Материал из OurBaku
Версия от 18:29, 11 октября 2009; Jonka (обсуждение | вклад) (Новая страница: «Категория:Бакинская школа морской авиации (БОШМА) '''Первый период : 22 ноября 1915 года - 28 а…»)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск

Первый период : 22 ноября 1915 года - 28 апреля 1916 года…

Начало Здесь


Часть Пятая: Кое-Что еще О Происшествиях, Учебе и Жизни Школы...


В “Части Первой” нашего рассказа говорилось, что “ …к 26.01.1916 года Школа приoбрела моторный катер “РЭМУ” и моторный катер с авиационным названием “Элерон”. В Приказе по Школе за № 181 НШ Янович указывал, что нужно "привести их немедленно в полный порядок".


БОШМА. Моторный катер “РЭМУ”


БОШМА. Моторный катер “Элерон”


Дело в том, что в Школу прибывали новые курсанты, число аппаратов в воздухе и интенсивность полётов возрастала с каждым днём. Ученики приобретали опыт, начинали летать всё дальше, как с инструкторами, так и самостоятельно. Сдавшие экзамен лётчики продолжали совершенствовать своё лётное искусство, летая самостоятельно все выше и дальше. Многие курсанты курсировали на своих аппаратах не только вдоль берега, но улетали в сторону островов и далеко в море, выполняя задания по технике пилотирования и учебной разведке.

А бакинская погода могла измениться в миг и с каждым могло что-то произойти. В принципе, гидропланы обладали хорошими планирующими свойствами. При отказе двигателя или в результате какой-либо другой аварийной ситуации опытные пилоты, сдавшие полётный экзамен, и способные ученики, летавшие самостоятельно, могли посадить свои летающие лодки на воду благополучно, а другие пилоты…? А иногда падение гидроплана в воду было не контролируемым, случались неудачные посадки при сильных порывах ветра или волнениях на море. От удара о воду ломались плоскости и корпус авиалодки,.аппарат мог утонуть под тяжестью своих металлических частей, а курсант оказаться в воде. Поэтому нужны были плавсредства – моторные катера, которые бы постоянно дежурили в море во время полётов и могли оперативно придти на помощь терпящим бедствие ученикам , тем более, что зимой вода в Каспии достаточно холодная.

В одном из Приказов по Школе описывалась аварийная ситуация, возникшая в результата неправильного использования спусков. Один из обучающихся курсантов неудачно совершил посадку на воду, аппарат ударился носом о пристань и стал тонуть. В это же время все три спуска были заняты другими самолетами, а на двух из них проводили мелкий ремонт аппаратов. Ситуация вышла из-под контроля - аппарат тонет, ученик находится в холодной воде, а помощи нет, т.к. аппараты на спуски поднимали вручную. После этого Янович в Приказе по Школе категорически запретил проводить на спусках любой, даже мелкий, ремонт и приказал самолёты заводить в ангары немедленно после их приводнения. Контроль за выполнением этого Приказа НШ Янович возлагал на дежурных по пристаням офицеров.

В дополнение к этому, 10 марта 1916 года Начальник Бакинского Порта Контр-Адмирал Клюпфель выделил в распоряжение Школы пароход "Князь Барятинский" для оперативного оказания помощи в случае вызова к терпящим бедствие в море аппаратам и при пожарах.

Происшествия, затрагивающие Школу, случались и вне ее территории.

В середине февраля 1916 года в Баку в течение нескольких дней (с 14 февраля по 17 февраля ) происходили крупные беспорядки - начались бунты, вызванные недовольством жителей дороговизной в городе. По этому поводу в IV Государственной Думе в заседании от 24 февраля 1916 года единогласно был сделан запрос. "Депутат Жафаров (скрее всего, Джафаров Мамед Юсиф Гаджи Баба оглы) сообщает, что в Баку произошли забастовки, вызванные дороговизной. Началось с базаров. Женщины начали громить мелких торговцев, потом перешли к крупным; товар выбрасывали на улицы или уносили. На второй день погром распространился на магазины центральных улиц. На третий день толпа перешла к погрому мельниц, мучных и сахарных складов. Отношение полиции было безучастное, чины полиции даже защищали громил от торговцев. Только на четвертый день беспорядки были подавлены. Депутат Жафаров полагает, что беспорядки в Баку на почве дороговизны вызваны были не без участия чинов полиции"- сообщалось в газете "Наше Слово" от 13 марта 1916 года.

В этой ситуации Капитан Морского порта г. Баку Контр-Адмирал Клюпфель обратился к НШ Капитану 1-го ранга Яновичу с просьбой о помощи Бакинскому гарнизону. Янович своим Приказом распределил в каждый из шести воинских подразделений пехоты и казаков от 2-х до 5-ти офицеров Школы.

В ликвидации беспорядков в Баку принимали участие 18 офицеров Школы. Мичман Горяинов предложил использовать школьный грузовик и установить на него пулеметы. Идея принесла большую пользу, что позднее особо отметил в своем Приказе Янович. Все Офицеры Школы с честью выполнили свой воинский долг и отлично справились с поставленными задачами, что отметил Августейший Наместник Императора на Кавказе Его Высочество Николай Николаевич (через Клюпфеля), который горячо благодарил моряков Школы за помощь в подавлении беспорядков в Баку.

17 февраля 1916 года бунт был фактически подавлен и офицеры вернулись в Школу к своим непосредственным обязанностям – службе, учебе, полётам и т.д. В свободное же время коллектив Школы отдыхал.


БОШМА. Моменты жизни школы


В конце января-начале февраля 1916 года произошло очень важное для Школы событие – по словам Яновича “…совершенно отдельно стоящий факт “. Командир Бакинского порта Контр-Адмирал Клюпфель по указанию Высшего Начальства " организовал весьма важную, связанную с военными действиями, экспедицию в Персию. Для экспедиции понадобилось участие одного летчика с аппаратом. По получении надлeжащего разрешения, Школа выделила один из лучших аппаратов с запасными частями при только что закончившим свое обучение морском лётчике Мичмане Величковском с одним механиком. Участие в экспедиции лётчика было несомненно полезно и удачно, т.к. он был награжден за эту экспедицию боевою наградою”.

В конце Первого периода пребывания Школы в Баку произошло счастливое событие в жизни Школы. 27 апреля 1916 года в Бакинском Александро-Невском Соборе состоялось бракосочетание Штабс-капитана Е.Р. Энгельса с Натальей Андреевной Янович, дочерью капитана I ранга А.А. Яновича.

Поручителями были:

со стороны жениха - прапорщик Быков А.П. и прапорщик Горячев А.А.;

со стороны невесты - прапорщик Яковлев В.Л. и лейтенант Макаревич А.И.


Свидетельство о бракосочетании


Янович старался строить учебный процесс в Школе с учетом всех технических нововведений, что появлялись в авиации. В начале апреля 1916 года в Бакинскую Школу был командирован по делам радиотелеграфии Старший Лейтенант Стогов. По просьбе Яновича “…он сделал большое сообщение всему обучающемуся составу Школы, из которого стало ясно, что в самом ближайшем будущем все аппараты будут снабжены радиостанциями.” Янович немедленно организовал в Школе “…практические занятия по приему телеграмм на слух в кают-компании шхуны “Али-Абат”. Эти занятия вел Заведующий Радиотелеграфными станциями Каспийского моря Мичман Сакович с помощью 2-х телеграфистов. Занятия продолжались до отъезда Школы в Петроград в конце апреля 1916 года.”

На протяжении всей ПМВ главной задачей авиации была разведка и корректировка артогня. От разведки произошла и бомбардировка: отправляясь в полет, пилоты часто брали с собой бомбы, чтобы не только сфотографировать, но и разрушить объекты противника. Бомбы сбрасывались вручную, поэтому первоначально эффективность бомбардировок была очень низкой, однако она оказывала чрезвычайно сильное моральное воздействие. В ПМВ основными целями бомбометания были прежде всего крепости и долговременные укрепленные районы, в меньшей степени - бытовые объекты: транспортные узлы, склады, аэродромы. Вскоре обнаружилось, что аэропланы- очень эффективное оружие против кораблей неприятеля.

С расширением авиапарка двухместных гидросамолетов более высокие требования стали предъявляться к летчику-наблюдателю. Это было связано с тем, что при корректировке стрельбы корабельной артиллерии, ведении воздушной разведки (в т.ч. аэрофотосъемки) и осуществлении бомбометания летчик-наблюдатель зачастую стал выдвигаться на первую роль. Причем летчики-наблюдатели, окончившие офицерские школы морской авиации, получали равные права с летчиками в плане продвижения по службе, и при этом не исключалось их дальнейшее использование в интересах службы на должности летчика . При подготовке летчиков-наблюдателей для отечественной морской авиации в авиашколах морского ведомства действовал принцип — «все требования, предъявляемые к морскому летчику, должны в полной мере быть предъявлены и к морскому летчику-наблюдателю». Поэтому, в целях демонстрации обучающемуся составу бомбометания с аэроплана, А.А. Янович в один из дней февраля 1916 года (полётная неделя с 19 по 26 февраля) лично вылетает вместе с Грузиновым, пилотировавшим аппарат “М10”. Было произведено два бомбометания с использованием двух зажигательных и одной тринитротолуоловой бомб. Это и было первой учебной бомбардировкой в Бакинской Школе. А вскоре определился и первый полигон.

Приказ по Школе № 425 от 6 марта 1916 года за подписью А.А. Яновича:

"Приказом объявляю, что 5 марта уведомлением № 1879 в распоряжение Школы Управлением рыбными промыслами Восточной части Закавказья предоставлен во временное пользование остров "Песчаный", расположенный в районе Бакинского Градоначальства, для организации обучения лётчиков бомбометанию." 

Таким образом, остров "Песчаный" стал полигоном, на котором отрабатывалось бомбометание. Т.к. на "Песчаном" было много змей, то Янович издал специальный приказ, чтобы команды туда выезжали только в высоких сапогах.

Но Школа занималась не только обучением курсантов – Бакинская Школа была отличным испытательным полигоном для новой техники. Здесь испытывались новые модели аэропланов Григоровича, Лебедева и некоторые другие. Этим занимались как штатные старшие инструкторы Школы, так и прикомандированные опытные лётчики, в числе которых в январе 1916 года в Баку находился известный летчик Лейтенант Лишин. “В середине зимы (1916 года) в Школе было произведено всесторонее испытание двух новых аппаратов типа “Морской 9” и “Морской 10” и по результатам этих испытаний был дан заказ на ряд аппаратов первого типа.

Кроме того, курсанты и работники Школы строили самолёты и собственных конструкций. Наиболее известным среди них был Штабс-Капитан Энгельс. Многие из первых лётчиков были прекрасными инженерами. В Баку, например, 13 февраля 1916 года был испытан винт Энгельса новой конструкции. Во время учёбы и работы усовершенствовались и испытывались навигационные, метеорологические и другие приборы, а так же оружие и способы его использования. При этом поощрялись и другие технические новинки. В Приказе № 413 от 1 марта 1916 года сообщались результаты испытаний новой системы моторов, установленных на автомобилях, которую предложил инженер Хмеликов: "… система оказалась практичной и обеспечивающей картер от ломящих усилий при перекосах рам на дурных дорогах". Было предложено Хмеликову выдать копию Акта испытательной комиссии, а подлинник выслать в Петроград Командиру автомобильной роты с просьбой обратить внимание. По договорённости со Школой в Мастерских Бакинского Технического Училища изготавливались новые механизмы и некоторые другие технические новинки.

Хронология испытаний новой техники в Бакинской Школе в 1916 году (даты указаны по старому стилю летоисчисления) выглядит следующим образом:

Начало января 1916 года - На ПРТВ А.Н.Седельников создал специальную учебную морскую летающую лодку под "Гном-Моносупан" 100 л.с., меньшими, чем у М-5 размерами. Аппарат доставили в Баку и испытывали одновременно с М-9.

На заводе С.С. Щетинина был подготовлен прототип М-9 Д.П.Григоровича и направлен для испытаний в Бакинское отделение Петроградской офицерской школы морской авиации.

Гвардии Штабс-Капитан Е.Р.Энгельс в Баку начал конструировать летающую лодку-истребитель и летом 1916 г. реализовал эту идею благодаря помощи компании Ф.Мельцера

4 января1916 года - Первый полет летающей лодки М-9 Д.П.Григоровича в Баку.

7 января 1916 года - Второй полет летающей лодки М-9 Д.П.Григоровича. Испытания шли до 9 января 1916 года

11 января 1916 года - Специальная комиссия Бакинского порта подписала акт по итогам испытаний М-9, которые окончились 9 января 1916 года.

Середина января 1916 года - В Баку был испытан М-7 Д.П.Григоровича с двигателем Сан-Бим, но из-за успеха М-9 испытания машины прекратили.

15 января 1916 года - Прототип М-9, испытания которого закончились в Баку, был включен в список школьного имущества и с номером 12 летал в Баку до 6 апреля 1916 года, а потом был передан в Севастополь, где летал под №100.

12 февраля 1916 года - На заводе С.С.Щетинина в Петрограде А.Н.Седельников без участия Д.П.Григоровича сделал летающую лодку М-10. Летные качества были лучше, чем у М-5. После испытаний оставили в Бакинской авиашколе и присвоили номер 14. Потом вскоре сняли мотор и через несколько месяцев корпус использовали для создания прототипа лодочного истребителя системы Штабс-Капитана Е.Р.Энгельса. Морское ведомство никакого контракта на эту работу не заключало.

Январь-март 1916 года - В Баку испытывали построенный на заводе С.С.Щетинина в конце ноября 1915 года Аэроглиссер N Голенищева-Кутузова.

Март 1916 года - В Баку закончились испытания построенного на заводе С.С.Щетинина в конце ноября 1916 г. Аэроглиссера N Голенищева-Кутузова, которые начались в январе. Дальше ничего не известно.


Первый период работы Бакинского отделения ПОШМА подходил к концу. Школа готовилась к переезду в Петроград…


Продолжение Здесь


Sibor

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница