Материал из OurBaku
Версия от 04:25, 22 июня 2011; I am (обсуждение | вклад) (Защищена страница «Георгий Коновалов " Живые мгновения"» ([edit=sysop] (бессрочно) [move=sysop] (бессрочно)))

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск

Георгий Коновалов " Живые мгновения"

Как давно это было.… А вот идеи только сейчас и приходят в голову.

Снимал тогда какое-то мероприятие в актовом зале нашего института. Вечно меня – «Давай собирай свои фотоаппараты и в зал иди. Там… (конференция-собрание-диспуты). Снимать надо».

В зале у меня уже определённые точки съёмок есть. Уже обкатанные и апробированные. Одно только - никак не могу приучить своё начальство награждать «наших героев» на авансцене. Можете представить, что где-то из-за трибуны и стола президиума высовывается чья-то рука и кому-то (тоже невидимому) что-то вручает.

Сколько не просил, но всё так и осталось.
Так это о чём я?
Ах да… об идеях.

Ну, вот в тот день отснял часть мероприятия – перерыв объявили. Заседавшие кто куда, а в основном на воздух – подышать. А мне камеры перезарядить, чтоб потом уже об этом не думать.

В свою комнату (начальство – кабинетом именует) не хочется. Лучше уж к художникам забежать. Хоть какая-то компания и поболтать можно.

Раскрыл, в комнате у них свою сумку, из неё вытащил свои «фотики» (всегда брал два – а то вдруг…. Потом скандала не оберешься). Разложил на столе, вытащил из одного отснятую плёнку, достал из кофра свежую…. И тут приходит в голову мысль.

-Ребята, – говорю я им (художникам), - смотрите как здорово…. Вот отснятая плёнка, а вот чистая-свежая. Чистая, ещё в работе не побывавшая имеет свою цену – тридцать пять копеек, а вот эта – уже отработанная вообще бесценна.

Они на меня глазами луп-луп: «Как это?»

- Ну, вот посмотрите, отснял я эту плёнку, казалось бы, отработанный материал, и цена ей уже не тридцать пять копеек. А ведь на ней то, что уже никогда больше и не повториться. Всё – поезд ушёл. И эти мгновения только у меня и только на этой плёнке, больше нигде. И цена её, неизвестно какая. Здорово!

В ответ только хи-хи и ха-ха. Так и не захотели меня понять.

А вот ведь - смотрю я сейчас на свою гору уже отснятых – «испорченных» плёнок и вот ведь они есть. Они существуют – те самые живые мгновения, которых уже давным-давно нет (парадокс – они есть, и их же и нет). Плёнки эти просмотреть можно – пощупать (в отличие от «цифры») и тогда возвращаются те самые мгновения. Когда нажал я на кнопочку на фотоаппарате и остановил мгновение.

Кроме плёнок лежат передо мной квадратики бумаг. Это уже отпечатанные фотографии. Перекладываю их из одной папки в другую и смотрю – смотрю. Все или почти все знаю, и когда снимал и для чего.

И ни кому они не нужны – только моим воспоминаниям.

Иногда, чтоб поделиться, выкладываю свои фото, свои воспоминания в Интернете, и тогда что-то принимается, а чаще всего не принимается по причинам мне неизвестным. Но не сужу я – ведь то, что нравится мне, может, не нравится другим. И нет этому критерия. Ведь это для меня найти кадр и отснять его было проблемой, а зрителя не должно волновать то, что волновало меня тогда – он просто смотрит фотографию.

И кому судить о ней – ведь фотография искусство, а оно не может быть однобоким, и предполагает множество мнений.

  • Буровая горит (Баку)

  • Сушка ковра (Баку)

  • Хибара-хижина-лачуга (Баку)

  • Зима (Баку)


  • В своих беседах (позже целая книга вышла) знаменитый кинорежиссёр Григорий Рошаль предупреждал кинолюбителей быть критичным в выборе кадра, а учётом того, что в то время была в основном чёрно-белая киноплёнка быть особо осторожным и не идти на поводу своих эмоций.

    Попытаюсь пересказать его в своей интерпретации, не отходя от основных его мыслей.

    - Вы вышли из дома, и, конечно же, камера при вас. Вы идёте по тропинке, и всё в округе просто требует, чтоб вы достали камеру и начали бы снимать. Но будьте осторожны – это ваше подсознание предлагает снимать, а так вы не сможете запечатлеть на плёнки шорох опавшей листвы под ногами, её запах, вы не сможете отобразить вот этот жёлтый лист (плёнка чёрно-белая) на хвое сосны. Значит надо снимать так, чтоб всё, что чувствуете вы, и видите вы, увидел бы и почувствовал ваш зритель. Если вам это удалось, значит, вы смогли перебороть собственные эмоции.

    Вот примерно это один из уроков мастера.

    Есть ещё правило «ТРЁХ «НЕ». Они почти повторяют то, о чём предупреждал МАСТЕР.

    Первое «НЕ». Если вы увидели что-то и хотите отснять - не доставайте сразу камеру – подумайте, а нужен ли вам этот кадр и насколько он правильный.

    (Как здорово, что я не всегда прислушивался к этому «НЕ»).

    Сделав кадр и придя, домой, проявив пленку, подумайте, а стоит ли печатать этот кадр. Это второе «НЕ».

    (Как здорово, что тогда была плёнка, а не «цифра» - думать заставляла. А у меня собралась целая коробка с плёнками из-под кого-то прибора с теми самыми не отпечатанными кадрами).

    Ну, случилось так, и вы всё-таки решили отпечатать это кадр. Не показывайте его прямо так сразу своим друзьям, а недругам тем более. Будьте критичны к своим работам.

    Вот это третье «НЕ».

    (Вот и я не показывал свои работы, хотя так хотелось).

    Зато сейчас некоторые из них оказались востребованы.

    Восхищаюсь и готов повторить кадры города, как увидели его ФОТО-МАСТЕРА нашего города.

    Город живёт – развивается и что–то в нём так и остаётся, что-то меняется.

    Интересно написал о городе Роберт Рождественский в поэме «210 шагов»

    Город -
    всегда диалог
    прошлого
    с настоящим.
    Есть в нём и детство
    и зрелость.
    Есть и лицо
    и нутро...

    Точно, абсолютно точно сказал Рождественский – не убавить не прибавить.

    Красивый город получается у мастеров, но нет в нём той самой жизни, которая определяет то самое, что делает город узнаваемым, что делает его непохожим на другие города.

    Это жизнь внутри него. Это улочки, это дворы и дворики, подъезды. Это люди, в конце концов, живущие в этом городе. Не официальные портреты, не фотографии в газетах (хотя и они показывают немного ту самую жизнь), а фотографии сделанные просто любителями с не всегда с «правильно» построенным кадром, пусть с какой-то грязью на втором плане, но это же та самая жизнь. А жизнь не бывает причёсанной и приглаженной.

    Вот здесь вспоминается другой МАСТЕР - Михаил Ромм. В то время, когда он делал свою знаменитую ленту «Обыкновенный фашизм» ему понадобились кадры обыкновенного, будничного Берлина. И ведь не нашёл. Были кадры (сколько угодно) праздников, парадов и салютов, но не нашлось кадра простой жизни города. Обычной и будничной.

    Вот и наш город примерно в том же положении (да и не только он). Ведь это был пик фото-кинолюбительства. Каждый третий на улице был с фотоаппаратом или кинокамерой. А вот ведь нет фотографий того времени. Я имею в виду шестидесятые-семидесятые-восьмидесятые. Просто-напросто они выпали из жизни. Ведь сколько угодно фотографий «до исторического материализма», как угодно много нынешних «цифровых» а вот фото того времени…. Про них как говориться раз – два и обчёлся.

    И если появляется хоть какой-то кадр того времени – то его надо холить и лелеять. Ведь он кусочек нашей той самой жизни простой не помпезной.
    И не хвалю я свои собственные фотографии (хотя так хочется), а просто сетую на то время.

    Вот и покажу я две, а может три фотографии, которые и не тронут никого, но это кусочки жизни моего города, о которой забыли, а вспоминать… вспоминать не хочется, да и не могут, так как и не знают просто всего этого.




    comments powered by Disqus
    Рекомендация close

    Главная страница