Материал из OurBaku
Версия от 14:30, 23 февраля 2010; Jonka (обсуждение | вклад) (Новая страница: «Category:МузыкаКатегория:В работе (5) ==Джаз в Баку== В газете «Бакрабочий» за 20 июня 1922 год…»)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск


Джаз в Баку

В газете «Бакрабочий» за 20 июня 1922 года была опубликована афиша театра CHAT SAVAGE (Дикая кошка), который располагался на Молоканской 18. Афиша предлагала бакинцам вечерний спектакль, где будет исполняться «негитосский скетч» - "Чёрная Бетси".

Можно предположить, что 1922 г. стал для Баку годом проникновения «черноты» – негритянских ритмов, мелодий и танцев. Именно тогда в цирке гастролируют американские "мраморные люди", танцуют танец модерн, в кинотеатре «Эдиссон» показывается первый американский боевик «Тайны Нью-Йорка»; помимо театра CHAT SAVAGE, который удивляет бакинскую публику заграничными "новинками", открывается и новое кабаре "Чёртова перечница" с явно непролетарским настроем.
Про «Перечницу» 15 августа 1922 г. в «Бакрабочем» сочиняют стишок:

Непонятная причина
непонятный адский спорт
что ни день, то чертовщина,
что ни день, то новый чёрт
в кино черти, в Кошке «черти»
черти здесь и черти там
ах, как хочется до смерти
всех чертей послать к чертям.

С «чертями» действительно, боролись, и об этом можно было судить по тому, как быстро исчезали скетчи из концертных репертуаров. Но американская музыка продолжала приходить вместе с кино. К началу 20-х годов в Баку функционировало 9 кинотеатров, которые наперебой показывали американские фильмы – популярность их была невероятна среди Бакинской публики. Именно в это время молодёжь увлекается фокстротами, уан-степами, ту-степами.

В «Бакрабочем» за 27 декабря 1922 года можно встретить объявление о приёме на курсы «современных салонных танцев – уанстеп, фокстрот и т.д.» в театре Агит-Сатир.

И хотя первое упоминание об этих танцах в Бакинской периодике встречается только в 1922 году, существуют доказательства того, что музыка эта была известна здесь гораздо раньше.
Так в архивах своей бабушки, коренной бакинки Лейлы Ахундовой, я обнаружила ноты «Ту-стэп» датированные 1911 годом ("изданiе С.Я.Ямборъ Grand-Prix Римъ"), напечатанные в Москве. Удивление от первой встречи с этими нотами быстро прошло после того, как я стала вчитываться в Бакинскую периодику начала прошлого века, когда стало очевидным, что сюда совершались колоссальные торговые поставки из России и многих стран Европы, в том числе и музыкальной продукции.

Уже в 1907 году в газете «Каспий» была помещена реклама «Акционерного общества граммофонъ..» предлагающая бакинцам свой ассортимент «в репертуаре которого 20.000 пластинок на 70 языках мира». Начиная с того же времени постоянно встречаются заметки о магазинах нот и музыкальных инструментов. А вот как рекламировал себя нотный магазин Наркомпроса в «Бакрабочем» 16 октября 1923: «ПОСЛЕДНИЕ НОВИНКИ МОСКВЫ, БЕРЛИНА, ПЕТЕРБУРГА, ПАРИЖА! Везде поют и играют: Фокстроты, Танго, Ту-стэпы, Он-степы, Романсы, Оперетты и пр.»

Действительно, Баку начала прошлого века пел, танцевал, играл и был открыт к тому, чтобы услышать и принять новую музыку и новых гастролёров.
В июле 1927 года здесь с успехом выступает негритянская певица Коретти Арле-Тиц. Та самая, что пела в нашумевшем секстете "Джазовые короли" Фрэнка Уитерса с Сиднеем Беше, во время их гастролей в СССР. Однако, музыка, исполняемая Арле-Тиц, преподносилась как «негритянская», но не «джазовая».

Большая неоднозначность кружилась вокруг термина «джаз», о чём можно было судить и по выдержке из Московского журнала «Музыкальная культура» (№1, стр. 45), присланного в Бакинскую библиотеку в 1924 году, где в статье «О реакционном и прогрессивном в музыке» вдруг появляется фраза: «Неожиданный успех «опростившегося» Гогена и негритянские ритмы джаз-банда – явления одного порядка, хотя и разной художественной ценности».
Большая Неоднозначность, так старательно избегающая «чертовщины», наверняка усматривала в «джазе» больше реакционного, чем прогрессивного, за что и удерживала этот термин от широкой печати до самого конца 20-х годов.
Занавес для «джаза» открылся с приездом оркестров «теа-джаза» (театрализованного джаза) В. Ренского и В.Утёсова. Именно гастроли «теа-джазов» в Баку летом 1930 года и проложили тропу джазменам 30-х, 40-х, 50-х… по ней и сейчас съезжаются на джазовый огонёк музыканты со всего мира.

Так и вершилась история джаза здесь, так он и пришёл в Баку , - закончила бы я эту статью, не попадись мне на глаза книга замечательного исследователя-музыковеда Фиридуна Шушинского «Народные певцы и музыканты Азербайджана». Для своей книги он собирал материалы, исторические хроники в разных странах на протяжении 20-ти лет. И среди этого уникального собрания я вдруг обнаружила парадоксальное свидетельство того, как «джаз» вышел из Баку… в 20-х годах прошлого века!

ГАСТРОЛИ ВОСТОЧНОГО ДЖАЗ-БАНДА - именно так объявляли афиши Москвы и Ленинграда в мае 1926 года первый на Кавказе «Восточный народный симфонический оркестр» созданный в Баку. Повторюсь ещё раз: это было время большой неоднозначности вокруг термина «джаз». Это было время, когда «психология европейца становилась всё более восприимчивой к культуре внеевропейских народов», - писала В.Конен в «Рождении джаза»,- время, когда «мир повернулся к Востоку» и благодаря этому оказался «способным услышать блюзы и проникнуть в их содержание».[1]

Автор статьи Фариза Бабаева

Источник: Kultura.Az

Примечание:

  1. Статья Рауфа ФАРХАДОВА "Вся правда о джаз-мугаме?"
comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница