Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск
[выверенная версия][выверенная версия]
(Самуил Блювштейн)
 
Строка 84: Строка 84:
 
Приехав в Баку, где давно  уже жили ее старшие братья и  сестры,  Рахель направляется на улицу Меркурьевскую (Шаумяна), где в доме № 23 проживала семья Анны. Она была значительно старше Рахели, но именно с ней у младшей сестры сложились доверительные отношения. С балкона квартиры Анны на втором этаже открывался живописный вид на приморский бульвар и необъятный морской простор осеннего Каспия.  
 
Приехав в Баку, где давно  уже жили ее старшие братья и  сестры,  Рахель направляется на улицу Меркурьевскую (Шаумяна), где в доме № 23 проживала семья Анны. Она была значительно старше Рахели, но именно с ней у младшей сестры сложились доверительные отношения. С балкона квартиры Анны на втором этаже открывался живописный вид на приморский бульвар и необъятный морской простор осеннего Каспия.  
  
[[Image:Площадь Петрова 1905.jpg|thumb|center|600px]]  
+
[[Image:Площадь Петрова 1905.jpg|800px]]  
  
 
<br> Перед домом была Петровская площадь, поэтому видно было море, восхитившее поэтессу. Рахель любила сидеть с сестрой на балконе, и в один из вечеров на нее нахлынули чувства, которые она выразила стихами. В этом стихотворении она прощается со своей Родиной, зная, что уже туда не вернется. Это стихотворение, названное ею «Скрижали и оковы прошлого» и написанное на иврите, впервые было переведено израильским поэтом Борисом Стрельцовым.  
 
<br> Перед домом была Петровская площадь, поэтому видно было море, восхитившее поэтессу. Рахель любила сидеть с сестрой на балконе, и в один из вечеров на нее нахлынули чувства, которые она выразила стихами. В этом стихотворении она прощается со своей Родиной, зная, что уже туда не вернется. Это стихотворение, названное ею «Скрижали и оковы прошлого» и написанное на иврите, впервые было переведено израильским поэтом Борисом Стрельцовым.  

Текущая версия на 14:05, 14 февраля 2020

Блювштейн Самуил Исерович и его братья и сестры

(Вариант фамилии – Блувштейн)

Их отец Иссер Лейб Блювштейн

(1833, Полтава - 1923, Тель-Авив) был торговцем золотом, бриллиантами и мехом, увлекался сионизмом, сын богатого полтавского купца. Восьми лет был выкраден из отцовского дома и отдан в кантонисты. Мальчик попал в маленькую деревушку под Вяткой, где воспитывался в строгой православной семье. Его родители скончались вскоре после кражи ребенка, не вынеся горя - отец умер от разрыва сердца, мать наложила на себя руки. Имущество семьи отписали государству. Но обо всех этих трагических обстоятельствах Исеру Лейбу сделалось известно лишь по окончании 25-летней службы в армии.

Он прожил в селе до 18 лет, занимаясь крестьянским трудом, и стал весьма силен физически. Но удивительно не это, удивительно то, что всю жизнь – и вне еврейского дома – он соблюдал те заповеди иудаизма, о которых успел узнать до 8 лет. Исер Лейб был мобилизован в пехоту, но за отличие переведен в разведку, где и служил в годы Крымской войны 1854-1855г.г. , и снова отличился под Севастополем. Он дослужился до чина прапорщика и командовал ротой, а в 1866 году вышел в отставку с правом жить вне «черты оседлости», распространявшимся на всех его потомков.

Вернувшись в Вятку, Исер начал жизнь заново, женился, занялся предпринимательством и преуспел. В числе купцов г. Вятки за 1890 г. указан Иссер Иосифович Блювштейн с сыновьями: Давидом, Самуилом, Яковом, Моисеем, Абрамом и внуком Александром Давидовичем. По существовавшим тогда правилам, дети женского пола, к сожалению, в списки купеческих семейств не вносились. Эта купеческая семья числится в списке купцов г. Вятки и за 1893 г. Герценка:Вятские записки

В конце 90-х годов семья переехала В Полтаву, где младшие дети закончили обучение в гимназии.

В Полтавской частной женской гимназии В.П. Ахшарумовой[1]в списке окончивших, выбывших и сдавших испытания на аттестат зрелости и отдельные предметы по женским гимназиям Киевского учебного округа в 1907г. за VII класс и в 1908г. за VIII класс числится Блювштейн Рейза Иссеревна (Рая, Рахель).

Исер продолжал процветающее дело, владел многочисленной недвижимостью, в том числе кинотеатром.
На доме, принадлежавшем Блювштейну, в Полтаве на Мало-Петровской и Н.-Петровской ул. в Полтаве располагался Почтовый ящик Почты России.

В Полтаве Исер был старостой синагоги, в принадлежавшем ему доме располагалось Еврейское училище Талмуд-Тора. Заведующий — Рафаил-Пейсах Ицкович Рубинов (Карповский пер. д. Блювштейна). В дальнейшем Исер с третьей женой и многие его дети переехали в Палестину.

От первой жены, имя которой неизвестно, Исер имел шестерых детей: Давид (1864-), Анна (1868-), Яков (1880-1935), Абрам (1887-), Шмуэль, Мирьям.

Софья Сара Мандельштам (Блювштейн)

(1853-1906) - вторая жена - была дочерью знаменитого рижского, а потом киевского раввина Мандельштама. Ее брат Иосиф Емельянович Мандельштам (30 мая 1846, Ново-Жагоры, Шавельский уезд, Ковенская губерния — 15 февраля 1911, Гельсингфорс) — историк русской литературы, лингвист, профессор Гельсингфорсского университета, писатель, статский советник. Другой брат – Макс Мандельштам – руководил работой пятого сионистского конгресса в Базеле, был знаменитым глазным врачом.

Будучи моложе мужа на двадцать лет, она родила ему еще детей. София владела несколькими языками и особое внимание уделяла образованию детей, которых принято было после школы посылать на учебу за границу.
Дети: Лиза, Вера-Батшева, Шошана (1888-1974), Берта-Батья (- 1940), Рахель (1890-1931), Вера (1892), Моисей. От третьей жены детей не было.
Дети от обеих жен были дружны между собой.

Самуил Блювштейн

Старший брат Самуил решил поискать счастья в Баку. В этом городе не было антисемитизма и сюда приезжало много евреев. Сестры Самуила приняли его предложение и тоже переехали в Баку. В дальнейшем к ним присоединились Давид, Яков, Моисей и Вера. Но связи и деловых отношений с Вяткой они не прерывали.

Здесь Мириам вышла замуж за работника завода Абеля Гутина, а Анна – за предпринимателя Иосифа Шпанина, владельца котельной, и жила в центре Баку на приморском бульваре.

В 1903 году выпускниками Бакинской 1-ой Императора Александра III мужской гимназии указаны - гимназист Моисей Блювштейн и эсктерн Блювштейн Эстер-Лев Давидов
В 1904 уч.г. Бакинское учебное заведение Св. Нины с награждением Золотым Крестом окончила Эстер Блювштейн

Молодой и энергичный Самуил через некоторое время стал владельцем небольшого гвоздильного завода. В 1914 году в Баку открыт Проволочный и гвоздильный завод С.И. Блювштейна.

№132 Объявление об открытии в г.Баку проволочно-гвоздильного завода
21 апреля 1914 г. (Дата получения Бакинским агентством Учетно-ссудного банка Персии)
М[илостивый] г[осударь].

Настоящим имею честь известить Вас, что с февраля с.г. в Черном городе мною открыт проволочный и гвоздильный завод под фирмой «Бакинский проволочный и гвоздильный завод С.И. Блювштейн».
Заказы выполняются немедленно и аккуратно. Имеется также всегда на складе полный ассортимент гвоздей и проволоки.
С запросами благоволите обращаться в Городскую контору, телефоны - №№ 11-53 и 18-74, или на завод, телефон № 5-97.

С совершенным почтением С.И. Блювштейн

У Самуила была дочь Сара (4 Июня 1909 - 17 Сентября 1985) и предположительно сын БЛУВШТЕЙН Анатолий Самойлович 1919г.р., Баку. Призван Джапаридзевским РВК. Последнее место службы - 9 Арм. 591 стрелковый полк. Красноармеец, стрелок. Убит 17.07.1941. Похоронен в д. Кирилень Молдавск.ССР. Адрес - Баку, ул. Мустафа Субхи, 88

В Справочнике Шапсовича (1913) мы находим номера телефонов:
Блювштейн С. и Ко – 425 и 11-53 - Телефон в Балаханах
Блювштейн С.И. - квартира - 18-74

Абрам Блювштейн

В Вятке с 1910 года издавался Ежемесячный иллюстрированный журнал рыболовства, рыбоводства и охоты – «Рыболов-охотник», соредактором которого с 1911 по 1915 год вместе с Ф. П. Куниловым был А. И. Блювштейн.

Вера Блювштейн

В 1923-24 годах в Музыкальном техникуме отдела народного образования Баксовета (Основан 1 ноября 1922 г. Коммунистическая, 5) преподавала по классу рояля В. И. Блювштейн. А в Азербайджанской государственной консерватории она числится преподавателем на II. Фортепьянном отделении. В 1925 году Вера Исаевна Блювштейн-Диллон, музыкальный педагог и пианистка, вместе с мужем дирижером У. М. Гольдштейн основали первую музыкальную школу в Харбине в 1925 году. Их дочь - известная пианистка Элла Гольдштейн.

Давид Блювштейн

Подробностей о жизни Давида у нас нет, но подтверждение его деятельности найдено.

Любезный брат Абрам Иссерович!
Настоящей доверенностью уполномачиваю тебя выбирать для меня в городе Вятке, в городской управе, казначействе или где надобность укажет гильдейское купеческое и промысловое св-ва для моей торговли, гильдии и разряда по Вашему личному усмотрению, для чего Вы вправе по этому поводу подавать кому и куда надобность укажет разного рода прошения, заявления, объявления и другие бумаги, уплачивать причитающиеся сборы, налоги и повинности, получать купеческие и промысловые свидетельства, и в получении таковых, где надобность укажет, росписываться и подписываться, словом во всем изложенном выше действовать так, как бы мне самому следовало, выполняя при том все необходимые формальности и обрядности. Всему же что Вы в силу сей доверенности законно учините я Вам верю, спорить и прекословить не буду.

Доверенность эта принадлежит брату моему вятскому купцу Абраму Иссеровичу Блювштейн и имеет силу в течении сего 1916 г.

Вятский купеческий сын Давид Иссерович Блювштейн.
1916 г. января 12 дня доверенность эта явлена у меня, Антония Лукича Тумановского, Екатаринославского нотариуса, в конторе моей, первой части, по Проспекту, в доме № 1 Вятским второй гильдии сыном Давидом Иссеровичем Блювштейном, живущим в г.Екатеринославе, в гостинице «Франция», лично мне не известным, о самоличности своей представившим бессрочную паспортную книжку выданную ему, из Бакинского городского полицейского управления 20 июня 1899 г. за № 194 и имеющим законную правоспособность к совершению актов, в чем выдал мне особую подписку. При чем я, Нотариус, удостоверяю, что доверенность эта подписана собственноручно им г.Блювштейне, коему с.137 ст. положения о Нотариальной части объявлена. По реестру № 475.
ГАКО ф.628 оп.6 д.944 л.37.
[1]

Яков Блювштейн

(1880, Вятка - 1935, Тель-Авив) (в Израиле взял фамилию Села). Старший брат израильской поэтессы Рахели.
Окончил гимназию в Баку и учился в университетах Лейпцига, Флоренции, Рима. В Риме получил диплом по философии и политической экономии и оттуда в 1913 году приехал в Палестину. Годы Первой мировой войны провел в России, затем занимался сионистской деятельностью в Италии, а с 1920-го - в Тель-Авиве, один из активистов просвещения сионистских тружеников, инициатор создания так называемых "Народных домов" (первый был основан им в Тель-Авиве в 1925 году) - клубов для публичных лекций и культурных мероприятий.[2]

Визит Рахели в Баку

Варианты имени: Рейза Иссеревна, Рая Исаевна Блувштейн.

Если в Израиле вы произнесете фразу:"Как писала Рахель", никто не задаст вам вопроса:"Какая Рахель" - потому что ответ может быть только один: израильская поэтесса, о которой знают все с детского возраста.

Rachel, 1890-1931.jpg
Настроение


День постепенно темнел.
Угасал день.
Тускло позолотила небо
И сопки гор тень.
Вкруг меня почернела ширь полей,
Простор и тишь.
Далёко ведёт моя тропа,
Одинока, тиха.
Но не ропщу на свой удел,
Хозяйку-судьбу,
Весело выйду навстречу всему,
Всё благодарно приму!

Рахель родилась 20 сентября 1890 года в Вятке. Стихи стала писать с юношеских лет, и мать всячески поддерживала ее в этом. Творческую деятельность Рахель начала в 1908 году, впервые подписав стихотворение таким псевдонимом. Вначале Раиса хотела взять в качестве псевдонима фамилию своего известного прапрадеда со стороны матери Элиазара Дилона, который во время Отечественной войны 1812 года был советником императора Александра I. Однако по совету своей матери она стала подписывать стихотворения именем библейской праматери. Все свои юношеские стихотворения Раиса писала на русском языке, хотя вся семья хорошо знала иврит, но когда она решила уехать в Палестину, ей это очень пригодилось.

В Киеве Рахель начала учиться рисованию, а Шошана – литературе и философии. Спустя некоторое время сестры решают поехать в Италию изучать живопись и литературу, а по пути заехать в Палестину, но приехав в страну, сестры стали активными участниками сельскохозяйственных работ переселенцев. Состоятельный отец имел возможность помогать им, на его деньги они сняли себе дом. Работая в сельском хозяйстве, Рахель решает стать дипломированным специалистом в этой области и уезжает во Францию, где с отличием заканчивает Тулузский университет и получает диплом агронома.
Завершив учебу в Тулузе, она решила по дороге в Палестину навестить родных в России, но выехать оттуда в Палестину не смогла, так как шла война и она, как гражданка России, не могла получить разрешение на въезд в Палестину, входившую в состав Османской империи, воевавшей с Россией. Она работает в одном из домов для детей-сирот из еврейских семей в Бердянске на Азовском море. Из Бердянска она переезжает в Смоленск. При контакте с больными детьми у неё проявляется туберкулёз в открытой форме. Она попадает в санаторий в Сухуми. После лечения переезжает с места на место.

Приехав в Баку, где давно уже жили ее старшие братья и сестры, Рахель направляется на улицу Меркурьевскую (Шаумяна), где в доме № 23 проживала семья Анны. Она была значительно старше Рахели, но именно с ней у младшей сестры сложились доверительные отношения. С балкона квартиры Анны на втором этаже открывался живописный вид на приморский бульвар и необъятный морской простор осеннего Каспия.

Площадь Петрова 1905.jpg


Перед домом была Петровская площадь, поэтому видно было море, восхитившее поэтессу. Рахель любила сидеть с сестрой на балконе, и в один из вечеров на нее нахлынули чувства, которые она выразила стихами. В этом стихотворении она прощается со своей Родиной, зная, что уже туда не вернется. Это стихотворение, названное ею «Скрижали и оковы прошлого» и написанное на иврите, впервые было переведено израильским поэтом Борисом Стрельцовым.

Скрижали и оковы прошлого

Баку, 1916 год

Забыть о прошлом, сбросив груз скрижалей.
Всем, что судьбу сковало, пренебречь.
На новый курс корабль мой должен лечь,
Стремясь к чужой, но столь желанной дали.
Мне в прошлое, я знаю, не вернуться,
Оно теперь в тумане бывших грёз...
Хватило б сил назад не обернуться
Щемящим взглядом, полных жгучих слёз.

Сын Анны Георгий Шпанин, хорошо помнил время, когда к ним в Баку приезжала Рахель. 26-летняя поэтесса быстро нашла общий язык со своим 14-летним племянником, который с большим желанием исполнял роль ее гида, когда они ходили по городу. Рахель казалось, что она уже была здесь. Уж очень был похож тогдашний Баку на израильскую Хайфу. То же море, та же бухта, тот же песок. Ну а когда она попала в бакинскую Ерепость, ей показалось, что она находится в Иерусалиме. Чего она никогда не видела, так это фаэтонов – колясок, запряженных двумя лошадьми. Проехаться на них по городу было одно удовольствие!

Затем Рахель едет в Одессу и с первым же пароходом "Руслан" возвращается в Палестину.


Рахель Блювштейн.jpg
Рахель Блювштейн. Баку, 1916 г.



23 ноября 2017 г. в Израиле были пущены в оборот денежные знаки нового образца, и среди них - банкнота с портретом поэтессы Рахель Блювштейн и строкой ее стихотворения "Мой Кинерет родной! Ты-то — был? Или сон это мой?"

RahBluvst-shekel.jpg


Автор: Т.Сперанская. В работе использованы сведения из Интернета и материал присланный Яковом Иовновичем и Михаилом Шпаниным. За что выражаем им большую благодарность.

© При использовании материалов данной статьи ссылка на сайт "НАШ БАКУ"(www.ourbaku.com) ОБЯЗАТЕЛЬНА!

© I am 11:08 1 апреля 2019
  1. ЦГА ОХД до 1917г. Фонд 459 Опись 14 Дело 91.
comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница