Материал из OurBaku
Версия от 22:39, 5 апреля 2011; Jonka (обсуждение | вклад) (Защищена страница «Коломийцев Иван Осипович - дипломат Советской России, полпред в Иране» ([edit=autoconfirmed] (бессрочно) [move=autoconfirmed] (бессрочно)))

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск

Коломийцев Иван Осипович - дипломат Советской России, полпред в Иране

1896 – 1919

Родился 10(22).12.1896 в с. Воронцово-Николаевское Ставропольской губернии.
Из крестьян.
Будучи гимназистом, участвовал в революционных кружках.

С 1916 на военной службе.
Прапорщик Отдельного кавалерийского экспедиционного корпуса генерала Н.Н.Баратова[1] в Персии, начальник разведывательного отделения в г.Керманшах.

В 1917 на 2-м краевом съезде Кавказской армии вступил в партию большевиков.
После Октябрьской революции главный комиссар экспедиционного корпуса в Персии. С января 1918г. член и ответственный секретарь Энзелийского ревкома.

В июле 1918г. по рекомендации Бакинского Совнаркома и по согласованию с В.И.Лениным был назначен главой дипломатической миссии РСФСР в Персии.

14/27 января 1918г. советское правительство заявило о расторжении соглашений, заключенных царской Россией с иностранными государствами.
В июле 1918г. в Тегеран в качестве полпреда был направлен И.О.Коломийцев. Однако практически одновременно с прибытием миссии Коломийцева в Персию, там к власти пришло пробритански настроенное правительство, отказавшееся признавать полномочия советского полпреда.

Коломийцев начал активную борьбу за признание своей миссии. Он смог установить связи в деловых кругах страны, прежде всего среди купцов, торгующих с Россией. Но правительство продолжало настаивать на «частном» характере пребывания советской миссии в Персии.
В результате миссия была в ночь на 3 ноября 1918г. была разгромлена. Большая часть сотрудников была арестована и отправлена в Индию. Самому Коломийцеву удалось бежать.
Он смог пробраться в Баку, а оттуда в Москву.

26 июня 1918г., получив задание доставить "Обращение правительства РСФСР к правительству и народу Персии", И.О.Коломийцев в качестве главы Советской чрезвычайной дипломатической миссии вторично выехал в Иран.
Однако сразу же после высадки в Персии миссия была арестована белогвардейцами.

18 августа 1919г. 23-ехлетний дипломат И.О.Коломийцев был расстрелян на о. Ашураде.
24 мая 1919г. останки К. перенесены на территорию советского консульства в Иране в Астрабаде (ныне г. Горген).
На его могиле сооружён памятник.

Из романа Всеволода Кочетова «СЕКРЕТАРЬ ОБКОМА»

Черногуса всегда волновали планы, проекты, стройки и переустройства. Для него это была советская власть в действии, та власть, за которую он сражался, которую создавал, которой отдал всю свою жизнь. Он начал вспоминать былое. Рассказывал о революционных событиях в Азербайджане, на границах Персии, о пребывании в корпусе генерала Баратова, о Коломийцеве. ...

Вы Ивана Осиповича Коломийцева знаете? — неожиданно спросил Черногус. - ...
— Это был большевик. Молодой товарищ. Студент-юрист. Перед февральской революцией его призвали в армию, отправили в так называемый Баратовский корпус, который действовал в Персии.

Я тоже был молодым человеком, тоже студентом и тоже служил в одной из Баратовских частей. Коломийцев занимался разведкой, изучал персидский язык. А я тоже изучал персидский, ещё в университете. Коломийцев взял меня к себе.

Затем, после Октября, советское правительство поручило Ивану Осиповичу дипломатическую работу в Тегеране. Иван Осипович, правда, говорил, что у него есть очень серьезный недостаток, который может помешать ему в трудных условиях Востока. Этот недостаток, говорил он, «отсутствие бороды», то есть молодость. Но товарищ Шаумян…. Степан Шаумян… сказал по этому поводу так: «Была бы голова, а борода вырастет».

У Ивана Осиповича была отличная голова. В тех дико трудных условиях, когда в Тегеране ещё существовала царская военно-дипломатическая миссия, когда в летней резиденции этой миссии, в Зергендэ, и в парке Атабек Аза-ма, где была ее зимняя резиденция, кутило и бесчинствовало казачье офицерье, когда англичане шли на Баку, когда советской миссии со всех сторон угрожали расправой, Иван Осипович энергично работал, устанавливал связи с прогрессивными персидскими кругами, пытался завязать отношения с правительством Персии. Хотите, кое-что покажу?
Черногус порылся в ящиках стола, достал папку и из нее извлек старые желтые листы газетной бумаги, просекшиеся на сгибах.
— Это выходивший тогда в Тегеране «Бюллетень Рейтера», — сказал он. — Вот тут подклеен перевод этой обведенной красным заметки» Почитайте.

Василий Антонович прочел: «Российская миссия…»
— Имеется в виду царская миссия, — пояснил Черногус. Василий Антонович читал:

«…настоящим доводит до всеобщего сведения о том, что измученное насилиями и грабежами большевиков население России, в лице лучших своих людей, депутатов в Учредительное собрание, собравшихся под охраной народной патриотической армии, избрало для управления страной и окончательного освобождения ее от насильников Временное правительство (Директорию), в составе: гг. Авксентьева, Вологодского, Чайковского, Астрова и Болдырева, являющееся единственно законным правительством России».

— Это так называемая «Уфимская директория», — снова пояснил Черногус. — В тот же день их извещение опубликовала и газета «Иран». Так сказать, официоз.
Иван Осипович немедленно отправился в редакцию и заставил опубликовать свое извещение. Вот вам и этот «Иран». — Черногус достал из папки ещё одну пачку желтой ветхой бумаги, бережно развернул. — Номер триста девятнадцать. Вот перевод. Читайте.

Василий Антонович читал:

«От представителя Российской Советской Республики. Республиканское посольство Федеративного Российского государства имеет честь довести до всеобщего сведения, что в Уфе, маленьком русском городе, собралось несколько человек карьеристов, убеждения коих резко противоречат устремлениям народа, и назвало себя именем «Российского правительства».
Персидскому народу следует узнать, что в Москве представителями российской нации является правительство Советов и (местные) Советы рабочих и красногвардейских депутатов, каковое правительство до сего времени прекрасно справляется со своими задачами и обязанностями и подобных изменников карало и покарает. Кроме того, указывается, что никакая сила в мире не в состоянии с успехом выступить против Российской Советской Республики.
Представитель Российской Республики И. Коломийцев».

— Но я не об этом периоде хочу рассказать, не о том, как белогвардейщина, совместно с английской разведкой, хотела уничтожить Коломийцева, — сказал Черногус, — и как он все-таки сумел ускользнуть от громил и убийц.
Я скажу вам о том времени, когда Иван Осипович, добравшись наконец до Москвы, получил официальные дипломатические полномочия от советского правительства и вновь направился в Тегеран.

Это было уже в конце июля 1919 года. Персидские власти предали его ещё на пути, на дороге из Ленкорани в Персию. Они сообщили о нем белогвардейцам… Вот тут-то, когда белые нагрянули в персидский порт Ашур-Адэ в Астрабадском заливе, где рассчитывали захватить Коломийцева, о котором, я же говорю, белогвардейцам сообщили персы, тут-то и было дело…
Иван Осипович с несколькими товарищами ушел из Ашур-Адэ вдоль моря по косе Потемкина. Отход его прикрывали другие. Среди этих «других», товарищ Денисов, был и ваш покорный слуга. — Черногус вновь стал скручивать цигарку... — Один из товарищей Коломийцева отдал мне свой маузер. Да, мы дрались, как могли. Мы сдерживали погоню в расчете на то, что к косе подойдет моторный катер и заберет Коломийцева. Но катер не подошел. Его захватили белые.

Черногус замолчал. — А дальше? — спросил Василий Антонович.
— Дальше? Дальше получилось плохо. Мы, прикрывавшая группа, под давлением сил противника вынуждены были рассеяться. А Коломийцев сначала скрывался в лесу, потом с каким-то персом, который взялся быть его проводником, пошел к дороге на Тегеран. Но перс оказался предателем — привел его на военный пост. Тут появился некий белый полковник Филиппов, и четырнадцатого августа Ивана Осиповича расстреляли недалеко от Бендер-Геза.


Примечание:

  1. Баратов.JPG
    С 26 ноября 1912 — начальник 1-й Кавказской казачьей дивизии, с которой вступил в войну.
    С октября 1915 командующий отдельным экспедиционным корпусом в Персии (1-я Кавказская казачья и Кавказская кавалерийская дивизии; около 14 тысяч человек при 38 орудиях), имевшим задачей противодействие прогерманским силам в Персии (во главе с Георгом фон Кауницем) и соединение с английскими войсками.
    Погрузившись на транспортные суда в Баку, 17 октября 1915 года генерал Баратов высадился в Энзели. 3 декабря 1915 года русские заняли древнюю столицу Персии — Хамадан, — образовав базу для дальнейшего продвижения в глубь Ирана.
    Русский экспедиционный корпус выбив противника из Ирана, перевёл страну под контроль держав стран Антанты.
    28 апреля 1916 года корпус переименован в Кавказский кавалерийский корпус (с февраля 1917 года 1-й Кавказский кавалерийский корпус).

    С 24 марта 1917 главный начальник снабжений Кавказского фронта и главный начальник Кавказского военного округа. 25 мая 1917 назначен командиром 5-го Кавказского армейского корпуса, находившегося в составе Кавказской армии, но уже 7 июля 1917 был возвращён на пост командующего Кавказским кавалерийским корпусом в Персии. 8 сентября 1917 года произведён в генералы от кавалерии. (Википедия)


Источники:
Иванов И. С.. Очерки истории Министерства иностранных дел России. 1802—2002: В 3 т.Т. 2 , стр. 53-54
БСЭ

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница