Материал из OurBaku
Версия от 14:18, 18 августа 2020; Jonka (обсуждение | вклад) (/* Материалы по археологии Кавказа, собранные экспедициями Московского археологического общества выпуск 3. /под ред. и с предисл. гр. Уваро…)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск

Дворец Ширваншахов в исторических хрониках

Броневский С.М. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. Часть 2. 1823 г.

Здания, достойные замечания в Баке, суть дворец и при оном мечеть великолепной восточной архитектуры, построенные шахом Аббасом Великим...

(Далее читать по нижестоящей ссылке на текст книги)

С. Броневский. Описание города Баку[1]

Примечание:

  1. стр. 399

Березин И.Н. Путешествие по Дагестану и Закавказью. Второе издание. 1850 г.

И.Н. Березин. Путешествие по Востоку (полный текст книги)

Этот дом принадлежит во всех отношениях к числу лучших домов в Баку; он очень просторен, но для меня он был бесценен, потому что занимает одно из удобнейших мест: с одной стороны близ него возвышается покинутый дворец бакинских правителей, а с другой из окон открывается обширная панорама Бакинского залива и Апшеронского полуострова с загадочными неугасимыми огнями [1].

Так как Ширван-шахи [2] находились во вражде с предками Исмаила, то, пользуясь правом победителя, персидский завоеватель приказал, что называется на Востоке, «осквернить гробы их отцов» и сравнять с землей здание Ширван-шахов. После чего Исмаил «отыде восвояси» [3]

Без всякого спора один из самых любопытных предметов в Баку - Шахский дворец, или, лучше сказать, развалины дворца, занимающие вершину холма, на котором разостлан Баку. Это здание довольно пострадало от времени, а еще более от лености человека, который, чтоб много не трудиться, берет отсюда камни на постройку дрянного домишка и без стыда разрушает древность.
Дворец занимает в длину более двадцати сажен и состоит из многих частей, как видно на прилагаемом плане.

Все здание построено из ракушечного известняка: довольно большие камни обтесаны очень гладко и так плотно сложены, что не заметно сводок или щелей. К главному корпусу, фасад которого, если только есть фасад у мусульманских домов, обращен на з. (запад) к горам, примыкают сзади и слева, по-видимому, позднейшие и менее изящные пристройки, которые целым этажом ниже корпуса, выстроенного в три этажа: от задних пристроек остаются одни следы, и едва ли здесь не проходила почти прямой линией восточная стена, от которой уцелели на ю.в. (юго-восток) красивые ворота, ныне до половины засыпанные песком.

Главный корпус, имеющий в двух этажах более сорока комнат различной величины, составлял «андерун» внутренние покои, в которых бакинский владетель вместе со своими женами тешил взор созерцанием далекого горизонта в Бакинском заливе и Апшеронском полуострове: для этого служила комната со стрельчатым сводом в средине здания, выдавшаяся киоском на Восток.
Перед фасадом дворца находится двор, с которого красивым сводом ведет главный вход по средине корпуса во внутренний аудиенц-зал восьмиугольной формы с легким куполом. В других комнатах также вероятно были куполы, но ныне уцелело только два.
Кровли уже не существует, она вся упала; стены в верхнем этаже также большею частью обвалились, и нижний этаж, в котором, по-видимому, находились конюшни и погреба, потому что здесь нет окон, почти совершенно засыпан: в некоторых местах проделаны новые входы, в других заделаны старые, окна изуродованы или заложены, лестницы полуразрушены, внутренней отделки нет и следов: вот в каком плачевном положении я застал бакинский дворец, в котором, вероятно, в урок суетности человеческой, обитают теперь огромные свиньи, бескорыстно трудящиеся над расчисткой нижних комнат!

Из пристройки на левой стороне существует небольшой домашний ход в шахскую мечеть, находящуюся против дворца только через улицу.

Правая сторона составляла собственно наружный отдел, открытый для всех подданных: здесь на небольшом дворе, который окружен, по восточному обычаю, небольшим навесом с колоннами и арками, возвышается одно из лучших произведений мусульманской архитектуры — «диван ханэ» - аудиенц-зал, в котором бакинский правитель решал важные дела, являлся своим вельможам в праздники и принимал торжественно послов.

Зал обведен галереей с гранеными колонами и арабскими сводами: под каждым из них находится окно этой восьмиугольной комнаты, сидя в которой правитель был видим взорам всех придворных, стоявших на дворе вокруг галереи. Посредине зала, вероятно, был фонтан, не редко прохлаждавший возмущенного гневом правителя.

Главный вход с высоким разукрашенным фасадом, в котором углубляется арабский свод, исчезающий в мелких арабесках, находится с западной стороны: этот вход как будто снят с самой лучшей арабской мечети Каира и волшебною силою только вчера перенесен сюда: так в нем все свежо и все изящно!

Ход во дворец находится в южной стене и ведет на главный внутренний двор, а ворота на двор диван-ханэ находятся с з. (западной) стороны: к ним идет с улицы дорога, поднимающаяся на холм.

Я чувствую, что читатель уже утомлен описанием бакинского дворца, а я далеко еще не рассказал всех его красот: для сокращения описания прилагаю здесь рисунки, представляющие фасад дворца с внутреннего двора, заднюю часть дворца с изящными воротами и диван-ханэ с главным входом.

Люди, мало знакомые с восточной архитектурой, предполагают, что диван-ханэ не диван-ханэ, а баня! Другие, воображение которых привыкло ко всему чудесному, видят в проводе воды для фонтана в зале страшную комнату пытки, в которой бакинский правитель исповедовал совесть своих подданных. Это уже верх незнания Востока!

Мне говорили еще о подземном ходе из дворца к «девичьей башне» и за городские стены, но я не могу сказать, до какой степени это справедливо.

К з. (западу) от дворца внизу находится по средине обширного двора Шахская мечеть, очень красивое квадратное здание с высоким куполом и изящным входом, совершенно похожим на главный вход в диван-ханэ: над этим входом красуется резной стих мусульманского символа.
С левой стороны двора находится другая мечеть с персидским минаретом, вокруг которого вьется арабская надпись, объясняющая, что эти здания воздвигнуты Ширван-шахом Ибрагим Халиль уллой Феррух Есар Оглу, правившим в Ширване с 1462 года по 1500. Построение дворца также принадлежит ему (в 1491 г.) по народному сведению и совершенному сходству двух зданий: других доказательств на это не имеется. Вероятно, дворец опустел со времени падения Ширван-шахов или лучше сказать со времени взятия Баку шахом Исмаилом, врагом этой династии, не пощадившим даже ее могил: Бакинские ханы жили в здании, которое ныне занимает комендант.
Над входом в диван-ханэ находится замазанная известью надпись; может быть, в ней заключается «тарих» время построения дворца, чего, впрочем, я не предполагаю: скорее тут окажется какое-нибудь благочестивое изречение.

Бакинский дворец, по прочности материала и искусству стройки, принадлежит к лучшим памятникам мусульманской архитектуры: в целой Персии, все дворцы которой построены из мелкого кирпича, не существует подобного здания, хотя оно по величине и далеко уступает дворцам исфаганским или тегеранским, изящность же и массивность работы едва ли будут не на стороне бакинского здания.

Я душевно печалюсь за будущность, которая угрожает обиталищу Ширван-шахов: не много нужно времени для того, чтоб весь дворец исчез от набегов маленьких бакинских корсаров, которые даже балласт на суда берут отсюда; исправленный, он мог бы служить превосходным помещением на случай приезда Высочайших гостей. Притом же это был бы единственный в своем роде восточный дворец в пределах России, перед которым бахчисарайский не стоит даже названия лачужки, а о дворце в Нухе нечего и поминать!
В Шахской мечети ныне помещается артиллерийский арсенал [4]

С южной стороны город Баку почти живописен, а потому я и постарался снять отсюда его вид: дома в странном беспорядке поднимаются одни над другими, а над всем городом господствует Шахский дворец, обломанные стены которого обозначились на горизонте; рядом с ним возвышается минарет шахской мечети, в средине города еще стоит минарет, далее минарет сборной мечети, а на угол к морю выдвинулась массивная «девичья башня» [5]

Город Баку представляет много предметов, достойных полного и глубокого внимания туристов всех родов, но без всякого сомнения, неугасимые огни, явление единственное в своем роде, преимущественно привлекают к себе взоры путешественника. Едва успели вы приехать или приплыть, если вы находите это более удобным, в Баку, как со всех сторон посыплются на вас вопросы и увещания: «были ли вы на неугасимых огнях? Да скоро ли вы поедете? Да это лучшая вещь в нашем городе! Есть, правда, у нас шахский дворец и еще что-то, да это все пустяки!»[6].
Примечания:

  1. стр. 211
  2. в оригинале книги - Ширван-шаги
  3. стр. 214
  4. стр. 220-225
  5. cтр. 228
  6. стр. 248

Русский иллюстрированный альманах[1]. / А.В. Два дня в Баку (из путевых записок). 1858 г.

А.В. Два дня в Баку

На другой день утром мы отправились осматривать знаменитую бакинскую древность — развалившийся шахский дворец. Это здание, построенное из больших известковых камней, находится на самом возвышенном месте города, в северо-западной стороне (на рисунке 1 оно с левой стороны возвышается над всем городом).

Все здание дворца состоит из нескольких частей: главного трехэтажного корпуса, большего зала, выстроенного отдельно, обширного двора, обнесенного стеною, и шахской мечети.

Главный корпус, обращенный Фасадом на запад, имеет более 40 комнат. В нем находились внутренние покои шахов и жилища их многочисленных жен.
Здесь-то, в этих стенах, обдумывались некогда кровавые планы бакинских повелителей и в двух словах отдавались приказания, стоившие иногда жизни целым сотням людей. Здесь несколько веков сряду изнывали в неволе тысячи красавиц, всю жизнь томимые ревностью и жаждой любви.
Теперь в этих комнатах не существует уже ни потолков, ни внутренних украшений, и нижний этаж здания завален мусором.

В отдельном зале видны еще остатки древнего великолепия и мусульманской архитектуры, но есть надежда, что все это исчезнет в непродолжительном времени, потому что над разрушением здания трудится не одно время: жители усердно растаскивают каменья для постройки своих домов и для балласта на суда. И они, конечно, хорошо делают.
На память о минувшем сохранять этот дворец не стоит, потому что он совсем не возбуждает утешительных воспоминаний; а для сохранения его как памятника древней мусульманской архитектуры потеряна уже возможность: он так разрушен, что нельзя теперь возвести его в прежнем восточном характере, не прибавив чего-нибудь своего, нового.

Шахская мечеть — квадратное здание с высоким куполом и очень красивым входом. В левой стороне двора есть другая мечеть с минаретом. Из надписи на ней видно, что все здание построено между 1462 и 1500 годами Ширван Шахом Ибрагим-Халиль-Уллой-Феррух-Есар-Оглы. Несколько в стороне от дворца стоят отдельно ворота, довольно красивой мусульманской архитектуры (рисунок 2)[2].

Примечания:

  1. Также входит в состав: Иллюстрация для всех из жизни русской земли.1874 г.
  2. cтр. 101-109


Владыкин М. Путеводитель и собеседник в путешествии по Кавказу. 2-е изд. Часть 1. 1885 г.

М. Владыкин. Баку

"В городе следует осмотреть: набережную, губернаторский, он же и городской сад, персидский город, старую крепость, ханский дворец и мечеть и, разумеется, съездить в Балаханы, Сабунчи, Сураханы и в Черный город, на заводы Нобеля..." [1]

Персидский город, ханский дворец и мечеть.
Для осмотра их надобно взять фаэтон и подняться вдоль старой стены, в гору, по ужаснейшей мостовой, и остановиться у персидского города, в котором не только проехать фаэтону, но и двум верховым нельзя разъехаться.
В нем не улицы, а какие-то коридоры между каменными белыми стенами и сплошными домами без окон; только одни двери, и то постоянно запертые, и указывают, что здесь живут люди.

Вы подходите к воротам старой крепости, всходите на стену и видите сверху ханский дворец, занятый, в настоящее время, артиллерийскими складами, потому недоступный для публики.
Он построен из серого гранита в арабском стиле; рисунки высеченных украшений и надписей замечательно хороши.

Я осматривал его внутренность в 1874 г. В нем замечательны: зала, баня и подземный ход. В некоторых местах, стены носят следы ядер и картечи.

Мечеть, выстроенная в том же роде, отдана в настоящее время мусульманам, которые и отправляют в ней свое богослужение[2].

Примечания:

  1. стр 284
  2. cтр. 285

Вейденбаум Е.Г. Путеводитель по Кавказу (1888 г.)

Е. Вейденбаум. Путеводитель по Кавказу

В старом городе, окруженном крепостными стенами, находится несколько замечательных зданий, относящихся к временам ширван-шахов (повелителей Ширвани): развалины дворца, представляющего один из лучших памятников мусульманской архитектуры. Местное предание относит построение его к 15 столетию.

Рядом с дворцом находится шахская мечеть, построенная, как видно из надписи, в 471 г. хиджры (1078 г.по Р. X.).

Дворец и мечеть заняты артиллерийскими складами и оставаясь без присмотра и ремонта, приходят в разрушение.

Материалы по археологии Кавказа, собранные экспедициями Московского археологического общества выпуск 3. /под ред. и с предисл. гр. Уваровой, 1893// А. М. Павлинов. Баку

А. М. Павлинов. Баку

Интереснейшим из древних памятников Баку является, без сомнения, Ханский дворец с его мечетями, судилищем и усыпальницей.

Ханский дворец состоит из разнородных зданий, расположенных в нескольких отдельных, замкнутых двориках, расположенных на трех разных уровнях.
Первый двор, находящийся на низшей площадке, представлен табл. XLVIII. Вы входите в этот двор через особые ворота, отчасти видимые справа на нашей фототипии; ворота эти, как и многие другие в этом дворце, представляют стрельчатую арку, окаймленную четырехугольной рамой. Двор довольно тесный; прямо против входа расположена дюрбе или усыпальница матери и сына хана (рис. 53 представляет его план, а рис. 54 разрез).

План усыпальницы снаружи имеет вид продолговатого четырехугольника; внутреннее же помещение представляет крест с пристройками в углах; средину венчает большой купол, который опирается на стрельчатые своды, покрывающие руки креста. Самый купол в основании имеет довольно сложный переход к парусам (рис. 54); вся же постройка, с её внутренним крестовым планом и куполом, не имеющим барабана, по конструкции весьма напоминает массы христианской церкви с купольным центровым планом.
План этой усыпальницы, а равно и других подобных ей сооружений, конечно, есть отголосок первых христианских церквей или тех грандиозных мечетей, которые строили магометанам греки в подражание своим великолепным христианским храмам.
Но вместе с тем в этих постройках находим и некоторые особенности, присущие исключительно магометанскому искусству, стрельчатая арка принимает более выгнутую форму с заостренным подвышением; купол убран поливой в виде звезд и украшен ребрами; фасад вместо крыши имеет плоскую, чисто восточную, площадку, предназначенную для гулянья, на которую можно пробраться из мечети довольно узкою лестницею.

Боковые стены фасада облицованы тесаным гладким камнем и не имеют никаких украшений; только вход, возвышаясь несколько над стенами здания, разукрашен со всевозможною роскошью. Общая фигура этого входа, в виде прямоугольной рамы, содержит в себе нишу в виде двойной арки с заостренным подвышением.

Над аркой все тело покрыто орнаментом, над которым расположена надпись на арабском языке, которую профессор Лазаревского института, госп. Аттая, читает следующим образом:
на нижней строке: Сказал Пророк да будут самые благочестивые молитвы над ним и совершеннейшие приветы ему...;
на верхней: Сказал Бог слава ему, да будет он благословен и высок... Простит сам Бог грехи ваши и отложит наказания ваши...
Конец первой строки читается с трудом по несовершенству фотографического снимка.
По бокам ниши имеются два медальона также с надписями, но они не поддаются совершенно чтению, и Аттая разобрал в них только одно слово „Али“.

Внутренность ниши в верхней своей части имеет ребровидный свод, который в своем основании опирается на систему выступов, весьма похожих на так называемые сталактиты, которые и переводят давление на прямоугольник.
В глубине ниши находится дверь тоже стрельчатая с узорами, над которыми расположена надпись, состоящая из двух отделений, с двумя строками в каждом; содержание её следующее:
в первом: „Приказал Султан величайший по чести Шах почитаемый укрепленным Богом, опора веры, друг Божий, да продлит Бог вечно его могущество";
во втором: „И его власть соорудит эти светлые усыпальницы для матери своей и сына своего, да помилует Бог их обоих. В году девять, тридцать и восемьсот" (839 = 1435/36 г. нашей эры).
Весьма вероятно, что Султан, о котором идет здесь речь, никто иной, как Султан Шах Рок четвертый сын Тимура, царствовавший от 812—850, т.е. от 1409—1446 г. нашей эры.

Налево от усыпальницы расположена Ханская мечеть, здание больших размеров чем вышеописанное; носит она имя “Шамереде” и представлена нами на табл. XLVIII и рисунках 55 и 56.

Мечеть эта по плану внутри также крестообразная, как и усыпальница; разрез её и вообще вся конструкция та же, но с небольшой разницей в деталях. Так руки креста крыты в мечети плоскими трехцентровыми сводами, купол расположен на обыкновенных парусах, но имеет в основании пояс из арочек, похожих на наши русские кокошники.
План креста осложнен разными пристройками; со стороны мейрабе (михраб) находятся небольшие двухэтажные помещения; слева возле главного входа поставлен высокий минарет; между мечетью и минаретом находится второй выход (р) с лестницей (q), служащей входом в мечеть со стороны двора, несколько приподнятого над первым.
Главный вход находится в глубине ниши, разукрашенной резным узором по камню, к несчастью ныне закрытым новой безобразной оконной рамой, которая мешает их изучению.

Снаружи мечеть гладко облицована камнем, украшений никаких нет, кроме входной ниши и верхушки минарета, балкон которого поддерживается кронштейнами в виде сталактитов, возвышающихся над поясом, из арабской надписи; древняя каменная решетка балкона заменена ныне простой железной.

Второй двор расположен выше первого и имеет также свою мечеть, называемую „старой". Она теперь в развалинах, что ясно видно и на прилагаемой табл. XLIX. К этой мечети примыкает восьмигранная башня (q) (рис. 59)с шатровым покрытием, вход в которую находится несколько правее мейрабе (михраб); трудно определить назначение, которое имела эта башня, но, может быть, она служила также усыпальницей.

Сама мечеть сравнительно обширна; купол её расположен на 4-х столбах, как это видно по плану (рис. 57); главные арки, или своды, на которых покоится купол, стрельчатые (см. поперечный разрез рис. 58); купол в основании своем имеет ряд выступов, как в ханской мечети (рис. 56) и освещается четырьмя окнами.
Мечеть эта надписей не имеет; фасад её гладкий, обложен тесаным камнем с плоской крышей (рис. 59).

С задней стороны мечети имеются пристройки а, b. c, которые находятся частью в развалинах; здесь, вероятно, помещалась лестница на крышу; помещение b. сообщается с мечетью дверью и имеет узенькое окно в открытую наружную нишу с, которая вероятно служила главным входом в мечеть, что можно проверить по кладке окна, указывающей на существование двери.
Мечеть имеет небольшие окна и потому внутри её темно. Вид её вообще несколько расплывчатый, а пропорции придают ей давящий характер.

Мы не имеем данных определить время построения этой мечети, но судя по формам, менее изящным, чем в выше рассмотренных нами сооружениях и особенно в Судилище, о котором говорим ниже, готовы признать, что мечеть эта должна принадлежать другому времени, другой эпохе и даже другому строителю, чем первые здания.

На дворе, среди которого расположена старая мечеть, имеются ворота, представляющие памятник весьма изящной композиции (табл. L).

Общая фигура его в виде четырёхугольный рамы. Внутри двойная стрельчатая арка с круглым сводом, который системой сталактитов переходит в прямоугольник. В глубине ниши отверстие ворот со стрельчатою аркой. Снаружи, в верху между двумя большими розетками, помещена надпись, которая к несчастью не поддается прочтению по нашему рисунку.
Самая арка украшена тягами из плетения и растительного орнамента, составляющих прекрасное сочетание. Арка опирается на две небольшие колонки, стоящие на сталактитовых выступах. Против старой мечети расположено обширное здание самого Ханского дворца (табл. XLIX).

По местным рассказам верхняя часть этого дворца выстроена недавно; между тем как нижний этаж, более древний, принадлежит ко временам ханского владычества.

Дворец этот занимает большую площадь и выходит на третий двор, который расположен выше двух первых.
Двор этот имеет два входа — один со второго двора, около дворца, против ханской мечети и другой — снаружи по горе, который можно видеть на табл. LI и XLVIII. В середине таблицы LI видна часть дворца, носящая название Ханского сиденья (рис. 60).

Здание это внутри восьмигранное, со сводом; в каждой грани устроены впадины и ниши; наружные стены представляют квадраты, к которым примыкает верхняя часть новой дворцовой пристройки, не имеющей впрочем, никакого с ним сообщения. Перед дверью, ведущей к ханскому сиденью, находится особый вход (t) с нишами по бокам.

Дворец состоит из множества комнат, но все они смотрят смотрятся нежилыми, стены хотя и облицованы камнем, но без всяких украшений, и в настоящее время все это помещение служит складочным местом.

В нескольких шагах от Ханского дворца в отдельном дворике, но как бы в связи с остальными постройками, располагается постройка, известная под названием Ханского судилища (табл. LII и рис. 61).

Самое здание Судилища расположено к одной стороне окружающего его двора. Внутреннее его помещение представляет в плане восьмиугольную фигуру с купольным сводом, который при переходе в восьмигранник имеет выступы в роде сталактитов с пятью равными нишами. Каждая ниша в средине имеет небольшую дверку, выходящую на галерею, окружающую это здание (рис. 62) и украшенную также небольшими нишами; в середине помещения на полу устроен мраморный резервуар для воды.

Снаружи главный вход несколькими ступеньками вводит вас в особое помещение, которое соединяется с окружающей галереей узенькими проходами.
В одном конце этого помещения находится лестница, ведущая на плоскую крышу галереи, а с другого конца устроена большая ниша, разукрашенная орнаментами и сталактитами.
Вход этот, по мотиву весьма напоминает рассмотренные нами выше входы в мечети, но отличается своими детальными подробностями. Изящный по пропорциям, он прекрасно связан с прилегающей к нему легкой аркадой галереи и вообще со всем зданием.

Здание исполнено во всех своих деталях из камня; входная дверь украшена орнаментом, и имела, вероятно, как и все вышеописанные, поверх этого орнамента надпись, которая или разрушилась от времени, или, вернее всего, увезена любителем. Других надписей или дат о времени построения этого здания нет; но стиль и сходство его с рассмотренными выше зданиями дворца заставляет отнести постройку Судилища к тому же времени, как и ханскую Усыпальницу, т. е. к XV веку.

Легкая галерея окружает центральный восьмиугольник с трех сторон десятью стрельчатыми арочками на колонках. Фасад каждой арки снаружи представляет по пролету как бы повторение фигуры главного входа.
Каждое звено галереи тоже обведено рамой и, как нельзя более, вяжется со входом, представляя прекрасное родство форм. Граненый купол здания, возвышаясь пропорционально над всей постройкой, красиво завершает весь этот павильон.
Фасад этого здания, конечно, самый изящный из всех бакинских.

Галерея крыта покрыта коробовыми стрельчатыми сводами; в местах, где колонки свода опираются на особые перемычки, линии последних очень напоминают деревянную конструкцию. Кругом здания расположена ограда, три стороны которой состоят из галереи, а четвертая в простой каменной стене.
Фасад её тоже очень родственен с галереей судилища, но она стоит гораздо ниже, под ней нет высокого цоколя и вход в нее открыт в каждой арке.
Крыша галереи тоже плоская, и на ней в одном из углов имеется лестница. Рядом с лестницей входная дверь, тоже с порталом.
В другой стене ограды, со стороны Ханского седалища находится вторая входная дверь, чрез которую хан мог незаметно пройти в Судилище.

Рассмотрев таким образом постройки Ханского дворца в Баку, должно признать во всех этих постройках чисто восточное магометанское искусство, по приемам и формам весьма отличное от христианского искусства на Кавказе и вообще искусства западного.

Особые формы линии арок и сводов, ниши входов, сталактиты и орнаменты с надписями, плоские крыши с выходящими на них лестницами, купола с заостренным верхом, иногда отсутствие всяких украшений на фасадах, кроме входа, как это видели на двух Ханских мечетях, все это свидетельствует, что искусство Востока развилось в самостоятельные и ему одному присущие формы.

Из описания Джума мечети:
В северном углу шестигранника, составляющего здание мечети, и в связи нею — фундамент минарета М, возвышающегося над почвою в обыкновенных размерах и представляющего одинаковые формы и архитектурные особенности со вторым минаретом, возвышающимся в некотором расстоянии от первого. Оба эти минарета одного и того же стиля с минаретом Ханской мечети, но сохранили еще вокруг своей главы каменную резную решетку балкона, которая уже заменена железной в Ханской мечети, решетка придающая зданиям подобного рода большую типичность и своеобразность [1] .

Примечания:

  1. стр.81-90

Энциклопедический словарь т-ва "Бр. А. и И. Гранат и К°", том 4. 1911 г.

Гранат, Энциклопедический словарь

В городе сохранилось немало остатков старины: крепостные стены, дворец Ширванских шахов, выстроенный в XV в., развалины старой мечети, построенной в XI в. ...[1]

Примечание:

  1. стр. 510

Андреев Н. Иллюстрированный путеводитель по Кавказу. 1912 г.

Н. Андреев. По Кавказу (о Баку)

Весь старый город — это буро-желтое каменное гнездо самого безотрадного вида, из которого поднялись, словно выдавленные минареты мечетей и громадный мрачный Ханский дворец, когда-то великолепная резиденция Ширван-шахов.
Мрачный дворец почти без окон, окруженный высокими каменными стенами, представляет много интереса своими остатками прежней красоты. Там входные двери все окружены сетью персидских арабесок, цветов и листьев и заставляют вас остановиться перед ними.
Внутри в пустых залах дворца, мрачно и уныло, и все эти помещения ханов и шахов, когда-то обставленные с восточной роскошью, теперь служат складом артиллерийских орудий и никакого интереса не представляют.

Здесь же около дворца стоят обе старые мечети, из которых одна просто поражает своими украшениями, а другая полу-развалина придает много красоты этому каменному гнезду своим высоким желтым минаретом. Купол первой мечети весь в глубоких изразцах и её фасад — сплошное каменное кружево[1].

До сих пор сохранилась великолепная шахская мечеть, основание которой относится к XI веку, а также и, шахский дворец, прекрасной магометанской архитектуры XV века. Осмотр этой достопримечательности, дающей яркое представление о жизни былых веков, возможен с разрешения губернатора[2].

Примечания:

  1. стр. 142
  2. стр. 146


Сергей Анисимов. Путеводитель по Кавказу – Кавказский край, 1924

С. Анисимов. Путеводитель (о Баку)

Баку резко делится на современный город полу-американской складки, быстро выросший за счет нефтяной промышленности, и старый город, бывшую резиденцию ширванского ханства.

В первом - университет, конторы, магазины, улицы столичного вида, красивая набережная, бульвар, шумные, людные пристани.
Второй - татарско-персидский приютился вокруг бывшего ханского дворца. Здесь мечети, минареты, тесные кривые улицы-лазейки, дома с плоскими крышами, восточный базар с темными рядами лавок и духанов[1].

Археологические памятники: 1) Дворец Ширван – шахов. При нем «Джума-мечеть» и судилище — «Диван-хане». Арабский стиль XV века. Монументальные здания из серо-желтого камня. Расположен дворец среди остатков крепостных стен. Там же развалины мечети, основанной в 1078 г., от которой сохранились стены с куполом и кое-где резные каменные рамы и фрески[2].

Примечания:

  1. cтр. 329
  2. cтр 330

Составитель - Фархад Гаджиев (Баку)

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница