Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Ипатьев Владимир Николаевич - химик

1867—1952

Ипатьев.jpg
Один из учеников Ипатьева, американский профессор Г. Сайнс, сказал: "Вы, русские, не представляете себе, кого вы потеряли в лице Ипатьева, не понимаете даже, кем был этот человек. Каждый час своей жизни здесь, в США, всю свою научную деятельность он отдал России. Беспредельная любовь к родине, какой я никогда и ни у кого из эмигрантов не видел, была той почвой, на которой произрастали все выдающиеся результаты исследовательских трудов Ипатьева".


Как жестока и безжалостна бывает иногда жизнь. Человек, любящий свою Родину и служивший ей верой и правдой, оказался вычеркнут из ее истории, предан забвению. Его имя было вычеркнуто из списков действительных членов АН СССР и из научных работ, книги уничтожены, ссылки на его работы запрещены.


Родился Владимир Николаевич 9 ноября 1867 года в Москве.

С малых лет выбрав свое призвание – химию, он изучал ее самостоятельно. Пройдя путь военного от юнкера до генерала, он всю жизнь занимался любимым делом, защитив в мае 1895 года первым в истории Михайловской артиллерийской академии диссертация по химии. «…Если он будет продолжать работать в том же духе, то из него выйдет хороший химик», — заметил Фаворский, а Русское физико-химическое общество присудило Ипатьеву за эту работу малую премию имени А.М. Бутлерова.

В феврале 1899 г. там же в академии Ипатьев защищает диссертацию, посвященную синтезу изопрена, которая приносит ему звание профессора.

Он был членом Парижской Академии наук, Национальной Академии наук США; почетным членом Немецкого и Югославского химических обществ, университетов Геттингена, Мюнхена, Страсбурга; «кавалером» медалей Лавуазье, Бертло, и т.д.

Петербургская Академия наук в 1914 г. избрала Ипатьева членом-корреспондентом, а спустя два года —академиком.

После 1917 года Владимир Николаевич, прекрасно понимая, что перед ним будут открыты двери всех лабораторий Европы, и созданы необходимые условия для исследований, все же решил остаться в России, чтобы продолжать работать на ее благо. Того, в каких условиях окажутся ученные при большевиках и какая судьба ждет многих из них, он даже не мог предполагать.

Советское правительство проявило к нему интерес. Он продолжал собственные исследования. В 1920-х гг. было опубликовано около ста его работ. Он продолжал поддерживать научные и деловые контакты с зарубежными учеными и промышленниками в Германии, Франции, Бельгии, Англии, Голландии, Японии. 60-летний юбилей Ипатьева в 1927 году отмечался как всенародное событие. Газеты помещали его портреты на первых полосах.

В июне 1930 года он вместе с женой Варварой Дмитриевной, нуждающейся в лечении, оказался в Берлине на Международном энергетическом конгрессе.
К этому времени его вывели из Президиума ВСНХ, а руководство Техническим советом поручили другому человеку.
Арест был неминуем, он понимал, что никакие звания и прошлые заслуги его не защитят. И принял решение: остаться за границей.

Во Франции, ставшей приютом для многих русских интеллигентов, были приемлемые условия для жизни и научной работы. Но отношение русской эмиграции, не прощающей ему - генералу царской армии - работы на большевиков и того, что в доме его брата Николая в Екатеринбурге была в 1918 г. расстреляна царская семья, исключило этот вариант. Поэтому в сентябре 1930 г. Ипатьевы оказалась в Соединенных Штатах Америки.

Здесь они прожили 22 года. В своих воспоминаниях Владимир Николаевич пишет: «...У меня самого в душе до конца моей жизни останется горькое чувство: почему сложились так обстоятельства, что я все-таки принужден был остаться в чужой для меня стране, сделаться ее гражданином и работать на ее пользу в течение последних лет моей жизни».

Двадцать с лишним лет Ипатьев является профессором и директором лаборатории катализа и высоких давлений Нортуэстернского университета (Чикаго). Эта лаборатория была создана на его собственные средства.

Открытия Ипатьева оказались ценными для производства высокооктановых бензинов и авиационного топлива. В день своего 70-летия на заседании Американского химического общества ученый сделал доклад «Катализ - химия будущего». Юбиляра поздравляли коллеги из 30 стран. Из русских химиков только академик А.Е.Чичибабин, такой же «невозвращенец», горячо приветствовал его из Франции. Еще более торжественно отмечалось в 1942 г. 75-летие Ипатьева.

Во время второй мировой войны тоска по Родине и желание помочь ей, вынудили его в 1944 г. хлопотать о возвращении: через посла А.А. Громыко он передал соответствующую просьбу. Последовал отказ. В 1951 г., когда ему шел восемьдесят шестой год, была предпринята еще одна попытка с тем же результатом.

До последних дней ученый продолжал работать..
«...Я как военный старый конь, который как услышит военную музыку, тотчас начинает проявлять особую живость, вспоминая прежнюю службу, так и я, пришедши в лабораторию, не могу удержаться от того, чтобы не взять пробирку в руки и не начать проверку новых опытных результатов», -говорил он.

Ипатьев умер 2 декабря 1952 г. Его творческое наследие составили около 400 научных статей и несколько десятков книг, более 200 изобретений.


Имя Владимира Николаевича Ипатьева вернулось на родную землю 38 лет спустя после его кончины: в 1990 г. Академия наук восстановила его «в правах».

В работе использованы материалы сайтов: XPOHOC и Алхимик

В лаборатории Ипатьева не осталось ни одного человека, который работал с ним. Но есть мемориальный зал, где висит портрет В. Н. Ипатьева во весь рост, собраны почти все его труды, дипломы и награды, редкие фотографии. Дневник-мемуары Ипатьева ученики и сотрудники Владимира Николаевича издали через семь лет после смерти своего учителя. Илья Куксин, Чикаго


"Жизнь одного химика. Воспоминания", т.1-2.- Нью-Йорк, 1945



  1. встретилось такое написание инициалов - И.Г. Годжелло "Эмблемы,знаки, униформа военных инженеров"

--TBS 03:14, 5 апреля 2012 (CEST) 

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница