Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Андроников[1] Луарсаб Николаевич

Известный адвокат, видный общественный деятель, отец советского ученого-литературоведа и писателя Ираклия Л. Андроникова.

1872 – 1939

Л.Н. Андроников родился 14 февраля 1872 года в кахетинском селении недалеко от Телави в семье потомственного дворянина, капитана Николая Виссарионовича Андроникова (1836 – ок. 1882).
После окончания Первой тифлисской классической гимназии Луарсаб Андроников поступил на юридический факультет Петербургского университета, где преподавали очень сильные российские правоведы. Однако молодой студент постепенно решает, что для полного понимания «сущности правовых проблем» необходимо глубокое знание философии.
На третьем курсе, в 1894 г., он оставляет Петербургский университет и едет в Германию, где становится студентом философских факультетов сначала Гейдельбергского, а затем Страсбургского университетов, в то время являющихся центрами философского образования.

В конце 1897 г. Луарсаб возвращается в Россию, в его Аlma-mater[2] Петербургский университет, где в 1899 г. оканчивает юридический фкультет.

18 октября 1899 г. он стал помощником присяжного поверенного[3]округа С.-Петербургской судебной палаты.

Молодые юристы - грузины. Сидит крайний слева Луарсаб Н. Андроников (С.-Петербург,1901)

Это всё известные части биографии Луарсаба Николаевича, но для нас интересен неизвестный период его деятельности - бакинский, о которой ничего нет в современных публикациях его биографии.

Ответ не вопрос, как Л.Н. Андроников, не имевший никаких связей с Баку, попал сюда. Ответ дал нам городской голова того времени Александр Николаевич Новиков в своих воспоминаниях "Записки городского головы".
А.И. Новиков был избран городским гловой в 1902 г. Совершенно новый человек в городе, он решительно тут же приступил к радикальным для Баку реформам, которые выразились на этом этапе в замене многих работников управы и городского хозяйства. Одним из таких, требующих нового человека постов, стало меcто городского юрисконсульта.
Предоставляем словo самому городскому голове:

Более трудным было приглашение нового юрисконсульта. Главного инженера, главного доктора приглашали на вновь открытые должности. А юрисконсульт был. И притом был человеком большой честности. За 20 лет своей службы он заслужил глубокое уважение всех его знавших. В прошлые дни он перенес на своих плечах громадную тяжесть межевых дел.
Между тем жизнь усложняется; становятся опытнее и хитрее противники города, с которыми приходится судиться. То, что было хорошо 20 лет назад, не годится теперь.

Надо признаться, что дело юридическое стояло из рук вон плохо. Да оно и не могло стоять хорошо. Слишком оно уже было велико. Весь штат, кроме юрисконсульта, состоял из его помощника–не юриста и одного писца, разбитого параличем.

Трудно описать состояние дела. Когда нами приглашенный новый юрисконсульт разобрался немного в делах, то их оказалось неоконченных от 3 до 4 тысяч. Большинство дел былоземельных, о разных захватах, об очистке участков и т.п. ... Много дел надо было прекратить и начать вновь, еще больше закончить. А 800 дел нигде не удалось розыскать...
Шли некоторые выдающиеся, важные дела, требующие особого таланта, особых знаний. Таковы дела с обществом «Кавказ и Меркурий», которое является больным местом в Баку... Дело настолько разрослось, что г. Кукину, человеку немолодому и привыкшему к старым порядкам, оно уже было не по плечу. Дума со мной согласилась и назначила ему хорошую пенсию.
Предстояло заменить г. Куклина.

Увы! При современном уровне этики нелегко найдешь человека, который будучи талантлив (а ведь нужно талантливого, и умелого, и трудоспособного), пошел бы служить в Баку за 5000 рублей без права личной практики. А то, что право личной практики у юрисконсульта в Баку быть не может, видно уже из громадного количества дел. Как быть?

Еду как-то раз в Тифлис по делам. Со мной в вагоне один из весьма немногих абсолютно честных адвокатов города Баку. Разговорились. - Есть у меня на примете – говорит он – некто Андроников. Вот он был бы для вас подходящ. Не знаю только, пойдет ли он.
Спутник рассказал мне его приметы. Грузин, молодой, помощник еще только такого-то присяжного поверенного. Я запомнил.
Вскоре по делам еду в Петербург и на вечеринке вижу молодого человека, говорящего про «проблемы идеализма» и в философском лексиконе копающемся, как в своем кармане. Оказывается, Андроников. Я знакомлюсь.
- Пойдете к нам в юрисконсульты?
- Не знаю. Поеду на Кавказ, заеду к вам.
Заезжает и ставит условием: частной практики не иметь, за исключением права ведения каждый раз с разрешения управы частных уголовных защит в делах, имеющих общественное значение.
Что могло быть симпатичнее этого желания? Условия Андроникова были приняты управой, и он поступил.

Вскоре он сделался всеобщим любимцем. Во всех мною приглашенных старались найти недостатки. Искали и в нем..., но не нашли..., кроме разве одного – столь обычных в наших интеллигентах обидчивости и подозрительности.

В Баку помощник присяжного поверенного Луарсаб Николаевич Андроников приезжает в середине мая 1903 года по приглашению бакинской управы. Здесь ему предложено место поверенного по городским делам.

14 июня 1903 г. решением общего собрания отделений бакинского окружного суда помощнику присяжного поверенного, он же городской юрисконсульт, разрешено ходатайствовать по чужим судебным делам в мировых и общих судебных установлениях округа бакинского окружного суда.

Дел у городского юрисконсульта было очень много, так что в сентябре 1903 г. Андроников сделал устный, а затем и письменный доклад городскому голове А.И. Новикову о состоянии дел в юрисконсульском отделении управы Баку, но ответа на свой доклад он сразу не получил. В октябре 1903 г. Андроников посчитал нужным обратиться в управу с заявлением, что в связи с нерадивостью его помощников, о чем он писал в докладе, и неопределенностью положения, не позволяющей вести нормально юридические дела, он просит принять какое-то решение по этим вопросам.
Кстати, одного из его помощников, Гусейнбекова, управа посчитала возможным оставить на должности, зато второй, Мелик-Мелкомов, был отстранен от должности.

Андроников честно исполнял свою работу юрисконсульта, охраняя интересы города, но при этом также следуя зову своей совести и убеждений.
Как пример, можно взять дело об утонувшем в городском колодце акцизном чиновнике, семье которого бакинский окружной суд присудил ежегодные выплаты в сумме 1.140 руб.
Андроников от имени города подал аппеляционную жалобу на решение суда в Судебную палату, но предупредил управу, что одновременно он понимает, что жалоба эта ни к чему не приведет, так как в данном деле видны признаки виновности города. Поэтому «он даже считает безнравственным поддерживать это дело в палате. В виду всего этого он просит разрешения взять обратно аппеляционную жалобу и согласиться с решением суда». Управа обсудила этот вопрос и согласилась с мнением юрисконсульта.

5 февраля 1905 года определением общего собрания бакинского окружного суда Л.Н. Андроников был принят в число присяжных поверенных округа тифлисской судебной палаты, а 21 марта на основании этого постановления он был также внесен в список состоящих при палате поверенных бакинского окружного суда.

Еще до того, как Новиков в 1904 году досрочно оставил пост городского головы, "новиковцам", то есть тем, кто в свое время был приглашен в Баку по его предложению, работать становило все труднее.
Проблемы управы и думы с городским головой распространялись и на его "ставленников". Особенно отчетливо это проявилось при составлении сметы на 1904 год. Комиссия управы, уже находившаяся в состоянии практически открытой войны с Новиковым, стала урезывать статьи на все новиковские новведения, оправдывая это необходимостью сокращения расходов. При этом даже не выслушивали сотрудников, занимавшихся этими областями городского хозяйства. Но были и два исключения, одним из них был юрисконсульт Л.Н. Андроников, «который сумел всех расположить к себе» (как выразился сам А. Новиков).

«Андроникова выслушали и поневоле с ним согласились – это единственная область нашего хозяйства, смета которой не только не была урезана, но и увеличена в сравнении с прошлым годом. Вот что значит личные симпатии!».


В 1904 году Новиков, а следом за ним и многие, приглашенные по его рекомендации, специалисты начали покидать Баку.

В марте 1905 г. Л.Н. Андроников подал прошение бакинской городской управе об увольнении его от занимаемой должности. Управа приняла его отставку.

Луарсаб Николаевич возвращается в Петербург. Здесь в январе 1906 г. его имя вносится в список присяжных поверенных округа С.-Петербургской судебной палаты, одновременно он являлся также (с 1903г.) присяжным стряпчим этой же палаты[4].
В 1907 году Л.Н. Адроников был членом Совета присяжных поверенных этой палаты[5].
Человек левых взглядов, он считал, что должен встать на защиту революционеров и прогрессивных общественных деятелей.

Л.Н. Андроников сразу же занял видное место «на крайнем левом крае» российской адвокатуры. По данным Б.С. Утевского, ученого-юриста, Андроников никогда не выступал в уголовных делав: вступив в адвокатуру он решил, что посвятит себя защите только по политическим делам. И это правило он соблюдал неотступно.

К тому же Луарсаб Николаевич отличался замечательным красноречием и совершенно необъемлевой ученостью...[6]

Андроникова считали «одним из самых талантливых петербургских адвокатов».
В его биографической справке подсчитано, что он участвовал более, чем в 150 политических процессах. Среди них были и такие громкие процессы, как суд над Петербургским советом рабочих депутатов, суд над восставшими матросами Черноморского флота крейсера «Очаков» во главе с лейтенантом Шмидтом, суды над рабочими Тбилиси, Баку, Ростова, Батуми и др.
Дважды из-за его речей он привлекался к уголовной ответственности как политически неблагонадежный.

С радостью встретил Л.Н. Андроников Февральскую революцию. В апреле 1917 г. Временное правительство назначило его сенатором. Вместе со знаменитыми адвокатами Кони, Таганцевым и др. он участвовал в работе Комитета по пересмотру законодательства по уголовному правосудию.

После Октябрьской революции Андроников отошел от адвокатской деятельности.
В 1918 г. по приглашению Тульского педагогического института [7] он переезжает из Петрограда на работу в Тулу, где Луарсаб Николаевич ведет курс философии.
В 1920 году снова переезд с семьей, на этот раз в Москву, где он читает лекции по судебному красноречию в Институте живого слова.

Осенью 1921 года семья Андрониковых переезжает в Тифлис[8]. Здесь он начинает работать в Тифлисском университете, создает юридический факультет и преподает там до его кончины.

Луарсаб Н. Андроников с преподавателями и студентами юридического факультета ТГУ.

В последние годы жизни он заведовал кафедрой гражданского права и был профессором кафедры уголовного права Тбилисского университета.

Луарсаб Николаевич очень любил театр и музыку. Его компетентность в этих областях высоко ценили композиторы З. Палиашвили и М. Баланчивадзе, театральные режиссеры К. Марджанов и А. Ахметели.

Умер Луарсаб Николаевич Андроников от саркомы ноги 19 декабря 1939 года, в возрасте 67 лет. Похоронен в Пантеоне общественных деятелей Грузии на кладбище в Дидубе (Тбилиси).

Семья

Еще во время учебы в Петербургском университете Луасарб Андроников познакомился с известной петербурской семьей Я.Г. Гуревича и стал вхож в их дом, где бывали знаменитые писатели, поэты, адвокаты.

Я.Г. Гуревич, тесть Л.Н. Андроникова, дед И.Л. Андроникова - педагог, историк

Глава семьи Яков Григорьевич Гуревич (1843 – 1906) окончил историко-филологический факутельтет Петербургского университета, был одним из основателей знаменитых женских Бестужевских курсов, автором учебников по истории.
В 1893 г. он открыл в Петербурге собственную частную гимназию, известную в столице как «Гимназия Гуревича».

"Гимназия Гуревича" - частная школа Я.Г. Гуревича

Жена Я.Г. Гуревича – Любовь Ивановна (ок. 1845 – 1922), урожденная Ильина, была дочерью И.И. Ильина, военного инженера-строителя, полковника, который возводил Большой Кремлевский дворец, затем стал его комендантом и получил титул «Майор от ворот Большого Кремлевского дворца».
Её родная сестра Любовь Яковлевна Гуревич (1866 – 1940) – знаменитая переводчица, критик, театровед.

Здесь Луарсаб познакомился с дочерью Гуревича Екатериной Яковлевной Гуревич, ставшей его женой.
У Луарсаба и Екатерины Андрониковых родились 2 сына – Ираклий и Элевтер.

Andronikov-iraklijj-luarsabovich 0.jpg


Ираклий Луарсабович Андроников (1908 – 1990) - писатель, литературовед, мастер художественного рассказа, телеведущий. Народный артист СССР.



Elepter Andronikashvili.jpg



Элевтер Луарсабович Андроников (1910 – 1989) - доктор физико-математических наук, был директором Института физики Академии наук Грузинской ССР, действительным членом АН Грузинской ССР,



Ираклий Андроников. ОГЛЯДЫВАЮСЬ НАЗАД[9]

Так с давних пор повелось, что писатель сначала пишет рассказы, а уж читает потом. У меня получилось иначе: сперва я читаю, а уж потом берусь за перо. Чтобы уяснить это, наверно, надо начать с того, что именно привело меня к рассказыванию. А для этого следует обратиться к семейной истории.
Превосходными рассказчиками были братья моей бабки с материнской стороны Ильины. В доме бабки и деда - известного петербургского историка и педагога Я. Г. Гуревича бывали M. E. Салтыков-Щедрин, поэты А. Н. Плещеев, Я. П. Полонский, П. И. Вейнберг, судебный деятель и красноречивый оратор А. Ф. Кони и, что особенно важно для меня - Иван Федорович Горбунов, знаменитый автор "устных рассказов", исполнявший их с искусством неподражаемым. Отзвуки вечеров с Горбуновым я слышал с тех пор, как стал себя помнить.
Мой отец Луарсаб Николаевич Андроникашвили, или, как писалось в ту пору, Андроников, родился в Грузии, в небольшом кахетинском селении Ожио близ Телави, в доме скромного капитана, потерявшего на войне зрение. По окончании тифлисской гимназии отец отправился в Петербург и выбрал юридический факультет, а потом продолжил образование за границей. Приобретя обширные философские и юридические познания, он вернулся в Россию и, вступив в петербургскую адвокатуру, участвовал в крупнейших политических процессах.
Назову такие, как дело батумской рабочей демонстрации 1902 года, дело Совета рабочих депутатов, дело матросов Черноморского флота, дело участников ростовского вооруженного восстания 1906 года, дело "гагринской республики". Он считался выдающимся судебным оратором. И грех мне не вспомнить здесь, что он был увлекательнейшим рассказчиком. Вот теперь, кажется, очередь дошла до меня.

Я родился в Петербурге в 1908 году, и в девять лет был свидетелем Октябрьской революции - тех событий, которые происходили па нашей Знаменской улице, названной потом улицею Восстания.
В 1918 году отец получил приглашение читать курс истории философии в Тульском педагогическом институте, куда и переехал, а нас - семью - поселил в деревне, под Тулой. Там мы прожили безвыездно около трех лет. Отсюда пошло у меня знакомство с народной образной речью и "вкус к языку".
Потом мы недолго жили в Москве, а осенью 1921 года переселились в Тифлис.

В Тифлисе я учился и кончил школу, узнал, что такое театр и музыка, познакомился с нотною грамотой, много читал, последовательно проходя через увлечения Лермонтовым, Пушкиным, Гоголем, Руставели, Шекспиром, Толстым, драматургией Горького, Чеховым, Тютчевым. Только в ту пору еще не знал, кто станет для меня главным. Но самое важное было то, что я узнал и полюбил Грузию, ее природу, ее историю и поэзию, ее песни, обычаи - все то высокое, что соединяло и соединяет две великих культуры.
Дом наш был всегда полон - писатели, режиссеры, актеры, художники, музыканты, юристы, ученые; кто только не бывал здесь - Тициан Табидзе, Паоло Яшвили, Котэ Марджанишвили, Сандро Ахметели, приезжие из Москвы и из Ленинграда... Разумеется, в этой среде моя природная склонность к литературе, искусству, к наукам гуманитарным получала подтверждение и крепла.


Примечания:

  1. Андроникашвили, как сейчас называют его в Грузии
  2. А́льма-ма́тер (лат. alma mater — буквально по-русски «кормящая мать» или «мать-кормилица») — старинное неформальное название учебных заведений (университетов)
  3. Помощник присяжного поверенного должен был иметь высшее юридическое образование и пройти стажировку у присяжного поверенного. Помощник мог осуществлять функции собственно адвоката, имея лишь незначительные ограничения своих профессиональных прав, не имея самостоятельной адвокатской практики. Помощник мог заниматься адвокатской практикой, но обязан был выполнять поручения и своего патрона, и совета присяжных поверенных.
  4. Права присяжных поверенных относились к делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции (окружные суды, судебные палаты, кассационные департаменты Сената), но не к коммерческим судам, интересы сторон в которых представляли особые юристы - присяжные стряпчие; присяжные поверенные могли одновременно иметь и звание присяжного стряпчего.
  5. Совет присяжных поверенных при Санкт-Петербургской судебной палате был образован 2 мая 1866 года "для надзора за всеми состоящими в том округе поверенными".
    На Совет возлагалось рассмотрение прошений о приеме в присяжные поверенные.
    Cогласно Закона "Учреждение судебных установлений", присяжными поверенными могли быть лица, "имеющие аттестаты университетов или других высших учебных заведений об окончании курса юридических наук или о выдержании экзамена в сих науках, если они сверх того прослужили не менее пяти лет по судебному ведомству в таких должностях, при исправлении которых могли приобрести практические сведения в производстве судебных дел, или также не менее пяти лет состояли кандидатами на должности по судебному ведомству, или же занимались судебною практикою под руководством присяжных поверенных в качестве их помощников".
    Znak advokata RI.jpg


    Вступивший в ряды адвокатуры получал специальный серебряный знак с изображением герба судебного ведомства в дубовом венке. Его полагалось носить в петлице на левой стороне фрака. Это был неотъемлемый элемент корпоративной культуры российских адвокатов.

  6. Н.А. Троицкий. Корифеи российской адвокатуры»
  7. Тульский педагогический институт был открыт в октябре 1918 г. В 1919 г. Тульский педагогический институт был реорганизован в Тульский институт народного образования.
  8. Тифлис в 1934 г. был переименован в Тбилиси
  9. Андроников Ираклий. Избранные произведения (Том 2, Записки литературоведа)

Источники:
Газета "Каспий"за разл. годы
Газета "Кавказ"за разл. годы
Кавказские календари за разл. годы
А.И. Новиков "Записки городского головы"
"Весь Петербург - Петроград" за разл. годы
сайт Адвокатской палаты Ст.-Петербурга
[Тайны истории]
Н.А. Троицкий. Корифеи российской адвокатуры.
сайт Московская коллегия адвокатов "Лещук и партнеры"
ст. "Грузинский рыцарь права"
ქართული სამართლის რაინდი როტშილდების გიგანტური ფინანსური ინტერესების წინააღმდეგ
სამართლის ქართველი რაინდი
Юридическая энциклопедия


©И.Ротэ (jonka) 16.11.2019 16:15

При использовании любых материалов Сайта как источника информации обязательно указание на непосредственный адрес статьи и имя ее автора.
КОММЕРЧЕСКОЕ использовании любых материалов сайта в журналистике: воспроизведение целиком или частями, переработка и распространение и т.п.) возможно ТОЛЬКО с письменного разрешения администрации сайта. Запрос посылается по адресу info(at)ourbaku.com

© При использовании материалов данной статьи ссылка на сайт "НАШ БАКУ"(www.ourbaku.com) ОБЯЗАТЕЛЬНА!

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница