Материал из OurBaku
Версия от 06:44, 7 декабря 2010; I am (обсуждение | вклад)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск

Маслов Григорий Алексеевич - профессор одонтологии, врач Михайловской б-цы

1862-1925

«Григорий Алексеевич Маслов родился в 1862 г. в Одессе (по другим данным — в Симферополе — Н. А.). По окончании Симферопольской классической гимназии в 1884 г. он поступил на медицинский факультет Харьковского университета.

Перейдя на 4-й курс, Г. А. слушал блестящие, полные эрудиции и не лишенные юмора лекции В. Ф. Грубе и неустанно посещал хирургическую клинику. По-видимому, уже тогда у Г. А. зародилось желание посвятить себя изучению хирургии.

По окончании медицинского факультета в 1889 г. со степенью лекаря и уездного врача с отличием, он уже через полгода поступает сверхштатным ординатором в хирургическую клинику В. Ф. Грубе. Попасть туда было нелегко: В. Ф. строго относился к выбору помощников, а наплыв желающих всегда был очень велик. Нужны были незаурядная подготовка и любовь к хирургии, чтобы быть зачисленным в ординаторы. От своих помощников В. Ф. Грубе требовал не только совершенствования в практической деятельности, но и научных работ.

За 3 года пребывания в должности сверхштатного ординатора Г. А. не только написал работу «Тиреотомия как способ лечения внутригортанных опухолей», напечатанную в «Вестнике хирургии» за 1894 г., но успел выдержать экзамены на степень доктора медицины.

Еще в бытность ординатором Г. А. обратил внимание на ненормальное положение дентиатрии — в клинике проф. Грубе студенты могли учиться лишь экстракции зубов: этим ограничивалось в то время лечение зубных болезней. Не только самостоятельной кафедры одонтологии, но даже штатной доцентуры по уставу 1884 г. не полагалось, несмотря на то, что число кафедр с 6, бывших при открытии университета в 1805 г., увеличилось до 24.

О зубных болезнях как бы забыли. Студенты по выходе из университета в жизнь оказывались совершенно неподготовленными по одонтологии и не могли оказать почти никакой помощи.

Желая выработать из себя истинного специалиста по дентиатрии, Г. А. сам, без всякого руководства, начертал план, в основу которого положил изучение анатомии и гистологии.

С этой целью он обратился к профессору гистологии и эмбриологии Н. К. Кульчицкому и с 1894 г. начал работать в гистологической лаборатории. Усидчивость и работоспособность Г. А. были так велики, что уже в конце 1895 г. он представил в медицинский факультет диссертацию «Материалы к вопросу о морфологии и развитии кровяных телец»; работа эта, обнимающая 178 стр., имела большое научное значение.

5 мая 1896 г. состоялась публичная защита представленной Г. А. диссертации. Официальные оппоненты, профессора Н. К. Кульчицкий, А. Г. Подрез и А. В. Репрев, отозвались о работе с большой похвалой. Медицинский факультет единогласно удостоил Маслова степени доктора медицины, а проф. Кульчицкий тотчас после окончания диспута предложил Г. А. остаться стипендиатом для подготовки к профессорскому званию по кафедре гистологии и эмбриологии.

Предложение это было принято Г. А., и в течение последующих 2 лет он работает исключительно в гистологической лаборатории. В это время Г. А. написал еще одну обширную работу «О центральных тельцах», в которой выяснил сущность гигантских клеток костного мозга, их величину, положение и проч.

Но в 1898 г. окончился срок стипендиатства и вместе с тем иссяк источник средств у Г. А. Суровая действительность вынудила его временно отказаться от своей заветной мечты, заставила покинуть не только университет, но и Харьков.

Г. А. принял место ординатора в Михайловской больнице г. Баку, и в этой должности впервые выступает как специалист по дентиатрии. В течение 3 лет вплоть до конца 1901 г. находился Г. А. вне Харькова, но эти годы не прошли бесследно: он настолько специализировался, что, возвратясь, сразу получил предложение занять должность преподавателя дентиатрии в частной зубоврачебной школе (по другим данным — в двух школах, а также стал «заведующим поликлиникой зубных болезней» ). С этого времени он окончательно посвящает себя дентиатрии и очень скоро имя его как специалиста по зубным болезням становится известным в широких кругах г. Харькова. В 1916 г. медицинский факультет Харьковского университета учреждает с разрешения властей приват-доцентуру при кафедре хирургической факультетской клиники по предмету «одонтология».

Часть профессоров рекомендовала Г. А., и он был единогласно избран доцентом по одонтологии. В 1919 г., со времени учреждения отдельной кафедры одонтологии, Г. А. единогласно избирается профессором и входит в число членов медицинского факультета.

Проф. Маслов оставил более 28 научных трудов. В последний год Г. А. много труда положил на создание и редактирование научного журнала «Одонтология». Им подготовлена записка по реформе зубоврачебного образования и предложен проект создания Института экспериментальной одонтологии и стоматологии. Горячий проповедник идеи формирования будущих русских одонтологов на началах общемедицинской подготовки, он с трудом мирился с одонтфаком как переходной ступенью от подготовки узкого специалиста к всесторонне подготовленному одонтологу-медику».

В воспоминаниях Ефима Михайловича Гофунга Маслов выглядит личностью, несколько удаленной от реалий жизни своей чрезмерной ученостью и странными увлечениями:

«С покойным Григорием Алексеевичем я познакомился в 1910 г., когда он как депутат Врачебного управления явился на экзамен по дентиатрии и протезному зубоврачеванию в бывш. 1-ю Харьковскую зубоврачебную школу. Г. А. пришел, уселся за экзаменационный стол и все время экзамена внимательно слушал вопросы преподавателя и ответы учащихся, но сам не произнес ни одного слова. Нам всем тогда это показалось довольно странным.

Впоследствии мы ближе узнали Г. А. и убедились в том, что он вообще не любил много разговаривать, особенно среди новых людей, которых он мало знал. Эта черта помешала ему, выдающему одонтологу, сделаться широко известным далеко за пределами Украины, и он скромно делал свое дело (сам Гофунг избыточной скромностью и немногословием не страдал — Н. А.).Трудно представить себе человека, который бы больше читал, чем Г. А. Он был в курсе всего, что печаталось по одонтологии на нескольких языках, а в последние годы особенно увлекался вопросами биологии и химии в применении к одонтологии.

Одонтологию Г. А. любил горячо. Ему доставляло особенное удовольствие тщательно отделывать пломбы, тратить много времени на лечение и пломбировку даже таких зубов, которые на первый взгляд и не заслуживали этого. Г. А. не любил экстракций и редко их производил, но зато широко проводил консервативное зубоврачевание ампутационным методом, обставленным по всем правилам хирургической чистоты; любил процесс протезирования, в которое он вкладывал много смысла и опыта, каждый раз индивидуализируя конструкцию протеза.

Г. А. имел небольшую слабость (если можно так выразиться), о которой знали очень немногие: он очень любил поправлять карманные часы; хорошо разбирался в механизме их, и не было для него большего удовольствия, как поправить тот или иной недочет в часах».

Плодовитый писатель, он наработал изрядный задел на будущее; его книги выходили еще несколько лет после смерти и широко рекламировались

Эпитафией чудаку-бессребренику звучит последняя фраза некролога: «Семья покойного Г. А. не избегла участи многих семей русских ученых и осталась без всяких средств».


Розовский Ю.М. Некролог. Профессор Григорий Алексеевич Маслов // Журнал одонтологии и стоматологии.— 1925.— №1.— С.113–114.
Постоев Я. Памяти профессора Григория Алексеевича Маслова // Одонтология.— 1927.— № 2.— С. 1–5.
По материалам САЙТА

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница