Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск
 
Строка 196: Строка 196:
 
"Справка заведующего Центральным адресным столом И.А. Уаруара и.д. бакинского градоначальника И.П. Мартынову о деятельности стола за 1909 - 1913гг." от 2 декабря 1913 г.<br>
 
"Справка заведующего Центральным адресным столом И.А. Уаруара и.д. бакинского градоначальника И.П. Мартынову о деятельности стола за 1909 - 1913гг." от 2 декабря 1913 г.<br>
 
<br>
 
<br>
 +
 +
При использовании любых материалов Сайта как источника информации обязательно указание на непосредственный адрес статьи и имя ее автора.
 +
КОММЕРЧЕСКОЕ использовании любых материалов сайта в журналистике: воспроизведение целиком или частями, переработка и распространение и т.п.) возможно ТОЛЬКО с письменного разрешения администрации сайта. Запрос посылается по адресу info(at)ourbaku.com
 +
 +
<span style="color:#FF0000">'''© При использовании материалов данной статьи ссылка на сайт "НАШ БАКУ"(www.ourbaku.com) ОБЯЗАТЕЛЬНА!'''</span>
  
  

Текущая версия на 12:44, 8 июня 2019

Бакинский адресный стол - История создания

1909

В городе ... учреждается адресный стол для справок о месте жительства
всех лиц, как постоянно живущих, так и временно пребывающих в этом городе.
(Из Высочайше утвержденного Положения об адресном столе в г. Царицыне, 1901г.)


Впервые заметка о необходимости устройства в Баку адресного стола появилась в газете “Каспий” в марте 1892г.
Но и через год, в мае 1893г., “Каспий” все еще продолжал этот разговор о необходимости создания столь важного для Баку учреждения.

Благодаря учреждению домовых дворников, а вместе с ними и введению домовых книг по новой форме, в которые зарегистровываются (так в заметке - прим. наше) все проживающие в доме, является возможность учредить в Баку и адресный стол, в котором чувствуется настоятельная необходимость.

В самом деле, Баку - город из той категории, где большинство жителей подолгу не засиживается; Баку велик; Баку посещается деловыми людьми, все время которых рассчитано. А между тем не только таким приезжим, но даже и коренным жителям почти невозможно отыскать нужное лицо.

Вследствие вышесказанного было бы весьма желательно организовать в Баку адресный стол. На организацию этого во всех отношениях полезного учреждения в настоящее время не потребуется больших затрат, так как все равно городские жители зарегистровываются полицией из домовых книг; впоследствии адресный стол не только будет окупаться совершенно, но даст значительный доход городу, как это видно из операций подобных учреждений в обеих столицах, Риге, Варшаве и Одессе, где адресные столы возникли с того момента, когда жители начали зарегистровываться в домовые книги.

Единственное неудобство, какое можно встретить при устройстве адресного стола в Баку, заключается в безымянности многих улиц; но управа уже взялась за это дело, и как медленно ни работает она, все же их “когда-нибудь” да окрестят.[1]

Городское управление долго колебалось, будучи неуверенным в том, что это начинание не станет убыточным для города. С 1900г. канцелярия городского головы начала переписку с другими адресными столами Российской Империи для подробного выяснения этого вопроса.

Адресный стол в Баку появился лишь 15 февраля 1909г., однако учет жителей осуществлялся уже до этой даты при городских полицейских участках.

Хотелось бы сначала дать объяснение некоторым реалиям того времени.

Дело в том, что до 1909г. в Баку единого адресного стола, как уже сказано, не существовало. «Адресные столы» работали при полицейских участках, захватывая в сферу их деятельности только те дома, которые входили в район данного участка.
Так, например, в конце 1890-ых годов в Баку существовало 4 полицейских участка и, следовательно, работало 4 учетных «адресных стола». К 1908 году число полицейских участков и адресных столов при них возросло уже до 10.

Адресные столы содержались на средства, получаемые от продажи адресных листков или карточек, продажи домовых книг установленного образца и доходов, получаемых от выдачи адресных справок.
При этом важную роль играло введение в Баку домовых книг, в которых записывалось не только имя владельца здания, постоянно в нем проживающего, но и имена всех жильцов, время их въезда в дом и выезда из него.

За ведение этих домовых книг, а также адресных листков, которые содержали в себе основную информацию, сохраняемую в адресных столах, отвечали дворники, что в Баку создавало немало сложностей, т.к. грамотных среди них было мало.
Это увеличивало не только сложность постоянного и тщательного заполнения книг, но и делало намного дороже сам факт прописки и выписки жителей. Плату за эти листки, а при необходимости и гербовые марки , бакинские обыватели называли «взяли за прописку».

В участковых отделениях стола, занимавшихся продажей домовых книг, адресных карточек и паспортов, заведующие больше заботились о своем кармане, чем о столь необходимом городу деле. Домовладельцы (среди которых также было немало неграмотных или занятых другими делами людей) или дворники часто носили в участок все документы, где обращались за помощью для заполнения домовых книг или адресных листков. Заплатив несколько копеек работникам полиции, которые принимали эти документы и «подшивали» (так называемым паспортистам-подкладчикам), они просили, чтобы те сами заполнили все необходимое для прописки. А возвращая документы прописанному жильцу, взыскивали с него «за прописку» не только стоимость листков, марок и суммы, затраченной в участке из-за их неграмотности, но еще и несколько копеек сверх этого в свою пользу. В случае же если жилец казался им не очень надежным, то требовали сразу и деньги за будущую выписку. Так что стоимость подобной «прописки» доходила иногда до 25 – 30 копеек.
(А так как «адресный стол» находился в ведомстве полиции, то, соответственно, эти действия вызывали недовольство и нарекания, прежде всего, в адрес полиции.)

Учет в этих «адресных столах» полицейских участков велся так, как это делалось в адресном столе Петербурга, - по дуговой листковой системе.
При этой системе для наведения справок или при необходимости подложить новый листок надо было взять дугу на необходимую букву и передвигать почти все листы, чтобы найти уже имеющийся или вставить новый.
Бумага, используемая для листков, была тонкой, и при постоянных справках и подкладках новых листков, старые быстро приходилили в негодность – рвались и истрепывались.

Кроме того, из-за трудности работы или по неопытности, но листки подкладывались не в строго алфавитном порядке всех последующих букв фамилии, имени и отчества, а просто по первым заглавным буквам фамилии. Понятно, что для наведения справки надо было каждый раз перебирать все дугу на заглавную букву фамилии, при подобном поиске никто не мог гарантировать точность выдаваемой справки.

Кроме того, эти дуги занимали очень много места. Вот как описывал состояние «адресных столов» Баку полицеймейстер В.И. Шервуд, вспоминая свою проверку в 1908г.:

Проехав по участкам,... , я в каждом из них нашел занятой так называемым адресным столом чуть не самую большую комнату канцелярии, очень тесно заставленную пресловутыми дугами с целыми кучами наполовину изорванных листков на них, производивших впечатление бестолкового хаоса, в котором трудно разобраться...

Так называемые розыски, проходя через каждый участок в количестве 25 – 30 тысяч в год, заваливая канцелярской работой участковые управления, отнимали золотое время у чинов наружней полиции...[2]

К началу 1908г. Баку представлял собой большой 220-тысячный город, определенная часть населения которого постоянно менялось.
Бурный рост нефтяной промышленности означал большой приток и отток рабочей силы, т.е. новых временных или постоянных жильцов города. А это, значит, среди тех, кого необходимо было вписать или выписать из Баку, надо было быстро найти тех, кого, возможно, разыскивали не только родные или знакомые, но и полиция, денежные неисполненные бумаги и т.п.

В это время в Баку появляется новый полицеймейстер - КА Василий Иванович Шервуд...
Шервуд, который на своем прежнем месте службы уже работал с центральным адресным столом, прекрасно понимал необходимость его существования.

Отсутствие центрального адресного стола в таком громадном городе давало громадную, совершенно непроизводительную, работу как полицейскому управлению, так и участкам, отрывая чинов полиции от действительного полицейского дела.[3]

Он начал предпринимать энергичные шаги к созданию единого центрального адресного стола в Баку: сумел убедить бакинского градоначальника генерал-майора М.А. Фольбаума в необходимости поставить перед городским общественным управлением задачу издания обязательного постановления об учете населения Баку и организации центрального адресного стола на средства города, а в случае, если город откажет в этом, то передать это дело в руки полиции.

При этом Шервуд имел свое представление о том, в чьем ведении должен находиться адресный стол :

На практике адресный стол гораздо больше должен интересовать полицию, нежели городское общественное управление, т.к. последнее интересуется им только постольку поскольку это может составить доходную статью.
Для полиции же адресный стол и правильная его постановка имеют громадное значение при розысках, через подкладку розыскных листков или карточек, причем не всегда удобно , если адресный стол находится в ведении города и обслуживается городскими служащими, на благонадежность которых трудно расчитывать. И хотя городские общественные управления обыкновенно с большой неохотой берут на себя эту обузу, сами стараясь передать ее в ведение полиции, но...

И это «но» довольно серьезное и щекотливое, заключающееся в том, что при всей полезности и необходимости адресного стола, по моему мнению, ей (полиции – прим. мое) все таки не следует этого дела брать исключительно в свои руки, а лишь оставить за собой право надзора за ним...».[4]

Полицеймейстер сумел убедить в своем мнении и градоначальника, и городского голову Раевского, и деятелей думы и управы.

Было решено, что город возьмет в свои руки адресный стол и поставит в участках для приема карточек и их подкладки своих участковых работников, а также что все доходы от продажи карточек и домовых книг будут идти в городскую казну.
Право надзора за действиями на участках будет принадлежать приставам, а за действиями центрального стола - полицеймейстеру.

Следующим стоял вопрос организации работы центрального адресного стола и его «филиалов» - адресных столов в полицейских участках.

Дуговая система, которой пользовались все крупные адресные столы Российской империи, себя не оправдала.
Было решено остановиться на так называемой вертикальной системе учета (то есть картотеки, хорошо известной каждому современному человеку и используемой в организации работы каталогов самых разных назначений). Однако ею не пользовался тогда еще ни одни другой адресный стол в России. Поэтому Шервуд обратился за помощью к конторе Сименс и Гальске, ведущей по этой системе все их торговые операции. Он достал образцы используемых ими карточек и каталог.

Далее был разработан «наиболее практичный в полицейских целях», как писал сам Шервуд, тип карточки, с тем, чтобы на ней разместились все подробные сведения о прописываемом лице, но при этом размер карточки должен был оставаться небольшим.
Было решено сделать запросы во все города, где имелись адресные столы, обязательные постановления и правила по этому вопросу, а также попросить образцы их листков, бланков и т.п.

В это время секретарь городской управы А.А. Золотарев начал составлять проект введения в Баку адресного стола.
Для этого он обратился в различные российские городские управы, к бакинским торговым и промышленным фирмам и пароходным обществам с просьбой прислать ему необходимые данные для составления этого проекта[5].

При выборе бумаги для карточек остановились на трехлистном картоне, употребляемом для печатания визитных карточек, т.к. он являлся наиболее прочным. Величину карточки определили в 1/16 листа этого картона – приблизительно 2,5 вершка (прибл. 11см) в длину и 2 вершка (прибл. 9см) в высоту.

По разработанному обязательному поставлению было решено поместить адресный стол в здании городской управы, а в каждом из участков посадить для работы по одному подкладчику-паспартисту от адресного стола.

На каждом участке должен быть поставлен один шкаф в 18 – 24 ящика, в зависимости от количества населения на участке, куда паспортисты должны были в строго алфавитном порядке укладывать вторые экземпляры из поступающих в участок карточек. Этот же паспортист должен был продавать карточки и домовые книги, а также принимать заготовленные карточки на прибывающих и выбывающих. Первый экземпляр всех карточек, поступивших в участок, паспортист обязан был отсылать в центральный адресный стол.

1 октября 1908г. газета «Каспий» опубликовала разрешение Бакинского градоначальника генерал-майора М.А. Фольбаума на учреждение при бакинской городской управе адресного стола[6]..

В конце 1908 года было издано обязательное постановление городской думы, с приложением правил об адресном столе.

Первоначально было решено, что центральный адресный стол приступит к работе 1 января 1909 года, однако городская управа не успела с заготовкой карточек и домовых книг по новому образцу ( в городе не хватило необходимого картона, пришлось его выписывать).
К исполнению обязательного постановления Бакинской городской думы приступили 1 февраля 1909г.

Начальником вновь открытого при городской управе адресного стола был назначен и.д. делопроизводителя канцелярии городского головы Н.С. Каракашев, который успел ознакомиться заграницей с постановкой работы иностранных адресных столов[7].

Согласно обязательному постановлению, каждая карточка для прописки и отметки стоила 3 копейки (на одну копейку дороже, чем в других городах за листок, - это было связано с ценой за картон, из которого были сделаны карточки).

Первые два месяца, когда массово поступали карточки, во всех участках и в центральном адресном столе были добавлены работники, чтобы успеть обработать все поступления.

«Со дня функционирования адресного стола при городской управе по вчерашнее число (т.е. за 1 месяц и 2 дня – прим. мое) поступило от продажи домовых книг и адресных карточек 4.622 рубля»[8].

Позднее, когда массовые поступления и подкладка карточек подошли к концу, все вошло в нормальный ритм работы – при участках осталось по одному работнику (в особо больших участках им в помощники придавались мальчики).
В центральном адресном бюро работало 10 подкладчиков, преимущественно девушек.

И вот, когда все наладилось, преимущество карточной системы со шкафами перед дуговой с листками стало видно всем.
Если, например, раньше в каждом участке стояло 25 – 30 дуг, занимая, по крайней мере, одну комнату, то сейчас все располагалось в одном шкафу. В каждый ящик входило до 1500 карточек, в шкаф из 20 ящиков могло войти до 30.000 карточек, вполне достаточно для одного участка, однако при необходимости можно было увеличить шкафы, поставив еще один ряд из 6 ящиков.

Центральный адресный стол размещался в одной комнате размером в 8-9 аршин (прибл. 5,5 - 6,5 м). Шкафы располагались по стенам, а в середине комнаты и у окон работали подкладчики.

Шкафы в центральном адресном столе и на участках были «дубовыми, великолепной работы, с английскими замками, запирающими сразу все ящики, и помещением внизу для запасных карточек. Мастер взял с бакинской городской Управы по 5 рублей за ящик, т.е. за шкаф с 18 ящиками (три ряда по 6 ящиков) по 90 рублей, а за шкаф в 24 ящика (4 ряда по 6 ящиков) по 120 рублей».[9]

При выработке формы карточек для Бакинского адресного стола столкнулись с затруднениями, связанными с именами мусульманского населения.
В большинстве своем мусульмане в те времена не имели фамилий. Они носили несколько собственных имен, а также имена отца и деда, составляющих часть их имени. Кроме того, имелись и почетные имена, стоящие в самом начале – Гаджи, Мешади, Кербалай и т.п.
После долгих дискуссий была выработана отдельная форма карточек, в которой приватное почетное имя вписывалось в первую графу, а во вторую – настоящее имя. Учет велся по второй графе.

Таким образом, Баку оказался первым городом Российской империи, который ввел у себя карточную систему работы адресного стола!

За соблюдением обязательных правил записи обо всех прибывающих и выбывающих следили очень строго. Виновные подвергались административному взысканию (штрафу) или аресту.

1909-44-25.02.- адресный стол.jpg
"Каспий", 25 февраля 1909г.

На заседании Думы от 3 марта 1909 года было решено распространить действия адресного стола на Белый город и Биби-Эйбат.

Во второй половине 1910г. в Баку был назначен новый и.д. полицеймейстера - штабс-ротмистр Владимир Иванович Назанский.

Назанский имел иную точку зрения, чем Шервуд, на то, в чьем ведении должен находиться адресный стол. Он считал, что результативность розыскного дела может быть достигнута лишь при условии перехода адресного стола в ведение полиции.

В октябре 1910 года Назанский вышел к Бакинскому градоначальнику подполковнику П.И. Мартынову с ходатайством о внесении вопроса о передаче адресного стола в ведение полиции.
13 ноября 1910 года Бакинским градоначальником было предложено городскому голове Н.В. Раевскому внести это предложение на обсуждение Думы.
21 декабря 1910 года Дума приняла постановление о передаче адресного стола в ведение полиции, но при этом финансовая сторона должна оставаться в ведении городского самоуправления.

К моменту перевода адресного стола в ведение полиции бывшим заведующим адресным столом Н.С. Каракашевым была сделана сводка баланса о деятельности уже бывшего городского адресного стола за 1910 год. Чистый доход за отчетный период составлял 10.000 рублей, а за 1909 г. – 11.000 рублей.

С 5 января 1911г. инвентарь и часть делопроизводства адресного стола Баку официально и окончательно были переданы по описи в Полицейское ведомство, возглавляемое полицеймейстером Назанским.

Adresny stol-prikaz-18.03.11.jpg
Приказ бакинского полицеймейстера В.И. Назанского


Karta 1913-adres stol.jpg




Помещение для адресного стола было снято в доме Скобелева на Биржевой ул. 17, там же где размещалось центральное Полицейское управление.





Заведующим адресным столом был назначен чиновник канцелярии бакинского градоначальника н.ч.[10] Ибрагим Уаруар.

Еще одним новшеством в работе Адресного стола стала организация Розыскного отделения.
Ранее нахождение сведений о разыскиваемых персонах было делом очень забюрократизированным и запутанным.
С переходом адресного стола в ведомство Полицейского управления туда был перенесен имеющийся в управлении секретный шкаф с розыскными карточками, по которым особо назначенный сотрудник (помощник заведующего) ежедневно сверял все полученные из полицейских участков сведения с алфавитным списком лиц, давших о себе в этот день сведения. Этот шкаф пополнялся новыми карточками на лиц, разыскиваемых Канцелярией Наместника на Кавказе, Канцелярией Бакинского градоначальника, Губернского жандарского управления, и т.д.
Работа розыскной части давала хорошие результаты. За 3 года (1911 - 1913) было установлено местожительство 164 разыскиваемых разными учреждениями лиц.
Но и эта постановка оказалась не вполне удовлетворяющейц требованиям дня. Ежедневно в Адресный стол поступали ведомости со списками на 700 - 1000 человек. Добросовестная проверка такого количества по секретному шкафу была утомительной и требующей большого напряжения.

В конце февраля 1911г. бакинский полицеймейстер Назанский обратился в городскую управу с просьбой передать ему все прошения и документы бывших служащих городского адресного стола, т.к. им был поднят вопрос о зачислении на государственную службу старших служащих. Что и было несколько позднее приведено в жизнь.

С увеличением штата служащих и их содержания была начата организация розыскного отделения при Центральном столе на более широких началах.
7 октября 1913 г. была создана комиссия для выяснения вопроса о пользе и основах работы Розыскного отделения.
Как результат работы этой комиссии было решено, что поставленная на широких началах и сосредоточенная именно при Центральном адресном столе розыскная часть может достигнуть желаемых результатов.
Тогда же был обсужден вопрос хранения розыскных карточек в отдельном секретном шкафу и было решено, что эти карточки могут храниться и в общем алфавите Центрального адресного стола, а освободившийся шкаф был отдан под архив карточек на лиц, чей розыск был прекращен. 6 ноября 1913 г. и.д. бакинского Градоначальника И.П. Мартынов утвердил новое положение о розыскном отделении. С 1 декабря 1913 г. при Центральном адресном столе начало функционировать розыскное отделение на новых началах.
В новое положение об адресном столе Назанский ввел также статью, которая предусматривала бесплатную прописку, а также бесплатную выдачу адресных карточек как для квартирантов, так и для постояльцев. Это нововведение несомненно помогало быстрому установлению перемещения того или иного лица, проживавшего в пределах Бакинского полицмейстерства.

Мы рады тому, что сумели в этой статье рассказать об огромной роли в создании адресного стола Баку бакинского полицеймейстера Василия Ивановича Шервуда, столь незаслуженно забытого историей.


Прмечания:

  1. “Каспий” от 27.05.1893г.
  2. В. Шервуд «Учет населения по карточной системе»
  3. см. прим. 2
  4. см. прим. 2
  5. »Каспий», 18.03.1908
  6. »Каспий», 01.10.1908
  7. »Каспий», 26.11.1908
  8. "Каспий", 7.03.1909
  9. см. прим. 2
  10. н.ч. – не имеющий чина

Источники:
Газета «Каспий» за 1892 – 1911 г.г.
В.И. Шервуд «Учет населения по карточной системе»
"Справка заведующего Центральным адресным столом И.А. Уаруара и.д. бакинского градоначальника И.П. Мартынову о деятельности стола за 1909 - 1913гг." от 2 декабря 1913 г.

При использовании любых материалов Сайта как источника информации обязательно указание на непосредственный адрес статьи и имя ее автора. КОММЕРЧЕСКОЕ использовании любых материалов сайта в журналистике: воспроизведение целиком или частями, переработка и распространение и т.п.) возможно ТОЛЬКО с письменного разрешения администрации сайта. Запрос посылается по адресу info(at)ourbaku.com

© При использовании материалов данной статьи ссылка на сайт "НАШ БАКУ"(www.ourbaku.com) ОБЯЗАТЕЛЬНА!


--Jonka 19:20, 27 августа 2013 - 11:00 04.03.2018 (CEST)

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница