Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск
[выверенная версия][выверенная версия]
 
Строка 25: Строка 25:
 
В 1914 г., с началом Первой мировой войны, Давиденков был призван в армию и командирован старшим ординатором полевого подвижного госпиталя.<br>   
 
В 1914 г., с началом Первой мировой войны, Давиденков был призван в армию и командирован старшим ординатором полевого подвижного госпиталя.<br>   
 
<br>  
 
<br>  
В годы Гражданской войны С.Н. Давиденков, продолжая свою врачебную деятельность, не оставлял научной деятельности и собрал огромный материал по наследственным болезням.<br>  
+
В годы Гражданской войны С.Н. Давиденков, продолжая свою врачебную деятельность, не оставлял научной деятельности и собрал огромный материал по наследственным болезням.<br>  
 
<br>  
 
<br>  
 
Стечение обстоятельств привело С.Н. Давиденкова в 1920 году в Баку, где в тот период уже существовал Бакинский гос. университет.<br>   
 
Стечение обстоятельств привело С.Н. Давиденкова в 1920 году в Баку, где в тот период уже существовал Бакинский гос. университет.<br>   
 
После установления Советской власти в Азербайджане решением Совета народных комиссаров Азербайджанской ССР от 28 апреля 1920 года Министерство народного просвещения было реорганизовано в Комиссариат народного просвещения и все учебные заведения, в том числе и Бакинский государственный университет,  были переданы в его подчинение.<br>   
 
После установления Советской власти в Азербайджане решением Совета народных комиссаров Азербайджанской ССР от 28 апреля 1920 года Министерство народного просвещения было реорганизовано в Комиссариат народного просвещения и все учебные заведения, в том числе и Бакинский государственный университет,  были переданы в его подчинение.<br>   
 
11 мая того же года народный комиссар просвещения и госконтроля Дадаш Буниат-заде издал декрет относительно учебного и воспитательного процесса в университете. В данном декрете было отмечено, что университет будет налаживать отношения с Советской Россией, откуда и будут, в дальнейшем, приглашаться преподаватели. Постоянное давление новой власти на ректора университета [[Разумовский Василий Иванович - хирург, первый ректор Университета|профессора Разумовского]], приглашенного еще правительством АДР, привело к тому, что он  в 1920 году покинул Баку.<br><br>   
 
11 мая того же года народный комиссар просвещения и госконтроля Дадаш Буниат-заде издал декрет относительно учебного и воспитательного процесса в университете. В данном декрете было отмечено, что университет будет налаживать отношения с Советской Россией, откуда и будут, в дальнейшем, приглашаться преподаватели. Постоянное давление новой власти на ректора университета [[Разумовский Василий Иванович - хирург, первый ректор Университета|профессора Разумовского]], приглашенного еще правительством АДР, привело к тому, что он  в 1920 году покинул Баку.<br><br>   
Ректором университета после него тогда же был  назначен профессор Сергей Николаевич Давиденков, известный невропатолог, выпускник Московского государственного университета, который занимал этот пост до 1923 года.
+
Ректором университета после него тогда же был  назначен профессор Сергей Николаевич Давиденков, который занимал этот пост до 1923 года.
 
<br>  
 
<br>  
 
В 1920 г. Давиденков организовал кафедру нервных и душевных болезней<ref>В 1925 году кафедра психиатрии отделилась от кафедры невропатологии и начала самостоятельную деятельность</ref> при медицинском факультете университета, которой он заведовал все годы работы в АГУ<ref>Бакинский государственный университет (БГУ) в 1922 г. был переименован в Азербайджанский государственный университет (АГУ)</ref>, одновременно заведуя клиникой нервных болезней и клиникой душевных болезней.
 
В 1920 г. Давиденков организовал кафедру нервных и душевных болезней<ref>В 1925 году кафедра психиатрии отделилась от кафедры невропатологии и начала самостоятельную деятельность</ref> при медицинском факультете университета, которой он заведовал все годы работы в АГУ<ref>Бакинский государственный университет (БГУ) в 1922 г. был переименован в Азербайджанский государственный университет (АГУ)</ref>, одновременно заведуя клиникой нервных болезней и клиникой душевных болезней.
Строка 46: Строка 46:
 
неврологической школы и воспитании плеяды высококлассных специалистов.
 
неврологической школы и воспитании плеяды высококлассных специалистов.
  
В 1925 г. проф. Давиденкова приглашают в Москву возглавить нервологический отдел Института по изучению профессиональных болезней им. Обухова,  и одновременно он работает в Медико-биологическом институте. Здесь С.Н. Давиденковым и его учениками были заложены основы новой медицинской дисциплины – клинической нейрогенетики.
+
В 1925 г. проф. Давиденкова приглашают в Москву возглавить неврологический отдел Института по изучению профессиональных болезней им. Обухова,  и одновременно он работает в Медико-биологическом институте. Здесь С.Н. Давиденковым и его учениками были заложены основы новой медицинской дисциплины – клинической нейрогенетики.
  
 
В 1932 г. Давиденков переезжает в Ленинград. Его приглашают на должность заведующего кафедрой нервных болезней Ленинградского государственного института для усовершенствования врачей.
 
В 1932 г. Давиденков переезжает в Ленинград. Его приглашают на должность заведующего кафедрой нервных болезней Ленинградского государственного института для усовершенствования врачей.
Строка 55: Строка 55:
 
<center>''1930-е гг. Академик И.П. Павлов и профессор С.Н. Давиденков''</center>
 
<center>''1930-е гг. Академик И.П. Павлов и профессор С.Н. Давиденков''</center>
  
В 1934 г. на одной из так называемых "павловских средах"<ref>Беседы И.П. Павлова с сотрудниками и прикомандированными стажерами по средам и пятницам постепенно переросли в знаменитые «павловские среды», часть которых, начиная с 1929 г., была записана в виде протоколов. Позднее фрагменты этих протоколов были изданы.<br>
+
В 1934 г. на одной из так называемых "павловских сред"<ref>Беседы И.П. Павлова с сотрудниками и прикомандированными стажерами по средам и пятницам постепенно переросли в знаменитые «павловские среды», часть которых, начиная с 1929 г., была записана в виде протоколов. Позднее фрагменты этих протоколов были изданы.<br>
 
«Павловские среды» по своему характеру и форме нисколько не походили на научные заседания или конференции. Скорее они напоминали беседу, обмен мнениями единомышленников.</ref> Сергей Николаевич познакомился со своей будущей женой Евгенией Федоровной Кульковой, которая так же, как и её будущий муж,  была увлечена генетикой и неврологией.<br>   
 
«Павловские среды» по своему характеру и форме нисколько не походили на научные заседания или конференции. Скорее они напоминали беседу, обмен мнениями единомышленников.</ref> Сергей Николаевич познакомился со своей будущей женой Евгенией Федоровной Кульковой, которая так же, как и её будущий муж,  была увлечена генетикой и неврологией.<br>   
 
С 1937 г. она работала ассистентом на кафедре нервных болезней под руководством С.Н. Давиденкова.<br><br>  
 
С 1937 г. она работала ассистентом на кафедре нервных болезней под руководством С.Н. Давиденкова.<br><br>  
Строка 62: Строка 62:
 
С конца 30-х годов генетические исследования в СССР, в том числе и в области медицины, стали вызывать ожесточенную критику. Развернулась борьба с так называемым менделизмом-морганизмом. В это время сгущались тучи над многими учеными-генетиками. Все было настолько серьезно, что один известный врач так написал Давиденкову: «Я Вам посоветую, бросьте заниматься генетикой, слово наследственность нельзя произносить!» В 1937 году был закрыт Московский медико-генетический институт.<br>  
 
С конца 30-х годов генетические исследования в СССР, в том числе и в области медицины, стали вызывать ожесточенную критику. Развернулась борьба с так называемым менделизмом-морганизмом. В это время сгущались тучи над многими учеными-генетиками. Все было настолько серьезно, что один известный врач так написал Давиденкову: «Я Вам посоветую, бросьте заниматься генетикой, слово наследственность нельзя произносить!» В 1937 году был закрыт Московский медико-генетический институт.<br>  
 
Н.С. Давиденков был единственным медицинским генетиком, который рискнул выступить на дискуссии Совещания по генетике и селекции при редакции журнала «Под знаменем марксизма» в 1939 г. со словами: «Доцентура по генетике, которая была в Ленинградском институте усовершенствования врачей, уничтожена, и вообще атмосфера работы очень тяжелая. Вы чувствуете себя так, как будто протаскиваете враждебную идеологию...»<br><br>
 
Н.С. Давиденков был единственным медицинским генетиком, который рискнул выступить на дискуссии Совещания по генетике и селекции при редакции журнала «Под знаменем марксизма» в 1939 г. со словами: «Доцентура по генетике, которая была в Ленинградском институте усовершенствования врачей, уничтожена, и вообще атмосфера работы очень тяжелая. Вы чувствуете себя так, как будто протаскиваете враждебную идеологию...»<br><br>
Во время Великой Отечественной войны Н.С. Давиденков, в чине полковника медицинской службы, работал главным нервопатологом Ленинградского фронта, консультировал в госпиталях, одновременно занимаясь вопросами военной нервопатологии, травмами черепа, посттравматическими расстройствами речи, отморожениями и ранениями периферических нервов.<br><br>
+
Во время Великой Отечественной войны Н.С. Давиденков, в чине полковника медицинской службы, работал главным невропатологом Ленинградского фронта, консультировал в госпиталях, одновременно занимаясь вопросами военной невропатологии, травмами черепа, посттравматическими расстройствами речи, отморожениями и ранениями периферических нервов.<br><br>
 
В 1945 г. после создания Академии медицинских наук СССР Н.С. Давиденков стал ее действительным членом.<br><br>
 
В 1945 г. после создания Академии медицинских наук СССР Н.С. Давиденков стал ее действительным членом.<br><br>
  
Строка 68: Строка 68:
 
<center>С.Н. Давиденков с коллегами</center>
 
<center>С.Н. Давиденков с коллегами</center>
  
После войны, в 1947 г. Сергей Николаевич издал написанную им во время войны книгу «Эволюционно-генетические проблемы в нервопатологии». Однако жизнь книги была весьма недолгой. В 1948 г. состоялась сессия ВАСХНИЛ (Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук имени Ленина), где было официально провозглашено, что генетика является лженаукой и исследования в её области в СССР запрещены. Запрет на исследования по генетике продержался до 1960-х годов.<br>  
+
После войны, в 1947 г. Сергей Николаевич издал написанную им во время войны книгу «Эволюционно-генетические проблемы в невропатологии». Однако жизнь книги была весьма недолгой. В 1948 г. состоялась сессия ВАСХНИЛ (Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук имени Ленина), где было официально провозглашено, что генетика является лженаукой и исследования в её области в СССР запрещены. Запрет на исследования по генетике продержался до 1960-х годов.<br>  
 
Затем работы в области медицинской генетики в клинике нервных болезней Ленинградского института усовершенствования врачей, где работал Давиденков, возобновились.<br>
 
Затем работы в области медицинской генетики в клинике нервных болезней Ленинградского института усовершенствования врачей, где работал Давиденков, возобновились.<br>
 
<br>
 
<br>

Текущая версия на 11:40, 12 мая 2020

Давиденков Сергей Николаевич

1880 – 1961

Davidenkov-1.jpg

Врач-невролог, основоположник клинической нейрогенетики, действительный член Академии медицинских наук СССР, ректор Бакинского/Азербайджанского государственного университета, профессор.

Родился в Риге в 1880 году в дворянской семье.
Прадед Сергея Николаевича Андриан Иванович был известным в Москве акушером-гинекологом, одним из основателей Общества русских врачей, автором многих научных работ, читавший своим студентам лекции на латинском языке.
Отец, Николай Николаевич Давиденков, – учитель математики Рижской Алексеевской гимназии.
Мать , Екатерина Юльевна, окончившая консерваторию, была прекрасной пианисткой.

С детства Сергея и его старшего брата Николая (тоже впоследствии ставшего академиком, но в области точных наук) воспитывали в лучших традициях русского дворянства. Это касалось и литературы, музыки, живописи, и изучения иностранных языков. В семье Давиденковых каждые два дня было принято между собой говорить на разных языках – на французском, английском, немецком и русском, не забывали и о латыни и греческом.

В 1897 году Сергей Давиденков поступил в Императорскую Военно-медицинскую академию в Петербурге, но через два года перевелся на медицинский факультет Императорского Московского университета.
Время учебы Сергея Давиденкова в университете – это время студенческих волнений. Сергей, принимавший в политических выступлениях активное участие, был дважды исключен из университета.
Некоторое время он жил во Франции, учился в Сорбонне и часто посещал клинику Сальпетриер, где работал знаменитый врач-психиатр Жан-Мартен Шарко[1]. После возвращения в Москву Сергей Николаевич продолжил свое обучение в альма-матер, приняв твердое решение посвятить свою врачебную и научную деятельность неврологии.
В 1904 г. С.Н. Давиденков закончил университет.
В январе 1904 г. началась русско-японская война. Молодой врач Давиденков был призван в действующую армию в Маньчжурию военным врачом передвижного госпиталя.[2].
После окончания войны в 1905 г. он работал в психиатрической больнице Московской губернии.
Через несколько лет Сергей Николаевич переезжает в Харьков, где возглавил отделение психиатрии Покровской больницы.

В 1911 г. С.Н. Давиденков защитил докторскую диссертацию на тему «К учению об острой атаксии Лейден-Вестфаля» по неврологии и через через год был избран профессором, заведующим кафедрой нервных и душевных болезней вновь созданного там Харьковского женского медицинского института.

В 1914 г., с началом Первой мировой войны, Давиденков был призван в армию и командирован старшим ординатором полевого подвижного госпиталя.

В годы Гражданской войны С.Н. Давиденков, продолжая свою врачебную деятельность, не оставлял научной деятельности и собрал огромный материал по наследственным болезням.

Стечение обстоятельств привело С.Н. Давиденкова в 1920 году в Баку, где в тот период уже существовал Бакинский гос. университет.
После установления Советской власти в Азербайджане решением Совета народных комиссаров Азербайджанской ССР от 28 апреля 1920 года Министерство народного просвещения было реорганизовано в Комиссариат народного просвещения и все учебные заведения, в том числе и Бакинский государственный университет, были переданы в его подчинение.
11 мая того же года народный комиссар просвещения и госконтроля Дадаш Буниат-заде издал декрет относительно учебного и воспитательного процесса в университете. В данном декрете было отмечено, что университет будет налаживать отношения с Советской Россией, откуда и будут, в дальнейшем, приглашаться преподаватели. Постоянное давление новой власти на ректора университета профессора Разумовского, приглашенного еще правительством АДР, привело к тому, что он в 1920 году покинул Баку.

Ректором университета после него тогда же был назначен профессор Сергей Николаевич Давиденков, который занимал этот пост до 1923 года.
В 1920 г. Давиденков организовал кафедру нервных и душевных болезней[3] при медицинском факультете университета, которой он заведовал все годы работы в АГУ[4], одновременно заведуя клиникой нервных болезней и клиникой душевных болезней.

Давиденков-8.jpg
Сведения на 1923 г.

С первых дней основания кафедры под его редакцией стали издаваться журналы «Неврологические заметки» и «Анналы клиники нервных и душевных болезней».
В первое время функционирования университета научная работа в университете в основном проводилась на кафедрах, в лабораториях и клиниках, а общее руководство научно-исследовательской работой осуществлял Научный комитет, председателем которой был проф. С.Н.Давиденков.

Именно Баку – эта «жемчужина» Закавказья – позволил Давиденкову раскрыть свой талант исследователя и выдающегося ученого. Там С.Н. Давиденков изучал многочисленные формы наследственных и семейных болезней, столкнулся с эпидемией летаргического энцефалита и опубликовал приоритетную работу, посвященную описанному им синдрому «горметонии», развивавшейся у больных внутримозговыми кровоизлияниями при прорыве крови в желудочки головного мозга… Результатом бакинского периода жизни С.Н. Давиденкова стала опубликованная в 1925 году монография «Наследственные болезни нервной системы», которая и определила стратегическое направление всей научной деятельности гениального ученого.[5]

Немаловажная заслуга Сергея Николаевича состоит в создании азербайджанской неврологической школы и воспитании плеяды высококлассных специалистов.

В 1925 г. проф. Давиденкова приглашают в Москву возглавить неврологический отдел Института по изучению профессиональных болезней им. Обухова, и одновременно он работает в Медико-биологическом институте. Здесь С.Н. Давиденковым и его учениками были заложены основы новой медицинской дисциплины – клинической нейрогенетики.

В 1932 г. Давиденков переезжает в Ленинград. Его приглашают на должность заведующего кафедрой нервных болезней Ленинградского государственного института для усовершенствования врачей.

В 1933 г. академик И.П. Павлов предложил проф. Давиденкову заведовать клиникой нервных болезней в Институте экспериментальной медицины. До 1936 г. Давиденков занимал эту должность, тесно сотрудничая с И.П. Павловым.

Davidenkov-Pavlov.jpg
1930-е гг. Академик И.П. Павлов и профессор С.Н. Давиденков

В 1934 г. на одной из так называемых "павловских сред"[6] Сергей Николаевич познакомился со своей будущей женой Евгенией Федоровной Кульковой, которая так же, как и её будущий муж, была увлечена генетикой и неврологией.
С 1937 г. она работала ассистентом на кафедре нервных болезней под руководством С.Н. Давиденкова.

Н.С. Давиденков является также основоположником медико-генетического консультирования. Им были созданы первые медико-генетические консультации в Москве и Ленинграде. Он сформулировал основные положения в методике консультирования семей с наследственными заболеваниями нервной системы.

С конца 30-х годов генетические исследования в СССР, в том числе и в области медицины, стали вызывать ожесточенную критику. Развернулась борьба с так называемым менделизмом-морганизмом. В это время сгущались тучи над многими учеными-генетиками. Все было настолько серьезно, что один известный врач так написал Давиденкову: «Я Вам посоветую, бросьте заниматься генетикой, слово наследственность нельзя произносить!» В 1937 году был закрыт Московский медико-генетический институт.
Н.С. Давиденков был единственным медицинским генетиком, который рискнул выступить на дискуссии Совещания по генетике и селекции при редакции журнала «Под знаменем марксизма» в 1939 г. со словами: «Доцентура по генетике, которая была в Ленинградском институте усовершенствования врачей, уничтожена, и вообще атмосфера работы очень тяжелая. Вы чувствуете себя так, как будто протаскиваете враждебную идеологию...»

Во время Великой Отечественной войны Н.С. Давиденков, в чине полковника медицинской службы, работал главным невропатологом Ленинградского фронта, консультировал в госпиталях, одновременно занимаясь вопросами военной невропатологии, травмами черепа, посттравматическими расстройствами речи, отморожениями и ранениями периферических нервов.

В 1945 г. после создания Академии медицинских наук СССР Н.С. Давиденков стал ее действительным членом.

Давиденков-4.jpg
С.Н. Давиденков с коллегами

После войны, в 1947 г. Сергей Николаевич издал написанную им во время войны книгу «Эволюционно-генетические проблемы в невропатологии». Однако жизнь книги была весьма недолгой. В 1948 г. состоялась сессия ВАСХНИЛ (Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук имени Ленина), где было официально провозглашено, что генетика является лженаукой и исследования в её области в СССР запрещены. Запрет на исследования по генетике продержался до 1960-х годов.
Затем работы в области медицинской генетики в клинике нервных болезней Ленинградского института усовершенствования врачей, где работал Давиденков, возобновились.

Академик Н.С. Давиденков инициировал открытие доцентуры по генетике и детской неврологии в медицинских ВУЗах Советского Союза.

Давиденков состоял редактором первых изданий Большой Медицинской Энциклопедии и многотомного труда «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».
Им было написано 311 научных работ, в том числе 14 монографий.
По учебникам, в составлении которых он участвовал, учились и учатся студенты и врачи.

Под руководством С.М. Давиденкова было написано более 60 диссертаций, 29 из них были докторскими. Многие из его учеников стали профессорами, возглавляли неврологические кафедры и НИИ страны.

Все ученики, сотрудники, слушатели курсов усовершенствования запомнили его удивительные по мастерству лекции. Всех поражала глубина содержания, яркие примеры из собственной практики, ясность и логичность изложения, а также артистичность его манеры читать лекции. Готовым таблицам он предпочитал нарисованные им самим мелом на доске рисунки, изображающие структуру мозга или патологическую позу, характерную для той или иной болезни.

Давиденков в совершенстве владел шестью иностранными языками, великолепно знал русскую и западную литературу, очень хорошо рисовал и писал масляными красками. Он очень много работал, а свободное время старался проводить в кругу друзей и единомышленников. Прекрасно умел фехтовать, что часто демонстрировал друзьям во время отдыха на даче.

За свой труд С.Н. Давиденков был награжден орденом Ленина, орденом Красной Звезды и медалями.

Davidenkova.jpg


Жена и соратник Сергея Николаевича член-корреспондент АМН СССР Н.Ф. Давиденкова была заведующей кафедрой невропатологии Ленинградского педиатрического института, затем заведующей лабораторией медицинской генетики АМН СССР.








Сергей Николаевич Давиденков умер в 1961 г. в Ленинграде. Могилы С.Н. Давиденкова и его жены находится на Богословском кладбище Санкт-Петербурга.

  • По предложению Министерства здравоохранения СССР в 1982 году была учреждена премия имени С.Н. Давиденко, присуждавшаяся Академией медицинских наук СССР за лучшую научную работу в области медицинской генетики.
  • В 1997 году кафедре нервных болезней Ленинградского института усовершенствования врачей, которой долгое время, вплоть до самой смерти, руководил акад. С.Н. Давиденков, было присвоено его имя.
  • В 2015 году Российской академией наук учреждена награда - Золотая медаль имени С.Н. Давиденкова.

Присуждается за выдающиеся работы в области медицинской генетики.

Davidenkov-doska.jpg

В 1965 г. на фасаде здания Института усовершенствования врачей им. С. М. Кирова (Ленинград, Кирочная ул., 41) была установлена мемориальная доска: «В этом здании с 1932 г. по 1961 г. работал выдающийся ученый-невропатолог Сергей Николаевич Давиденков».










Примечания:

  1. Жан-Мартен Шарко (1825—1893) — французский врач-психиатр и педагог, учитель Зигмунда Фрейда, специалист по неврологическим болезням, основатель нового учения о психогенной природе истерии. Провёл большое число клинических исследований в области психиатрии с использованием гипноза как основного инструмента доказательства своих гипотез. Основатель кафедры психиатрии в Парижском университете. Член Парижской академии наук (с 1863 года), был членом Французского географического общества.Википедия, ст. «Жан-Мартен Шарко»
  2. Сведения о том, где служил С.Н. Давиденков непосредственно после окончания университета расходятся. В некоторых источниках указаны след. сведения: Из-за нелегкой материальной ситуации остаться после окончания в университете не смог и был вынужден поступить на работу а психиатрическую больницу на должность больничного врача.
  3. В 1925 году кафедра психиатрии отделилась от кафедры невропатологии и начала самостоятельную деятельность
  4. Бакинский государственный университет (БГУ) в 1922 г. был переименован в Азербайджанский государственный университет (АГУ)
  5. С.В. Лобзин, Н.М. Жулев, Л.А. Сайкова ст. «С.Н. Давиденков-основоположник отечественной нейрогенетики».
  6. Беседы И.П. Павлова с сотрудниками и прикомандированными стажерами по средам и пятницам постепенно переросли в знаменитые «павловские среды», часть которых, начиная с 1929 г., была записана в виде протоколов. Позднее фрагменты этих протоколов были изданы.
    «Павловские среды» по своему характеру и форме нисколько не походили на научные заседания или конференции. Скорее они напоминали беседу, обмен мнениями единомышленников.


Использованная литература:
С.В. Лобзин, Н.М. Жулев, Л.А. Сайкова. С.Н. Давиденков – основоложник отечественной нейрогенетики
Р.А. Фандо. РОЛЬ ШКОЛЫ С.Н. ДАВИДЕНКОВА В СТАНОВЛЕНИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НЕЙРОГЕНЕТИКИ
История БГУ - Бакинский Государственный Университет
Большая Медицинская Энциклопедия (БМЭ)
АМИ, кафедра психиатрии Медицинский некрополь
Электронный словарь тренера и консультанта, ст. Павловские среды


Ирина Ротэ (jonka), 6 мая 2020 г.

При использовании любых материалов Сайта как источника информации обязательно указание на непосредственный адрес статьи и имя ее автора.
КОММЕРЧЕСКОЕ использовании любых материалов сайта в журналистике: воспроизведение целиком или частями, переработка и распространение и т.п.) возможно ТОЛЬКО с письменного разрешения администрации сайта. Запрос посылается по адресу info(at)ourbaku.com

© При использовании материалов данной статьи ссылка на сайт "НАШ БАКУ"(www.ourbaku.com) ОБЯЗАТЕЛЬНА!

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница