Материал из OurBaku
Версия от 00:36, 10 ноября 2015; I am (обсуждение | вклад) (Фотоальбом)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск

Лев Александр Бернардович - врач-педиатр

12.8 1891 - 23.8.1964

Александр Бернардович Лев

Его родители - Бернард Михайлович и Екатерина Борисовна (урожд. Брейтман) приехали в Баку из Екатеринослава. Молодой и предприимчивый Бернард поработал на Бакинской бирже, а потом купил нефтяной участок в поселке Шобаны. Это позволило дать сыну хорошее образование. А в 1910 году Александр окончил гимназию и поступил на медицинский факультет Киевского университета.

Доктор Александр Бернардович Лев большую часть своей жизни прожил в Баку, куда вернулся в 1920 году после завершения учебы на медицинском факультете Киевского университета и участия в I-й мировой войне.

Долгие годы он проработал в Каспводздраве, затем в НИИ охраны материнства и детства. В 1936 году Александр Бернардович был одним из основателей НИИ физиотерапевтических и курортных методов лечения (Кировский институт), работал там заведующим электросветолечебным отделением. С должности директора этого института Александр Бернардович в звании майора медицинской службы ушел на фронт в 1941 году. А вернулся только в 1945 году и организовал в институте клиническое отделение для детей больных полиомиелитом. Здесь он проводил клинические испытания полиомиелитной вакцины Чумакова-Сэбина (A.Sabin, 1907-1993), которая стала спасением для миллионов детей во всем мире.

Именно с Баку и Азербайджаном связана практическая и исследовательская деятельность Александра Бернардовича - врача-педиатра, хотя за спиной были годы прожитые в Одессе, в Батуми.

Доктор Лев был пионером в борьбе с детскими инфекционными болезнями на территории Азербайджана, принимал активное участие в рейдах по районам, быстро овладев азербайджанским языком. Был полиглотом - кроме русского языка знал французский, немецкий, идиш, польский, грузинский, армянский языки.

В военные годы (1941-1945) Александр Бернардович работал в подвижных полевых госпиталях и в санитарном отделе 38-й армии.

Вернувшись после войны в родной Баку, посвятил себя исследованиям в области полиомиелита, защитил кандитатскую диссертацию, проводил испытания противополиомиелитной вакцины Альберта Сэйбина (США) в Баку и Азербайджане, принятой в СССР в 1957 году.

С этого времени и до конца своих дней доктор Лев работал в Детской больнице №14 заведующим полиомиелитным отделением.

Александр Бернардович ушел из жизни 23 августа 1964 года после тяжелой продолжительной болезни. Похоронен на еврейском кладбище Баку, куда провожал его весь город.

Дом по улице Хагани, 1 напротив Молоканского сада (на углу улицы Корганова) , где жил Александр Бернардович с семьей, знал каждый бакинец ... Не только потому, что семья Лев была гостеприимна и открыта, не только потому, что этот дом стал участником фильма «Человек- амфибия» (1961год)...

Туда бежали за помощью, приезжали из глухих районов Азербайджана за спасением жизни детей. Александр Бернардович Лев был бессребреником и лечил безвозмездно.



ВСПОМИНАЮ Я ПОРОЙ УКРАДКОЙ,
ПОД ДАЛЕКОЙ ПЕСЕНКИ НАПЕВ
ТОЛСТЕНЬКУЮ ВДУМЧИВУЮ НАТКУ,
ЧТО НА СНИМКЕ ДЯДИ ШУРЫ ЛЕВ...

Эти нежные строки взяты из стихотворения "ЧУДЕСНИЦЕ НАТАШЕ" (1979), которое посвятил мне мой дедушка Юрий Владимирович Фидлер.

Александр Лев и Юрий Фидлер - это отдельная тема, требующая долгого и тщательного повествования. Скажу лишь, что их связывала глубокая судьбоносная дружба, родственные отношения, принадлежность к одной фамилии: женились они на сестрах, Нине и Ляле Алексеевых.

А в стихотворении речь идет о моей фотографии 1957 года, где мне неполных четыре года. С этого времени я отчетливо помню дядю Шуру Лев и начну свои воспоминания о нем.

Я - ВЕЛИКИЙ УМЫВАЛЬНИК, ЗНАМЕНИТЫЙ МОЙДОДЫР

С трех лет меня водили стричься в детскую парикмахерскую. Она находилась на улице Хагани рядом с домом, где жила семья Лев.

Стричься я не любила и, по мере того, как укорачивалась длина волос, - портилось мое настроение, ибо настоящие принцессы имели длинные волосы.

Чтобы скрасить мою жизнь, после парикмахерской мама вела меня в гости к тете Ляле и дяде Шуре. И тут, как всегда, происходило чудо. Как «театр начинается с вешалки», мое чудо-театр начинался с прихожей в квартире Лев, где стоял старинный умывальник. Он был величественный, отделанный серым мрамором, к нему прилагались многочисленные щеточки для мытья рук. Всегда лежало несколько кусков мыла разных сортов и венчал эту красоту большой розовый кувшин, из которого лилась вода, пополняя запасы умывальника.

Картинка оживала, когда закончив прием больных, из своего кабинета выходил доктор Лев, дядя Шура и мыл руки по локоть, как хирург, взаимодействуя с прекрасными щеточками и мылом разных сортов, подмигивая мне со словами: «Я - Великий Умывальник, знаменитый Мойдодыр»... Дальше мы продолжали декламировать хором, и я c некоторой агрессией налегала на слова: "Если топну я ногою, позову моих солдат, в эту комнату толпою умывальники влетят"... Тут дядя Шура меня останавливал и недоверчиво переспрашивал: "Как это ты сказала, ну-ка повтори "... И так продолжалось, пока мы не начинали смеяться, и агрессия улетучивалась.

Потом он вел меня в свой кабинет, сажал на рабочий стол и фотографировал, чему я была очень рада. Раз от раза это принимало форму ритуала.

ДЯДЯ ШУРА СПАС...

Из поколения в поколение детей нашей семьи переходили истории и рассказы, которые часто начинались со слов: "Дядя Шура спас"... Он спас от ожогов соседского мальчика, который потом стал выдающимся врачом... Он спасал и нас с сестрой, когда мы в детстве одновременно и параллельно болели.

Утром к нам приходили участковые врачи из поликлиники, но острое состояние нас не покидало. И взрослые и дети с нетерпением ждали прихода дяди Шуры. Мы его очень любили.

Розовощекий, с зеленовато-карими глазами, с легкими руками целителя, он светился чистотой в ослепительно белой сорочке, в галстуке, в элегантно надетой чуть набок шляпе, в нарядном белом шелковом кашнэ, слегка надушенный хорошим одеколоном.

Выбирался он к нам обычно под вечер, после окончания приема больных, на склоне дня.
Простукивал, пальпировал, прикладывал ухо к нашим легким, никогда не пользуясь стетоскопом. Слушал наши хрипы и шумы и говорил нам: "Играйте на свежем воздухе! Водные процедуры! Мацони - каждый день перед сном!" - и на завтра мы начинали выздоравливать!

РЫБНЫЕ КОТЛЕТЫ

Мама рассказывала нам, повторяя на бис, и историю о том, как дядя Шура не любил рыбные котлеты, предпочитая куриные.
Никому не удавалось уговорить его изменить свое отношение к нелюбимому продукту, снова его попробовав.
И лишь однажды наша бабушка Нина угостила дядю Шуру без предупреждения рыбными котлетами, которые он принял за куриные, и они ему очень понравились, как и все, что она готовила. Тайна эта перешла в разряд секрета Полишинеля, но дядя Шура ни о чем не догадался...


СТИХОТВОРЧЕСТВО

Как и все дети, я любила фантазировать вслух, и часто эти фантазии звучали стихами. Вот, к примеру, как это выглядело:

ПТИЦА СКАЗАЛА:
ВОТ МОЙ ДОМ...
ЯБЛОКИ, ГРУШИ, СЛИВЫ В НЕМ -
СКАЗАЛА ПТИЦА.

Поэты: папа (В.Портнов) и дедушка (Ю.Фидлер) горделиво называли это японским триптихом, что было мне неведомо, но стихи и фантазии продолжались, часто и рифмованные.

Однажды у нас в гостях были тетя Ляля и дядя Шура. И вот пробил мой звездный час. Я громко произнесла неизвестно, откуда взявшуюся фразу: "ПЕТУХ-МЕТУХ СИДЕЛ НА ПЛЯЖЕ..." Шумно вобрав в себя воздух для продолжения, вдруг услышала тихий голос дяди Шуры: "И СЛУХИ ЕСТЬ, ЧТО СДОХ ОН ДАЖЕ"... Раздались громкие аплодисменты, все смеялись и охотно повторяли друг другу этот наш совместный экспромт.

ДЕТСКАЯ ИНТУИЦИЯ

Было мне уже лет пять или шесть, когда произошел этот странный случай озарения...
В очередной раз, когда я гостила у дяди Шуры, к нему пришла его сестра Стелла Бернардовна со своей внучкой Мариночкой, очаровательной девочкой примерно моего возраста. Я рванулась к ней, но она дичилась и не захотела разговаривать.
Чтобы не обидеть меня, дядя Шура сказал, что Марина заболела, и он должен послушать ее. Меня попросили выйти на несколько минут на площадку. Вскоре тетя Стелла и дядя Шура присоединились ко мне, но без Марины. Они говорили по-французски, и по их лицам я видела, сколь серьезен этот разговор.
Как мелодией, я заслушалась красотой французского языка и вдруг на меня нашло прозрение и было полное ощущение, что мне понятно каждое слово:

"Вот посмотри на эту девочку, - говорил дядя Шура, не называя моего имени. - Она абсолютно нормальный ребенок, потому что у нее нормальный образ жизни. Она живет в окружении своих сверстников, общается и играет с ними, бывает на воздухе, а не сидит целый день в четырех стенах в обществе взрослых"...

Стелла Бернардовна печально соглашалась, почти не произнося никаких слов. Дальше шли рекомендации, что делать, какое питание, какой распорядок... И все по-французски...


ТУРГЕНЕВСКАЯ ДЕВУШКА

Ранним мартовским утром 1964 года, собираясь в школу, я услышала, как мама и дедушка разговаривают в другой комнате. "Ляля и Шура вернулись из Москвы, - тихо произнес дедушка. - Положение Шуры безнадежное, операция не помогла," - и заплакал.

Больно было слышать это и видеть, как плачет дедушка, и осознавать в 10 лет, что такое БЕЗЫСХОДНОСТЬ и что значат в реальности слова "УБИТЫ ГОРЕМ". Я очень повзрослела и к окончанию четвертого класса перестала быть той "Наткой, что на снимке дяди Шуры Лев."

С середины лета люди уже ходили прощаться с дядей Шурой, пошли и мы с мамой.
Я видела его впервые за время болезни, он очень исхудал и ослаб, но улыбался нам и молча держал меня за руку. Потом отпустил мою руку и жестом показал маме, чтобы она придвинулась к нему ближе.

Не переставая улыбаться, что-то ей сказал, отчего она тоже заулыбалась и попрощавшись, мы ушли. "Ах ты, моя дорогая, - сказала мне мама, видя, что я едва сдерживаю слезы, когда мы уже шли по улице. - Дядя Шура сказал, что ты похожа на тургеневскую девушку, а это - сильный характер"...


Траурные объявления о смерти А.Лев

17 Lev.jpg
  • Минздрав Азерб.ССР, комитет профсоюза медработников и коллктив больницы №14 скорбят по поводу кончины зав. детским полиомиелитным отделением, кандидата медицинских наук Александра Бернардовича Лев .
  • Семья Лев: Елена Николаевна, Роберт Бернардович, Эрик, Эмиль, Лира, Лена, Кристьяна, Таня, Сашенька
  • Волобуевы – Стелла Бернардовна и Владимир Родионович, Лев – Зинаида Сергеевна, Рена, Эльмира и Робик, Марочкины – Алла, Павел, Марина, Павлик.
  • Семьи Алексеевых, Фидлер, Портновых, Авалиани, Дмитриевых, Качинских, Ливенко, Канделаки и Климкова М.С.
  • Коллектив редакции газеты «Вышка» выражает глубокое соболезнование товарищу по работе К. Ю. Фидлер и ее семье
  • Друзья: Атлас М.И., Вид М. Я., Вознесенская А.Б., Кажлаева Е. М., Крупкин И.Б., Локш М.М., Паскина З. И., Пушканская Р.И, Цион Н. А., Юнович Л. К., с семьями, Серебрина Е.Е. и Усейнова З.Э.
  • Коллектив работников противотуберкулезного диспансера №4 Ленинского р-на выражает соболезнование товарищу по работе Е.Н.Лев по поводу постигшего ее горя – смерти мужа Александра Бернардовича Лев.
  • Друзья: Гусейнова Рая, Абдуллаева Аделя, Голованова Мария, Атанадзе Дора, Манафова Амина, Хвощенко Лена
  • Друзья: Багдатьев В. Н., Беленький Л.И., Газиян Г.Д., Зульфугарова М.Н., Крупкин Г.Е., Пономорев Г.С. , Попов А.Н., Фукс Л.Я., Чечиков М.А. с семьями и Петрова С.Б.

Фотоальбом

  1. Капитаном медицинской службы Лев быть никак не мог, т. к. в армии Российской империи врачам присваивались не военные, а гражданские чины, которые имели военные чиновники.Комментарий получен от И.Абросимова

Наталия Портнова

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница