Материал из OurBaku
Версия от 22:23, 12 января 2019; Jonka (обсуждение | вклад) (Новая страница: «==Мансуров Мирза Мансур - тарист, педагог, музыкальный деятель== center…»)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск

Мансуров Мирза Мансур - тарист, педагог, музыкальный деятель

Mirza Mansurov.jpg

5.1.1887 - 30.6.1967

Мирза Мансур родился в Баку 5 января 1887 года (по старому стилю – 17 января). С детства он был влюблен в музыку. Конечно, это неспроста.
По рассказам Мешади Сулеймана, «часто мы музицировали всей семьей. Мешади Мелик играл на кяманче, мать - Солтан Бейим играла на гавале, а я – на таре. Когда подрос Мансур, отец заказал для него «джуре сазы» – малый саз. После этого наше семейное трио стало квартетом. Первое, чему он научился играть на сазе, это был «Кясмя шикестэ».

Мешади Мелик отдал Мансура на учебу в медресе при мечети «Сыных – гала».
Однажды он пришел домой весь израненный. Оказывается, на уроке маленький Мансур использовал линейку как тар и напевал «Узундере». Увидев это, молла Мирза Хасиг наказал его 20 ударами плетью по ногам. После этого Мешади Мелик забрал сына оттуда и устроил в русско-татарскую школу. Там Мансур проучился 4 года.
Став взрослее, он научился играть на таре. Первые сыгранные им мугамы были «Раст» и «Шур».

Мирза Мансур по праву считается известным теоретиком азербайджанского мугама.
Как профессиональный тарист, он продолжил традиции школы Садыгджана. Мирза Мансур старался передать все знания ученикам, раскрывая им секреты мугамов и исполнительского мастерства. В советское время, преподавая в консерватории, он был одним из составителей программы по обучению мугамов. К сожалению, позже эта программа, по инициативе некоторых музыкантов, была упрощена. Несмотря на это, спустя десятилетия она вновь вернулась в учебники.

С 1920 г. Мирза Мансур начинает преподавать в первой Азербайджанской государственной тюркской музыкальной школе.
Затем – в 1926 - 1946 гг. вел курсы мугама в Азербайджанской государственной консерватории.

Узеир Гаджибеков высоко ценил талант Мирзы Мансура как тариста, преподавателя, тонко разбирающегося в секретах мугама. По многим вопросам он часто советовался с Мирза Мансуром и, когда задумал записать мугамы на ноты, использовал именно его опыт и знания. И это не случайно. Ведь именно Мансуровы сохранили традиции классического исполнения мугамов.
В 30-е годы, по распоряжению Узеир бека, известный музыкальный деятель Хуршид ханум Гаджар поручила в то время еще молодым композиторам Тофику Кулиеву и Закиру Багирову записать на ноты мугамы «Раст», «Забул – сегях» и «Дугях» с игры на таре Мирзы Мансура.
Все композиторы того поколения обязаны своим знанием мугамов Мирза Мансуру, который учил их основам этого жанра.
За большие заслуги в области музыки, Мирза Мансур Мансуров в в 1940 г. удостоен почетного звания «Заслуженный деятель искусств Азербайджана».

Мирза Мансур был и хорошим мастером. Реконструированный им тар во многом облегчал игру исполнителя. Им были реконструированы всего 4 тара. Первый тар находится в Эрмитаже, второй - в Лувре, третий - в Стамбуле, четвертый был его личным инструментом.

Мирза Мансур был трижды женат.
Первая жена – Ася ханум, по национальности осетинка. От этого брака родился сын Талят, погибший во II мировой войне.
Вторая супруга – Бильгеис ханум Дадашева, сестра миллионера Юсифа Дадашева. Это был второй брак Бильгеис ханум. От первого брака у нее был сын Ягуб. От Мирзы Мансура она родила сына Энвера, также погибшего в 1941 г., в самом начале войны. Кстати, бывший министр экологии Ариф Мансуров, родившийся в 1939 г., приходился сыном Энверу.
От третьей жены – Фатьмы ханум, детей не было.

Сын Мирзы Мансура – Энвер, также являлся очень хорошим таристом. К тому времени появилась новая плеяда исполнителей. Они немного отошли от классики, уделяя больше внимания техническим возможностям исполнения на таре мугамов. Кстати, один из лучших таристов Азербайджана – Ахсан Дадашев, был его учеником.

В составе республиканской делегации, в 1938 г. Энвер также выступал на Декаде азербайджанской культуры в Москве. После Декады он записал в Москве на пластинку два мугама – «Чахаргях» и «Сегях». Через год Энвера призвали в армию и он участвовал сначала на белофинской войне, затем – второй мировой и в самом начале этой войны погиб.

В 1939 г. у него родился сын Ариф, которого ему не суждено было увидеть. Как достойный продолжатель рода Мансуровых, Ариф еще при жизни заслужил большое уважение к себе. Он был одним из видных хозяйственных руководителей республики. Работал в аппарате Совета министров, возглавлял трест “Промстроймеханизация”, руководил Министерством стройматериалов и был председателем Госкомитета по экологии и контролю за природопользованием.

Ариф Мансуров - один из первых меценатов и ценителей культуры в независимом Азербайджане. Как известно, Мансуровы, наряду с музыкой, всегда ценили и поэзию. Не случайно, что на мугамных меджлисах Мансуровых всегда участвовали и поэты.
Как продолжатель этой традиции, Ариф Мансуров подарил городу памятник поэту Алиаге Вахиду в Губернаторском саду.
Как меценат, он также поставил памятник на могиле Г.З.Тагиева в Мардакянах.
Ариф Мансуров скончался в 2003 г. и похоронен на Старом кладбище в Ясамале.

Сын Арифа - Энвер, 1969 г. рождения, участник знаменитой бакинской команды КВН. В составе этой команды он стал чемпионом СНГ.
В настоящее время проживает в Москве.
Дочь Фарида - 1971 г. рождения, живет и работает в США.
В среде творческой интеллигенции Ариф всегда пользовался уважением и вниманием, потому что знали, из какого рода он происходит. Он очень гордился, что является потомком Энвера и Мирза Мансура.

Из слов внука Анаханум Мансуровой – Кямиля Калантарова:

Мирза Мансур был очень эрудированным, в полном смысле слова образованным человеком и интеллигентом.

Отлично владея персидским и арабским, он читал в оригинале написанные на этих языках классические произведения древнейших авторов - Саади, Фирдоуси, Омара Хайяма, Физули. Мирза Мансур также чисто говорил на русском и французском языках.

У Мирза Мансура в квартире вся стена была обвешана старинными фотографиями. Среди многих снимков запомнился один, где вместе с Мешади Сулейман беком и Мирза Мансуром Мансуровыми были сфотографированы «нефтяные магнаты» - Нобель, Ротшильд. Таких исторических фотографий у Мансуровых было немало, они бы могли рассказать о многом.
Увы, после смерти Мирза Мансура и его третьей жены - Фатьмы ханум, почему-то уникальные документы и фотографии, причем еще два редчайших тара, сделанные самим Мирза Мансуром, забрал и увез племянник Фатьмы ханум. Хотя их место в музеях и архивах. Конечно, они бы украсили любое хранилище.

После смерти Мешади Мелика, Мешади Сулейман переехал в другую квартиру, по улице Набережная № 59. А Мирза Мансур остался жить в доме отца, на улице Большая Крепостная № 5.
После прихода к власти большевиков, Мирза Мансуру в своем же доме досталась лишь одна комната, где он прожил до конца своих дней. Сейчас в этом доме вывешена мемориальная доска.
В честь Мирза Мансура, в 90-х годах улица Тверская переименована в улицу Мансура Мансурова.

Мирза Мансур учился у прославленного тариста того времени Мирза Фараджа Рзаева. А он дружил с семьей Мансуровых. Мирза Мансур брал у него уроки бесплатно, хотя Мирза Фарадж за каждый урок с чужих получал 25 рублей золотом.
По рассказам того же Кямиля Калантарова, обучая ученика, Мирза Фарадж поворачивался к нему спиной, чтобы тот не видел пальцы учителя: «Пусть запоминает и играет на слух».
И еще один факт. На первом этаже своего дома он держал человека и приказал ему: «Если видишь, что идут Мешади Сулейман или Мирза Мансур, дай мне знак, чтобы я не играл. А то у них такой слух, что на лету хватают все».
Несмотря на большую семейную дружбу, Мирза Фарадж все же ревновал к другим свои знания. Кстати, его путь продолжила внучка - известный композитор Агабаджи Рзаева.

(У Мансуровых немало и однофамильцев. Например, одна из семей, которая выдает себя за родственников Мирза Мансура. Раньше у Мирза Мансура в доме была служанка, долгие годы работавшая у него. Я лично сам видел ее внука, который также мне представился как Мансуров. Когда я спросил, «ты из каких Мансуровых?», он ответил, что из рода Мирза Мансура. Он был высокий и рыжий, работал шофером такси. Я назвал ему несколько известных имен из нашего рода, но он никого не узнал.
Оказалось все очень просто. Я спросил у тети Сары - сестры отца, кто же они такие? Она мне рассказала, что бабушка этого парня так привыкла к Мансуровым, что, попросила (в советское время) у Мирзы Мансура согласия взять фамилию Мансуровых. Ну, и Мирза Мансур дал добро. Таких однофамильцев и самозванцев я встречал немало, они выдавали себя за потомков нашего рода.)

Осталось всего 2 записи с игрой на таре Мирза Мансура. Это - «Ходжястэ» и «Махур-хинди».
В 1967 г. Мирза Мансур был у нас дома, на улице Гуси Гаджиева (по-старому - Базарная). После перелома руки он первый раз заходил к нам. Они с отцом очень долго беседовали.
Потом отец сказал ему: «Сыграй что-нибудь, запишу на магнитофон, пусть останется на память». Мирза Мансур вначале отказывался, говоря, что после перелома руки еще не брал в руки тар. Но потом согласился.
Отец позвал меня и велел, чтобы я записал его игру. Отец оказался прав. Эти записи оказались единственной памятью живой игры Мирза Мансура в 80-летнем возрасте. До этого он никогда не записывался.


«Махур-хинди» ("Mahur-hindi"), (1967 г.)


«Ходжястэ» ("Khojaste"), (1967)

Для меня все это примечательно еще и потому, что эти записи сделаны именно мной. Буквально через полтора месяца после этого Мирза Мансур ушел в иной мир.

Мирза Мансур Мансуров скончался 30 июня 1967 г., в возрасте 80 лет и похоронен на Старом кладбище в Ясамале.


Источник: Эльдар Мансуров "Мансуровы. История рода." (Баку, 2006)

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница