Материал из OurBaku
Версия от 22:40, 15 июля 2016; Sibor (обсуждение | вклад) (Санкт-Петербург (Петроград), Москва, Второй и Третий аресты, Ссылка...)

Перейти к: навигация, поиск

Владимир Константинович Истомин (1863 — 1932)

Харьков, Санкт-Петербург, Первый арест...

Владимир родился в 1863 г. в Харькове в многодетной семье.
Его отец - потомственный дворянин - был преподавателем духовной семинарии, инспектором Харьковской духовной семинарии.

Владимир окончил классическую гимназию и в 1882 г. поступил в Технологический Институт Императора Николая I в Санкт-Петербурге.
Здесь он вошел в Петербургский террористический кружок народника К.Р. Кочаровского [1], Н.К. Истоминой и др.
Направленность ПТК соответствовала программе "Народной воли" (организовавшей убийство в марте 1881 г. императора Александ ра II).
Хотя организация "Народная воля" была разгромлена, но отдельные ее кружки вели работу и пытались объединиться.
Историк – жандарм А.И. Спиридович писал: "Первая крупная попытка объединения была сделана в 1888 г. В начале того года в Петрограде образовалась группа молодых революционеров, задавшихся целью объединения всех революционных организаций для достижения политической свободы путем систематической террористической борьбы с правительством". Среди ведущих участников группы он назвал Владимира и Неонилу Истоминых.
"В этот кружок, — показала позднее на следствии Неонила Константиновна Истомина, — был приглашен и Владимир Переверзев, студент Технологического института, живший в то время на одной квартире с моим братом".
Кружок К.Р. Кочаровского имел связи с эмиграцией, в частности, В.К. Истомин, по предположению Департамента полиции, переписывался с некоторыми народниками, жившими за границей.
В 1887 г. В.К. Истомин был заподозрен в составлении воззвания к бастующим студентам.
К счастью, ни одного теракта брат и сестра Истомины совершить не успели, поскольку осенью 1888 г. их арестовали.
Владимира выслали из Петербурга в Харьков, где через некоторое время его привлекли к дознанию по делу "Андреева, Кудряшова и других", а затем к дознанию по делу о распространении журнала "Самоуправление".
По высочайшему повелению 27 декабря 1889 г. Истомин был приговорен к 8 месяцам тюремного заключения.

Баку...

После одиночного заключения бывший студент оказался на свободе с ограниченным правом проживания в центральных городах империи.
Было ему 28 лет, диплома инженера-технолога он не получил, хотя годы учебы в институте не пропали даром.

"Вскоре по выходе из Крестов, именно в 1891 г., в феврале я приехал в Баку, – писал В.К. Истомин позднее, – где и оставался почти безвыездно до 1904 г. (июня мес.), работая последовательно практикантом и помощником механика на наливном судне, слесарем на заводе "Кавказ и Меркурий", помощником механика на механическом заводе нефтяной фирмы "Каспийское т-во", на промыслах (1 год), помощником инспектора ремесленного училища в Баку (1 год), построил для Восточного о-ва нефтяной амбар в Астрахани на 1 млн. пудов емкости, чертежником-конструктором при Бакинской городской управе, секретарем технической по охране бакинских промыслов комиссий (3 года)." По сведениям жандармов, он находился "в дружбе с Тищенко" [2], поддерживал отношения с Введенским [3], Дастаковым [4], и некоторыми другими неблагонадежными лицами.
По крайней мере до 1903 г. находился под негласным надзором полиции.

В 1902–1904 гг. В.К. Истомин руководил Статистическим бюро Совета съездов бакинских нефтепромышленников – основной организации, регулировавшей повседневную жизнь промысловых и заводского районов города.
На­правления деятельности статистического бюро Совета съездов Бакинских нефтепромышленников были многообразны: учитывались добыча и пере­работка нефти, ее сбыт, состав рабочих бакинского нефтепро­мыслового   района,   их  заработная   плата.  
В эти годы В.К. составлял ежегодные аналитические обзоры по состоянию бакинской нефтяной промышленности, которые публиковались в журнале "Нефтяное дело"; организовал публикацию монографии о применявшихся в Баку буровых станках и способах эксплуатации скважин.
Сразу же после приезда молодой техник принял активное участие в работе Бакинского отделения Императорского русского технического общества (БО ИРТО), которое выполняло одновременно функции профессионального клуба инженеров и научно-консультационного центра.
Он не только выступал с докладами на технические и экономические темы, но и был членом различных экспертных комиссий.
Читателям "Трудов БО ИРТО" запомнились его статьи, особенно – обстоятельный анализ статистики и причин несчастных случаев и пожаров на нефтепромыслах (1895, №№ 1, 2).
Вскоре В.К. Истомина избрали ученым секретарем БО ИРТО, им он оставался до 1904 г.
В мае 1902 г. по его рекомендации в общество был принят инженер-энергетик, будущий большевистский нарком Л.Б. Красин.
За время нахождения в Баку (1891-1904) техник В.К. Истомин приобрел практический опыт по всему спектру нефтяного дела. Он ориентировался в технике, знал организацию основных видов работ, владел статистикой и экономическим анализом.
Неслучайно в 1904 г. "Т-во бр. Нобель" пригласило его на должность заведующего статистикой в правление фирмы в Петербурге.
"Имя Владимира Константиновича так тесно связано со всеми учреждениями нашего Отделения, – писал в мае 1904 г. председатель БО ИРТО К.И. Хатисов, – его так трудно отделить от нашего Отделения, как и Отделение наше от него, что отъезд В.К. из Баку и, как следствие этого, выход его из состава действительных членов Отделения, является крайне тяжелым ударом для всех нас, членов БО ИРТО.
Долгий ряд лет В.К. энергично и образцово нес трудные обязанности секретаря отделения и нес их совершенно безвозмездно. Все выдающиеся явления в жизни нашего Отделения, прошли через него и при энергичном его содействии".
Перед отъездом бакинское инженерное сообщество в знак признания преподнесло В.К. Истомину почетный адрес, устроило в его честь торжественный ужин, а затем специальная делегация пришла проводить его на вокзал.

Санкт-Петербург (Петроград), Москва, Второй и Третий аресты, Ссылка...

В Петербурге В.К. Истомина вскоре назначили управляющим делами правления товарищества и поручили координацию взаимодействия с другими фирмами.
В 1909 году для проведения мероприятий в честь 50-летия рождения Э.Л. Нобеля была образована "Комиссия служащих Товарищества нефтяного производства Братьев Нобель". Комиссия создана в день Общего собрания "Товарищества", в результате обсуждения акционерами и старшими служащими под председательством члена правления М.М. Белямина. В состав Комиссии избраны М.М. Белямин (председатель), Л.Н. Ашурков, И.Н. Величко, П.П. Комов, В.К. Истомин. Средства для проведения юбилейных мероприятий собирались путем подписки. Эта комиссия подготовила книги, организовала печатание тиража и рассылала книги всем участникам юбилейных мероприятий (тираж книг составил несколько сотен экземпляров).
В 1911 году было открыто месторождение Доссор на Эмбе.
30 января 1912 г. собрание акционеров "Т-ва бр. Нобель" одобрило предложение правления о выделении средств (42,5 %) в уставной капитал АО "Эмба", создаваемого совместно с крупным промышленником И.Г. Стахеевым (42,5 %) и Русским т-вом "Нефть" (15 %), для разработки принадлежащих Стахееву эмбенских участков.
В самой корпорации было решено организовать Отдел новых земель и разведочных работ для содействия АО "Эмба", приобретения и разведки новых участков и работы на других предприятиях «района нового промышленного освоения» (РНПО).
В.К. Истомину поручили создать и возглавить этот отдел.
Он стал организатором и руководителем нового отдела Товарищества Нобель для освоения только что открытого месторождения нефти на Эмбе. Как директор эмбинской группы предприятий Товарищества, он внес большой вклад в освоение этой малонаселенной территории, в применение новых технологий.
12 ноября 1912 г. АО "Эмба" отправило две первые баржи с доссорской нефтью в Баку. Рост был впечатляющим: если в 1912 г. на Доссоре был добыт 1,0 млн. п. нефти, то в 1914 г. – 16,6 млн.
Вплоть до национализации В.К. Истомин был директором эмбенской группы предприятий товарищества, которые теперь вели добычу не только на Доссоре, но и на Макате, проводили широкомасштабную разведку, углубившись в степь на сотни километров; в Ракуше ими уже были построены два небольших нефтеперегонных завода.
Позднее В.К. Истомин признавался, что в 1917 г. хотел уйти от Нобелей, но остался после личной просьбы владельцев.

Казалось бы, что человек с таким опытом для большевиков должен был быть на вес золота.
Поначалу так и было.
16 июня 1918 г. коллегия Главконефти постановила: "Привлечь наиболее ценных ответственных работников, не стесняясь в размерах необходимого для них содержания".
В списке, приложенном к этому распоряжению, значилось имя В.К. Истомина.
"Я лично был приглашен на должность Управляющего делами Главконефти и окончательно переехал в Москву в начале июня 1919 г.", – рассказывал он позднее.
Под руководством В.К. Истомина в Главконефть были переданы архивы технического и геолого-разведочных отделов правления, лаборатория, часть библиотеки товарищества Нобелей.
К новой работе он приступил с 1 ноября 1918 г., после прощального собрания служащих правления фирмы с Г.Л. Нобелем.
С августа 1919 г. В.К. Истомин возглавил технический отдел, в апреле 1920 г. он вошел в коллегию Главконефти.
В 1921 году его выбрали профессором Московской горной академии, он стал читать курс истории нефтяной промышленности.
В.К. Истомин был одним из тех, кто еще летом – осенью 1918 г. участвовал в разработке концепции государственного нефтяного треста – самостоятельного в решении оперативных вопросов краткосрочного планирования, производства, сбыта, снабжения, подбора кадров, но подотчетного центральным административно-хозяйственным органам. Об этих идеях вспомнили, когда убедились в отсутствии жизнеспособности созданных управлений нефтяной промышленности в Баку и Грозном.
"Рабочий контроль" оборачивался безответственностью технического персонала и развалом производственной дисциплины.
В 1921 г. в стране начались массовый голод и эпидемия тифа.
В это время благотворительные организации США и Западной Европы начали свою деятельность в Поволжье и других наиболее пострадавших от голода регионах. Многие из эмигрантов частным образом оказывали помощь знакомым и близким, оставшимся в России, слали сало, мыло, одежду, обувь, наконец, деньги.
Не остался в стороне от этого движения Г.Л. Нобель и нобелевцы-эмигранты, решившие помочь своим коллегам, оставшимся в России.
"Нобель из-за границы (Стокгольм) с середины 1920 г. оказывал материальную поддержку своим служащим в Петрограде и отчасти в Москве, – писал начальник Петроградского нефтяного комитета, бывший нобелевец В.В. Гармсен. – Деньги, посылаемые из-за границы в думской валюте, получались мною или М.М. Тихвинским. Деньги эти распределялись мною лично или же через моих сотрудников, бывш. служащих Нобеля. <...> Часть денег посылалась нами Истомину Владимиру Константиновичу в Главконефть".
Власти знали об этой помощи, но до поры мирились и даже приветствовали ее.
В марте 1921 г. в Кронштадте вспыхнуло антибольшевистское восстание моряков, крестьянские восстания охватывали все больше внутренних и окраинных губерний.
В ответ развернулась волна государственного террора, начался поиск «внутреннего врага», на которого можно было бы списать все бедствия.
В июле в Петрограде было состряпано так называемое "Дело Таганцева" (или "Дело Петроградской боевой организации"), названное по имени известного специалиста по сапропелям, географа В.Н. Таганцева.
Был арестован и заведующий химической лабораторией Главконефти, бывший консультант "Т-ва бр. Нобель", профессор ряда петроградских институтов М.М. Тихвинский.
31 августа 1921 г. в своем кабинете в Петроградском нефтяном комитете арестовали В.В. Гармсена, а вслед за ним в течение нескольких дней еще некоторые сотрудники комитета, работавшие некогда у Нобелей. Все они в той или иной форме получали несколько раз материальную помощь из-за границы.
1 октября был арестован и В.К. Истомин.
В недрах ПетроЧК "состряпали" дело о якобы существовавшей в советских республиках крупной и разветвленной шпионско-вредительской организации, состоявшей из бывших нобелевских служащих.
Однако дело не клеилось, поскольку у следователей никаких доказательств не было. Были только признаваемые арестованными факты получения денег и упоминания о том, что В.В. Гармсен передал проф. М.М. Тихвинскому, расстрелянному накануне, какие-то статистические данные о запасах нефтепродуктов в Петрограде, которые не являлись секретными, т.к. были официально опубликованы.
Сам Гармсен говорил про это следующее: "...для меня становилось совершенно ясно, что мое дело собираются закончить. Последние допросы – последние потуги выжать путем угроз хотя что-нибудь, но они стали на совершенно неправильный путь. Никакого определенного экономического заговора не было. Н. продолжал присылать деньги, потому что он считал себя хозяином, да и мы считали его тем же. Мы были убеждены, что рано или поздно нефтяные промыслы придется вернуть настоящему хозяину, ну мы не работали определенно во вред Советской власти, но, конечно, ничего не делали и в пользу ее".
Арестованные просидели уже более полгода, но им так и не предъявляли обвинений.
Дело получило новый импульс, когда его передали в Москву. К концу мая 1922 г. обвинительное заключение было готово. В нем говорилось, что "Истомин, получая, как видно из показаний Гармсена, деньги для распределения между бывшими служащими Нобеля в Москве, возглавлял Московскую группу нобелевцев, члены которой благодаря его запирательству следствием не обнаружены".
24 – 26 июля 1922 г. в Мосревтрибунале состоялся суд. На скамье подсудимых были девять человек.
Судья и обвинитель никак не могли взять в толк причину "буржуйской" благотворительности. Исключая моральный аспект, они упирали на то, что эти средства – оплата неких услуг, оказываемых бывшими служащими Нобеля своему хозяину.
26 июля В.К. Истомина приговорили к расстрелу, но, приняв во внимание его возраст и революционное прошлое, высшую меру наказания заменили пятилетним заключением.
Сразу же после ареста в его защиту было послано несколько писем, а группа руководящих работников-коммунистов выразила готовность взять его на поруки.
"В.К. Истомин является в настоящее время одним из немногих знатоков нефтяной промышленности во всех ее отраслях", – писал И.М. Губкин в своем прошении о помиловании.
В результате 30 ноября 1923 г. ВЦИК СССР решил В.К. Истомина "от личного наказания условно освободить, оставив в силе согласно приговора конфискацию имущества, поражение прав на пять лет".

В.К. Истомин получил еще несколько лет свободы для жизни и работы. Он стал консультантом в Нефтесиндикате и отраслевых отделах ВСНХ. Занимался вопросами развития транспорта нефти. В журнале "Нефтяное хозяйство" была опубликована его статья "Транспорт в нефтяном деле" (1924, № 2).
В 1925 г. Истомин спроектировал увеличение мощности батумского порта в части перевалки нефтепродуктов, поскольку туда планировалось протянуть еще один нефтепровод из Баку.
Для обсуждения бакинского и грозненского нефтепроводов при Госплане СССР под председательством В.Г. Шухова была создана экспертная трубопроводная комиссия.
В.К. Истомин стал заместителем В.Г. Шухова и при частых его отлучках вел заседания.
С 1927 г. он состоял членом Научно-технического совета нефтяной промышленности, являлся экспертом при обсуждении вариантов нефтепровода Эмба – Поволжье.

В 1928 г. среди нефтяников началась новая волна арестов.
21 ноября 1929 г. В.К. Истомин был арестован в очередной раз.

Istomin.JPG


4 апреля 1930 г. старший уполномоченный I отделения Экономического управления ОГПУ Н. Дроздов "нашел, что материалами следствия по делу к.-р. шпионско-вредительской организации в нефтяной промышленности Стрижов Иван Николаевич, Елин Иван Иванович, Борисевич Василий Константинович, Истомин Владимир Константинович, Идельсон Яков Семенович, Вольфсон Арон Соломонович, Цевчинский Александр Ильич и Цоглин Виктор Александрович изобличаются как активные члены и руководители вредительской организации. <...> Одновременно вышеперечисленные обвиняемые проводили шпионскую работу по информации Нобеля – Детердинга [глава концерна "Шелл"] о состоянии нефтяной промышленности".
На скамье подсудимых оказались уже не 9 человек, как в 1922 г., а 77.
Доказательной базой по-прежнему являлись лишь личные признания, полученные под давлением следствия.
В.К. Истомин признал свою вину лишь "частично".
18 марта 1931 г. он был приговорен к высшей мере наказания, измененной на десятилетнее заключение в концлагере.
В мае 1931 г. В.К. Истомин оказался на Ухте, затем его перевели на рудник Щугор, а после он работал счетоводом-сметчиком стройчасти Кожвинского отделения Ухтпечлага.
Его жена в это время писала одно прошение за другим, указывая на революционное прошлое мужа и слабость здоровья.
Все было тщетным...

18 сентября 1932 г. в возрасте 69 лет от "рака дыхательного горла" В.К. Истомин скончался.

P.S....

Фактически В.К. Истомин был первым техническим руководителем государственной нефтяной промышленности РСФСР.
После распада СССР в 1992 г. В.К. Истомин был полностью реабилитирован.


Примечания:

  1. Качаровский (Кочаровский; псевд. Новожилов) Карл Романович (1870—1940-е годы), деятель революционного движения, в 1888-1890 гг. руководитель "Петербургского террористического кружка".
    С начала 1890-х примыкал к партии эсеров, однако формально в партии не состоял; после революции 1905—1907 гг. отошел от политической борьбы и целиком отдался научно-теоретической работе, в особенности изучению крестьянского вопроса.
  2. Тищенко Георгий Макарович (1850-1922), революционер 1870-х годов, участник хождения в народ, член «Земли и Воли» и «Чёрного Передела». В 1883 г. был арестован и выслан в Акмолинскую область. В 1886 г. возвратился в Европейскую Россию. От революционного движения отошёл. Работал в Баку в совете съезда нефтепромышленников. Революционное прозвище — «Титыч».
  3. Введенский Евгений, народоволец, студент Петербургского университета. За участие в народовольческом кружке арестован и сослан в Сибирь.
  4. Дастаков Абрам Никитич. Будучи студентом Петербургского университета, примкнул к «Народной воле» и стал руководителем «Союза молодежи».
    В должности управляющего делами Совета нефтепромышленников А.Н. Дастаков находился бессменно вплоть до 1917 г.
    Гласный Бакинской городской думы.
    По рекомендации Бакинского армянского национального совета вошел в состав правительства АДР в качестве министра здравия.



Информация - материалы из открытых источников в Internet'е.


Пользуетесь сведениями данной публикации?
Не забудьте дать ссылку на сайт "Наш Баку"(www.ourbaku.com)!
Обязательно!!!



--Sibor (обсуждение) 20:42, 15 июля 2016 (CEST)

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница