Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

В Работе...

Уличное освещение Баку до 1920 года...

Сначала был огонь...

И все города мира освещались факелами.
"...На другой день приехал шемахинский губернатор для совещания с адмиралом по случаю устройства порта и пригласил нас съездить на так называемые индийские огни. Близ селения Суруханы почва до того пропитана нефтью и углеводородным газом, что стоит на каком угодно месте раскопать немного землю, приложить огня - и тотчас появится пламя, которое не угаснет до тех пор, пока его не задует ветер. На месте этом существует монастырь, обитаемый огнепоклонниками.
Часов в пять вечера мы отправились на огни в трех экипажах; впереди нас скакали казаки, а сзади конвоировали комендант и несколько морских офицеров верхами...
Но обратный наш поезд в Баку совершился еще того торжественнее и был почти царственный: кроме нашей конницы, нас конвоировали верхами человек тридцать татар с зажженными факелами из нефти, по-здешнему - машалами; среди темной ночи раздавались лошадиный топот, крики и перебранки гарцующих взад и вперед татар, ярко пылали машалы, с которых сдуваемый ветром огонь сыпался на землю.
Когда у кого-нибудь из машальников пламя ослабевало, его нагонял молодой татарчонок и на всем скаку подливал в машало нефть; напрасно лошади фыркали и рвались в сторону от огня, наездники их сдерживали.
Подъезжая к Баку, мы увидели весь город иллюминированным: по горе, где воздвигнут памятник князю Цицианову, извивались разнообразными линиями огни, по дороге стоял народ с такими же машалами.
- Каково бакинцы торжествуют! - заметил я адъютанту Р-ри.
- Это им дешево стоит - всего девять целковых, - отвечал он.
"Девять целковых - тысячи огней! В Петербурге переулка не осветишь на эти деньги. Что бы сделали и каких бы фабрик настроили здесь англичане, имея под руками даровое топливо и освещение!" - подумал я." [1]

Но факелы больше грели, чем светили. Во-вторых, это открытый огонь — значит, закопченные стены зданий, летящие искры, ожоги, и т.д.

Поэтому огонь спрятали — на улицах появились лампы-фонари.
Сначала масляные лампы - чыраг (иногда - чираг), затем керосиновые, и, наконец, газовые.

Первые уличные фонари давали сравнительно мало света, поскольку в них использовали обыкновенные свечи или масло.
Применение керосина позволило значительно увеличить яркость освещения.

Зажигали, тушили, заправляли, чистили, и ремонтировали эти фонари люди-фонарщики.
Нужно было не просто подойти и  зажечь   фонарь. Надо было подняться по лестнице, налить в емкость горючую жидкость и только после этого  зажечь. Кроме того,  фонарщик  обязан был следить за состоянием  фонарей  и ремонтировать их в случае необходимости. Даже стекла он менял сам.

"Керосиновые лампы зажигали фонарщики, которые с лестницами перебегали от столба к столбу, накидывали крюки лестниц на поперечины столбов, быстро поднимались до фонаря и зажигали его.
На окраинах долго еще улицы освещались керосиновыми фонарями. Утром можно было видеть такую картину: фонарщик тушил фонари, вынимал из них лампу и ставил ее в ящик ручной тележки.
Вечером фонарщик опять в тележке развозил лампы, останавливался у каждого фонаря, чистил стекла, ставил лампу в фонарь и зажигал ее".

Керосиновые фонари горели всю ночь.
Городской управой Баку был составлен так называемый осветительный календарь, в котором указывалось “…на каждые сутки точно начало и конец горения фонарей. Так, в лунную ночь керосиновые фонари не горят, но… в случае облачности, тумана, дождя и снега, керосиновые фонари горят и в лунные ночи…”

Но настоящая революция уличного света случилась только с появлением газовых фонарей.
Прежде всего была начата добыча газа. Затем были проложены трубы, чтобы провести газ в дома, заводы, офисы и на улицы. Затем были придуманы, изготовлены и установлены светильники, в которые подается газ, и которые позволяют регулировать пламя, зажигать и тушить его при необходимости, чтобы свет всегда был там, где это необходимо и когда это необходимо.
Не нужно было больше покупать свечи или масло для ламп, нужно было просто платить по счетчику компаниям, поставляющим газ.
В Баку использовали газ, получаемый при термической переработке нефти.
Газовое освещение не встречало преград на своем пути. Оно было гораздо ярче, чище, безопаснее и удобнее, чем все, что города имели раньше. К концу XIX века большинство улиц освещалось газом.
Теперь фонарщику уже не нужно было заливать масло или керосин, его основной задачей стало просто  зажечь   фонарь. Для этого лезть наверх стало не обязательно - фонарщику  выдавался длинный шест, с помощью которого он открывал одну створку фонаря,  зажигал  фитиль и закрывал створку.
Фонарщик   зажигал  фитиль в установленное время, разное для каждого месяца. Утром с прекращеним подачи газа светильники гасли без его участия.

Некоторые состоятельные жители Баку устраивали освещение отдельных улиц за свой счет.
“В конце 1890-х годов Тагиев построил в центре Баку личный особняк, выходящий фасадом сразу на четыре улицы. На каждом из четырёх углов и у главного входа горел огромный газовый фонарь, заливая весь квартал ярким светом.”

Также хорошо освещались административные здания и прилегающие к ним улицы.
“Градоначальство помещалось на углу ... набережной[1] и Садовой. Одним балконом здание обращено к морю, другим выходит в сторону Губернаторского сада. Жил Мартынов (градоначальник в января 1909 г. - по конец 1915 (начало 1916) г.) в этом же здании. Днем и ночью у подъезда дежурили городовые.
Над парадным входом и на углу перед домом висели большие  газовые   фонари, и вечерами весь квартал освещался ярким светом...” [2]

Но в целом дела с уличным освещением в Баку были в довольно плачевном состоянии...

В смете города Баку на 1860 год были предусмотрены расходы на освещение офицерских домов, гауптвахт и арестантских помещений, гауптвахт при 2-х крепостных воротах, но ни копейки на освещение городских улиц.
Хотя 50 рублей сметы было выделено на иллюминирование в торжественные дни домов и зданий.
Причем, из общих 13,871 руб. городской сметы неизрасходованных денег осталось 2,495 руб.

В 1877 году сумма доходов города составила 92,749 руб. На очистку освещения улиц было предусмотрено 2,580 руб. или 2.8% от общих расходов по смете.
Полиция, в чьих руках находились все городские финансы, проявляла полную бесхозяйственноть, неумение и нежелание заниматься благоустройством города. Она просто пренебрегала его интересами и неотложными нуждами.

8 января 1878 года состоялось 1-е заседание Бакинской городской думы, которая теперь должна была самостоятельно заниматься благоустройством города.
Однако «самостоятельность» Думы в вопросах общественного управления быва весьма ограничена надзором губернатора, полицией, и губернского по городским делам присутствия.

В 1878 году “...на весь город было всего-навсего 86 фонарей, да и то 72 из них висели на чем попало и только 14-на врытых в землю чугунных столбах, правда, тоже отживших свой век.
Чугунные столбы когда-то подарил бакинскому губернатору заводчик Кокорев.
Фонари заправлялись керосином. Такое ничтожное количество фонарей давало самое печальное освещение, вызывавшее невольно удивление во всяком, кому случалось прибывать в Баку”.

При богатстве осветительных продуктов, так долго продолжаться не могло.
Самыми затратными статьями бюджета на благоустройство города должны быть именно расходы на освещение улиц, без которого функционирование такого сложного организма как индустриальный город невозможно.

В докладе Бакинской городской управы от 20 февраля 1882 г. говорится, что “… освещение должно составить одну из самых первых и неотложных забот…”
И о необходимости освещения в городском саду - “Осветить сад нечем и он остается впотьмах, если не считать несколько кривых и полусгнивших деревянных столбов, торчащих и ныне в саду…”

Городская управа решила обновить и улучшить уличное освещение, она даже издала специальный указ об этом.
В соответствии с решением Думы количество уличных фонарей было доведено до 698 штук, для чего понадобилось 35 канделябров, 162 чугунных и 241 деревянный столб, 232 чугунных кронштейна.

Постановлением Бакинской думы всем содержателям различных заведений города в обязательном порядке вменялось "освещать свои заведения, для чего у входных дверей на особом столбе по образцу уличных фонарей и должен быть поставлен, по крайней мере, один фонарь".

Наружное освещение зданий больниц, почты, и т.п. оплачивалось из бюджета города.





Примечание:

  1. В книге М. Сулейманова, откуда взята цитата, дано неверное название бакинской набережной. Она носила имя Императора Александра II, а не Великого Князя Михаила. Михайловская улица, никогда не являлась угловой улицей с Садовой, а выходила на Набережную и была параллельной улицей с Ольгинской (названа в честь Великой Княжны Ольги)
comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница