Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Гулиев Ага Бала
- предприниматель, "мучной" король

Гулиев Ага Бала.jpg


Купец 1-й гильдии, владелец мукомольных и рисоочистительных заводов.


Ага Бала Гулиев происходил из бедной семьи.
В детстве продавал на городских улицах и пристанях кутабы, которые пекла его мать. А когда подрос, открыл своё собственное дело: занялся куплей-продажей муки и зерна. Через несколько лет выстроил мельницу.

Вензель на здании мельницы Ага Бала Гулиева (АБГ) на Молоканской улице (ныне ул. Хагани)

Дела придприимчивого купца всё время шли в гору, и вскоре он уже владел мельницами по всему Кавказу и Средней Азии.
В Ставрополе имел в собственности («для будничной торговли»), на знаменитой Ярмарочной площади, свой магазин. А роль башенных часов в городе выполнял мощнейший гудок мельницы Ага Балы Гулиева (сегодня мельзавод №4 г.Ставрополя), по утрам поднимавший людей на работу, в полдень призывавший к обеду, а в конце трудового дня - к отдыху.

Ага Бала Гулиев учредил общество по строительству Баку-Батумского нефтепровода.

Неоднократно избирался гласным Бакинской городской Думы.

Ага Бала Гулиев - владелец одного из самых знаменитых зданий города, расположенного в центре города — на углу Персидской, Карантинной и Гимназической (ул.Полухина-Мухтарова). Сейчас в нем располагается Союз Архитекторов Азербайджана.
Архитектор Е.Я. Скибинский построил его в 1899 году.
Интерьер роскошного особняка создавал художник Дуров.

Кстати, ещё во время учёбы в русско-татарской школе, в будущем знаменитый художник-карикатурист, работавший в журнале "Молла Насреддин" Азим Азимзаде работал курьером на мельнице миллионера Гулиева.

С именем Ага Балы Гулиева связана история почти авантюрного побега турецких офицеров-военнопленных из лагеря, раcположенного на о. Нарген.


Источники:
Здесь
М.Сулейманов. Дни минувшие Здесь



--Jonka



Бакинский миллионер Ага Бала Гулиев: От неудачливого похитителя невесты до успешного купца

М.Мамедов

30 октября 1915 года житель Баку дворянин Керимбек Рагимбекович Султанов подал бакинскому градоначальнику заявление с приложенными к нему копиями приговоров Бакинского окружного суда и Тифлисской судебной палаты. К.Султанов написал, что "в силу изложенных приговоров Бакинский 1-й гильдии купец Ага Бала Гаджи Кули оглы Гулиев лишен прав, несмотря на это обстоятельство, он, Гулиев, получив неизвестным путем из Бакинской казенной палаты промысловые и гильдейские свидетельства, незаконно производит торговлю, запрещенную ему по 2-му пункту статьи 43 Уложения (закона - авт.) о наказаниях" (здесь и далее стиль и пунктуация сохранены - авт.).

Кроме того, заявитель указывает, что А.Б.Гулиев незаконно состоит учредителем и председателем правления "Кавказского акционерного общества мукомольных и рисоочистительных мельниц Ага Бала Гулиев", а также в обход закона избран в гласные (депутаты - авт.) Бакинской городской думы. Далее, К.Султанов сообщает градоначальнику, что А.Б. Гулиев занимается нефтяным промыслом на участках Бинагади и на арендованном у него участке в местности Пута. Эта деятельность Гулиева, считает заявитель, также противоречит закону.

В заключение он излагает свою просьбу:

"Доводя обо всем вышеизложенном до сведения Вашего Высокопревосходительства, прошу в ограждении интересов публики и правильного производства торговли принять меры к закрытию его незаконной торговли и промыслов и устранению его от незаконно занимаемых должностей".

Не дождавшись реакции на заявление, 9 ноября 1915 года К.Султанов направляет Его Императорскому Высочеству господину Наместнику Его Императорского величества на Кавказе Великому Князю Николаю Николаевичу прошение, в котором жалуется на действия градоначальника:

"Заявление мое было подано мною г. Бакинскому Градоначальнику, ибо ему принадлежит право надзора за правильностью действий органов городского самоуправления, и Бакинский Градоначальник, по наведенной мною справке, вместо сообщения содержания моего заявления, подтвержденного надлежащими документами, Городского Голове для надлежащих распоряжений отправил мое заявление на распоряжение г. Прокурора Бакинского Окружного Суда".

20 ноября 1915 года канцелярия наместника препроводила данное прошение бакинскому градоначальнику с просьбой о сообщении по нему необходимых сведений и заключения.
Заметим, что Ага Бала Гулиев являлся одним из знатных бакинских миллионеров, активно участвовал в общественно-политической жизни города, многие годы избирался гласным Городской думы. В Баку ему принадлежала мукомольная мельница, которая находилась на пересечении улиц Вокзальной (ныне Пушкина) и Торговой (ныне Низами).

Интересно, в чем провинился миллионер, за что был привлечен к суду? Ответ на этот вопрос можно найти в двух папках дел, хранящихся в Государственном историческом архиве Азербайджанской Республики.

Дело было 30 октября 1884 года, то есть за 31 год до описываемых выше событий. Тогда Ага Бале Гулиеву было 27 лет. Он был холост, хотя время женитьбы подоспело. К тому же и девушка была на примете - Асмят, дочь Гаджи Мамеда Расула. Он бывал в доме Гаджи, но, когда решился сватать его дочь, получил отказ. После этого, естественно, Ага Бала перестал посещать дом, однако от намерения жениться на Асмят не отказался.
Для осуществления намерения был выбран старый и испытанный путь - похищение девушки. Момент для похищения был выбран не такой уж и неподходящий: Асмят решили украсть во время возвращения домой из бани.
Однако похищение не удалось, и Ага Бала Гулиев был предан суду.
Дело рассматривалось в Бакинском окружном суде 23 февраля 1888 года.

А.Б.Гулиев заявил суду, что Асмят сама изъявила желание выйти за него замуж. По его словам, Асмят сама хотела сесть в фаэтон, однако находившаяся рядом родственница не позволила ей этого сделать. Ага Бала Гулиев сам посадил девушку в фаэтон, но родственница подняла крик, сбежался народ, а потому Асмят соскочила с фаэтона.
Некоторые свидетели подтвердили суду, что однажды они видели, как Ага Бала и Асмят разговаривают у ворот ее дома. Отец и брат Ага Балы Гулиева заявили суду, что Асмят желала выйти замуж за их сына и брата, что подсудимый посылал ей подарки: сахар, мясо, конфетки (так и написано в приговоре "конфетки"), четыре рубашки, которые были приняты.

Отец пострадавшей попросил суд взыскать с А.Б.Гулиева 157 рублей за разорванные чадру (12 рублей) и отделанный золотом головной убор (45 рублей), а также за разорванное и рассыпавшее ожерелье (100 рублей).

Выслушав стороны и свидетелей, суд пришел к выводу, что имела место попытка насильственного склонения к браку. Суд посчитал, что ничего не мешало Асмят ханум сесть в фаэтон и уехать с Ага Бала Гулиевым, если бы она желала выйти за того замуж. Таким образом, констатировал суд, факт совершения преступления доказан.
Суд приговорил Ага Балу Гулиева к одному месяцу заключения, постановил лишить его всех особенных, лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ, взыскать с виновного требуемую отцом девушки сумму.

На данное решение была подана апелляция, которая была рассмотрена Тифлисской судебной палатой 1 февраля 1891 года.
Апелляционный суд изменил меру наказания, определенную Бакинским окружным судом. Ага Бала Гулиев был лишен всех особенных, лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ и заключен в тюрьму на два месяца. А в части взыскания с него 157 рублей приговор Бакинского окружного суда был отменен.

Вот эту историю тридцатилетней давности решил использовать К.Султанов в возникшем между ним и А.Б.Гулиевым споре.
По законам того времени лицо, имеющее судимость, не имело права заниматься торгово-промышленной и общественной деятельностью. А помиловать совершившего преступление человека мог только российский император.
Поэтому А. Б. Гулиев написал соответствующее обращение главе государства. Одновременно он обратился к Наместнику на Кавказе оказать содействие в помиловании.

В своем прошении Наместнику он писал:

"30 октября 1884 года, не имея средств жениться, я по обычаю, существовавшему у мусульман, позволил себе сделать покушение на похищение моей единогорожанки Асмят ханум Гаджи Мамед Расул кызы. Этот мой поступок результата не дал, покушение было отбито, и я жестоко поплатился за этот грех молодости: по приговору Тифлисской судебной палаты я был признан виновным в неоконченном покушении на похищение названной девицы и заключен в тюрьму на два месяца, с лишением всех особенных, лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ.

С тех пор прошел 31 год. За это время я из простого торговца мукой сделался купцом первой гильдии и, имея ряд мельницы на Северном Кавказе и Баку, образовал миллионное предприятие, существующее ныне в виде Кавказского акционерного общества мукомольных и рисоочистительных мельниц под названием "Ага Бала Гулиев", устав какового Высочайше утвержден 10 мая 1914 года.
Я получил возможность в качестве гласного Бакинской городской думы и члена различных благотворительных и просветительских обществ оказывать помощь нуждающимся учащимся и бедным вообще, а с началом военных действий лично ездил в Карс для организации помощи пострадавшим от войны жителям Карсской области, был одним из участников в открытии в гор. Баку Мусульманского лазарета для раненых и больных воинов и сейчас поддерживаю существование такого же лазарета при Бакинском градоначальстве, за что имел счастье получить личную благодарность от Верховного Начальника по Санитарной и Эвакуационной части в бытность Его Императорского Высочества Принца Ольденбургского в Баку в июле сего года.
В этой своей работе, которую считаю для себя священной обязанностью и ради которой готов пожертвовать всем достатком и жизнью, я был сильно опечален происками моих недоброжелателей, кои ссылаясь на вышеозначенный приговор Судебной палаты, домогаются опозорить меня вообще, и в частности, устранить меня от звания гласного Думы, первогильдейского купца, председателя правления вышеназванного Акционерного общества, дабы лишить меня возможности быть посильно полезным на разных поприщах обществу.

С твердой верой во Всевышнего я решился обратиться к защитнику всех благ в нашем отечестве - к Державному Хозяину Русской земли и всеподданнейше просить Государя Императора о восстановлении меня во всех правах, коих я был лишен по приговору Тифлисской судебной палаты за деяние, совершенное мной 31 год тому назад, в дни молодости, и по обычаю предков, каковой обычай, слава Богу, ныне выводится из среды мусульман Закавказья.

Подавая Государю Императору всеподданнейшее прошение в восстановлении меня в правах, я дерзаю обратиться с всенижайшим ходатайством к Вашему Императорскому Высочеству в оказании высокомилостивого содействия в восстановлении моих прав. Я всепреданнейше позволю себе утруждать Особу Вашего Императорского Высочества в глубоком сознании того, что Ваше Императорское Высочество отныне естественный Покровитель и Представитель перед Всемилостивейшим Государем Императором во всех нуждах вверенных Вашим заботам и попечению Кавказцев, которые поэтому не смеют миновать Ваше Императорское Высочество в важнейших для них случаях.

Глубоко веря в милость Царя и на покровительство Вашего Императорского Высочества, я нахожу надежду на то, что, будучи восстановлен в правах, я получу возможность с открытым лицом и удвоенной энергией продолжать оказывать помощь жертвам войны и тем самым выполнять свой верноподданнический долг".

Вскоре в канцелярию наместника, на имя ее директора Истомина поступило письмо от бакинского губернатора Алышевского, в котором тот указывал:

"Милостивый государь Петр Владимирович!
Владелец мукомольной мельницы и крупный хлебный торговец в Баку Ага Бала Гулиев, обратившийся к Его Императорскому Высочеству на Кавказе с ходатайством о восстановлении его в правах, ограниченных прежней судимостью, просил меня дать Вашему Превосходительству сведения о его нравственных качествах. Так как Гулиев проживает в районе Градоначальства, где главным образом и ведет свои торговые дела, то личность его мне близко не известна.

Могу лишь засвидетельствовать, что в последние годы, при неоднократно возникавших вопросах о снабжении продовольственной помощью потерпевших от недорода районов губернии мне не раз приходилось обращаться к Гулиеву, который всегда любезно оказывал продовольственному комитету свое содействие в выяснении цен и условий наиболее выгодной покупки зерна.
Примите уверение в совершенном моем уважении и истинной преданности".

Через несколько дней в канцелярию наместника на Кавказе по особому отделу поступил документ, в котором дана подробная характеристика Ага Балы Гулиева.
В нем говорится:

"Бакинский 1-й гильдии купец, гласный Бакинской Городской Думы Ага Бала Гулиев 1 февраля 1891 года приговором Тифлисской Судебной Палаты признан в том, что 30 октября 1884 года, с целью вступления в брак с девицею Асмат ханум Мамед Расул кызы, покушался похитить ее и за это, на основании 1 ч. 1549 ст. Уложения о Наказаниях, приговорен к заключению в тюрьму на два месяца, с лишением всех особенных, лично и по состоянию приобретенных прав и преимуществ.
С 30 октября 1884 года, то есть в течение 31 года, Ага Бала Гулиев, коренной бакинский житель и мещанин, из простого торговца сделался крупным промышленником, видным общественным деятелем среди мусульман и щедрым жертвователем.
Он сейчас бакинский домовладелец и собственник мукомольных мельниц в городах Баку, Ставрополь (Кавказский) и Георгиевск, а также на станции Беслан Владикавказской железной дороги.
Он учредил и сейчас стоит во главе Кавказского акционерного общества мукомольных и рисоочистительных мельниц под названием "Ага Бала Гулиев" с основным капиталом в три миллиона рублей, устав какового Общества Высочайше утвержден 10 мая 1914 года.
В течение 16 лет бессменно состоит гласным Бакинской городской думы.
Отзывчив на все просветительские и благотворительные дела. За время нынешней войны положил начало организации помощи пострадавшим от войны в Карсской области, для чего лично ездил в города Карс и Сарыкамыш, принял самое горячее участие в устройстве лазарета Бакинского Градоначальства, который поддерживается им материально с самого открытия, за что А.Б.Гулиев удостоился получить благодарность от ЕИВ (Его Императорского Высочества - М.М.) принца Ольденбургского в июле сего года.

Между прочим, семьям уехавших на войну казаков станицы Чурякинской, недалеко от Георгиевска Терской области оказывает материальную поддержку в размере 200 рублей ежемесячно впредь до окончания войны. Желательно по Высочайшему повелению в путях Монаршей Милости восстановить его в правах за тот незначительный проступок (увоз невесты), который он совершил 31 год назад. Самые лучшие отзывы о нем можно получить от Бакинского губернатора и градоначальника".


Заступился за А.Б.Гулиева и бакинский градоначальник Мартынов.
В письме помощнику наместника по гражданской части генерал-лейтенанту Орлову от 26 ноября 1915 года он отмечал:

"Ваше Сиятельство Милостивый Государь Владимир Николаевич.
Бакинский 1-й гильдии купец Ага Бала Гаджи Гули оглу Гулиев имел несчастье подпасть под судебную ответственность за то, что 30 октября 1884 года, будучи всего 27 лет от роду, с целью вступления в брак с дочерью одногражданина своего Гаджи Мамед Расула Мешади Мирза оглы, девицею Асмат ханумою покушался насильственно похитить ее, но похищение не успел совершить по не зависимым от него обстоятельствам, и за это преступление окончательным приговором Тифлисской Судебной Палаты 1 февраля 1891 года он, Гулиев, лишен всех особенных лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ и заключен в тюрьму на два месяца, каковое наказание отбыл.

Ни ранее совершения этого случайного преступления, ни после того Ага Бала Гулиев ни в чем предосудительном, не говоря уже преступном, замечен не был. Близко зная Ага Балу Гулиева как одного из почетных лиц, общественного деятеля и безупречного коммерсанта, подпавшего под судебный приговор лишь по молодости и не совершившего по обычаям Кавказским ничего позорного, я беру на себя смелость просить Ваше Сиятельство не отказать благосклонно принять прошение сего Ага Балы Гулиева и оказать ему свое содействие в ходатайстве его пред Престолом Нашего Обожаемого Монарха о Всемилостивейшем прошении его и о восстановлении его в утраченных правах. Прошу принять уверение в совершенном почтении и преданности".


23 декабря 1915 года помощник наместника по гражданской части генерал-лейтенант Орлов написал министру юстиции:

"Бакинский 1-й гильдии купец Ага Бала Гаджи Гули оглу Гулиев возбудил ходатайство об испрошении Всемилостивейшего Государя соизволения на восстановление его в правах, утраченных по судебному приговору.
Как видно из состоявшегося по делу Гулиева 1 февраля 1891 года приговора Тифлисской судебной палаты, он был признан названной Палатой виновным в покушении на насильственное похищение 30 октября 1884 года дочери жителя города Баку Гаджи Мирза девицы Асмат ханум, в целях вступления с ней в брак, и осужден за означенное преступление к лишению всех особенных лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ и двухмесячному тюремному заключению, каковое наказание он своевременно отбыл.

По удостоверению бакинского градоначальника, Ага Бала Гулиев со дня совершенного им указанного преступного деяния до настоящего времени ведет безупречный образ жизни и, состоя членом различных благотворительных и просветительских обществ, своей широкой отзывчивостью и щедрыми пожертвованиями на дела благотворения и культурно-просветительные цели снискал всеобщее уважение к себе среди населения города Баку.
Вместе с тем, состоя главой Кавказского акционерного общества мукомольных мельниц, Гулиев, по сообщению Бакинского губернатора, неоднократно приходил за последние годы на помощь администрации в деле осуществления мероприятий, касающихся снабжения продовольственной помощью пострадавших от недорода районов губернии, оказывал продовольственному комитету свое содействие к выяснению цен и условий наиболее выгодной покупки зерна.
Наконец, нужды, вызванные военными событиями переживаемого времени, также встретили в Гулиеве щедрого жертвователя, так, например, им было положено начало организации помощи пострадавшим от войны мусульманам Карсской области, вносятся периодические пожертвования на содержание в городе Баку лазаретов для раненых и больных воинов и т.п.

Ввиду изложенного и принимая во внимание многолетнюю весьма полезную деятельность Гулиева, а также характер преступного деяния, совершенного им в молодости под влиянием существовавших среди его единоверцев обычая, я со своей стороны полагал бы справедливым исходатайствовать у Всемилостивейшего Государя Императора соизволения на восстановление названного лица в утраченных им по суду правах и посему имею честь покорнейше просить Ваше Высокопревосходительство повергнуть ходатайство Гулиева на Высочайшее Его Императорского Величества благовоззрение. О последующем благоволите не отказать меня уведомить".

20 января 1916 года из Министерства юстиции в канцелярию наместника на Кавказе поступила телеграмма, в которой говорилось:

"Государь Император по всеподданнейшему докладу в 20-й день января сего года Всемилостивейше повелеть соизволил: даровать лишенному всех особенных прав и преимуществ купцу 1-й гильдии города Баку Ага Бала Гаджи Кули оглы Гулиеву помилование".

Таким образом, он был восстановлен во всех правах, которые утратил по решению суда. Об этом царском указе было сообщено и К.Р.Султанову, ввиду чего его прошение было отклонено.

Однако на этом "головные боли" местных властей не закончились - теперь они попали в неловкое положение.
Дело в том, что в 1913 году, когда А.Б.Гулиев представил Устав АО на утверждение Министерства торговли и промышленности, оно обратилось в Бакинское градоначальство с просьбой сообщить сведения об А.Б.Гулиеве.

На основе поручения столичного полицеймейстера пристав 7-го участка Баку подготовил справку следующего содержания:

"Доношу г.Бакинскому Полицеймейстеру, что собранными о Гулиеве сведениями мною выяснено следующее:
Бакинский 1-й гильдии купец Ага Бала Гулиев - личность хорошо известная среди коммерческого и финансового миров не только города Баку, но и почти всего Кавказа; Гулиев поведения и нравственных качеств вполне хороших, не судился и в данное время под судом и следствием не состоит.

Гулиев обладает недвижимостью в гор. Баку: 1) мукомольная мельница и рисоочистительный завод; 2) 3-этажный каменный дом (ныне в нем расположился Союз архитекторов Азербайджана - авт.); 3) нефтеносные земли в Бинагадах, Раманах, Зыхе, Бюльбюля и Кала; 4) дача в Шувелянах; 5) мельницы в городах Ставрополь и Георгиевск. В данное время на ст. Беслан Влад. (Владикавказской - авт.) ж.д. Гулиев воздвигает большой крахмальный завод.

Не считая предполагаемых к открытию нефтяных промыслов на указанных выше землях, Гулиева имущества и капитал доходит до 5 12 миллионов руб.".


В канцелярию наместника, в Министерство торговли и промышленности ушла информация о несудимости А.Б.Гулиева. Получалось, что вышестоящее руководство было введено в заблуждение.
29 апреля 1916 года из канцелярии наместника ЕИВ на Кавказе на имя Бакинского градоначальника было отправлено письмо:

"На запрос Отдела торговли о звании, личности и имущественном состоянии жительствующего в гор. Баку Ага Бала Гулиева, Ваш предшественник отношением от 11 сентября 1913 года, за N18548, сообщили, между прочим, что названное лицо под судом и следствием не состояло.

Между тем ныне в Министерство торговли и Промышленности поступило прошение дворянина Султанова, в коем названное лицо, ссылаясь на приложенные к прошению бумаги, удостоверяет, что Ага Бала Гулиев не только был под судом, но и лишен по суду всех особенных лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ. Ввиду изложенного канцелярия, препровождая при сем прошение Султанова (с приложениями), просит Ваше Превосходительство сообщить, с возвращением посылаемых бумаг, насколько представляются правильными содержащиеся в прошении Султанова данные".


20 июня 1916 года Бакинский градоначальник Ковалев ответил канцелярии наместника. В нем признавалось, что

"сообщенные Канцелярии предместником моим сведения о судимости Гулиева действительно являются неправильными, сообщенными на основании добытых Приставом 7-го участка Бакинского Полицеймейстерства данных, представленных Бакинским Полицеймейстером, но, тем не менее, в действиях пристава я не усматриваю злого умысла, а лишь недоразумение, вызванное невнимательным отношением названного Пристава к служебным обязанностям, объясняемое лишь с той поспешностью, с которой исполнялось поручение Канцелярии Наместника".


За сбор и представление не соответствующих действительности сведений градоначальник объявил приставу Оржеховскому строгий выговор.

Источник:
газета "Зеркало" от 26.11.2011
газета "Зеркало" от 03.12.2011

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница