Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск
[непроверенная версия][непроверенная версия]
(Умер и похоронен Давид Львович Ландау)
 
Строка 61: Строка 61:
 
Его внучка Элла Рындина хотела восстановить информацию о последних годах жизни своего деда. Она и сама в юном возрасте жила в Челябинске, куда ее из блокадного Ленинграда вместе с мамой и дедушкой эвакуировали во время войны. Здесь, в Челябинске, ее дед, Давид Ландау, умер, а его дочь и внучка вернулись в Ленинград.<br>15 апреля 2013 [https://ura.news/news/1052156504]
 
Его внучка Элла Рындина хотела восстановить информацию о последних годах жизни своего деда. Она и сама в юном возрасте жила в Челябинске, куда ее из блокадного Ленинграда вместе с мамой и дедушкой эвакуировали во время войны. Здесь, в Челябинске, ее дед, Давид Ландау, умер, а его дочь и внучка вернулись в Ленинград.<br>15 апреля 2013 [https://ura.news/news/1052156504]
 
   
 
   
'''Фотографии семьи Вейншал-Ландау любезно предоставлены интересейшим сайтом''' [http://test-v.jewage.org/wiki/ru/Special:MainPage JewAge]
+
'''Фотографии семьи Вейншал-Ландау любезно предоставлены интереснейшим сайтом''' [http://test-v.jewage.org/wiki/ru/Special:MainPage JewAge]
  
  
 
[[Category:Все_бакинцы]] [[Category:Предприниматели]]
 
[[Category:Все_бакинцы]] [[Category:Предприниматели]]

Текущая версия на 11:48, 12 июня 2019

Ландау Давид Львович - предприниматель

Ryndina davidliubov.jpg
Давид и Любовь Ландау.1904 год

Давид Львович Ландау родился в 1866 году и был старшим сыном в семье. Родителями его были Арье (Лев) Ландау и Фейга (Фанни) Головчинер.


Из воспоминаний внучки Давида Ландау Эллы Рындиной:

Давид Львович Ландау (отец Льва Давидовича и мой дед) был старшим сыном в семье.

Он был инженером-нефтяником и занимал крупные посты в The Black Sea and Caspian Sea Stock Company. Эта компания была одной из крупнейших по добыванию, очистке и транспортировке нефти внутри России и заграницу.
Дед был достаточно богатым человеком и занимал после женитьбы просторную квартиру из шести комнат. Квартира была в центре города на углу Торговой и Красноводской улиц (теперь улицы Самеда Вургуна и Низами), размещалась на третьем этаже, с балконом, выходившим на обе улицы. Квартира была уютной, и ее часто посещали соученики Сони и Левы. Теперь на этом доме висит памятная доска, свидетельствующая о том, что в этом доме родился академик Ландау.
Мама рассказывала, что дед спал очень крепко и разбудить его было очень трудно, но телефонный звонок он слышал через шесть комнат и вскакивал мгновенно.

Часто семья жила в Балханах, под Баку, где непосредственно находились нефтяные промыслы. Дед много занимался и исследовательской работой. У меня сохранились оттиски его работ. [1]

Дед был с детства очень одаренным математиком и окончил школу на год раньше срока, однако вместо золотой медали он получил серебряную, это было наказанием за подсказку товарищу на экзамене. Он много занимался с сыном, особенно математикой (как и со мной впоследствии). Это дало возможность маленькому Леве очень рано проявить недюжинные математические способности.

Когда в Баку деда украли бандиты с целью выкупа, они заставили его написать письмо домой. Он написал его так, чтобы бабушка сразу поняла, что письмо написано под давлением. Обращение «Моя дорогая женушка» и подпись он употребил такие, каких никогда не использовал, обращаясь к жене.
Бабушка собрала деньги и выкупила мужа. Бандиты везли деда туда и обратно на машине с завязанными глазами, но он считал повороты и запомнил дорогу. И когда следующим украденным был сын известного пианиста, дед помог спасти его и поймать бандитов, точно указав дорогу.

Во время гражданской войны деда арестовали красные, так как в фирме пропали платиновые чаши, ему удалось выйти на свободу только благодаря усилиям бабушки.

В 1929 году он был еще раз арестован.

В советское время семью «уплотнили», в квартире Ландау поселились чужие люди, дети уехали учиться в Ленинград: Соня — в Ленинградский Технологический институт, Лева — в Университет, и в начале 30-х дед с бабушкой переехали в Ленинград и поселились у Пяти Углов, у сестры деда - Марии Львовны. Деду было уже за 60, но он продолжал работать дома: вел инженерные расчеты в нефтяной области и посылал их в канцелярию Молотова, оттуда приходили увесистые конверты с ответами, и расчеты продолжались.

Летом на даче дед очень любил раскладывать карточные пасьянсы, особенно такие, над которыми приходится много думать. Он добился того, что один из самых сложных получался у него почти всегда. Бабушка часто пыталась ему советовать, куда положить карту, но дед сердился и предпочитал думать сам.

Когда началась война, перед мамой встала дилемма: уехать на Урал, где ее группа проектировала титановый завод, и вывезти меня из Ленинграда, но при этом бросить папу и деда, который только что потерял бабушку, или остаться с ними и отправить меня одну в эвакуацию. Фактически именно дед уговорил маму, что она должна ехать, чтобы в первую очередь спасти ребенка. Потом папа привез деда к нам, в Челябинск, и мы были вместе до самой его смерти.

Дед посвящал мне много времени и внимания. Он учил меня математике. До сих пор мне никто не может объяснить правила, которые он придумал для проверки правильности перемножения чисел. Он со всеми подробностями помнил Библию и рассказывал ее по кусочкам мне и моему приятелю по средам и пятницам. Остальные дни недели были жестко подчинены его расчетам в области нефтяной промышленности, которые он не прекращал и во время войны.

Дед убежденно верил, что если в каком-нибудь государстве начинают преследовать евреев, то это государство непременно должно погибнуть, Может быть, это была одна из причин, по которой он твердо верил в победу над фашистами.

Дед любил Лермонтова и часто читал мне наизусть «Выхожу один я на дорогу» и «Когда волнуется желтеющая нива». Выше всех произведений он ценил шекспировского «Короля Лира», но я была слишком юной, чтобы он мог объяснить мне, почему он считает именно эту вещь столь великой и мудрой.

Дед очень любил музыку, в отличие от своих столь немузыкальных деток. Он рассказывал мне, как однажды ему крупно повезло. Будучи студентом, он мечтал попасть в Ла Скала и купил самый дешевый билет. Билет был так дешев потому, что сцену заслоняла огромная люстра, и увидеть что-нибудь было просто невозможно. Однако в этот день люстру по каким-то причинам сняли, и дед был в полном восторге оттого, что мог не только слушать оперу, но и видеть сцену. К сожалению, какую именно оперу он смотрел, я не запомнила.

Дед был человеком спокойным и сдержанным, но очень упрямым и обидчивым. Как-то после ссоры с ним мама сказала: «Ну, всё, иду извиняться».- «Мама, почему? Ведь он же не прав», — спросила я. «Зато он старше и он — мой папа!». Такой урок уважения к старшим и способности к компромиссу я получила в детстве.

Дау присылал деду (не без маминой подсказки) ежемесячно денежные переводы из Казани с короткими записочками, чему дед очень радовался.

Я была девятилетней девочкой в 1943 году, когда у него случился инсульт, и его забрали в больницу, где я видела его в последний раз, с трудом упросив доктора пустить меня к нему. Я принесла ему пшенную кашу с повидлом, что было редким лакомством во время войны, покормила его с ложки, он смотрел на меня всё понимающими глазами и, видимо, прощался со мной.

Так как я точно не знала, в каком году Давид Львович и Любовь Вениаминовна переехали из Баку в Ленинград (возможно, в 1930-31 гг. они еще были в Баку), то я обратилась в КГБ города Баку с тем же запросом. Через некоторое время из Министерства национальной безопасности Азербайджанской республики пришел ответ:

«Уважаемая Элла Зигелевна! Ваш дед — Ландау Давид Львович, 1866 года рождения, проживавший в гор. Баку по адресу: улица Красноармейская, дом 17 и работавший инженером-технологом «Азнефти» был задержан в марте 1929 года Экономическим отделом АзГПУ по обвинению в незаконном содержании золотых монет дореволюционной чеканки. Деньги были обнаружены при обыске в тайнике квартиры Вашего деда. Давид Львович себя виновным в нарушении валютных операций не признал, а найденное золото объяснил как свое сбережение с дореволюционного времени. Также сообщаем, что Коллегия АзГПУ от 5.09.29 г. решила выдать Ландау взамен обнаруженных золотых монет совзнаки по номинальному курсу того дня, а Вашего деда освободить. Других данных о судьбе Ландау Д.Л. в архивном деле не имеется. Начальник отдела Ш.К. Сулейманов».
  1. Д.Ландау. Способ тушения горящаго (такое тогда было написание) нефтяного фонтана «Вестник общества технологов» 1913 г. С.Петербург. 2. Д.Л.Ландау. Основной закон поднятия жидкости проходящим током воздуха (газа). Журнал Технической Физики, т. 6, вып. 8, 1936 г.На оттиске авторская надпись: Дорогим Соне-Зигу-Элле на память об авторе предке. 16.12.36 Д.Ландау.

Источник: Читайте ЗДЕСЬ

Умер и похоронен Давид Львович Ландау

Челябинские поисковики из отряда «Сварог» установили, что знаменитый российский предприниматель Давид Ландау, он же отец легендарного советского физика-теоретика нобелевского лауреата Льва Ландау, умер в Челябинске, где находился в эвакуации. Его могила находится на Успенском кладбище города — это факт ранее широкой общественности неизвестный. Соответствующие подтверждающие документы члены отряда уже получили в службе городских кладбищ и сейчас собирают данные о последних годах жизни Ландау-старшего

Его внучка Элла Рындина хотела восстановить информацию о последних годах жизни своего деда. Она и сама в юном возрасте жила в Челябинске, куда ее из блокадного Ленинграда вместе с мамой и дедушкой эвакуировали во время войны. Здесь, в Челябинске, ее дед, Давид Ландау, умер, а его дочь и внучка вернулись в Ленинград.
15 апреля 2013 [1]

Фотографии семьи Вейншал-Ландау любезно предоставлены интереснейшим сайтом JewAge

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница