Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Ичери Шехер. Крепостные стены

© С. П. Колтунов

Часть 1. Крепостные стены


Город Баку имеет древнюю историю. Крепостные стены окружали его уже в XII веке, во времена ширваншаха Минучихра III (годы правления 1120-1160 гг.). Об этом свидетельствует найденный в ХХ веке в результате обвала в одной из башен северной крепостной стены большой камень с надписью, являющейся частью не дошедшей до нас целой надписи:
"Приказал построить (эту) городскую стену мелик возвеличенный, премудрый, справедливый, победоносный, побеждающий, муджахид, гордость религии и державы, опора ислама и мусульман, хакан величайший, ширваншах великий Абу-л-Хайджа Минучихр, ибн…"

Стены неоднократно разрушались во время нашествий, затем восстанавливались, переделывались, строились вновь. Зачастую на ремонт и строительство использовались камни старых, разрушенных или пришедших в негодность, крепостных стен.

Наиболее раннее описание города, как отмечается в книге Сары Ашурбейли "История города Баку", дается уроженцем Баку Абд ар-Рашидом Бакуви, который писал в 1403 г.: «Бакуйа: долгота — 84°30', широта — 39°30', город, построенный из камня на берегу моря ал-Хазар, в одной из областей Дарбанда, близ Ширвана. Его стены омываются водами моря, которое затопило много стенных башен и приблизилось к мечети. Почва там скальная и большинство домов построено на скалах. Воздух там хороший, вода пресная, из колодцев, выбитых в скалах, а выходящие в них ключи исключительно приятны. Там низкие урожаи зерна и большую часть его привозят сюда из Ширвана и Мугана. Много здесь инжира, граната и винограда. Сады находятся далеко, и большинство горожан отправляются туда в летнее время, живет там некоторое время, а затем возвращается. И так они делают ежегодно.
Город имеет две прочные крепости из камня, чрезвычайно укрепленные. Одна из них, большая, стоит близ моря, волны которого бьют в ее стены. Это та крепость, которую не смогли одолеть татары (монголы — С. А.). Другая крепость выше первой. Ее верхушка с одной стороны разбита баллистами».

Описание крепости Баку оставил и Эвлия Челеби, известный турецкий путешественник, в своей знаменитой "Книге путешествий" – «Сейахат-наме», посетивший Баку в 1647 году. Он также описывает две различные крепости, которые увидел:
"Это прекрасное квадратное укрепление на высоком холме. Цитадель ее имеет одни ворота, открывающиеся на запад. Они сделаны из нахичеванского железа. Окружность ее — семьсот шагов. Она имеет семьдесят башен и шестьсот бойниц. Высота ее стен — сорок мекканских локтей (мекканский локоть – около 45 см – прим. авт.). Так как она стоит на скале, рвов нет. Внутри крепости до семидесяти старых домов, крытых глиной. И хотя в ней есть соборная мечеть Хайдар-шаха, минарета она не имеет. Не видно ни хана, ни бани, ничего подобного им".

Эта древняя крепость Баку не дожила до наших дней. Посетивший Баку в 1770 году, спустя сто с небольшим лет после Эвлии Челеби, академик Самуил Готлиб Гмелин так описывает, по-видимому, ту же крепость: "За городскими воротами (речь идет о городских Шемахинских воротах Ичери-Шехер, ныне Гоша Гала Гапысы – прим. авт.) на Н.Н.В. (норд-норд-вест, или северо-северо-запад) есть еще одна достопримечательность, о которой я упомянуть должен. Она не что иное есть, как остатки древнего города Баки. Место полторы версты в окружности имеющее, которое ныне превратилось в луг, представляет везде развалившиеся домы, или лучше, находятся на оном всюду рассеянные большие и меньшие кучи камней. В расстоянии около трехсот шагов от северной городской стены находится лестница с лишком о тридцати ступенях и при конце оных колодезь, который еще и ныне с пользою употребляют. В правой руке против сего колодца видны остатки старинного замка, но о бытии оного свидетельствуют только двои большие ворота. Подле и около оных примечаются остатки разных других больших строений, кои однако ж совсем распознать не можно".

Кроме древней крепости на высоком холме, Эвлия Челеби описывал также рибат (укрепление) на берегу моря – крепость, которую ныне мы называем Ичери Шехер: "Но большой рибат, расположенный на берегу моря, имеет до тысячи домов, сады, виноградники, соборные мечети, ханы и бани, рынок и базар. Это благоустроенный город. С трех сторон он защищен стенами и имеет трое ворот: на север открываются Гилянские, на юг — Дербентские, на запад — Портовые. (Стороны света в книге Челеби указываются в совершенно непривычном нам значении, прямо противоположном общепринятому. Здесь имеется ввиду, что Гилянские ворота на север – для путников, прибывающих в Баку со стороны Гиляна – т. е. ехавших на север; Дербентские ворота на юг – для путников, едущих на юг со стороны Дербента; и Портовые ворота на запад - для судов, двигавшихся на запад – в бакинский порт – прим. авт.). Из этого рибата выступает семь минаретов. Здесь три бани, из них особенно красива баня Мирза-хана. Рынок и базар не очень хороши".

Через тридцать шесть лет после Эвлии Челеби, в 1683 году, немецкий путешественник врач Энгельберт Кемпфер, в качестве секретаря шведского посольства, на пути в Персию, побывал Баку и оставил описание крепости Баку – Ичери Шехер, позволяющее уже достаточно наглядно представить себе ее внешний вид, а также расположение крепостных стен и ворот, поскольку к описанию в книге приложен еще и рисунок.
"Баку, несомненно, является очень старым городом, что заметно не только по типу его постройки, но и тем, что море, у которого он находится, носит его название. Персы, как мне кажется, объясняют происхождение названия Баку от слов Баад Кууб – горный ветер, который, на самом деле, сильно и постоянно веет над городом, принося его жителям многие неудобства и ущерб.
Город полностью построен в виде четырехугольника, причем ни одна сторона его не является длиннее другой, и тянется он от вершины горы до моря; каждая сторона имеет длину нескольким более 1000 шагов. Волны бьются с двух сторон города: с одной стороны расположена гавань, с другой – открытое море. Две другие стороны окружены одним небольшим рвом, высеченным в скале.
В городе имеются двойные городские стены, расстояние между которыми составляет 15 шагов. Внутренняя стена заметно выше внешней. Обе стены имеют множество полукруглых башен, которые выглядят как бастионы, по верху которых, вместо бойниц идут зубцы, чтобы обстреливать врагов стрелами и тем удерживать на расстоянии. Городские стены, расположенные в морскую сторону, сделаны из обожженного кирпича, а другие – из глины. В стене, с обеих сторон города, имеется только двое ворот, обитых железом, в хорошем состоянии. В сторону гавани выходят трое совсем небольших ворот, через которые удобно принимать или отправлять товары.
От стены, продолжением линии берега, уходит в море насыпь или дамба; она вместе с перпендикулярной к ней грядой камней предгорья, выходящих на полмили в море, образует гавань, надежно защищенную от волн" (© перевод с немецкого И. Ротэ).

Рис.1. Город Баку. Из книги Э. Кемпфера «Amoenitatum exoticarum politico-physico-medicarum fasciculi V,…»


Кемпфер при этом ничего не упоминает ни о крепости на высоком холме (скале), о которой писал Эвлия Челеби, ни о развалинах, которые впоследствии описал Гмелин.

По описанию и рисунку из книги Кемпфера уже можно говорить, что в 1683 году Ичери Шехер несомненно окружали две крепостные стены, из которых внутренняя была значительно выше внешней, и небольшой ров. В стенах имелось двое городских ворот: одни, выходящие в сторону гор – Горные (Эвлия Челеби называет их Гилянскими, в более поздних источниках их называют Сальянскими), и другие, выходящие в сторону "поля" – Шемахинские (Дербендские – как их называет Эвлия Челеби), от которых начиналась дорога на Шемаху. Указанные ворота были в каждой из стен – и во внутренней, и во внешней. В сторону гавани выходило трое небольших ворот.

Хотя нужно отметить, что, несмотря на их историческую ценность, и описание, и рисунок в книге Кемпфера содержат некоторые неясности. Так, например, в описании говорится, что зубцы на стенах (башнях) были вместо бойниц, что крепостные стены были глинобитными и т. п.
Рисунок также весьма условен, и не совсем точно передает действительное расположение зданий, улиц, площадей и самих стен.

Более точное представление о крепости Баку – Ичери Шехер – можно получить из детальных планов Баку, составленных после взятия Баку в 1723 году русскими войсками. Например, вот на этом плане 1723 года, одном из первых, а возможно – самом первом плане Баку, очень хорошо видно расположение крепостных стен и башен, расположение рва. Видно также и упоминаемые ранее ворота – городские ворота в крепостных стенах и трое маленьких морских ворот. А приведенные на плане профили сечения крепостных стен позволяют с достаточной точностью оценить высоту стен, расстояние между ними, глубину и ширину рва.

Рис. 2. План города Баку. 1723 г.


Так, высота стены со стороны моря составляла примерно 4 м 25 см. Высота двойных крепостных стен была соответственно: внутренней около 7,25 – 8,30 метров, внешней – около 3,0 – 3,5 м от уровня земли, а с учетом глубины рва, равной примерно 2 метра – высота наружной стены была 5,0 – 5,5 метров от дна рва. Ширина рва была около 6 метров.

Первые морские ворота были в крепостной стене примерно в том месте, где сейчас ул. Вели Мамедова (бывш. Бухарская) поворачивает возле дома Рамазанова, другие ворота вели в караван-сарай (ныне ресторан "Мугам-клуб") [по имеющимся данным – караван-сарай Селимхановых], а третьи были прямо напротив Девичьей Башни. В более позднем источнике указывалось, что ворота напротив Девичьей Башни были заложены. Назывались они – ворота Биби-Эйбат.
К сожалению, ни ворот, ни самой стены до наших дней не сохранилось.
Главные городские ворота (Шемахинские – ныне Гоша Гала Гапысы, и Горные или Сальянские – в саду возле Азнефти) остались на своем месте, и, хоть и в сильно измененном виде, существуют и поныне.

В 1720-е годы, для увеличения обороноспособности крепости, к ней были пристроены дополнительные укрепления. Вот как описывал город состоявший на русской службе врач Иоганн Якоб Лерхе, посетивший по служебной надобности Баку в 1734 году:
"Город окружен двумя рядами стен и рвом; наружная стена ниже, и ров не заполнен водой. Стены нельзя сравнить с дербентскими.
Перед морем стоит одна стена – самая нижняя из стен, сейчас она в воде, а 30 лет тому назад на этом месте была еще суша.
Город почти круглый. Знаменитый полковник Гербер (во время постройки – еще майор артиллерии; командовал артиллерией при взятии Баку в 1723 г. русскими войсками под командованием генерал-майора Матюшкина, во время Персидского похода Петра I – прим. авт.) пристроил к стене еще 5 бастионов. Крепостная стена имеет длину почти в полверсты.
Над воротами против Дербента (Дербентскими; следует отметить, что в разное время эти ворота назывались по разному: Дербентскими, Шемахинскими, Ширванскими – прим. авт.) высечен городской герб: два льва, держащих голову быка".

Строго говоря, к стене было пристроено не 5 бастионов, а 3 бастиона и 2 боннета – боннеты для защиты Шемахинских (называемых тогда Персидскими) и Сальянских (называемых тогда Российскими) городских ворот. Три бастиона были устроены: 1-й, называемый Азовским бастионом – примерно на том месте, где сейчас находится метро "Ичери Шехер" (бывш. "Баксовет"); 2-й, Петербургский бастион – на месте нынешнего Азербайджанского государственного экономического университета, перед входом в крепость "40 пиллякан"; и 3-й, Московский бастион, на месте нынешнего Президиума Национальной Академии Наук Азербайджана (Исмаилии). Кроме того, было построено еще полевое укрепление – фельдшанец, на возвышенном месте, там, где сейчас находится филармония им. М. Магомаева.

Бастионы, боннеты и фельдшанец можно видеть на этом плане 1738 года (именно такая дата стоит в его выходных архивных данных, хотя некоторые объекты, указанные на плане, а именно - православная церковь свв. Петра и Павла - в принципе не могли уже существовать в том году, т. к. Баку, согласно трактату между Россией и Персией, заключенному при Гяндже в 1735 г., вновь был передан под власть Персии, и 20 апреля 1735 г. губернатор Баку генерал-майор де Брилли сдал город Муса-хану; т. е. дата этого плана – не позднее 1735 г. – прим. авт.)

Рис. 3. План Бакинской крепости с ситуацией. ~1735 г.


После ухода русских войск бастионы были заброшены, но оставались все еще в хорошем состоянии.

Посетивший Баку в 1770 году доктор медицины, член Императорской Академии Наук, Королевского Лондонского, Голландского Гарлемского и вольного экономического Санкт-Петербургского общества Самуил Готлиб Гмелин в своей книге "Путешествие по России, для исследования всех трех царств в природе" оставил такое описание Баку – Ичери Шехер:
"Город Бака с севера граничит с горою Бишбармаком, с запада с Шамахою, с полудня (с юга – прим. авт.) с Сальянами, и есть город старинный, а построен неравным четвероугольником под 39 градусом 30 минутой. Его окружает, или лучше окружала, двойная стена, сделанная из известных (известняковых – прим. авт.) камней. Внутренняя стена величиною превосходит внешнюю, а сия от насильствия воды так разрушилась, что только некоторые остатки свидетельствуют о прежней ее бытности. И так Бакинские стены простираются внутрь самого моря. На них есть порядочные щиты, кои однако ж не в целом состоянии находятся, и на концах оных в надлежащих расстояниях сделаны окошки для стреляния из ружей и пускания стрел. Ров находится на северо-западной стороне города на сухом бугре, и с морем никакого соединения не имеет. По оному расставлено с лишком сорок мортир и пушек. Сделанные некогда россиянами шанцы находятся еще в хорошем состоянии…"

Дальнейшее изменение состояния крепостных стен фиксирует "План города Баку с лежащей около оного ситуациею" 1796 г. По этому плану можно видеть, что внешняя крепостная стена с восточной стороны разрушилась почти на всем своем протяжении (сейчас на ее месте – улица Азиза Алиева, в советское время – ул. Зевина); внутренняя крепостная стена с восточной стороны также частично разрушена - в том месте, где находился ханский дом, вместе с лежащими рядом двумя домами приближенных беков. Кроме того, разрушились полностью – участок внутренней восточной стены, а также частично и юго-западная стена, вдававшиеся в море.

Рис. 4. План города Баку с лежащей около оного ситуациею. 1796 г.


После присоединения в 1806 г. к Российской Империи крепость Баку была включена в число штатных крепостей и находилась в ведении Инженерного департамента Военного министерства как крепость 1 класса (впоследствии класс крепости менялся с 1-го на 2-й и обратно несколько раз, в зависимости от военно-политической обстановки), пришедшие в обветшание крепостные стены и бастионы были исправлены. В 1808-10 гг. вместо древнего обрушившегося фельдшанца был выстроен новый бастион, три существовавших бастиона были обновлены, боннеты перестроены во флеши, со стороны Сальянских, или Горских ворот был построен дополнительно люнет, исправлены ров с гласисом.

Указанные изменения можно видеть на Генеральном плане Бакинской крепости 1817 года.

Рис. 5. Генеральный план Бакинской крепости. 1817 г.


Вот как описывает крепость Баку – Ичери Шехер, в первом томе своего "Путешествия по Востоку" Илья Николаевич Берёзин, ученый-востоковед, магистр восточной словесности Казанского университета. В 1842 г. он был отправлен по плану и указаниям профессора Казем-бека в ученое путешествие на три года по Дагестану, Закавказью, Персии, Аравии, Египту и Турции, где занимался изучением языков, исследовал современный быт народов, литературу и древности восточных государств. Вернувшись в Казань после своего путешествия, Берёзин занял должность профессора на кафедре турецкого языка.
"Бакинская крепость обведена с суши двумя стенами с бастионами и рвом, а с моря одной стеной, имеет подъемный мост и хорошо защищена, только с юго-западной стороны возвышаются холмы, господствующие над городом. Меньшая или фособрейная стена построена до владычества турок в Дагестане и местами разрушилась; главная же выведена по приказанию Мустафы Паши, а русскими исправлена и улучшена; она высока, прочно и широко сложена. Во рву с западной стороны течет ручей, а между первой и второй стеной также проходит ручей с бассейнами. Бастионы принадлежат к числу русских работ.
Бакинская крепость имеет с суши двое ворот со сторожевыми бастионами: Шемахинские с северо-восточной стороны, через которые я въехал в Баку, и Горные с юго-западной стороны, через которые я ходил на бакинское кладбище. С приморской стороны находится несколько малых выходов, а желающие могут проходить прямо и через стену: этот путь и я однажды испытал".

Рис. 6. Баку, крепость 2 класса и форштадт. ~1840 г.


Управляющий Бакинского карантинно-таможенного правления, статский советник Козьма Федорович Спасский-Автономов, старожил Баку, краевед, член Русского географического общества, так описал в 1851 г. крепость Баку:
"Баку, или Бака – город и вместе крепость, лежит при заливе, на западном берегу Каспийского моря, под 40º 22' северной широты и 67º 30' восточной долготы от Ферро. Черная башня, в 100 футов вышины, вздымающаяся над городом и заливом, темные бронзового цвета стены крепости и развалины шахского дворца, венчающие ее с первого взгляда, свидетельствуют о глубокой древности Баки…
Бакинская крепость есть ныне 2 классная и Баку уездный город Шемахинской губернии. Крепость и город здесь составляет почти одно: потому что внутри стен помещаются не только казенные здания и воинские чины, но и все лучшие частные дома, лавки, чиновники разных управлений и более богатые граждане. Вне крепости хотя и есть предместье или форштадт, но он не есть, как в прочих местах, преимущественно торговое место, а служит только дополнением крепостному городу. Поэтому Баку можно назвать городом в самом древнем значении этого слова, т. е. огражденным военно-торговым поселением.
Стены Баку, представляя продолговатый многоугольник и простираясь в окружности до 920 сажень, опоясывают значительно высокий, но довольно пологий холм; по скатам его расположены все здания очень тесно; а самую вершину занимают развалины шахского дворца с принадлежащими к нему мечетями и одним минаретом. Более длинные скаты идут на восток и юг к морю, откуда и самый живописный вид на город. Южная сторона крепости, пролегая по закраине залива, довольно вогнута. Около восточного угла она упирается, так сказать, на Девичью Башню, а к западному углу упирается на продолжение западной стены, идущей до самого моря. Эта сторона и отчасти восточная состоят из одной стены, слившейся с прилегающими к ним зданиями казенных и частных домов и караван-сараев. Здесь на берегу залива находится пристань и производится выгрузка привозимых на судах товаров, почему и устроено в стене несколько проходов или значительных калиток и несколько складочных магазинов, в том числе и складочный двор таможни для громоздких товаров. Прочие стороны крепости состоят из двойных старых турецко-персидских стен, рва и 7-ми отдельных укреплений, называемых бастионами, люнетами и флешами, новейшей русской постройки. Крепость вооружена должным количеством медных и чугунных орудий. В двух бастионах, на север и запад, устроено двое ворот с подъемными мостами. Северные ворота называются Шемахинскими, а западные – Горными…
Надпись над Шемахинскими воротами свидетельствует, что первые стены, называемые на фортификационном языке фособрейными, устроены Аббасом Великим; большие внутренние стены возведены по участкам здешними сельскими жителями, как видно из надписей, в конце XVI столетия, по распоряжению Мустафы Паши, турецкого правителя Баку; ров и 7 бастионов устроены с 1808 года русскими инженерами".

Подводя итог вышесказанному, можно отметить, что в 19-м веке Бакинскую крепость окружали два ряда стен: внутренняя главная крепостная стена, постройка которой относится ко времени турецкого правления городом Баку Мустафа-паши, между 1576 и 1580 гг., и наружная фоссебрейная стена, которая была построена в 1608 г., в правление персидского шаха Аббаса I. Перед наружной стеной располагался сухой ров (профиль местности в принципе не позволял заполнить его водой. Иногда этот ров в описании крепости Баку ошибочно указывался, как третья крепостная стена).


В 1859 году сильное землетрясение разрушило губернский город Шемаху. После проведенного обследования разрушений, а также учитывая, что город Шемаха подвергается частым землетрясениям, по представлению наместника Кавказского, 6 декабря 1859 года был издан высочайший указ о том, чтобы Шемахинскую губернию именовать Бакинскою губернией, и о переводе губернских учреждений из города Шемахи в город Баку.
Город Баку был возведен в степень губернского города, а город Шемаха оставлен уездным городом Шемахинского уезда.

С этого времени началось бурное развитие города Баку, строительство как внутри крепости – Ичери Шехер, так и на форштадте, поскольку потребовалось множество зданий для различный губернских учреждений – административных, судебных, военных, почтовых и пр., а также для проживания многочисленных чиновников и других служащих, переехавших из Шемахи в Баку.

Рис. 7. Вид на крепость Баку с Каменной пристани. ~1861 г. Коллаж из фотографий Ульского.


В 1865 году военный губернатор, он же управляющий и гражданской частью Бакинской губернии генерал-лейтенант Михаил Петрович Колюбакин испросил соизволение, через наместника Кавказского, на уничтожение городской стены, которая отделяла город от морского берега и "независимо своей бесполезности, препятствовала свободному движению воздуха". Между этой стеной и берегом оставалась полоса земли шириной около 20 м, заваленная мусором. В видах улучшения приморской части города и изыскания к тому средств, по ходатайству губернатора Колюбакина крепостная стена на берегу моря была сломана, полоса между нею и берегом продана жителям и на вырученные деньги, составившие до 44 тыс. рублей, насыпана была береговая улица в 25 метров шириной, огражденная с моря каменной набережной.
Напротив таможни была построена деревянная пристань, была отремонтирована также каменная пристань (бывшая в районе нынешней пл. Азнефть – прим. авт.), перешедшая городу от морского ведомства. Всей набережной в г. Баку в течение 1866 и 1867 годов было устроено около 600 метров (примерно от Азнефти до нынешнего театра кукол – прим. авт.). Построенные на проданной прибрежной, шириной 25 м полосе земли дома, вместе с устроенной набережной, чрезвычайно украсили город со стороны моря. Набережная эта была сооружена из местного камня и обошлась весьма дешево, из-за близости и обилия на месте каменного материала.

Рис. 8. Баку. Новая набережная. 1866 г. Рисунок К. Гиппиуса.


От крепостной стены, выходившей к морю, остались лишь небольшие фрагменты – два перестроенных караван-сарая на ул. Хагигат Рзаевой (бывш. ул. Варваринская) – улице, устроенной на месте бывшей крепостной стены. На приведенном ниже рис. 9 эти караван-сараи выделены красным и зеленым цветом.

Рис. 9 . Сверху вниз:
-Фрагмент рис. К. Гиппиуса "Баку со стороны моря". 1861 (лит. А. Мюнстера).
-Баку. ~1861. Коллаж из фотографий Ульского.
-Фрагмент "Генерального плана Бакинской крепости с частию форштата и вблизи окружающей местности", снятого в 1854 г.
-Фрагмент "Плана города Баки с лежащею около онаго ситуациею", 1796.


Красным показан так называемый "Кичик караван-сарай" (Ашагы караван-сарай), в котором ныне расположен ресторан и центр изобразительного и декоративно-прикладного искусства Азербайджана – «Art Garden».

Рис. 10. Баку. Кичик караван-сарай (Ашагы караван-сарай)


В караван-сарае, выделенном зеленым – караван-сарае Касим-бека (Селимханова), в нижнем этаже ныне располагается элитный ресторан "Мугам-клуб", а на его верхнем этаже - магазин ковров.

Рис. 11. Караван-сарай Касим-бека (Селимханова). "Мугам-клуб".

В 1867 году Бакинская крепость, как военное фортификационное сооружение, высочайшим указом была упразднена, перестав числится в составе военных крепостей, наряду с некоторыми другими крепостями. Поэтому заботы о состоянии ее стен уже не столь волновали военное ведомство - они перешли к городским властям. Городским хозяйством в то время ведала губернская администрация и полиция, т.е. бакинский губернатор и полицмейстер.
Затем, после введения на Кавказе городского самоуправления и избрании в 1878 г. в Баку городской думы, забота о состоянии города, и в том числе о крепостных стенах, которые являлись историческим памятником и потому подлежали особой заботе, лежала на городской думе – как законодательном органе городской власти, и на городской управе – исполнительной городской власти. Средств постоянно не хватало, крепостные стены ветшали, разрушались, и потому самым простым решением явилась мысль об их сносе.

Но немного истории. Еще в 1868 г. бакинский военный губернатор генерал-лейтенант Михаил Петрович Колюбакин, для благоустройства г. Баку и необходимости дальнейшего его расширения, вошел с ходатайством в Кавказский военный округ об уничтожении, за упразднением крепости Баку, окружавших ее рвов и обломков бастионов, а также и наружной стены. Ходатайство это было представлено военному министру, который затем рапортом сообщил, что государь император 1 августа 1870 г. высочайше соизволил разрешить: засыпать рвы и сломать передовой люнет упраздненной Бакинской крепости; старые же стены как памятник старины сохранить.
Люнет, прикрывавший флешь Горных (Сальянских) ворот, был снесен в первую очередь и на его месте был расширен городской Михайловский сад, в дальнейшем был засыпан и ров.

К 1879 году, уже после введения в Баку городового самоуправления, стены крепости настолько обветшали, что в некоторых местах грозили обрушением даже от сильного ветра. По предложению губернатора В.М. Позена была образована комиссия из губернского и городского архитекторов, члена Бакинской городской управы, бакинского полицмейстера и начальника Бакинского артиллерийского отдела (артиллерийский отдел был расквартирован в Крепости), для осмотра крепостных стен. В ходе осмотра комиссия везде нашла следы одного и того же разрушения: вся крепостная стена выветрилась от времени; местами то с внутренней, то с внешней стороны обрушилась, а местами готова рухнуть. Такое полное разрушение крепостных стен, по мнению комиссии, произошло от их ветхости (времени) и под влиянием атмосферных явлений (выветрились), и еще от того, без сомнения, что стены эти, по-видимому, десятки лет не ремонтировались. Немыслимо при таком состоянии крепостных стен приступить к починке с целью сохранить их – во-первых, потому, что для такой починки потребуются десятки тысяч рублей, а во-вторых, тут никакая починка не поможет: все стены насквозь выветрились: починить внешнюю обрушившуюся часть – обрушится внутренняя, починить верхнюю часть стен – обрушится низ и наоборот. Комиссия того мнения, что стены эти подлежат сломке и разбору даже в том случае, если интерес правительства требует, чтобы крепостные стены сохранились как памятник древности, потому что и в этом случае придется разбирать их до основания (непременно до основания) и воздвигать из этих камней стены вновь.
В рапорте военного министра о высочайшем волеизъявлении государя императора говорилось лишь о необходимости сохранить старые стены упраздненной Бакинской крепости, но на какие средства нужно сохранить их и на чьей обязанности лежит их ремонт и содержание – этого из рапорта не видно.
Ввиду таких обстоятельств, комиссия затруднилась дать конкретный ответ на запрос бакинского губернатора о том, на какие средства нужно отнести ремонт или снос поврежденных частей крепостных сооружений.

После продолжительной переписки и согласований содержание крепостных стен было возложено на городское самоуправление.

На заседании городской думы, состоявшемся 7 августа 1881 года, гласными думы был решен вопрос о сносе наружной стены крепости, которая, по словам городского головы действительного статского советника С. И. Деспот-Зеновича, мешала всем благим начинаниям городской ассенизационной комиссии. Вопрос был решен менее чем за 5 минут, уже в самом конце заседания, длившегося более часа, причем всего девятью гласными думы, оставшихся в зале из 19 человек, пришедших в тот день на заседание. Так всего 9 человек решили судьбу крепостной стены.

В июне 1882 года ходатайство городской думы относительно снесения первой (внешней) крепостной стены было рассмотрено высшей военной администрацией и решено в утвердительном смысле.

2 апреля 1883 года последовало высочайшее разрешение на снос внешней крепостной стены.

Ломали внешнюю крепостную стену частями, поэтапно, с одновременным ремонтом внутренней крепостной стены годным камнем, остававшимся от сноса внешней. Вначале был снесен участок от Михайловской улицы (в советское время - ул. Зевина, ныне - ул. Азиза Алиева), рядом с Шемахинскими воротами, до дома Тагиева (возле которого находились Верхние, или Тагиевские ворота, выходящие ныне в сквер Сабира).

Камнем, остававшимся после сноса внешней крепостной стены, ремонтировались также и здания, находившиеся в собственности города. Так например, 21 октября 1883 г. на заседании Бакинской городской думы наряду с остальными вопросами было рассмотрено "Отношение директора Бакинского реального училища о безвозмездном отпуске городом для расширения помещения реального училища от 10 до 15 куб. саж. камня, оставшегося от сломки наружной крепостной стены".

Работы по сносу этого участка крепостной стены, на протяжении 105 погонных саж., начиная от Михайловской улицы и до Тагиевских ворот, были окончены в 1884 г. и обошлись городу в 3924 руб. 64 коп.

31 мая 1885 г. в Присутствии Бакинской городской управы состоялись "торги без переторжки на отдачу в подряд сломки наружной крепостной стены и реставрирования внутренней таковой против Михайловского сада, начиная от помещения учебной роты, вверх к северу на пространстве 100 погонных саженей".

Торги на работы – снос части наружной крепостной стены со стороны Михайловского сада, на протяжении 100 саженей, с вывозом негодного камня на Петровскую набережную для засыпки там берега и с употреблением годного на реставрирование внутренней стены – утверждены были за Д. Егоровым за 3499 рублей.

7 июля 1887 г. на заседании думы был рассмотрен вопрос «О торгах на сломку наружной крепостной стены и ремонтированию внутренней на протяжении 141 саж».
На торгах, произведенных в управе, работа по сносу наружной и ремонту внутренней стен крепости на протяжении 141 саж. от Тагиевских ворот до провиантского магазина осталась за подрядчиком Цейтлиным за 4484 руб. Дума утвердила эти торги.

В начале апреля 1888 г. состоялось заседании городской думы, на котором Гаджи Гусейн Тагиев изъявил желание взять подряд на работы по сносу оставшейся части крепостной наружной стены. По смете исчислено было 6 тысяч с небольшим руб., но Гаджи Гусейн Тагиев объявил, что он выполнит работу за меньшую цену – на 25% дешевле. Дума безусловно постановила сдать подрядные работы г. Тагиеву.
По условиям торгов последняя, остающаяся не снесенной, часть наружной крепостной стены должна была быть снесена к сентябрю месяцу 1888 г., с таким условием работы и были сданы подрядчику. Но уже в мае месяце подрядчик от работ отказался, находя слишком тяжелыми те условия, которые ему предложила управа, заботящаяся о дешевизне.
Тем не менее все таки в июле снос крепостной стены начался – начали ломать батарею, которая примыкала к воротам, ведущим в крепость.

Таким образом, снос наружной крепостной стены, начатый в 1883 году, к сентябрю 1888 г. был закончен.

Оставшаяся главная (внутренняя) крепостная стена, отремонтированная в 1888 году, все равно продолжала требовать расходы на ее содержание, что не устраивало Бакинское городское самоуправление при постоянном дефиците бюджета города. Поэтому городская управа решила снести всю стену и внесла в проект сметы городских расходов на 1891 г. в § 14 (новые работы) 15315 руб. для сноса крепостной стены. Но думская финансовая комиссия не поддержала такой большой расход, а приняла на содержание крепостной стены лишь 42 руб. 25 коп., что составляло, к тому же, уже произведенные расходы; но при этом предложила думе ходатайствовать о высочайшем разрешении совсем снести крепостную стену, лишающую доступа воздуха в Крепость, населенную крайне скученно.
Управа находила ремонт крепостной стены необходимым, так как в некоторых местах стена угрожала рухнуть, и потому предлагала на эти цели оставить такую же сумму, которая была ассигнована в прошлом году, считая выделенную сумму 42 руб. 25 коп. недостаточной.
Гласные Бакинской городской думы, признав необходимым ассигновать сумму, достаточную лишь на поддержку и ремонт крепостной стены, единогласно присоединились к предложению комиссии ходатайствовать в установленном порядке о сносе стены; при этом управе было предложено войти в надлежащие инстанции с названным ходатайством в возможно скорейшем времени.

Поданное ходатайство было отклонено. Но дума в последующие годы все равно продолжала упорно добиваться сноса крепостной стены.

Директор Бакинского реального училища д.с.с. И.В. Денфер в октябре 1910 г. срочно сообщил городской управе, что часть крепостной стены, прилегающая ко двору училища, выдалась в сторону двора, вследствие давления наваленной на нее со стороны крепости земли, что угрожает падением, поэтому директор просил о назначении комиссии для осмотра этого места.
Назначенная комиссия после произведенного осмотра предложила снести аварийные участки стены.

В ответ на ходатайство городской управы о сносе признанных комиссией опасными частей крепостной стены градоначальник полковник П.И. Мартынов сообщил городскому голове, что по существующим законоположениям строжайше воспрещается разрушать остатки древних крепостей, и предложил представить подробное описание всех повреждений стены для ремонта, а для обеспечения общественной безопасности от возможного обрушения крепостной стены предложил принять необходимые к тому меры.

Так получилось, что царский чиновник проявил бóльшую заботу о сохранности исторического памятника, чем гласные Бакинской городской думы – жители Баку.


Часть 2. Крепостные ворота

Как уже отмечалось ранее, в крепостных стенах было двое ворот – на севере Шемахинские и на юго-западе – Горные, или иначе Сальянские ворота. Кроме них в стене, выходившей к морю, было трое небольших ворот. Помимо указанных, были еще проходы во внутренней крепостной стене, для сообщения с построенными бастионами. На плане 1738 г. (рис. 3) они названы «тайные вороты или вылаз».

После того, как Бакинская крепость была исключена из числа военных крепостей, и крепостные стены престали служить оборонным целям, в них, в связи с увеличением численности населения г. Баку, для удобства жителей было устроено еще несколько проходов и ворот.

Рис. 12. Гаджи Зейнал-Абдин Тагиев ("Гатыр" Гаджи Зейнал-Абдин).
Годы жизни 1823-1914 гг.
Так, в крепостной стене выше Шемахинских ворот, на продолжении Базарной улицы (в советское время ул. Гуси Гаджиева, ныне пр-т Азербайджана), по ходатайству купца Гаджи Зейнал-Абдина Тагиева (не путать с известным меценатом-нефтепромышленником, его полным тезкой и однофамильцем!) были открыты новые ворота, которые назывались Верхние, или Тагиевские.

Легенда об открытии этих ворот, бытовавшая в народе, рассказана в книге Г. Сарабского "Старый Баку":
«Те ворота, что рядом с садом Сабира, позднее построил один из известных бакинских купцов и крупных домовладельцев. Этот человек получил прозвище "Гатыр" Гаджи Зейнал-Абдин (что означает «хитрец») как раз после открытия этих ворот. Он умер незадолго до начала первой мировой войны. Он владел большим количеством бакалейных лавок и магазинов, располагавшихся в два ряда по обе стороны улицы, как раз напротив нынешнего сада Сабира.
Они шли в направлении к южной части нынешней улицы Гуси Гаджиева, которая раньше называлась Базарной, соответственно её назначению. Торговля у этого Гаджи шла из рук вон плохо, магазины часто пустовали без покупателей. Тогда сообразительный Гаджи, попросив разрешения у городской управы, прорубил эти ворота, и народ стал ходить туда-сюда и заодно захаживать в его магазины. За такую сообразительность и смекалку народ и прозвал его "хитрец" Зейнал-Абдин – "Гатыр" Гаджи Зейнал-Абдин». (© перевод Фирангиз ханум Аскерзаде).

На самом деле ворота были открыты управой, хотя и по инициативе Тагиева. Строительное отделение разработало проект и отправило его в Тифлис, в Управление наместника Кавказского, для согласования. Оттуда проект был направлен в Санкт-Петербург, где тот был забракован и вместо него разработан совершенно новый проект крепостных ворот, который и был утвержден. И вот по этому новому проекту управой и были устроены Тагиевские ворота.
Над воротами и на крепостной стене между башнями, согласно проекту, были сделаны зубцы.

Рис. 13. Верхние, или Тагиевские ворота. 1900-е - 2012 гг.

Так в 19-м веке на крепостной стене появились зубцы, сыгравшие впоследствии, в 1950-е годы, свою роль при реставрации стен Крепости.

Но открытых новых Тагиевских ворот все равно было недостаточно.

Основной людской поток по-прежнему шел через Шемахинские (или иначе – Ширванские) ворота, поэтому необходимость еще одних ворот в том месте, для прохода-проезда к собору, назрела давно. Это становилось очевидным каждый раз при скоплении народа, особенно в большие праздники – при выходе из церкви происходила неимоверная давка; тут и пешеходы, и фаэтоны – все сливалось в двигающуюся массу, и понятно, бывали не раз и несчастные случаи. И вот наконец управа в 1886 году решила устроить вторые ворота рядом с существующими. Тем более, что разрешение пробить крепостную стену и устроить новые ворота было получено еще два года назад.

13 апреля 1883 г. состоялось заседание городской думы. В повестке одним из вопросов было: "О перенесении ворот наружной крепостной стены во внутреннюю, для сохранения их, как значительного памятника древности". Вопрос этот гласными городской думы был решен положительно. Речь шла о переносе ворот наружной крепостной стены, которая подлежала сносу с высочайшего разрешения.

Ходатайство Бакинской городской думы об устройстве новых ворот, рядом с существующими, наместнику Кавказскому так же было удовлетворено. Затем последовало и высочайшее разрешение. Но на этом дело тогда и закончилось – управа вместе с думой благополучно позабыли о переносе ворот, отложив его на неопределенное время.

И только в октябре 1886 году, благодаря чрезвычайным обстоятельствам, управа вспомнила об этом и внесла доклад на заседании думы. И после утверждения его гласными думы управа объявила торги на работы:
«Бакинская городская управа доводит до всеобщего сведения, что 15 октября 1886 г., в час дня, в ее Присутствии будут произведены решительные торги на открытие, по указанному плану, вторых ворот в крепостной стене, рядом с Ширванскими воротами».

Рис. 14.


В 1887 г., наконец-то, были открыты еще одни ворота рядом с существовавшими, сделанные копией ворот внутренней стены. Над новыми воротами была изготовлена точная копия древнего городского герба – голова быка между двумя львами, как и над существующими рядом воротами. Здесь следует отметить, что Шемахинские ворота в главной внутренней и в фоссебрейной наружной крепостных стенах были перестроены полностью в 1864 году. Глядя на изображения гербов на фотографии ниже, можно предположить, что в 1864 году при перестройке ворот был обновлен и герб над ними, поэтому они выглядят одинаково, и не видна разница в 300 лет между ними.

Рис. 15.

После открытия новых ворот Шемахинские ворота стали парными, о чем говорит и их нынешнее название: Гоша Гала Гапысы.


Рис. 16.

Одновременно с открытием новых ворот во внутренней стене в нее были перенесены исторические надписи, бывшие ранее над воротами во внешней стене.

Рис. 17. Надписи над Шемахинскими воротами, перенесенные из снесенной наружной стены во внутреннюю крепостную стену.

Рис. 18. Надпись над северными (Шемахинскими) внешними крепостными воротами.

Учитель Бакинского уездного училища молла Мирза Абдул Рагим Имам Али оглы Алиев сделал копию с надписи и передал ее профессору Казанского университета Берёзину И. Н.

Надпись гласила (перевод И.Н. Берёзина):
"Повелено строение этой укрепленной твердыни и крепкой стены в дни благополучного царствования величайшаго Сультана, высокочтимого Хакана, владельца вый (шей – прим. авт.) народов, шаха Аббаса Хюсейнова Эль-Мусави Сафи Багадур хана – да продлит Господь его царствование! – рукою десницы победоносного благополучного правления Зульфакар хана, в 1027 (1618) году" (дата в переводе Берёзина отличается от даты, указываемой академиком Дорном, посещавшим с научной целью Баку в 1861 году: 1017 (1608) г., и от всех последующих публикаций на 10 лет - прим. авт.).

Рис. 19. Ворота в городском саду, бывшие Сальянские, или Горные ворота. 1886 г.
Находившиеся на юго-западном углу крепости Горные (или иначе Сальянские) ворота были заложены вскоре после упразднения в 1867 году крепости Баку, и стали едва заметны в разросшемся городском Михайловском (или иначе Губернаторском) саду. После переделки ворота утратили свое значение, а заодно и название - поскольку дорога в Сальяны более не начиналась от этих ворот, да и от гор ворота были отделены устроенным городским садом. Наиболее обиходным стало название - ворота в нижней части Михайловского сада.
Рис. 20. Баку. Ворота в городской сад. 1900-е - 2008 гг.

Древние надписи, бывшие над прежними воротами, были также перенесены во внутреннюю стену.

Рис.21


Кроме перечисленных ворот, существовали еще небольшие проходы и проезды в крепость, служившие когда- то для сообщения с бастионами (см. Рис.5).

Рис. 22. Вид на крепость Баку. Виден проход ко 2-му бастиону во внутренней стене. ~1860-е годы.

Проход к 3-му бастиону возле башни – донжона (Джебахана, где находился арсенал), располагавшемуся там, где ныне находится Президиум Национальной академии наук Азербайджана (так наз. «Исмаилия»), был там же, где и ныне существующий вход-лестница в крепость. После упразднения крепости им уже не пользовались, т.к. он обрушился, был засыпан, а возле самой стены был построен дом. Вновь открыт этот проход был позже, со строительством «Исмаилии», после сноса домов, примыкавших к крепостной стене в том месте.

Рис.23


Следующий проход во внутренней стене – ко 2-му бастиону, находившемуся когда - то на том месте, где впоследствии построили Реальное училище (в советское время – Нархоз, а ныне Экономический университет), поддерживался в рабочем состоянии и им пользовались жители. Стена возле прохода содержала подпорки, которые установили русские военные инженеры. Но при сносе наружной стены, с одновременным ремонтом внутренней, проводимом городской управой, подпорки эти убрали.

Рис. 24. Баку. Вид на проход в Крепость (бывш. проход ко 2-му бастиону). ~1890 г.
Рис. 25. Баку. Площадь по продаже угля близ прохода в Крепость (бывш. проход ко 2-му бастиону).~1890 г.

Этот проход с началом строительства Реального училища был закрыт, поскольку он оказался во дворе строящегося училища. В таком состоянии он существует и в нынешнее время - перекрытый внутри кирпичной стеной.

Рис. 26.

Во время строительства Реального училища была произведена планировка местности, в результате которой уровень поверхности земли у крепостной стены был понижен на несколько метров. Это привело к угрозе обрушения крепостной стены, в связи с этим подпорки для предотвращения обрушения стены были сооружены вновь. Были также приняты и другие дополнительные меры для укрепления крепостной стены и грунта.

Рис. 27. Баку. Старый вход в Крепость со стороны Экономического университета. 2010. Фото Мир Теймур Мамедов.



Проход к 1-му бастиону, который находился примерно на месте станции метро Баксовет (ныне Ичери Шехер), после упразднения Бакинской крепости, как военного фортификационного укрепления, был переделан, и через него можно было не только проходить, но и проезжать в Крепость.

Рис. 28.

В 1903 г. городские власти возбудили ходатайство о расширении этого проезда (ныне ворота Тек Гала Гапысы позади станции метро "Ичери Шехер"), в крепостной стене, рядом с новым строящимся зданием Городской думы (в советское время Баксовет, ныне здание Исполнительной власти города Баку), а также об открытии крепостных ворот между новыми зданиями Городской думы и Реального училища (нынешний вход в крепость "40 пиллякан"), т.к. существовавший проход в крепость в связи с началом строительства Реального училища оказался внутри его двора, что сильно затруднило пользование этим проходом, а затем он и вовсе был закрыт.

Но до 1905 года ничего по этому ходатайству сделано не было, и в январе 1905 г. городская управа уведомила бакинского губернатора, что утвердительное и скорейшее разрешение возбужденного ходатайства имеют весьма серьезное значение, как в видах санитарных, так равно и в видах улучшения сообщения крепостной части города с остальной, почему управа и просила оказать свое содействие в этом деле.

В связи с этим обращением губернское правление в марте 1905 г. разрешило расширить существовавшие проездные ворота в крепостной стене около летнего помещения Артистического общества (которое в те годы находилось на месте станции метро "Ичери Шехер" – бывш. "Баксовет").

Рис. 29.

Рис. 30.

Губернское правление уведомило также городскую управу, что ходатайство жителей крепости относительно устройства новых ворот в крепостной стене между зданиями Реального училища и Городской думы также найдено подлежащим удовлетворению, но только с тем условием, чтобы ворота эти были устроены по возможности ближе к зданию Городской думы, чтобы проходящие не причиняли беспокойства больным в больнице Реального училища, помещение для которой отведено в нижнем этаже здания, примыкающего к крепостной стене.
Но прошло еще более года после получения ответа из Губернского правления, прежде чем городские власти построили наконец новый вход-лестницу для жителей Крепости. Проход по лестнице, которая стала называться Думской лестницей, был открыт лишь в сентябре 1906 г. Позднее за лестницей закрепилось название "40 пиллякан" ("40 ступеней").

Рис. 31.



Новый бастион располагался примерно там, где сейчас находится филармония им. М.Магомаева. Бывший проход к нему был заделан и не использовался по прежнему назначению.

Рис.32 . Ниша в крепостной стене от бывшего прохода к Новому бастиону. ~1888 г.

После ремонта стены и расширения городского сада был устроен бассейн в саду рядом с бывшим проходом, а ниша в стене, оставшаяся от прохода, сдавалась управой в аренду под буфет в Михайловском саду.

Рис. 33. Объявление Бакинской городской управы о торгах на отдачу в аренду ниши у Крепостной стены. 1906 г.

Рис. 34. Баку. Сад Филармонии, фонтан и крепостная стена с нишей от бывшего прохода к Новому бастиону. 2000-е годы.



Данная статья является исключительной собственностью её автора (С. Колтунова) и сайта "Наш Баку".

Pereopublikovanijer.JPG


--Ksp 22:14, 19 февраля 2018 (UTC)

comments powered by Disqus
Рекомендация close


Главная страница