харьков директором автохозяйства. По другим сведениям на Кавказ начальником правительственных курортов. До той поры репрессии были направлены только против явных оппозиционеров, а также представителей интеллигенции, духовенства, кадровых военных с дореволюционным стажем, но никогда еще против людей из ближнего круга Сталина. Поэтому падение Енукидзе, хотя по началу он не был арестован, потрясло всех. Это было абсолютно знаковое, зловещее событие. Ближайшие соратники Сталина, служившие ему верой и правдой, целиком и полностью поддерживающие его в борьбе за власть, поняли, что никакие заслуги не гарантируют им личной безопасности. Арестовали и казнили Енукидзе в 37-м. А в 38-м на процессе Бухарина он уже мертвый упоминался, как руководитель группы заговорщиков, готовивших захват Кремля и убийство Сталина. Ирина Воробьева. Отсюда



В январе 1906 по решению ЦК РСДРП типография была ликвидирована.


Газета «Искра» была детищем не только В. Ленина, Ю. Мартова и других редакторов. Десятки русских марксистов восприняли как свою идею ее издания и прилагали бесчисленные усилия в обеспечении ее деньгами, литературными материалами, нелегальным транспортом.

Среди искровцев были разные люди: теоретики и практики революционной борьбы. Одного из них мы уже упоминали не единожды – Михаил Григорьевич Вечеслов (Юрьев), организатор Заграничной группы содействия «Искре» в Берлине.

В начале 1890-х годов он входил в первые социал-демократические кружки Казани. А осенью 1898 года Михаил прибыл в Берлин для учебы на медицинском факультете здешнего университета. Но занятие революционной деятельностью тоже оказалось не последним. Член «Союза русских социал-демократов», Вечеслов летом 1900 года отдает себя в распоряжение редакции «Искры».

Он становится на первых порах ее основным транспортером. Литература шла через разные границы, главным образом через прусскую и австрийскую. Но весной 1901 года внимание искровцев все больше привлекала Финляндия. С этой целью Вечеслов специально выезжал в Норвегию, чтобы на месте оценить возможность переброски «Искры» через финские кордоны. Во время этой рекогносцировки Михаил написал небольшую брошюру о революционных шифрах и предложил ее издать в типографии «Искры».

Все, что мы знаем об этой книжке сосредоточено в двух письмах Надежды Крупской к автору. 5 июля 1901 года Вечеслову предложили прислать брошюру в Мюнхен для ознакомления. А через полтора месяца, 23 августа, он получил ответ: «Брошюра о шифрах очень хороша, идет вопрос о том, не поместить ли ее отдельной статьей в «Заре»». Но работа искровца Вечеслова так и не была напечатана. А жаль. Вероятно, это был бы самый первый подобный опыт среди российского подполья.

Но он был не одинок, так интерес представляет вариант мудреного ключа Петра Смидовича, которым он писал из Баку осенью 1905 года. Этот известнейший большевик был по образованию электротехник и ключ его соответствующий – слово «Электротехника».

Образцы попыток изобретения шифровальных ключей можно найти в “Переписке” Ленина и Крупской:

Рейнский из Баку – В. Ленину. 38 не расшифрованных дробей. По мнению Н. Крупской, шифр сильно напутан (см. Переписка т. 9, с. 335).

М. Кунин из Баку – Н. Крупской. Обширный шифрованный текст. Не разобран.

(43. Переписка, т. 13, № 5. Московский комитет РСДРП – Бюро ЦК РСДРП в Петербург. 56 не разобранных шифрдробей. Ключ, возможно, содержится в Адресной книжке ЦК РСДРП (Переписка т. 11, № 197)

М. Кунин из Баку – Н. Крупской.(Переписка, т. 13, № 191). Обширный не расшифрованный дробный текст. Имеется частичная расшифровка подготовителей сборника.


Источник: Синельников А.В. Шифры и революционеры России

Полиграфия для диктатуры пролетариата


Jonka 21:23, 10 октября 2009 (UTC)

Список адресов, по которым газета "Искра" высылалась из-за границы

  • Баку, Балаханы, контора Питаева, Тер-Саакян А.
  • Баку, железный склад братьев Дашдаровых, Артароуд Л. А.
  • Баку, Балаханы, контора Кокорева
  • Баку, Балаханы, контора Марзаева, Страутман В.
  • Баку, Электрическое бюро, Меер.
  • Баку, общество «Вотель», Стакман Г.
  • Баку, удельная виноторговля
  • Баку, Биржевая ул., дом Скобелева, Рышанский А. Л.
  • Баку, Балаханы, промысловая больница, Канцель Е. С.
comments powered by Disqus
Рекомендация close


Главная страница