Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск
Статья обсуждается ЗДЕСЬ


Алиев Зейнал Абдин - первый азербайджанский профессиональный скульптор

1894 -

Заур Ализаде, профессор химии

О первом азербайджанском профессиональном скульпторе – Зейнал Абдине Алиеве

( с новыми фактами)
Zeinal.jpg

История азербайджанской культуры богата именами выдающихся деятелей литературы, искусства, архитектуры. Среди талантливых личностей прошлого широкой общественности, к сожалению, практически неизвестно имя первого азербайджанского профессионального скульптора Зейнал Абдин бека Гаджи Ага бек оглы Алиева, активно участвовавшего в создании первых государственных регалий Азербайджанской Демократической Республики – государственного герба, государственной печати, создавшего первые нагрудные медали и почтовые марки независимого государства, и первого азербайджанца, окончившего в 1923 году в Италии Accademia di Belle Arti в Перудже с дипломом «профессора скульптуры».



Зейнал Абдин Алиев. 1919 г.


В первой статье о Зейнал Абдине (газета «Зеркало» 4 и 11 июля 2009 г.), как близкий родственник, я рассказал как известное в нашей семье, так и ставшее известным, благодаря кропотливому труду в архивах наших журналистов. Сказанное хочу дополнить новыми материалами, переданными мне Рамизом Абуталыбовым из парижского архива Джейхун бея Гаджибейли.

Я отмечал, что Зейнал Абдин - мой двоюродный дядя, “эми оглу” моей матери был одним из представителей плеяды талантливой молодежи, отправленных правительством АДР в престижные ВУЗы Европы для получения высшего образования, который, как и некоторые другие, после советизации Азербайджана не вернулся на Родину.

Zeinal 1.jpg
Семья Зейнал Абдина в 1915-16 годах. В центре - отец, слева от него: стоял старший сын Зейнал Абдин (вырезано), первая жена Гаджи Ага бека Биби ханум Фахретдинова, справа от него: 2-ой сын - Джебраил бек, дочь - Сара ханум и 2-ая жена, мать Зейнал Абдина и других детей, Марьям Ниса ханум Искендербекова.


В силу особенностей советского периода азербайджанской истории, презрения к «предателям-невозвращенцам», имя скульптора Зейнал Абдина было неизвестно не только общественности республики, но даже мы – его родные и близкие, ничего не знали о его дальнейшей судьбе, и из-за страшных репрессий 30-х годов, боялись произносить его имя, как не принявшего советскую власть невозвращенца, двоюродные братья и ближайшие друзья которого были расстреляны, либо отправлены в ссылку. В его семье, и у родственников боялись держать его документы, письма, фотоизображения, которые аккуратно вырезали, как на фотоснимке его семьи.

Минули десятилетия неизвестности, и впервые о Зейнал Абдине мы прочли в статьях Мовсума Алиева в журнале «Eлм вэ хаят» в 1969 году, в журнале «Гобустан» в 1983-90 годах, а также Нигяр Абуталыбовой в журнале «Гобустан» в 1988 г. Позже немало потрудились в госархиве и спецфондах Тейуб Гурбан, Мубариз Сулейманлы, Вусал Багиров и другие исследователи, обнаружившие статьи Зейнала, документы эмигрантской жизни и другие.

Вместе с тем в материалах о Зейнал Абдине, встречаются неточности. В «Азербайджан Халг Джумхурияты Энциклопедиясы», том 1. 2004 г. приведены два сообщения о нем, как о разных людях. Одно с его подлинной фотографией: «Алиев Зейнал Абдин бек Гаджи Ага бек оглу, р. 24.04.1894г. в Баку. Один из учащихся, отправленных за рубеж, согласно особому постановлению парламента АДР для получения высшего образования за государственный счет. Для продолжения образования в области скульптурного искусства был послан в Римскую Королевскую Академию»(стр.359). Эти анкетные данные подтверждаются как найденной Тейуб Гурбаном в госархиве метрикой Зейнал Абдина, выданной в 1919 году моллой Гасымбекской мечети, так и сведениями из чудом сохранившегося у нас подлинного паспорта его отца.

В другом сообщении верно сказано о деятельности Зейнал Абдина в период АДР, но здесь нет фотографии, его имя и фамилия представлены неверно, а отчество и время рождения вообще не известны: «Ализаде Зейнал (?) – деятель культуры, много сделавший для прогресса национальной культуры в период АДР. Он активно участвовал в конкурсах объявленных правительством АДР по изготовлению проектов государственного герба, военных орденов, медалей и государственной печати. В нагрудных знаках и памятных медалях, выпущенных по его проектам нашли отражение здание парламента, знамя, восьмиконечная звезда и полумесяц, восход солнца, обрамленные ветвями цветов» (стр.360).

Но в книге «Aзербайджан Халг Джумхурияты». Бакы, Елм, 1998. уже представлена единая информация о скульпторе и создателе регалий АДР, как об одном человеке: «Первый профессиональный скульптор Зейнал Ализаде участвовал в изготовлении национального герба и памятных медалей» (стр.165).

Конечно, речь идет об одной и той же личности, о Зейнал Абдин беке Гаджи Ага бек оглу Алиеве (по паспорту). Как близкий родственник, я рассказывал о предках Зейнал Абдина и о его деятельности до отъезда в Италию.

Семья

О прадеде Зейнал Абдина – Гаджи Мирза Абдул Рагиме Имам Али оглы (моем прапрадеде), который в 1832 году вместе с Аббас-Кули Ага Бакихановым основал первое Бакинское уездное училище, где преподавались русский и азербайджанский языки, история, география, арифметика и другие светские науки, и который был первым учителем азербайджанского языка и шариата, я подробно писал в статье «Первое светское учебное заведение в Баку» ( газета «Зеркало» 27.07.2002г.). Одним из первых выпускников этого уездного училища был его старший сын (дед Зейнала и мой прадед) – Мирза Зейнал Абдин бек Алиев (1826-1891). Он был дворянин, имел чин титулярного советника.

Zeinal 2.jpg
Кербалай Гаджи Ага бек Алиев

Старший сын Мирза Зейнал Абдина – Кербалай Гаджи Ага бек Алиев (отец Зейнала) – был коммерсантом. В сохранившемся его паспорте, выданным 25 января 1895 года, приведены записи о нём, его детях и женах:
1. Гаджи Ага бек Алиев
2. Звание – сын титулярного советника
3. Время рождения – 27 мая 1861г.
4. Вероисповедание – магометанское
5.Место жительства - г. Баку Бакинской губернии
10. Лица, внесенные в паспортную книжку: жена – Марьям Ниса ханум Искендербекова, 17 лет, сын – Зейнал Абдин бек Алиев, 10 месяцев, 2-я жена – Биби ханум Фахретдинова, 28 лет». Позже было добавлено: при владельце находится сын – Джабраил бек, родившийся 24 февраля 1897г.

Сохранились у меня и его собственные письма на именных бланках его личного магазина, на именных почтовых конвертах. На типографском бланке отпечатано: Французский магазин модно-галантерейных товаров. Г.А.Алиев. Баку. Николаевская ул. (ныне – Истиглалиййат) угол ул.Воронцовской (ныне –Ислама Сафарли), под гостиницей «Метрополь» (ныне – музей Низами).

До революции первый этаж нынешнего музея Низами занимал французский магазин отца Зейнал Абдина. На почтовом конверте также эмблема и адрес: «Г.А.Алиев,Баку, Николаевская ул., угол Воронцовской». В паспорте отмечены визы по его многочисленным коммерческим поездкам на нижегородскую ярмарку, в Москву, Томск, в Польшу, Иран и т.д.

Через три года после смерти отца у Гаджи Ага бека 24 апреля 1894 года родился первенец, которого он назвал в честь своего отца. Позже у него родились сын – Джабраил бек и дочь – Сара. Зейнал Абдин со дня рождения жил в отцовском доме по ул.Персидской 30 (ныне ул. М.Мухтарова), недалеко от дома дяди - моего деда по ул.Карантинной 29 (ныне ул. Ази Асланова).

Зейнал Абдин с детства увлекался рисованием, лепкой, резьбой по дереву, вырезал статуэтки. У нас дома висел нарисованный Зейналом маслом морской пейзаж, который мама хранила как память, а у меня до сих пор сохранилась вырезанная из дерева небольшая пудреница, которую Зейнал подарил своей 12 летней кузине - «эми гызы» и выгравировал на обороте старорусским стилем с «ять» дарственную: «Салиме отъ Зейнала. 13.6.1913г.»

Зейнал Абдин после окончания реального училища в Баку по настоянию отца поехал в Москву и в 1915 году поступил в Московский коммерческий институт, где продолжал образование до осени 1918 года. Проучившись три года, он решил вернуться в Баку, где уже было рождено первое азербайджанское независимое государствао – АДР. Он не хотел, как отец, заниматься коммерческой деятельностью, его больше увлекало искусство, чему он с детства любил посвящать сводное время, а независимость родного отечества окончательно способствовали его твердому решению возвратиться на родину.

Работа над атрибутикой АДР

В Баку Зейнал Абдин был назначен на должность главного специалиста по особым поручениям Министерства почт и телеграфа АДР, где он мог свободно заниматься также любимым творчеством – живописью, скульптурой.

Правительство АДР уделяло большое внимание атрибутике независимого государства. 23 марта 1919 года было принято решение об объявлении конкурса на создание проектов государственного герба и государственной печати с изображением герба.

Государственный герб АДР и нагрудная медаль, выпущенная в честь открытия Азербайджанского парламента - 7.12.1918г. Автор – Зейнал Абдин Алиев

После многолетних изысканий Мовсум Алиев установил, что автором эскизов и медалей, а также национального герба Азербайджана является Зейнал Алиев (Ализаде). И действительно, документально засвидетельствовано активное участие в изготовлении государственного герба, орденов и медалей будущего профессионального скульптора Азербайджана Зейнал Абдина Алиева.

На лицевой стороне изготовленных Зейнал Абдином из бронзы и сохранившиеся нагрудных и памятных медалей в честь открытия Азербайджанского парламента – выпуклое изображение здания парламента, по углам выступающего карниза центральной части развиваются знамёна Азербайджана, на фоне восходящего солнца, символизирующего рождение парламента независимого Азербайджана. И дата по старому календарю, соответствующая по новому стилю 7 декабря 1918 года. На медалях изображения восьмиконечной звезды и полумесяца в обрамлении тюльпанов.

Мовсум Алиев писал в 1989 году, что несмотря на прошедшие десятилетия, изготовленные Зейнал Алиевым медали современны, выполнены ёмко, лаконично, с высоким эстетическим вкусом и даже сегодня привлекают внимание любителей искусства.

Как установил Мовсум Алиев автором эскизов первых почтовых марок, выпущенных 20 октября 1919 года, также является Зейнал Алиев.

По поручению Правительства Министерство почт и телеграфа в июне 1919 года начало подготовку к изготовлению первых почтовых марок. Изготовление проектов марок было поручено советнику по особым поручениям Министерства – художнику Зейналу Алиеву, и 20 октября 1919 г. первые национальные почтовые марки были выпущены. Выполненные Зейналом эскизы и изготовленные при его участии марки достоинством 10, 20, 40, 60 гяпик, 1, 2, 5, 10, 25 и 50 манатов отображают воина с трехцветным знаменем с 8 конечной звездой и полумесяцом, крестьянина с серпом, а также воспроизводят украшенные восточным орнаментом виды родного Баку – комплекс дворца ширваншахов, вид на Бакинскую крепость, храм огнепоклонников. И на всех марках на азербайджанском и французском языках надпись –«Aзербайджан Джумхурияты» (AXCE т.1 с.162).

Независимому государству были очень нужны высококвалифицированные специалисты. И парламент АДР в 1919 году принимает решение об отправке в ведущие университеты Европы 100 молодых людей за государственный счет. Для отбора учеников была создана авторитетная конкурсная комиссия.

Zeinal group.jpg
Группа студентов, направляющихся в ведущие ВУЗы Европы.Париж,февраль 1920 года. Крайние справа стоят двоюродные братья Зейнал Абдин и Джафар Кязимов

Согласно сохранившемуся в госархиве собственноручному заявлению учащегося 5 семестра Московского коммерческого института Зейнал Абдина Алиева министру народного образования от 16.08.1919, представляя необходимые документы, он просил создать возможность завершить образование и направить его в Политико-экономическую Академию наук во Франкфурте–на-Майне, так как он уже сдавал экзамены по политико-экономическим предметам в Коммерческом институте и знает немецкий язык, либо просил направить его в Италию для получения архитектурно-скульптурного образования в Тоскано или в Риме, о чем Зейнал мечтал с детства. В результате тщательного конкурсного отбора среди избранных для учебы студентов был и Зейнал Абдин бек Гаджи Ага бек оглу Алиев, которого отправили в г. Перуджа, для «завершения образования за государственный счет», как отмечено в выданном ему в министерстве 13.01.1920 года удостоверении.

Кстати, г.Перуджа за несколько веков до нашей эры был одним из важнейших городов этрусков. Он по праву является одним из очагов распространения итальянской культуры во всем мире. Город украшают великолепные дворцы, церкви, скульптурные ансамбли, а символом города является сооруженный скульпторами Николой и Джованни Пизано в 1227 году Главный фонтан – истинный шедевр искусства XIII века, украшенный скульптурами 3-х божеств добродетели – Веры, Надежды и Милосердия, скульптурами знаков Зодиака, символов 12 месяцев года и 24 статуями библейских персонажей. Здесь же в Национальной галереи Умбрии – самая значительная коллекция произведений художников и скульпторов умбрийской школы XIII-XVIII веков, где учился живописи у своего учителя Перуджино и работал великий Рафаэль.

Однако после апрельского захвата власти большевиками в Баку судьба студентов оказалась трагичной. Им месяцами не высылали деньги на учебу, отношение к ним в корне изменилось. В результате среди учащихся, не сумевших оплатить обучение, были голодающие и вынужденные браться за любую работу в тяжелых условиях, были и попавшие в тюрьмы, и не найдя выхода, покончившие с собой. А те из них, кто с большими трудностями все же окончили обучение и стали высококлассными специалистами встали перед дилеммой – возвращаться или нет? Не принявшие большевистских порядков и невернувшиеся сполна испили горькую чашу эмигрантской судьбы и стали по советским законам «врагами народа», а подавляющее большинство вернувшихся позже либо были сосланы в Сибирь и на Колыму, либо были расстреляны.

Зейнал Абдин не вернулся на родину, и, как я уже отмечал, о дальнейшей его судьбе мало что было известно.

Репрессированные двоюродные братья Зейнал Абдина Искендер Алиев (слева) и Джафар Кязимов. Москва,1 июля 1917г.


Двоюродный брат Зейнал Абдина и моей матери – Джафар Кязимов (на групповом снимке студентов стоит рядом с Зейналом), 1897 года рождения, окончивший в 1925 году Фрайбургскую горную Академию в Германии, вернулся, дослужился до вице-президента Аз ФАН СССР, в 1938 году был репрессирован и, отбывая наказание в лагерях Коми, стал первым открывателем на побережье Баренцева моря крупнейших урановых месторождений Советского Союза. И только в 1956 году после реабилитации, парализованным вернулся в Баку, оставшуюся часть жизни провел в таком состоянии. Скончался 14 августа 1968 года. (АХСЕ, т.2, Баку 2005, с.78)

Другой его двоюродный брат (мой родной дядя ) – Искендер Алиев (1899 года рождения), окончивший экономическое отделение МГУ им. М.Ломоносова, и экономические курсы Института Красной профессуры, работал председателем АзЦСУ, председателем Госплана республики, был членом АзЦИК, и ВЦИК СССР, преподавал в МГУ и других ВУЗах, также был арестован и расстрелян в возрасте 38 лет (см. газ. «Бак.рабочий» 13.08.1991).

Эмиграция

Многие из обреченных на тяжелые условия эмиграции, как и Зейнал Абдин, поддерживали связь и имели моральную поддержку от видного лидера азербайджанских эмигрантов Джейхун бека Гаджибейли – брата Узеир бека, жившего в Париже, и посвятившего всю свою жизнь непримиримой борьбе за восстановление независимости родного Азербайджана. В большом архиве Джейхун бека много писем от обучающихся в Европе студентов–посланцев АДР, которые писали о своих тяготах, тяжелом материальном положении, и просили помощи. Нашлись в архиве и три письма адресованных Джейхун беку Зейнал Абдином.

Должен заметить, что некоторые журналисты, не нашедшие, к сожалению, в спецфондах этих писем, ссылаясь на другие неточные источники, где они изложены по азербайджански ( письма Джейхун беку написаны Зейнал Абдином убористым мелким почерком в старорусском стиле с «ять» ), допустили ряд искажений. Не обошла эта неточность и меня в упомянутой первой статье в «Зеркало»,так как мне пришлось использовать опубликованные ими данные. Недавно Рамиз Абуталыбов передал мне ксерокопии всех трёх писем, а также ряд фотографий творений Зейнал Абдина, которые, думаю, заслуживают подробного изложения.

Факсимиле начала и окончания письма Зейнала Джейхун беку
Письмо первое:
«Италия, Перуджа 14.03.1922. Многоуважаемый Джейхун бек.

Долго не решался писать Вам, но теперь моё финансовое положение настолько катастрофическое, что я принуждён обратиться к Вам с просьбой о финансовой поддержке, ибо очень жаль, всего для окончания, т.е. для получения диплома остается 7-8 месяцев, а потом уже с дипломом профессора скульптуры будет легко устроиться, хотя бы и в самой Италии….

…Мое исключительное положение, как единственного артиста - скульптора (слово «артист» согласно «Словарю иностранных слов» означает – лицо, достигшее в какой - либо области высокого мастерства –З.А.), так и пенсионата, который за два года и два месяца сделал так много (4 курса), что теперь готовится к дипломной работе, дает мне право надеяться, что просьба найдет у Вас живое сочувствие и будет уважена Вами…

….При сем прилагаю вырезки из журналов – краткая рецензия о моих последних работах,исполненных мною по заказу музыкального Общества «Polifonica», которая избрала меня своим почетным членом. В скором времени в двух журналах искусства будут напечатаны фотографии с моих работ и их критика, … к весне в будущем году в Риме устрою или личную выставку или же буду участвовать в общей ежегодной художественной выставке… Остаюсь в ожидании ответа. Уважающий Вас Зейнал Алиев.

Адрес:İtalia, Perugia, Accademia di Bella Arti - scultore Alieff ».

Как видно, в отличие от посланных АДР в Европу студентов, получавших высшее образование в течение 5 лет, Зейнал Абдин, несмотря ни на какие трудности, за два года и два месяца завершил 4-х летний курс обучения и готовился к получению диплома профессора скульптуры, выполнял много заказных работ, участвовал в выставках…

Во втором письме Зейнал Абдин также пишет о планах, о постоянной необходимости преодоления материальных трудностей:

«İtalia,Perugia.10.04.1922.

Многоуважаемый Джейхун бек.
С большой радостью получил Ваше милое письмо от 30 марта, не сумел ответить тотчас же, ввиду морального упадка, чему виной, вне сомнения, неясность ближайшего будущего, а теперь немного легче, собрался с духом, чтобы поблагодарить Вас за доброе внимание.

Ваш совет относительно 2-3 лиц и таким образом как-нибудь продержаться, был бы сносен, но откуда этих лиц наберешь, здесь в Италии наших нет, а про итальянцев немыслимо и думать их материализм Вам, должно быть, уже известен. Я решил сделать так. Завтра еду во Флоренцию жить в одном маленьком театре, а потом в двух кино после сеансов и таким образом сумею жить 10-12 дней.

Если к этому времени от доктора ничего не получу, то уеду в Турцию, где для меня ищут и позондируют почву для работы портрета-бюста. Надеюсь, что там сумею вполне дождаться его приезда, а если он совсем не приедет, то на сделанное там сбережение приеду снова готовиться. «Артист всегда молод и всегда может взяться за искусство» - говорят итальянцы. Что касается Вашего доброго пожелания посылать до августа по 100 фр., скажу откровенно, во-первых, мне очень и очень не удобно их брать у Вас в такое именно время, когда Вы сами ничего не получаете, во-вторых, Вам самому они нужны, а один - я легко могу и уехать, и поголодать, что так знакомо. Ваше положение совсем иное.

Я Вам неограниченно благодарен и постараюсь отплатить Вам «данью искусства». Есть надежда, что я на будущий год приеду в Париж, похлопочет об этом один скульптор-американец бывший ученик Rodena ( Рене Франсуа Роден – великий французский скульптор, живший и умерший недалеко от Парижа 4-мя годами ранее.– З.А.), тогда я Вам сделаю Ваш бюст. Теперь я еду во Флоренцию, и если я там не сумею заработать хотя бы совсем немного, то тогда я Вас попрошу, выслать мне на выплату долгов и отъезд в Турцию 500 фр. только в виде ссуды, которую верну вам уже из Турции. Это единственная перспектива …, другого выхода нет, сидеть здесь набирая долги – чудовищно.

При сем, шлю Вам кое-какие фотографии с моих старых прошлогодних работ, и мою фотографию на память. Поклон Вашей супруге. Остаюсь уважающий Вас З.Алиев.

Адрес: İtalia, Perugia, Accademia di Bella Arti - scultore Alieff ».

Как видно из письма, после смерти великого Родена бывший его ученик скульптор-американец налаживает связь с Зейнал Абдином, как с уже достаточно известным скульптором, и активно хлопочет о его переезде в Париж для продолжения учёбы и работы у него. Позже, друзья добьются разрешения выехать Зейналу в США, проживать и работать там в течении года.

Из писем видно, что рецензии о выполненных работах, фотографии некоторых из изготовленных портретов-бюстов Зейнал Абдин переодически посылал Джейхун беку Гаджибейли. Все публикуемые фотографии бюстов, переданных мне Рамизом Абуталыбовым из архива Джейхун бека, сделаны в Италии, в Перуджа примерно в 1922-25 годах, так как на них есть характерная печать фотоателье:

FOTOGRAFIA NATALINI. PERUGIA, а в нижней боковой части самого бюста виден выгравированный автограф Зейнала - ALIEFF и дата.


Публиковавшие ранее эти фотографии скульптурных работ Зейнал Абдина некоторые журналисты не знали, что один из показанных бюстов является портретом студента Г. Месхи, а другой они ошибочно называли «автопортретом», который на самом деле является портретом прославленного оперного артиста Сигизмунда Залевского.

На фото из архива Джейхун бека Гаджибейли солист миланского теартра «Ла Скала» С. Залевский позирует Зейналу Абдину в его мастерской в г.Перуджа


Зейнал Абдин становится уже рано признанным скульптором, завоевывает известность. К нему обращаются с заказами, он устраивает в Италии выставки своих произведений… И одним из тех, кто пожелал заказать изготовление своего портрета-бюста именно Зейнал Абдину был известнейший бас-баритон оперы, выдающийся камерный певец и режиссер Сигизмунд Залевский.





Сигизмунд Сигизмундович Залевский (1885-1945) родился в г.Бельцы, в Молдавии, обучался пению в Кишиневе, затем в римской академии «Санто-Чечилия». С 1910 года солист Петербургского Мариинского театра, был партнёром Ф.Шаляпина в опере «Князь Игорь», пел в Одесской и Киевской оперных театрах. В 1920 году после блестящего выступления в оперном театре им. Дж.Верди в Триесте в партии Бориса Годунова (кстати, по весьма высокой оценке Ф. Шаляпина – одной из лучших его партий, которую он пел на шести языках), он получил приглашение великого А. Тосканини в миланский театр «Ла Скала»,где вместе с ним и работал. В Советском Союзе о нём не писали… Часто гастролировал в Берлине, Вене, Бухаресте, Будапеште, Софии, Белграде, Праге, Варшаве, в Париже (в 1925-26 годах пел в театре «Гранд-Опера»), в Барселоне, Мадриде, Риме, Неаполе, Генуе, Южной Америке. С 1922 года вел и режиссерскую работу и поставил ряд опер в ведущих театрах Европы.


Как видно, Зейнал работал, в основном, в стиле реализма, однако, по мнению скульптора Наримана Мамедова, чувствуется и влияние импрессионизма, которое особенно заметно в скульптурном портрете Бетховена. Конечно, найдена пока чрезмерно малая часть произведений Зейнал Абдина, чтобы можно было объективно рецензировать его работы, но можно надеяться, что в ближайшем будущем жизнь и деятельность Зейнал Абдин бека, его творчество, его скульптурные произведения будут шире представлены его народу, и тогда можно будет полнее говорить об их профессиональных особенностях.

В 1925 году Зейнал Абдин, в связи с болезнью матери - Марьям Ниса ханум, хотел выехать в Баку, но не смог. К этому времени и его отец - Кербалай Гаджи Ага бек, и дядя - отец Искендера Алиева (мой дед), и отец обучающегося в Германии Джафара Кязимова уже скончались, и двоюродные братья из-за рубежа, поддерживали родственную связь с единственным оставшимся дядей – Мамед Али беком Алиевым, у которого не было своих детей, писали ему (некоторые их письма сохранились у меня), а их сестры постоянно навещали дядю. Недавно у родственников удалось найти чудом сохранившееся фото, которое Зейнал Абдин переслал из Рима Мамед Али беку в 1925 году.

Зейнал Абдин Алиев - фото с дарственной дяде Мамед Али беку Алиеву
Рим 17 декабря 1925 года.


Третье дошедшее до нас письмо написано Зейнал Абдином Джейхун беку Гаджибейли уже через 5 лет из Рима 27 августа 1927 года :

«Многоуважаемый Джамо бек.

Вы можете себе представить насколько Ваша милая открытка меня обрадовала; я безмерно рад и счастлив после долгого перерыва получению от Вас известий. Чуткость Вашей артистической души не впервые отзывается на мой клик – я вам очень и очень благодарен за Ваше внимание и доброе отношение как в прошлом, так и теперь. Я один, совершенно один, никого из наших не вижу, не слышу, ни с кем не переписываюсь. Конечно не по моей вине все это.

Никто из наших - будь это студент, будь это наш коммерсант - не обращался ко мне, не приближался ко мне с какой-нибудь целью помимо материальной. Кто просил денег, кто - помощи, кто - чтобы я оставил мои собственные дела, ездил с ними … устраивать их оплошности. Вот почему я ничего знать не хотел о наших, ибо очень многое потерял благодаря их назойливости и моей доброте и любезности…, думаю, что Вы сможете меня понять, потому что я многим казался и чудовищем, и изменником, потому что не поехал домой, чему причиной было то обстоятельство, что Комитет и Ибад Алиев после окончания мною Академии приглашали приехать в Берлин и оттуда домой, и ни в коем случае не хотели давать мне мои дорожные деньги здесь в Италии, что меня очень оскорбило, и я прекратил с ними всякую переписку.

В 1925 году моя мать сильно заболела, она очень хотела меня увидеть и я спросил разрешения на выезд, что мне разрешили после пяти месячного ожидания, но деньги на отъезд из дома не прибыли, хотя Сара, моя сестра, меня уверяла, что они через Азнефть мне послали 25 фунтов, но я ничего не получил. Ясно, что вопрос о поездке сам собою отпал. Моих личных средств нет, это ясно, при существующей безработице нужно благодарить Бога, если еще кое-как существуешь и продолжаешь жить в ожидании чего-то неопределенно лучшего…Когда я написал эту открытку, я тем самым хотел спросить у Вас кое-какие сведения относительно жизни во Франции, потому что в Италии нельзя больше жить своим заработком, ибо абсолютно нечего зарабатывать, это, по моему сравнению, культурная и организованная Персия, которая так близка нашей земле и которую очень хорошо знаем.

Вот почему я решил было переменить мое место жительства. Когда я писал Вам ту открытку я жил в Villa Ubaid – это один монастырь со школой, где я преподавал историю и географию за гроши, довольствуясь только пансионом и где мне отвели маленькую мастерскую. Я жил там в надежде подыскать возможность, чтобы выехать из Италии и приготовить паспорт. Но монахи, оказывается, думали иначе. Они хотели меня перекрестить и сделать монахом, и когда я узнал об этом, то сейчас же ушел оттуда. За это время сделал один портрет памятник, что мне дает возможность еще продолжать жить.

Как-только я ушел из монастыря, получил извещение и разрешение из Соединенных Штатов Америки о моем выезде туда и проживании там на один год, и то хлеб, не правда? Я сейчас же спросил деньги на дорогу из Баку, откуда ни одной копейки не получил с тех пор, как уехал из дому. По истечении установленного срока я поеду в Бразилию, где у меня остались друзья и потом вновь вернусь в Соединенные Штаты Америки, где есть мой школьный товарищ – еврей, который мне устроил место и подыскал даже богатую невесту. Вот как Вы видите, мне очень выгодно теперь поехать в Америку, чем во Францию, но я сделаю все возможное, чтобы, если удастся, проехать через Францию. Нахожусь в ожидании ответа из дому и из Америки. Поклон Вашей супруге. Пишите, не забывайте меня.

Искренне ваш Зейнал.»

Зейнал Абдин пишет, что его очень оскорбило отношение Комитета и Ибада Алиева, не желавших выслать ему дорожные деньги для возвращения на Родину. Однако, иные журналисты в опубликованных статьях эту фразу передают, как, якобы Зейнал в письме Джейхун беку «…вспоминает и об обучающемся в Берлине студенте Ибаде Алиеве и о прибывшей к нему сестре Саре…»

На самом деле, Ибад Алиев (1879-1938) в 1920 году, как представитель Азнефти, был направлен в Берлин и занимался обеспечением обучающихся в европейских ВУЗах студентов стипендией и платой за обучение. Позже, он работал в АзИИ, также был репрессирован и 7 января 1938 года расстрелян.

Родная сестра Зейнал Абдина – Сара никогда не ездила к брату. В моем архиве сохранился мандат, выданный 11 июня 1921 года инструктору школьного отдела Наркомпроса Аз.ССР Алиевой Саре в том, что «она командируется в селение Бузовны для заведывания в течение трех летних месяцев детским домом, и квартира её находящаяся по Карантинной ул.29 ни уплотнению, ни реквизиции не подлежит. Нарком просвещения Д.Буньятзаде». Сара ханум жила в то время в доме моего дедушки, вместе с «эми гызы» – моей мамой. Позже она вышла замуж, и у неё родились сын Талят и дочка Марьям. У меня сохранились фотографии Сары ханум с маленьким Талятом, а также письма, которые она писала дяде Мамед Али беку из Гянджи, из семьи мужа - Абдуллы Арабова. Пишет, что в Гяндже и у родственников мужа в Казахе широко отмечали рождение сына, что скучает по Баку, мечтает в скором времени приехать, с дочерней любовью обнять дорогого дядю, как родного отца.

Итак, Зейнал Абдин, досрочно и успешно завершивший в 1923 году обучение в Академии искусств в Италии с дипломом «профессора скульптуры» без положенных, но не высланных ему из Баку денежных средств, не смог (или не захотел ) возвратиться в большевистский Азербайджан. Продолжал в эмиграции преодолевать материальные трудности и создавать портреты-памятники, скульптуры. Получил разрешение на работу в США в течение года, где возможно и дальше продолжал жить и творить.

Возможно, в поисках работы Зейнал Абдин направлялся и в родственную Турцию, где публиковал свои статьи, посвященные памятникам архитектуры и искусства – мировым шедеврам родного Азербайджана. В вышедшей в 1934 году в Турции, в 2-х номерах сборника «Azərbaycan Yurd Bilgisi» статье «О прекрасных произведениях искусства Азербайджана» под псевдонимом «Скульптор Зейнал А.Сарай», он не только с большой тонкостью описал образцы древнего и средневекового искусства родного края, но и представил фотографии Храма огнепоклонников в Сураханы, Дворца Ширваншахов с судилищем и ханской мечетью с видом на Баиловский мыс, Девичьей башни, Ворот судилища ханского дворца и Бибиэйбатской мечети с мавзолеем.

В 1954 году в возобновившемся после 20 летнего перерыва этом же журнале была опубликована статья Зейнала «История святилищ азербайджанца Заратуштры», на этот раз под псевдонимом «Зейнал Аккоч». Было установлено, что это несколько сокращенный вариант той самой статьи Зейнала, опубликованной в 1934 году, с измененным псевдонимом, но неизвестно, сделал ли это сам автор, и главное, был ли он к тому времени жив, либо это сделала редакция, ввиду большого интереса к материалу о памятниках искусства Азербайджана, что также подтверждает несомненный интерес к творчеству самого Зейнал Абдина. Многое о дальнейшей судьбе Зейнал Абдина – где он жил, творил, и где умер, к сожалению, нам не известно. По требующему уточнения одному из сообщений, он похоронен в Перудже, в Италии.

А пока, мы с полной определенностью можем утверждать, что в результате многочисленных изысканий энтузиастов неизвестной истории азербайджанской культуры, имя первого азербайджанского профессионального скульптора, автора первых нагрудных медалей, марок и государственных символов Азербайджанской Демократической Республики Зейнал Абдин бека Алиева возвращается своему народу.

Фотоальбом первых марок АДР, выполненных Зейнал Абдином

Фотоальбом "Семья Зейнал Абдина Алиева"


Материал предоставлен Зауром Ализаде

При полном или частичном использовании статьи ссылка на наш сайт обязательна.


Статья обсуждается ЗДЕСЬ
comments powered by Disqus
Рекомендация close


Главная страница