Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск
[непроверенная версия][непроверенная версия]
(Часть I : Годы 1891 - 1907...)
Строка 420: Строка 420:
 
Две внучки певицы (дети Ольги Волшиной) унаследовали артистические гены Веры Константиновны – Сюзан (Susan) и Сенди (Sandy) Волшины (Wolshin’s). Наибольшего успеха в карьере достигла Сенди Волшин, ставшая актрисой кино, певицей и комиком в жанре «стендап».<br>  
 
Две внучки певицы (дети Ольги Волшиной) унаследовали артистические гены Веры Константиновны – Сюзан (Susan) и Сенди (Sandy) Волшины (Wolshin’s). Наибольшего успеха в карьере достигла Сенди Волшин, ставшая актрисой кино, певицей и комиком в жанре «стендап».<br>  
  
[[Файл:N.Agafonov-S.Wolchin.jpg|200px|left]]''Н.Н. Агафонов и Сенди Вольшин Гелфоунд''
+
[[Файл:N.Agafonov-S.Wolchin.jpg|250px|left|thumb|''Н.Н. Агафонов и Сенди Вольшин Гелфоунд'']]
  
  

Версия 14:07, 13 февраля 2021

Агафонов Александр Александрович
Летчик, Георгиевский кавалер

Необходимые пояснения :

24 июня 2010 года...

Первый вариант статьи о Георгиевском кавалере Агафонове А.А. помещен в Энциклопедии сайта «Наш Баку».
Для меня в то время доступны были только Internet-материалы.

2 ноября 2013 года...

Неожиданно, но очень приятно, - электронное письмо Николая Николаевича Агафонова, сына младшего брата нашего героя.

"Sat, 02 Nov 2013
Уважаемый Борис Михайлович!
Я сын бакинца  Агафонова Николая Александровича, родного брата Александра Александровича.  
Я рад, что обнаружил в сети чудесный  сайт "Наш Баку".
Большое спасибо за Ваше и Ваших друзей подвижничество. Восхищаюсь вашей деятельностью.
Публикация Ваша об А.А. взволновала. Ведь ни деда, ни дяди я не застал. 
Я родился в 1948 году в Ленинграде, поэтому моих воспоминаний о дяде быть не может чисто хронологически.
Мои сведения, в основном, черпаются из рассказов: отца, его брата (среднего) Евгения
Александровича, друга моего отца Константина Владимировича, младшего брата лётчика
П.В. Евсюкова.  А также из небольшого семейного архива.
У меня имеются семейные фото и материалы по дедушке, дяде и отцу.

С уважением,
Агафонов Николай Николаевич,
Ведущий инженер ЗАО «АКОС»."

После этого мы (Н.Н. и я-Sibor) начали интенсивный информационный обмен: вопросы — ответы, уточнения, сопоставления и т.п.
Результат - статья пополнилась новыми подробностями о семье Агафоновых, Бакинском периоде их жизни, и фотографиями из семейного Архива.

Сегодня...

Перед Вами новая версия статьи...

<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<<>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>

Часть I : Годы 1891 - 1907...

Первые сведения об Александре Никаноровиче Агафонове (отце героя статьи) появились в «Кавказском Календаре» на 1889 год.
Это значит, что он приехал в Баку не позже 1888 года.
Мои предположения подтвердились документом из Архива семьи Агафоновых.

Учитель по найму (без чина) Бакинского Михайловского (2-х кл) училища; учитель частного учебного заведения Шибаева и Ко в даче сел. Кишлы (позже эта местность стала называться Белый город); и, наконец, помощник классного наставника, затем - помощник воспитателя пансиона Бакинского реального училища (БРУ). После установления Советской власти в Азербрайджане продолжал работать в учебных заведениях Баку. Александр Никанорович проработал непрерывно преподавателем в различных учебных заведениях с 1888 г. по 1922 г., до самой своей смерти.

В 1906 г. дослужился до чина надворного советника. [1]

Александр Никанорович был женат на Лидии Ивановне (урожденной ?).

В семье росли три сына -
Александр (1891 г.р.), Евгений (1893 г.р., Баку) и Николай (1903 г.р., Баку).

Местом рождения Александра все, кроме одного, Internet-сайты указывают гор. Баку.

Выписка из статьи "Инженеры-технологи и развитие авиации в 1910-1920-х годах." [2]
« В Центральном государственном архиве С.-Петербурга в фонде (Технологического - я) института хранятся студенческие дела, но там не так много биографических сведений.
Александр Александрович Агафонов родился в селе Старые Костычи (Сызранскго уезда - я) Самарской губернии 30 августа 1891 года в семье сельского учителя.»

Я спросил мнение Николая Николаевича.
Ответ: "Догадка: Лидия Петровна рожала Ал-дра на родине мужа, или своей.
Нигде пока не нашёл волжских корней. Но есть фотографии Ал-дра - студента -  в Саратове.
Это неспроста, близко к С. Костычам. Скорее всего, где-то  там жили родители А.Н. и (или)  Л.П.  
Помню, в детстве, дома, периодически возникали разговоры о Саратове. В основном, с другом отца Константином Владимировичем  Евсюковым (мл. братом лётчика П. Евсюкова). Шутили о каком-то острове под Саратовым. 
Естественно, это только моё мнение.  В интернете пока не удалось ничего найти."

С 1891 г. по 1907 г. Александр в Баку.
Семья жила в доме № 55 на Азиатской улице.

Общее среднее образование получил в Бакинском реальном училище (БРУ).
Курс БРУ был рассчитан на 6 лет. Желающие могли окончить дополнительный 7-й класс, если были намерены поступать в высшие технические  учебные заведения. 

Александр в 1907 г. окончил 7-мь классов БРУ и уехал в Санкт-Петербург.

Часть II : Годы 1907 — 1917...

Александр успешно сдал приемные испытания и был зачислен в число студентов механического факультета Санкт-Петербургского Технологического института (ТИ) императора Николая I.

Начались занятия и, теоретически, он должен был бы получить диплом об окончании ТИ в 1912 году...

Если бы в его жизнь не вмешались ДВА обстоятельства...

Первое обстоятельство:

Авиация - Любовь моя!

Александр «заболел» авиацией, как и многие студенты Петербургских институтов - Технологического и Политехнического.
Занимался в студенческом воздухоплавательном кружке.

"Летом 1911 года получил разрешение на отпуск со 2 июня по 25 августа, о чем указано в Билете (Ф.492, оп.2, т.3, д.10194, л.27-28.)
Здесь же указан адрес проживания: Гатчина, Александровская слобода, дом 27." [3]

Отпуск потребовался Александру по ДВУМ причинам:
1) он готовился к сдаче экзаменов на звание пилота-авиатора в школе "Гамаюн";
2) должен был участвовать в первом авиационном перелёте из Петербурга в Москву.

Расскажем об этом более подробно...

1910 год в С-Пб был богат на авиационные события.

20 марта 1910 года в обширной повестке дня 77-го заседания Государственной Думы впервые значится вопрос «Воздухоплавание».

С 25 апреля по 2 мая 1910 года в Петербурге состоялся Первый Всероссийский праздник воздухоплавания — Первая авиационная неделя на Коломяжском скаковом ипподроме - первое авиационно-спортивное состязание в истории России.

К 14 мая 1910 года завершились все основные работы по устройству Гатчинского аэродрома для испытаний и полетов аэропланов.
Здесь разместился Авиационный отдел Офицерской Воздухоплавательной школы и базировался Императорский Всероссийский Авиационный Клуб (ИВАК), имеющий право выдавать в России дипломы пилотов-авиаторов и осуществлять их международную регистрацию.

8 сентября 1910 г. в 2 часа дня на аэродроме товарищества «Крылья», на Коломяжском поле, начался Всероссийский праздник авиации.

12 октября 1910 года Первое Российское товарищество воздухоплавания (ПРТВ) открыло на Гатчинском аэродроме первую частную авиашколу (с 1911 года - авиашкола «Гамаюн») С.С. Щетинина.
На обложках Петербургских журналов появилась реклама: «Школа авиации в г. Гатчина. 45 минут пути от Петербурга. Лучший в России аэродром».

В школе ПРТВ получили возможность учиться летать гражданские люди.

Самыми первыми научились летать, а потом стали инструкторами, студенты Политехнического и Технологического институтов, работавшие на заводе ПРТВ: А.А. Агафонов, П.В. Евсюков и В.В. Слюсаренко.

Школа «Гамаюн» всего лишь за один сезон своей работы дала летную подготовку таким известным русским летчикам, как покоритель штопора К.К. Арцеулов, первая авиатрисса Л.В. Зверева,
Л.А. Голанчикова, и др.

В 1911 году ИВАК выдал 65 пилотских дипломов, из них 18 получили выпускники школы «Гамаюн».

15 июня 1911 года Агафонов сдал экзамен на звание пилота-авиатора, а 16 июня получил диплом ИВАК за номером 21.
Еще до окончания школы Агафонов был замечен предприимчивым директором ПРТВ С.С. Щетининым и привлечен им к работе - инструктором школы «Гамаюн» и одновременно летчиком-испытателем на заводе Первого российского товарищества воздухоплавания.
Двадцатилетние инструкторы Агафонов, Евсюков и Слюсаренко были самыми молодыми авиаторами России.

Примечание:
Ошибки в тексте фото "Первая Русская Школа Авиации в Гатчине" -
15 июня 1911 г. выпускной экзамен на звание пилота-авиатора сдали только двое:
Агафонов А.А. (диплом ИВАК № 21) и Евсюков П.В. (диплом ИВАК № 22).
Слюсаренко В.В. (диплом ИВАК № 23) сдал экзамен 22 июня со второй попытки.
Остальные закончили Школу и получили дипломы позже:
Шиманский К.И. - диплом ИВАК № 28 от 22 июля 1911 г.
Колчин Ф.Ф. - диплом ИВАК № 29 от 22 июля 1911 г.
Зверева Л.В. - диплом ИВАК № 31 от 10 августа 1911 г.
Прокофьев-Северский Н.Г.- диплом ИВАК № 48 от 9 ноября 1911 г.

В июле 1911 года Всероссийский аэроклуб организовал Первый перелет Петербург - Москва, в котором приняли участие только гражданские пилоты - военное командование не разрешило участвовать в нем офицерам, хотя именно они были самыми опытными летчиками.

"В результате проведённой работы Оргкомитетом были подготовлены “особые” условия перелёта: в нём могли участвовать только русские авиаторы.
Лететь следовало строго по определённому маршруту Петербург (Комендантский аэродром) – Новгород – Валдай – Вышний Волочёк – Тверь – Москва (Ходынское поле).
На перелёт записались 12 лётчиков: [4]
1. Агафонов Александр Александрович (Диплом пилота-авиатора школы ПРТВ “Гамаюн” (Гатчина, Россия) № 21 от 16 июня 1911 г.; аэроплан “Фарман”, мотор “Гном” 50 л.с.); ................................................................................"[5]

Государственная дума отпустила на перелет 100 тысяч рублей, были учреждены призы, самым большим из которых был приз за скорейшее достижение Москвы - 15 тысяч рублей.
«Перелет Петербург — Москва ! От этих слов веет какой-то фантастической сказкой!» — писала одна из петербургских газет, сообщая о готовящемся перелете.

"Оба студента (Агафонов и Слюсаренко - я) занимались в Гатчинской летной школе и сдали экзамены на звание пилотов за две недели до старта первого авиационного перелёта из Петербурга в Москву.
Своих машин они не имели. Рассчитывали, что за работу в Гатчинской школе (бесплатно механиками) им предоставят бипланы, но этого не произошло.
Перелет начинался 10 июля в 3 часа утра на Комендантском аэродроме.
Александр Агафонов полетел вместе с соучеником Колчиным на «Фармане»." [6]

Перелет стартовал 10 июля 1911 года на Комендантском аэродроме в Петербурге.

Провожать авиаторов на Комендантский аэродром пришло немало петербуржцев.

"Ради авиации Петербург не спал ночь, - сообщали столичные репортеры. - Масса народа бодрствовала в Галерной гавани, на взморье, в порту. Толпились вдоль набережных Невы и Невок, вдоль Черной речки, чтобы полюбоваться полетом авиаторов, начинающих воздушное путешествие в Москву".

В три утра 10 июля в воздух взлетела ракета, раздался пушечный выстрел, и один за другим в воздух поднялись С. УТОЧКИН, М. ЛЕРХЕ, Г. ЯНКОВСКИЙ, А. ВАСИЛЬЕВ, М. КАМПО-СЦИПИО, Б. МАСЛЕННИКОВ, Н. КОСТИН, А. АГАФОНОВ и В. СЛЮСАРЕНКО.
"Спешка в устройстве перелета может привести к трагическим последствиям" - предупреждали пессимисты.
До Москвы удалось долететь только одному из девятерых участников состязаний - молодому авиатору А. А. Васильеву. Все другие либо покалечились, либо повредили свои аэропланы и отказались от полета.

"...У Агафонова в воздухе неисправность зажигания, приземление на шоссе — сломано шасси. На телеге машину возвращают в Валдай, чинят до вечера, после чего ему удается лишь 13-го дотащиться по воздуху до Вышнего Волочка, где опять ремонт.
Но машина Агафонова в таком состоянии, что на починку — это ясно — уйдет не менее суток. К тому же поднялся изрядный ветер, против которого аппарат его попросту бессилен..." [7]
Агафонов рисковать не стал и остался в Вышнем Волочке.
"Пятнадцатого июля (в 8 часов вечера) старт в Москве закрыт окончательно. Перелет объявлен завершенным.
Агафонов из Вышнего Волочка телеграфно передал Янковскому предложение просить начальство продлить срок хотя бы на день.
Оргкомитет ответил категорическим отказом..." [8]

Комитет по перелету присудил призы Васильеву (всего 10 тысяч 500 рублей), другие призы получили Янковский, Агафонов и др...
Александр получил общих 6750 руб. призовых (см. последнее фото внизу).

С наступлением осени 1911 года полеты в Петербурге прекратились.
Агафонов, Евсюков, Слюсаренко вместе со Зверевой отправились на юг России, где совершали публичные полеты на «Фармане» во многих городах.
В начале 1912 года они демонстрировали полеты на аэроплане перед публикой в Баку.

Показательные полеты в Баку: 8 - 15 января 1912 г.(по статьям в газете «Каспий»)

1912-4-05.01.-polet.jpg

Объявление в газете "Каспий" о показательных полетах (даты полетов были изменены в связи с ухудшением погоды и ремонтом самолета)

8 января

Первым в этот день поднялся на аэроплане «Фарман» г-н Агафонов. Уверенно поднимается аппарат с земли... вот он летит над трибунами; вот он поворачивается, опрокидывается... Толпа зрителей нема, напряженная, в ужасе ждёт падения. Но уверенно сидит пилот и приветливо машет рукой; медленно выпрямляется аппарат и летит, повернувшись от трибун.

Это был лишь крутой поворот с сильным уклоном, только красивая эволюция над головами публики.
Такой эволюции в Баку еще не видели, и несколько мгновений казалось, что аппарат вместе с г-ном Агафоновым падает. Еще несколько кругов, овалов, поворотов – то на высоте, достигающей 400 метров, то ниже, и «Фарман», пробыв в воздухе около четверти часа, медленно опускается над головами публики и летит через трибуны к ангару. Оркестр играет...

Второй свой полет в этот день Агафонов совершил с пассажиркой А Федоровой. Аппарат поднялся от земли и взвился в воздух на 100 метров. Трибуны аплодировали, играл оркестр... Аэроплан сделал три круга разных радиусов и плавно опустился.
«Пассажирка сходит довольная, смеющаяся: - Совсем не страшно, и не чувствуешь ни подъема, ни спуска – и хочется подняться все выше...!»

Последний полет в этот день должен был совершить пилот Евсюков с технологом Агафоновым, братом Александра Агафонова. Однако при старте одно из колес аэроплана погнулось, видимо, попало в ямку. Аппарат свалился. Евсюков и Агафонов остались невредимы, однако аппарат был поврежден.

10 января

Починка и сборка поломанного 8 января аэроплана была закончена только к 4 часам. Первым на неиспробованном после починки аппарате поднялся А. Агафонов.

Покружившись над аэродромом минуты четыре на высоте ниже 100 метров, авиатор медленно и плавно спускается. Аэроплан в исправности.

4-й полет дня (после двух полетов Евсюкова - прим. наше) совершил снова Агафонов. На этот раз он почти сразу поднимается в воздух, и «Фарман» устремляется ввысь. Высота подъема превосходит 500 метров, и авиатор кажется игрушечным человечиком на крылатом чудовище. После нескольких кругов, авиатор делает планирующихй спуск. На трибунах аплодисменты.

Пятый полет этого дня Агафонов совершил с пассажиркой г-жой Романовой. Полет продолжался 8 минут на высоте 150 метров.


12 января

1912-9-12.01.-полеты (2).jpg


1912-10-13.01.-полеты.jpg


15 января

Первым полетел г-н Агафонов на новом «Фармане», еще никогда не принимавшем участия в публичных полетах. Долго бежал по ветру «Фарман», и только у самого забора аэродрома поднялся на небольшую высоту – крепчал ветер. 7 минут пилот кружился авиатор в разных направлениях. Ветер заметно порывисто колеблет аппарат, и ему приходится проделывать неожиданные виражи Но и независимо от этого, летчик смело ныряет в воздухе. Со стороны трудно определить, какие пертрубации проделывает г-н Агафонов невольно, а какие по своей воле. Но вот летчик, отлетев в сторону, снова приблизился к аэродрому и описал внутри аэродрома, несмотря на ветер, крутой и с большим уклоном круг малого радиуса. Сомнения быть не может: летчик уверенно справляется с ветром.

Между тем ветер крепчает, и летчики напрасно пытаются выполнить входящее в программу (дневного показательного полета – прим. наше) состязание на высоту между Агафоновым и Евсюковым.

Первым поднимается Агафонов, делает большой круг, через пол-минуты, когда Агафонов пролетает над аэрродромом, поднимается Евсюков и сразу залетает далеко в сторону. В воздухе 2 аэроплана. Пока они не высоко, так как мешает ветер. Вот Евсюкова уже не видно из-за забора.Спешит на помощь автомобиль, но тревога напрасная: вследствии ветра, аппарат так низко спустился над землей, что даже почти коснулся её, но потом снова полетел дальше. Через 9 минут, пролетев на незначительной высоте, летчик спустился.
А между тем Агафонов продолжает упорно бороться с ветром и забирается на высоту 500 метров, минутами даже выше и и летит снова к морю. Пролетев над городом и некоторое расстояние над морем, летчик поворачивается к собору и возвращается на аэродром. (из-за плохого качества сканирования газеты время полета установить невозможно – прим. наше) Затем Агафонов делает, несмотря на все продолжающийся ветер, попытку подняться с бакинским градоначальником, полковником П.И. Мартыновым, но ветер не даёт подняться и летчик, пробежав по земле, останавливает мотор.
Снова летит г-н Агафонов, желая определить, можно ли рисковать подняться с пассажиром. Через несколько минут он опускается, но не решается лететь с пассажиром нелегкого веса.
После некоторых колебаний А. Агафонов поднимается вместе с (оперетточной примадонной С.-Петербургского театра «Пассаж» - прим. наше) Тамарой Грузинской. 12 минут кружит летчик со своей пассажиркой на небольшой высотеВот летит «Фарман» над аэродромом и вдруг начинает круто спускаться прямо на толпу людей. Происходит переполох, и люди в испуге кидаются врассыпную, кое-кто упал. Но летчик и не думает опуститься: он только нырнул над публикой.

Дальнейшие полеты, в виду всё усиливающегося ветра, более не состоялись.

Затем были показательные полеты в Тифлисе.
С марта 1912 года возобновилась испытательная работа на заводе Щетинина С.С., где Агафонов работал до начала Первой мировой войны (ПМВ) 1914 года.

В августе 1912 г. в Саратове самолет Александр Агафонов во время взлета на аэродроме упал с высоты 5 сажень (около 11 м). Самолет разбился, летчик был ранен. Агафонов после падения лечился в госпитале.

Русский спорт-1912-34-19.08-вырезка.jpg
Фотография из журнала "Русский спорт" (1912)

Весной 1913 г. в Петербурге состоялась Третья Всероссийская авиационная неделя.

"В 1913 году на Комендантском аэродроме была организована Третья Всероссийская авиационная неделя. Семь авиаторов демонстрировали свое летное искусство. Это были В. Лебедев, А. Агафонов, В. Гарлинский, П. Евсюков, Ф. Колчин и московский авиатор А. Гебер-Влынский. [9]

" 23 мая 1913 г. на стрелке Елагина острова собралось около 6000 человек. День выдался неудачным для полетов — прошла гроза с проливным дождем, однако публика не расходилась.
Сначала над стрелкой появились сухопутные самолеты с Комендантского аэродрома.
Над зрителями на «Фарманах» кружили Агафонов, Колчин и Евсюков.
Затем со стороны моря появился первый гидроплан..." [10]

Второе обстоятельство:

Балканская и Первая мировая войны...

Известно, что осенью 1912 года Александр "испрашивал разрешения на выезд за границу".

Причина...?

В октябре 1912 года началась Первая Балканская война - Черногория, Сербия, Греция и Болгария объявили войну Турции.

...Начало войны застало сербскую авиацию в плачевном состоянии - все летчики находились на обучении во Франции.

Т.к. военный министр запретил участвовать в боевых действиях русским военным пилотам, то в Балканские страны были направлены авиаотряды, сформированные из гражданских летчиков-добровольцев.

Вскоре после начала войны (1-го ноября 1912 г.) в Белград прибыли уже известный здесь по предыдущим показательным полетам летчик-доброволец Агафонов и его механик Савельев (будущий авиаконструктор триплана) с бипланом «Дукс» (Duks), который был куплен в России для Сербской Армии.
Их прикомандировали к помощнику командующего сербской армии генералу Путнику.
В ноябре 1912 года Агафонов и механик Савельев вошли в состав авиаотделения, которое передали в распоряжение Верховного главнокомандующего...
Агафонов сделал несколько испытательных полетов на «Дукс» над Скопле и затем на «REP» над Белградом в декабре 1912 года.
Белградский корреспондент "Русского слова" Н.П. Брио для получения достоверной военной информации прибег к помощи Агафонова, который обещал брать его механиком в полеты над турецкими позициями.
2 февраля 1913 года Агафонов и Савельев начали продолжительный полет от Ниш к Белграду на «REP», но полет закончился полной неудачей. Перелет продолжался в течение трех дней и в конце, на заключительном этапе полета в Белградских предместьях, самолет потерпел аварию.

В конце февраля 1913 года Агафонов и Савельев оставили Сербию и вернулись домой.
За участие в Балканской войне Александр Агафонов был награжден орденом «За боевые заслуги».

В 1914-1915 гг. Александр Агафонов участвовал в боевых действиях ПМВ — был летчиком одного из авиаотрядов действующей армии. [11]

Проводил успешные авиаразведки и своевременно информировал командование о продвижении неприятельских войск, что приводило к успеху на фронте.

"Подвиги русских авиаторов"

Глава "Авиатор А.А. Агафонов" из кн. "Подвиги русских авиаторов" (для чтения нажмите на обложку книги)

За успехи в проведении разведывательных операций и корректировку стрельбы нашей артиллерии по противнику Агафонов Александр Александрович был произведен в унтер-офицеры и награжден орденом св. Георгия IV-й степени.

Аг15)9f04197f33f0.jpg

На некоторое время Агафонова отозвали с фронта на завод Щетинина для приемки самолетов для армии.

Из беседы летчика Агафонова с корреспондентом "The New York Times":

" Russian Aviator Tells How It Feels to be Swooped At."
Special Cable to "The New York Times".

" PETROGRAD, Oct. 6 (Dispatch to the London Morning Post.)
Very little has been published about the Russian aviators in war. Russia, however, is very well supplied with this auxiliary—quite as well as Germany. The majority of the aviators are officers who have learned flying, but some of the best are civilian volunteers.
M. Agathonoff gave me a couple of hourse this morning before proceeding to the flying ground to complete his testing of some new aeroplanes.
He is barely yet of age, but has already won the coveted decoration of the Order of St. George for valor, as well as a special badge of honor given by the commander-in-chief.
Before the war he took the cup for the Petrograd-Moscow-Sebastopol flight.

His opinions about certain pictorial representations of aviators blazing away with revolvers at one another led to some information.
"You could not hit anything with a revolver from an aeroplane," he said. " Vibration alone would baffle you, and a revolver is a very uncertain thing, any way. Hand bombs make sure work provided you can get above the other man, as we always can with German aviators. If you have no bombs you rise above your enemy, taking care he sees you plainly, and then you make a dive upon him. No; you don't really intend to ram him, and he knows very well you don't, because that would be certain death for both, and it is not worth while to throw yourself away for one hostile aeroplane. You might do it to wreck a Zeppelin. But no airman's and he instinctively dives. Then you nerves can stand the threat to ram him, repeat your move until something happens to his nerve or he gets away homeward."

"We tried once how it felt on mother earth when an aeroplane threatens to ram you. A dozen of us stood while our best flier went up and came swooping down on us. Every man took to his heels. The feeling is much stronger up in the air."

"But fighting, after all, is not our real business. We are scouts. Of course, we can drop bombs, but it is extremely difficult to hit anything satisfactorily when you are going fifty miles an hour. On the other hand, nothing is easier than to hit another aeroplane when you are chasing above him."

" Of course, you are a mark for every one. We used to mount in the usual way with a short run, but we soon dropped that. Now we get up and circle around a few times to get our own fellows accustomed to us and to show exactly where we are starting from; otherwise, they would shoot, because it is impossible to tell whose aeroplane it is unless the starting place has been marked."

"The Germans always send up rockets when they sight us, and then the fun begins. They had no special guns where I was, but trained ordinary field batteries upward. They take two points on your course, and the six guns of the battery divide a wide area among them, firing as rapidly as possible."

Published: October 7, 1914 Copyright © The New York Times

В начале 1915 года Агафонов вновь возвращается на фронт и принимает активное участие в боевых действиях.

В марте 1915 года в результате падения самолета Агафонов получил тяжелые увечья и вынужден был долго лечиться сначала в Гродно, а затем а Петрограде в лазарете графа Сюзор им. великой княжны Ольги Николаевны.
После лазарета он был уволен с воинской службы и не мог больше летать в военной авиации.

Агафонов, не имея возможности заниматься любимым делом в воздухе, продолжил учебу, но уже в Петроградском Политехническом институте императора Петра Великого. Ему ведь до получения диплома оставался всего один год.
Получив диплом инженера, он переехал в Швецию, а затем во Францию...

© Copyright: Сибор Филс, 2012
Свидетельство о публикации № 212040701086


Jonka (Ирина Ротэ) 30.01.2021

Часть III : Годы после 1917...

В начале 1918 г. А.А. Агафонов добрался до Англии. Здесь он изъявил желание поступить на службу в Королевские ВВС, но в результате бюрократической волокиты британской службы он понял, что сможет служить в британской армии только в качестве пехотинца.
Как говорил позднее сам Александр Агафонов в его интервью американским газетам, «я хотел стать Томми, но только в воздухе[12]. Я – человек неба, а не земли»[13].
Знакомые лондонские воздухоплаватели убедили Александра, что ему стоит попытать счастья в США - его знания в области машиностроения и опыт лётчика могут помочь ему предпринять попытку трансантлантического перелета на американской машине из США в Европу.

В августе 1918 г. он приезжает в Соединенные Штаты. О приезде молодого русского летчика, одного из первых российских пилотов, и его желании провести испытание американского самолета в трансантлантическом полете с одного из аэродромов антлантического побережья США в Европу писало множество газет страны. Однако перелету не суждено было совершиться – не удалось собрать достаточно средств на его организацию.

Agafonov-SF Chron-09-1918.jpg

Александр остался жить в США[14]. Здесь к 1918 году проживало уже более 600.000 русских эмигрантов самых разных политических взглядов, членов различных профсоюзов и общественных организаций. Для их объединения была создана Федерация русских организаций, во главе которой стоял избранный из числа наиболее известных личностей комитет. Александр Агафонов вошел в число членов этого комитета.

В 1919 году в Нью-Йорк прибыл известный русский авиатор и авиаконструктор И.И. Сикорский, объединивший вокруг себя русских летчиков, оказавшихся в Америке. В этом кружке единомышленников был и А. А. Агафонов.

Из ст. "О русских летчиках" в газете "Возрождение" (Париж, 1927)

Надо внести здесь ясность в определение «старый пилот». Александр не был старым по своему возрасту, а вот русским пилотом был, на самом деле, одним из самых старых – самых первых.

В 1920 году произошло событие, изменившее личную судьбу Александра Агафонова на всю дальнейшую жизнь.
Вернемся назад на несколько лет и тысячи километров.
По рассказам самого Агафонова, в 1913 или в начале 1914 г. он присутствовал на концерте в каком-то из дворцов императорской фамилии, на котором пела и молодая студентка консерватории Вера Смирнова. Облик юной девушки с прекрасным голосом запал в душу авиатора. Однако встретиться в России им было более не суждено.

И вот новая встреча - в Нью-Йорке в 1920 г. на благотворительном концерте в пользу малоимущих беженцев из России.
Вера Смирнова приехала в конце 1917 – начале 1918 гг. на полугодовые гастроли в США, но, как и многие другие эмигранты, после их окончания так и осталась в этой стране.

«Поразительно красивая фигура, красивейшие короткие иссиня-черные волосы и чистейшее контральто, вместе с очаровательной индивидуальностью, - сама воплощённая женственность, которая легко могла бы управлять судьбами любой страны...

Здесь она выступает со своей гитарою на концертах в пользу Красного Креста, и ее замечательный голос позволил изрядно пополнить казну этих мероприятий. Вера Смирнова теперь посвящает свое творчество исключительно благотворительности и надеется в ближайшее время дать серию концертов, где споёт свои любимые цыганские песни на ее родном языке» - так описывает журналист газеты «El PASO Herald»
.

Вера Константиновна Смирнова стала известной исполнительницей русских простонародных песен и цыганских романсов.

История её замужества с Александром Агафоновым обошла в 1920 г. страницы всей американской, в т.ч. провинциальной прессы – это была любовная история в чистом виде. В сентябре 1920 г. в газете «Вашингтон пост» появилась большая, на целый газетный лист, статья о Вере и Александре и их любви.

The Washington times-September 19-1920.jpg
The Washington times от 19 сентября 1920 г.

Однако к фактам, изложенным в этой статье, надо относиться крайне осторожно. Молодые супруги были любителями шуток и мистификаций: таким образом Александр в статье стал князем и полковником русской армии, хотя он никогда не был ни тем, ни другим. Супругам, видимо, было очень весело разыграть американскую журналистку, которая, как и многие американцы того времени представляла себе большинство русских эмигрантов как людей, обладающих высокими титулами и военными званиями.

Алекс (как его называли в США) стал менеджером своей жены, ее личным агентом и организовывал ее выступления.
В период с 1924 по 1935 гг. Вера Смирнова активно выступала в сопровождении аккомпаниаторов с исполнением русских песен в эмигрантских ресторанах и клубах, она дала даже концерты в Карнеги-холле и Вальдорф-Астории.
В 1937 г. певица побывала на гастролях в Лондоне. В 1930-х годах музыкальными фирмами было записано более 60 песен в исполнении Веры Смирновой.

Bera Smirnova-Reklama-1935.jpg

В годы Великой депрессии Агафонов работал продюссером на русской радиостанции на Кубе. Работал он также на радио Pan American Broadcasting Company в Нью-Йорке.

В 1923 г. в семье А. Агафонова родилась дочка Ольга (1923 - 2007).
В 1945 г. Вера Смирнова достигла 55-летнего возраста, но принимала участие в выступлениях "Русского гарнизона" для американских солдат русского происхождения, возвращавшихся с фронтов Второй Мировой.

Скорее всего, среди них был и Луи Волшин (1908 - 1984), знакомство с которым привело к браку дочери Ольги в конце 40-х годов. Луи, вышедший в отставку в 1946 году, как ветеран 2-й мировой войны (годы службы 1938 - 1946) имел право на большую скидку при покупке дома во Флориде. Дом был приобретен в городе Хайалиа, расположенного около 20-ти километров от Майами.

Wolshins.jpg
Ольга и Луи Волшин

У Ольги и Луи было шестеро детей, все имена которых начинались с буквы "S" (вероятно, в честь бабушкиной фамилии Smirnova). На Веру легла забота о внуках, и тут уже стало не до карьеры.
Некоторое время Алекс и Вера жили вместе с семьей дочери, однако внутрисемейные проблемы привели к тому, что семья Волшиных и родители Ольги разъехались.
А. Агафонов и его жена Вера Смирнова переехали в Майами, где и прожили всю оставшуюся жизнь.

В 1971 г. один из первых летчиков Российской империи Александр Александрович Агафонов в возрасте 80-ти лет скончался и был похоронен в Майами.

Жена его, Вера Смирнова, оставшись одна, продолжала жить в Майами. Здесь она и умерла в 1975 г. Похоронена во Флориде.

Vera Smirnova-nekrolog.jpg

Две внучки певицы (дети Ольги Волшиной) унаследовали артистические гены Веры Константиновны – Сюзан (Susan) и Сенди (Sandy) Волшины (Wolshin’s). Наибольшего успеха в карьере достигла Сенди Волшин, ставшая актрисой кино, певицей и комиком в жанре «стендап».

Н.Н. Агафонов и Сенди Вольшин Гелфоунд



Мы благодарим Николая Николаевича Агафонова, племянника А.А. Агафонова (его отец Николай – младший брат Александра Агафонова), и Сенди Гелфоунд (Волшин), внучку А. Агафонова и В. Смирновой, за возможность дописать биографию известного летчика Российской Империи, заполнив белые пятна его послереволюционной жизни.



Мы благодарим также историка-любителя из Нижнего Новгорода Олега Барвенко, занимающегося историей русской эмиграции после 1917 г. и давшего разрешение на использование его материалов о Вере Смирновой.

Советуем почитать еще по этой теме:

https://breviarissimus.livejournal.com/285685.html часть 1
https://breviarissimus.livejournal.com/286004.html часть 2
https://breviarissimus.livejournal.com/286386.html часть 3


Примечания:

  1. НС - Надворный советник — гражданский чин 7-го класса в Табели о рангах в Российской империи. Соответствовал воинскому чину подполковника.
    Официальное обращение: «Ваше высокоблагородие».
  2. [1]
  3. [2]
  4. Полетели 9 авиаторов.
  5. [3]
  6. [4]
  7. [5]
  8. [6]
  9. Владимир Владиславович Гарлинский - летчик, член спортивного комитета Императорского Всероссийского аэроклуба. [7]
  10. [8]
  11. Агафонов служил летчиком в 10-м Корпусном авиационном отряде-согласно источнику: The Russian Military Air Fleet in World War I: Victories, Losses, Awards (Vol.2) by August G. Blume
  12. Томми Аткинс (чаще Томми) уже много лет используется как общее имя для обычного британского солдата
  13. San Francisco Chronicle от 1.09.1918
  14. По рассказу Николая Н. Агафонова, после революции 1917 г. с Александром общалась только мать Лидия Ивановна. После её смерти письма Александра оказались у среднего брата Евгения. В 30-е годы эти письма родственника из-за границы были, по вполне понятной причине, уничтожены.
    Семья Агафоновых из Баку не уехала. Александр Никанорович служил в бакинских учебных заведениях до самой своей смерти. Его младший сын Николай до приблизительно 1923-го года жил с родителями в Баку, учился в Бакинском университете на историко - филологическом факультете и до отъезда в Ленинград к брату Евгению работал корреспондентом в Азнефти.


В статье использованы материалы из открытых источников INTERNET'а и сведения семьи Агафоновых и Волшин


Б. Флисфейдер (Sibor), автор статьи о А.А. Агафонове, к сожалению, несколько лет назад умер, так что продолжение её, основанное на находках последних лет, дописывалось уже другим автором.


--Sibor 24 июня 2010 - 29 ноября 2013 (UTC)
--Jonka (Ирина Ротэ) 12 февраля 2021


При использовании любых материалов Сайта как источника информации обязательно указание на непосредственный адрес статьи и имя ее автора.
КОММЕРЧЕСКОЕ использование любых материалов сайта в журналистике и иных целях (воспроизведение целиком или частями, переработка и распространение и т.п.) возможно ТОЛЬКО с письменного разрешения администрации сайта. Запрос посылается по адресу info(at)ourbaku.com

© При использовании материалов данной статьи ссылка на сайт "НАШ БАКУ"(www.ourbaku.com) ОБЯЗАТЕЛЬНА!
comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница