Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Мартынов Пётр Иванович – полковник, градоначальник г. Баку

Martynov-6.jpg

1867 - ?

Пётр Иванович Мартынов родился 12 июня 1867 г. в Тифлисской губернии в дворянской семье. Его отец, коллежский ассесор И.В. Мартынов, в год рождения сына служил в канцелярии Окружного Совета Кавказского военного округа.
Общее образование Пётр получил в Тифлисском кадетском корпусе.

Martynov-4.jpg

Здание Тифлисского кадетского корпуса

По окончании кадетского корпуса 19-летний Пётр Мартынов поступил во 2-е военное Константиновское училище в Санкт-Петербурге. Дата поступления в это учебное заведение является также датой начала его службы – 2 сентября 1886 года.
В Константиновское артиллерийское училище принимали молодых людей, в основном, после окончания кадетских корпусов (примерно 90%), остальных - после окончания гимназий, реальных училищ - по конкурсу баллов.

Martynov-2.jpg

Здание 2-го военного Константиновского училища в Санкт-Петербурге

Воспитанники училища - юнкера изучали, главным образом, точные науки: математику, аналитическую геометрию, дифференциальное и начало интегрального исчислений, физику, химию, механику, черчение. Кроме того, они обучались пешему и конному строю, уставам, гимнастике, верховой езде и фехтованию.
Преподавали в училище замечательные педагоги и выдающиеся генералы русской армии.

Учился юнкер Мартынов отлично. Однако возникла проблема – у Мартынова начала развиваться близорукость, в его послужном списке появилась неприятная запись – «разрешено носить очки». И это закрыло ему путь в боевые офицеры. Согласно «Наставлению по воинской повинности для руководства при освидетельствовании телосложения и здоровья», близорукость в определенных размерах не являлась преградой для возможности быть офицером, однако служить в войсках можно было только на нестроевой должности.

Martynov-3.jpg
Большой актовый зал 2-го военного Константиновского училища

В августе 1888 года Мартынов закончил 2-е Константиновское военное училище по 1-му разряду. В связи со своими успехами в учебе он был произведен в подпоручики со старшинством с 7 августа 1887 г., что давало ему преимущество перед остальными выпускниками для последующего производства в следующий чин.

По окончании училища молодой офицер отбыл в 155-й Кубинский полк, дислоцированный на Кавказе. В полку Мартынов занимал разные должности, не связанные со строевой службой. В 1891 году он был произведен в следующий чин – в поручики.

В июне 1900 г. Петра Ивановича Мартынова Высочайшим приказом переводят в Отдельный корпус жандармов (ОКЖ). Деятельность Корпуса сосредотачивалась почти исключительно на политическом розыске и на формальном расследовании дел о лицах, виновных в совершении государственных преступлений.

С 5 июня 1900 г. поручик П.И. Мартынов был прикомандирован к Санкт-Петербургско - Варшавскому жандармскому полицейскому управлению, в ноябре этого же года его новым местом службы становится Варшавское Губернское жандармское управление (ГЖУ).
В декабре 1900г. Мартынов был произведен в следующий чин – в штабс-ротмистры.

5 марта 1901 года его переводят в Бакинское ГЖУ, и почти год, с ноября 1901г. до сентября 1902 г., Мартынов служил адъютантом в Жандармском полицейском управлении Закавказских железных дорог. Мартынов был производен в чин ротмистра со старшинством с 6 декабря 1901 г.

С 25 сентября 1902 г. Пётр Иванович становится помощником начальника Тифлисского ГЖУ в Ахалцикском, Ахалкалакском и Горийском уездах.

Во время службы на этих постах раскрылся талант Мартынова как администратора, он показал себя человеком широких взглядов, деятельным и волевым начальником. Всю свою жизнь он был верным монархистом, сознательно борющимся с революционерами. Однако вел эту борьбу строго в рамках существовавших законов, решительно пресекая как террористическую и политическую борьбу врагов монархии, так и превышение власти своими подчиненными. Про таких, как он, говорят: строг, но справедлив.

Не случайно именно Мартынову в декабре тревожного революционного 1905 г. Наместник его Императорского Величества на Кавказе, генерал-адъютант граф И.И. Воронцов-Дашков поручил исполнение должности (и.д.) тифлисского полицеймейстера.

Martynov-1.JPG

В своем самом первом приказе, обращенном к подчиненным, временный тифлисский полицеймейстер Мартынов писал:

(...) Будем помнить, что мы сейчас не что иное, как солдаты на тяжелом, ответственном и подчас весьма опасном посту, а посему, забыв пока лично о себе, все свои духовные и физические силы приложим к строгому выполнению своего долга не только за страх, но всегда и за совесть...
...я считаю недопустимым, чтобы полицейский чин позволил, при каких бы то ни было обстоятельствах, пока жив, обезоружить себя.

Помните, что в опасное время и в опасных местах вы всегда увидите меня впереди себя и что во всякой беде вы найдете во мне защитника и заступника...

И доказал он эти свои слова на деле уже пару месяцев спустя...

14 мая 1906 года на тифлисского военного генерал-губернатора Тимофеева и тифлисского полицеймейстера Мартынова было совершенно покушение – брошены две бомбы, осколками которых был убит казак конвоя и несколько человек ранено. Генерал-губернатор остался цел, а Мартынов был тяжело ранен, но, несмотря на ранение, он открыл огонь по бомбометателям, убив при этом одного из них (второму же удалось бежать).

Н.А. Бигаев, командир конвоя Кавказского Наместника, так писал в своих воспоминаниях «Последние наместники Кавказа (1902 – 1917)» об этом событии и о Мартынове:

Летом 1906 года в Тифлисского полицеймейстера подполковника Мартынова, человека изумительной храбрости, порядочности и доблести и, скажу открыто, гордости корпуса русской жандармерии, была брошена бомба из окна второго этажа грузинской дворянской школы со стороны Лабораторной (после Петра Великого) улицы.

Мартынов был осколками разорвавшейся бомбы тяжело ранен, изуродованный на всю жизнь. Но он, как всегда в таких случаях, не растерялся. Изуродованный, обливаясь кровью и лежа на мостовой, Мартынов нашел в себе силы, чтобы открыть сейчас же огонь по бомбометателям и предупредить вторую, готовую уже к метанию, бомбу.

Ранение было настолько тяжким, что и в декабре 1906 г. Мартынову еще было необходимо дальнейшее лечение в Санкт-Петербурге.

17 июля 1906 г. ротмистр П.И. Мартынов был произведён в подполковники.

В 1907 г. и.д. тифлисского полицеймейстера подполковника Мартынова переводят с Кавказа на такую же должность в Киев.
О службе Мартынова в Киеве удалось найти в старых киевских газетах некоторые сведения о его работе с личным составом полиции. В его приказе по поводу полицейский чинов, нарушивших «долг службы и дисциплины», ясно виден его стиль работы, включающий в себя нетерпимость ко всяческим нарушениям закона вне зависимости от личности нарушителя, который затем был типичен и для его работы в Баку.

В Киеве П.И. Мартынов прослужил до конца 1908 года, когда ему был предложен наместником Кавказским освобождающийся пост бакинского градоначальника. Мартынов не сразу дал своё согласие письменно, решив сначала лично поговорить об этом.
В декабре 1908г. по дороге из Киева в Тифлис он заехал в Баку, чтобы познакомиться с городом и делами. Тогда же он встретился для разговора с покидающим пост градоначальника Баку генерал-майором М.А. Фольбаумом.


—————————————————————————————————————————————
Здесь надо дать пояснение, кто же такой градоначальник и что входило в сферу его деятельности.

Градоначальник — в Российской империи в XIX — начале XX века должностное лицо с правами губернатора, управляющее градоначальством (городом с прилегающими землями), выделенным из губернского подчинения в отдельную административную единицу вследствие его особого значения или географического положения.
Бакинское градоначальство было образовано в 1906 году сначала как временное градоначальство именно в связи с его особым значением, с «целью охраны порядка и общественной безопасности в г. Баку и прилегающем к нему нефтепромысловым и фабрично-заводским районе».
23 марта 1912 г. был принят и одобрен Императором Николаем II закон "Об учреждении Бакинского градоначальства" и Положение о Бакинском градоначальстве.

В Бакинское градоначальство входили город Баку с прилегающими к нему нефтепромышленным и фабрично-заводским районом и часть Бакинского уезда, включающая в себя Апшеронский полуостров, а также острова Нарген, Святой и др.

В задачи Бакинского градоначальника входили:
• общие административные дела (дела по обеспечению быта жителей, составление постановлений по предметам общественного благочиния, порядка и безопасности и пр.)
• попечение по охране бакинских нефтяных промыслов и заводов, по поддержанию на них порядка и безопасности, предотвращению и устранению препятствий к правильному ходу работы на промыслах и заводах
• надзор за городским самоуправлением (руководство городской полицией, обеспечение надзора за торговлей, почтой, судоходством, состоянием публичных, крепостных и портовых зданий)
• участие и председательство в заседаниях бакинских губернских по промысловому налогу и фабричным и горным делам присутствиях и др.

—————————————————————————————————————————————

22 января 1909 г. вечерним поездом в Баку прибыл назначенный на пост бакинского градоначальника подполковник корпуса жандармов Петр Иванович Мартынов, прослуживший на этом посту более 7 лет.

Мартынов, не любивший лишней шумихи в связи с его персоной, извещая о дате своего приезда, попросил не устраивать ему никаких встреч на вокзале, однако избежать этого ему не удалось.
К приходу поезда на вокзале его ждали полковник П.П. Шубинский - и.д. градоначальника, балахано-сабунчинский полицеймейстер подполковник Подгурский, городской голова Н.В. Раевский, правитель канцелярии градоначальства А.А. Виленбахов, чины полиции во главе с бакинским полицеймейстером В.И. Шервудом, состоявшие при градоначальстве – врач Житков, инженер Сорокин, архитектор Никитин и др.
Приветственное слово сказал городской голова Раевский:

Добро пожаловать! Пожелаем Вам успеха и желаем, чобы Вы оправдали надежды, возложенные на Вас Государем Императором, Наместником на Кавказе и населением города Баку.


Мартынов, приехавший один, без семьи, поздоровался со всеми встречающими, сказал, что напрасно они беспокоились и приехали на вокзал, поговорил немного с Шубинским и Раевским и уехал на квартиру, которая находилась на Набережной в доме Арамянца[1].

В работу новый градоначальник активно включился сразу.
Первый день его пребывания на посту прошел так:
в 9 часов подполковник П.И. Мартынов на своей квартире принял представляющихся ему чинов бакинской полиции во главе с полицеймейстером Шервудом, которым градоначальник дал несколько руководящих указаний и отпустил на службу.
В 11 часов Мартынов прибыл в свою канцелярию, которая размещалась недалеко от его квартиры, на Набережной, в доме Гаджи Неймата Сеидова [2]. Здесь он познакомился со всеми своими сотрудниками. После обычных приветствий подполковник Мартынов предложил, «не теряя золотого времени приступить к своим занятиям».
Затем новый градоначальник посетил городскую управу, учебные заведения и др. учреждения. Вечером он отдал приказ о вступлении своём в исправление должности и предложил полковнику Шубинскому обратиться к своим прямым обязанностям помощника градоначальника.

27 января 1909 г. Мартынов объезжал в сопровождении Балахано-Сабунчинского полицеймейстера подполковника Подгурского полицейские участки этого района и знакомился с подведомственными ему чинами.

Всё происходящее в городе входило в сферу рабочего интереса градоначальника. Мартынов изучал постановления Бакинской Думы и исполнение решений Думы с учетом интересов населения.
Одна неделя понадобилась Мартынову, чтобы изучить обстановку и начать наводить порядок в контроле работы полицеймейстерства Баку.
Так, в замену существовавшего порядка, П.И. Мартынов предложил всем участковым приставам ежедневно с утра являться лично к нему на квартиру с докладами о состоянии вверенных им участков.
Независимо от этого, полицеймейстер В.И. Шервуд также должен был ежедневно являться к градоначальнику с докладом об общем состоянии города.
Градоначальник тут же давал соответствующие распоряжения, об исполнении которых ему должны были докладывать на следующий день.

Особое внимание уделял Мартынов организации работы, чёткости и точности в исполнении приказов полицейских чинов бакинской полиции. Здесь он принимал подчас жёсткие решения, если считал, что полицейские чины не исполняют то, что им предписывалось приказами и распоряжениями.

В центре внимания Мартынова было всё, что необходимо для хорошей полицейской работы: текучесть кадров, состояние оружия, форменная одежда, еда, помещения полицейских участков.

31 января 1909 г. полковник Мартынов предписал бакинскому и балахано-сабунчинскому полицеймейстерам предложить приставам вверенных им участков предоставлять еженедельно по понедельникам ведомости о движении переписок в участковых управлениях.
Насколько важное значение придавал Мартынов этой части полицейской работы видно из многих его приказов по градоначальству и в дальнейшие годы. На нарушителей накладывались административные штрафы, при повторном нарушении им грозило увольнение с работы.

В 1910 г. он приглашает на пост бакинского полицеймейстера подполковника В.И. Назанского, который начал проводить реформу городской полиции.

Градоначальник активно занимался вопросами ценообразования продуктов питания, обеспечения населения дровами, точностью мер и весов в городе и всего остального, необходимого для нормальной жизни градоначальства, не забывая при этом строгий контроль исполнения данных им распоряжений и утверждений.

Улучшение условий быта жителей и благоустройства города всегда оставались в поле зрения градоначальника полк. Мартынова.
Мы не можем в одной статье перечислить всё, чем занимался П.И. Мартынов. Вот только несколько примеров его деятельности в этой области.

27 января 1909 г.
Бакинский градоначальник предложил городскому голове приостановить ... приведение в исполенение решения городской думы относительно отвода участка земли в Михайловском саду под постройку помещения бакинского Общественного собрания...
В своем распоряжении он писал, что «вырубка 250 молодых деревьев в единственном городском саду едва ли может быть признана соответствующей интересам населения и, главное, городской сад по генеральному плану ни под каким видом не может быть отведен под застройку». Поэтому предлагалось приостановить решение думы впредь до рассмотрения этого вопроса в заседании по городским делам присутствия.

С марта 1910 г. согласно требованию градоначальника шло исправление тротуаров в Крепости.

Май 1910 г. - январь 1911 г. - Мартынов издал приказы о работе театров и цирков города и создал постоянную комиссию для контроля и наблюдения за их правильным устройством и содержанием (противопожарная безопасность, ограждение от несчастий в случае возникновения паники, освидетельствование зданий театров и цирков перд началом сезонов и пр.)


Мартынов прибыл в Баку в трудное для города время: постоянные стачки, забастовки, безработица, убийства, уличные разбои, грабежи, похищение людей, разбойники - со всем этим пришлось столкнуться градоначальнику.
Был он, как уже неоднократно отмечалось, человеком жестким, но небезразличным к просьбам и обращениям. Если разобравшись в деле, он видел законную возможность помочь, то делал это.

В январе 1909 г., практически сразу после прибытия в Баку, при объезде полицейских частей в Балахано-Сабунчинском районе, Мартынов заехал в контору Бакинского нефтяного общества (БНО) или, как его продолжали называть в Баку, промыслов Кокорева.
Здесь он лично ознакомился с продолжающейся более месяца забастовкой рабочих. Сюда пришли и представители от рабочих, которые попросили градоначальника взять на себя посредничество между ними и руководством БНО.
На следующий день делегаты по этому делу явились к градоначальнику для беседы, в результате которой Мартынов обещал освободить рабочих, арестованных две недели назад в связи с забастовкой. Через несколько дней все 27 арестованных рабочих были освобождены.

В марте 1909 г. у канцелярии градоначальства толпа из почти 1.500 русских безработных просила бесплатный проезд на родину. По распоряжению градоначальника подполковника П.М. Мартынова все просьбы об отъезде были удовлетворены. Задержка происходила из-за отсутствия на тот момент проездных билетов, уже затребованных градоначальником.

В надзоре за соблюдением общественного порядка градоначальник при необходимости сам принимал участие в урегулировании проблем.

Так например, весна 1910 г. оказалась богатой на разные скандалы, разбирать которые пришлось градоначальнику Мартынову лично.

Инцидент в Техническом училище.
1 апреля 1910 г. исключенный из Технического училища ученик 3-го класса[3] Арсений Баев ударил одного из учителей, или, как было принято говорить в то время, «нанес оскорбление действием».
Инцидент вызвал в школе волнение среди учеников, уже имевших опыт школьных забастовок 1905-1906 годов.
15 мая в училище прибыл градоначальник Мартынов в сопровождении бакинского полицеймейстера штабс-ротмистра Назанского.
Директор училища собрал в актовом зале всех учеников 3-го класса, к которым градоначальник обратился «с внушительным словом, предупредив, что при всякой попытке к беспорядкам и угрозам будут приняты самые решительные меры».
Ученика Шенгелия как главного подстрекателя к устройству беспорядков в училище градоначальник приказал немедленно арестовать.

Скандал в бакинской городской думе.
18 мая на заседании Бакинской городской думы разразился очередной скандал, явление довольно частое в работе думы.
По вопросу имеют или право принимать участие в заседаниях контрольной комиссии по постройке водопровода только её члены или все гласные думы произошла бурная дискуссия, во время которой произошла ссора двух гласных – И. Гаджиева и А.Б. Гулиева. Слово за слово и ...

Из протокола заседания:
Гл. Гулиев А.Б. протестует потив самой постановки вопроса о недопущении гласных на заседания комиссии.
Гл. Гаджиев И.: «Водопровод – не мельница Гулиева...»
Город. голова Раевский Н.В.: «При чем тут мельница Гулиева? Прошу держаться ближе к вопросу и не касаться личностей».
Гаджиев: "Гулиев на свою мельницу никого не пустит..."
Раевский: "Он имеет на то право".
Гулиев: "Гаджиев в деле заинтересован".
Гаджиев (хватается за стоящую перед ним бутылку): "Я ему морду набью!"
Шум в зале продолжается. Через 5 минут заседание может продолжаться, но...

Гаджиев: "Вызываю гл. Гулиева на дуэль", и с последним возгласом «Я вам еще покажу! Расправлюсь с вами!» Гаджиев покидает зал.


27 мая градоначальник Мартынов пригласил к себе по отдельности гласных Исрафила Гаджиева и Ага Балу Гулиева и указал им на недопустимость в будущем повторения подобных крупных инцидентов в думе, просил их не вносить в свои речи при обсуждении городских вопросов личных интересов и придерживаться порядка.
Затем Мартынов пригласил к себе группу гласных, составляющих оппозицию, которая после этого инцидента перестала посещать заседания думы, и просил их не создавать прецедента и посещать заседания думы.

Практически ежедневно в газете «Каспий» публиковались списки жителей, подвергшихся наказаниям (арест или штраф) за нарушение общественного порядка или несоблюдение распоряжений и приказов: за появление в общественных местах в пьяном виде, за оскорбление чинов полиции, за тайную торговлю спиртными напитками, за неправильное ведение домовых книг, за нарушение правил автомобильного движения, за повышение установленных цен на продукты, за нарушение правил об извозном промысле и т.д.).
В Баку ношение оружия, в том числе и без официального разрешения, было явлением очень распространенным и приносило с собой огромные проблемы, так как почти ежедневно здесь случались перестрелки, зачастую заканчивающиеся ранением или смертью. Градоначальник решительно начал бороться с этим явлением – ношение оружия без разрешения наказывалось его конфискацией и тюремным заключением сроком до 3 месяцев.

Не все были довольны строгостью начальника. Одни на него писали анонимки в вышестоящие инстанции, другие для поднятия собственной служебной репутации создавали подложные террористические группы для их фиктивного раскрытия.
В сентябре 1909 г. в газете «Русское слово» об этом была опубликована заметка «Бакинские бомбы»:

Martynov-7.jpg

10 апреля 1911 года подполковник Мартынов произведен в полковники по старшинству.

Мартынов-градоначальник.jpg

25 ноября 1914 г. проездом в Кавказскую армию в Баладжарах остановился поезд Императора Николая II. Здесь Его Величество приветствовали все официальные лица Баку, начиная с Бакинского градоначальника полковника П.И. Мартынова и Бакинского губернатора действительного статского советника В.В. Алышевского.[4]. Встреча была хорошо организована и прошла очень тепло, за что 6 декабря 1914 г. Мартынов получил Высочайшую благодарность.


Martynov-8.jpg
«Вестник полиции»



В годы 1-й мировой войны на плечи градоначальника легли дополнительные заботы о создании и координации в городе госпиталей для раненых офицеров и солдат, борьба с дороговизной продуктов первой необходимости и т.п.

19 декабря 1915 г. в Баку пришла неожиданная весть: Бакинский градоначальник Петр Иванович Мартынов оставляет свой пост в связи с его назначением на должность Черноморского губернатора.
Весть эта была встречена бакинским обществом с чувством единодушного сожаления, как писала об этом газета «Каспий»:

... Лет шесть тому назад один столичный журналист, возвращаясь из Персии в Россию, посетил Баку, и потом написал в своей газете, что Баку – это небывалый в России город, где «население довольно своим градоначальником, а градоначальник доволен населением».
Эта краткая характеристика, столь редкая в то тяжелое время повсеместных «волнений» и «усмирений», сохранила свою силу и до сегодняшнего дня. Полковник Мартынов, принявший город в трудные дни, когда по улицам гремела стрельба, когда среди белого дня похищали и уводили неведомо куда видных граждан, быстро установил в городе порядок и спокойствие, пользуясь при этом не карательными мерами, а предупредительными.
И дальнейшей своей деятельностью на посту градоначальника П.И. Мартынов заслуживает общие симпатии бакинских граждан своей гуманностью, доступностью, энергией, уважением к общественности, сочувственным отношением ко всем культурным начинаниям, отсутствием формализма и стремлением удовлетворить настоящие нужды населения.

Неоднократно за это время приходилось городу Баку переживать тяжелые минуты... Все эти тяготы полковник Мартынов переживал вместе с населением, и всегда ему удавалось смягчить, если не совсем устранить, тяготу событий...


Фельетонист газеты «Каспий» Игла (И.Я. Глахенгауз) в своей заметке по поводу ухода градоначальника П.И. Мартынова писал:

...Будущему историку бакинской жизни начала 20-ого столетия придётся констатировать невероятный факт: несмотря на то, что градоначальник относился с полным доверием к населению ничего страшного из этого в течение целого ряда лет не вышло.
Ни для населения, ни для государства.
Больше того: как будто прояснилась атмосфера в городе. Исчезло то тягостное напряжение, которое мучительно давало себя чувствовать раньше на каждом шагу.
Я имел однажды случай узнать лютых врагов полковника Мартынова.
Я читал отвратительнейший донос за подписями группы лиц, посланный лет шесть назад в Петербург на полковника Мартынова. Помню, чьи подписи стояли под этим доносом. И тогда еще я сделал вывод: - Градоначальник, наживший таких врагов, имеет право на симпатии со стороны остального населения. Потому что те враги были врагами всего населения. Его покоя и благополучия.
И злейшими врагами полковника Мартынова они стали только потому, что он им заявил решительно:
- Руки прочь!
(...)
Рано еще сказать о полковнике Мартынове всё, что я знаю о нём, как о человеке. Но это время наступит.
И тогда, из всего того, что я напишу о нём, самым ярким, самым светлым и красивым будет одно воспоминание:

- «Без различия национальностей!»

————————————————————————————————————————————— И здесь я хочу сделать небольшое отступление от дальнейшего рассказа о Бакинском градоначальнике полковнике Петре Ивановиче Мартынове.
Впервые с именем градоначальника П.И. Мартынова я, как очень многие из нас, познакомилась в книге Манафа Сулейманова «Дни минувшие (Исторические очерки)». Передо мной встал отвратительнейший и жесточайший тип, действующий вне законов, вызывавший только чувство отвращения и ненависти:

Во главе его (Бакинского градоначальства - прим. авт. статьи) встал другой палач - Мартынов. Бесцветные глаза этого крепко сложенного, свирепого вида мужчины источали холодное презрение и равнодушие ко всему живому...
Градоначальник ... полномочия имел неограниченные[5]. И всю свою ненависть направлял на подавление революционных настроений. При одном упоминании о стачках и стачечниках он приходил в неистовство. Непокорных подручные Мартынова забивали плетьми до бесчувствия, заковывали в кандалы и засылали в невозвратную даль - на муки и верную смерть.

Иногда Мартынов садился в экипаж и сам, стоя, правил лошадьми. Прохожие в ужасе жались по обочинам.


Читая же огромные статьи в «Каспии», описывающие трогательные сцены прощания Баку с этим человеком, переведённым в другую губернию на более высокий пост, меня поразило полнейшее несоответствие между написанным в «Днях минувших (Исторических очерках)» М. Сулейманова и тем, как описывали деятельность и характер Мартынова бакинцы, его современники.
Я на этом сайте опубликовала множество статей о бывших губернаторах и градоначальниках Баку, но такого прощания в связи с отъездом высшего административного начальства из Баку, как в случае с градоначальником полковником П.И. Мартыновым, мне еще не приходилось встречать вообще.

Дадим же слово современникам и участникам событий тех далеких от нас месяцев декабря 1915 - марта 1916 гг., когда Мартынов уже готовился к отъезду из Баку и в искренность слов, сказанных в его адрес, можно верить.

—————————————————————————————————————————————

19 декабря, т.е. в тот же самый день, когда впервые было опубликовано сообщение об оставлении Мартыновым поста Бакинского градоначальника, видные гласные Бакинской городской думы собрались для обмена мнениями об этом событии.
Участники совещания отметили заслуги П.И. Мартынова перед городом, особенно подчёркивая то обстоятельство, что он сумел объединить в Баку все национальности и разными способами и мерами устранить между ними бывшие трения, вернуть таким образом в город нормальную жизнь, ничем за время его работы в Баку не нарушаемую.
В течение нескольких часов члены совещания говорили о плодотворной семилетней деятельности Мартынова, и все пришли к единодушному мнению, что «в настоящее тяжёлое время в таком разноплеменном городе, как Баку, более чем когда-либо необходимо присутствие во главе местной власти лица, пользующегося общим доверием, уважением и любовью населения, каковым лицом и является П.И. Мартынов, обладающий, вдобавок ко всему, и отличным знанием местной жизни и её условий, энергией и решительностью в особо трудные минуты».
Совещание, признавая, что назначение Мартынова на пост Черноморского губернатора является для него повышением, постановило всё же отправить к нему делегацию с просьбой отказаться от нового назначения и остаться на посту Бакинского градоначальника, если на это будет получено соизволение Наместника Кавказского, а также отправить Наместнику Кавказскому Великому Князю Николаю Николаевичу младшему ходатайство об оставлении П.И. Мартынова в Баку.
Однако Мартынов категорически попросил городское управление не предпринимать никаких шагов в этом направлении.

23 декабря на повторном совещании гласных Бакинской городской думы с участием членов Совета съездов нефтепромышленников и Биржевого комитета было принято решение отказаться от планов предыдущего совещания и поручено особой комиссии в составе гласных П.А. Князева, И. Сафар-Алиева и Г.Б. Тер-Микаэльяна совместно с управой обсудить способы чествования П.И. Мартынова в связи с оставлением им поста Бакинского градоначальника.

В январе 1916г. Мартынов получил очень необычную телеграмму из Лондона, подобных которой еще не удостаивался до него ни один из покидавших руководящие посты в г. Баку:

Собрание директоров английских компаний «Олеум», «Борн», «Европейская» и «Биби-Эйбат»[6] поздравляют Вас по случаю назначения вас Черноморским губернатором, сожалеют о Вашем отъезде из Баку и выражают высочайшую оценку той великой пользе, которую получили город Баку и нефтяная промышленность вследствии Вашего весьма способного управления, желая Вам всяческого благополучия и успеха.
Герберт Аллен, председатель


1 февраля 1916 г. полковник П.И. Мартынов представлялся в Тифлисе Наместнику на Кавказе Его Императорскому Высочеству Великому Князю Николаю Николаевичу по случаю его назначения черноморским губернатором.

Однако сразу покинуть Баку Мартынову было невозможно. В связи с тем, что новый бакинский градоначальник Г.С. Ковалёв[7] мог прибыть в Баку лишь в середине марта, Мартынов должен был оставаться на посту Бакинского градоначальника до его приезда.
Кроме того, Наместником на Кавказе на градоначальника Мартынова было возложено исполнение обязанностей вновь введенного поста генерал-губернатора района Бакинского градоначальства.

Высочайшим указом от 8 августа 1914 г. было объявлено о введении военного положения в некоторых местностях Российской Империи, в их число вошло и Бакинское градоначальство. С передачей Наместником Мартынову также поста генерал-губернатора означало передачу власти не только гражданской, но и решение вопросов военного порядка, связанных с военным положением города Баку и его нефтяных районов.

Martynov-9.jpg
газета "Каспий"

15 февраля Мартынов вернулся из Тифлиса в Баку и сразу же вступил в исполнение обязанностей генерал-губернатора.

Все разрешения о ввозе и вывозе из Баку разных продуктов первой необходимости, а также ценобразования на них, по распоряжению ген.-лейтенанта С.В. Вольского[8], выдавал генерал-губернатор полковник Мартынов, получивший право налагать административное взыскание за незаконный их вывоз – в виде штрафа до 3.000 руб. или ареста до 3 месяцев.

Martynov-10.jpg
газета "Каспий"

К сожалению, в конце февраля П.И. Мартынов заболел и более недели не имел возможность покидать квартиру. В связи с этим канцелярия генерал-губернатора Бакинского района была перенесена в его квартиру.
Выехал из дома он только однажды – в день Новруз-Байрама, который отмечался в зале Бакинского Мусульманского Благотворительного Общества (Николаевская ул., здание «Исмаилия»), где он выступил с короткой речью:

Господа! Я не здоров, но всё же нашел в себе силы прибыть к вам и поздравить с праздником.
Болезнь не позволяет мне оставаться с вами и, уходя сейчас, я вместе с тем прощаюсь с вами.
За долголетнее свое пребывание в Баку на посту градоначальника, возможно, я причинил некоторым из вас какие-либо неприятности в силу необходимости, но всегда ко всем относился с сердечным уважением и делал все возможное, посему прошу вас лихом меня не поминать.

Прощайте, господа!

Эти слова Мартынова были встречены громкими аплодисментами присутствующих. П.И. Мартынов покинул зал, провожаемый до подъезда почётными мусульманами.

Узнав о том, что городская дума готовит ему проводы и хочет устроить торжественный обед, он пишет письмо городскому голове, в котором сердечно благодарит всех за внимание, не сомневаясь в благорасположении к нему гласных думы, но находит текущее время неудобным и неподходящим для устройства таких чествований, поэтому просит ничего в этом направлении не предпринимать.

Новый бакинский градоначальник Е.С. Ковалёв должен был прибыть в Баку в воскресенье 13 марта утренним поездом, на вечер этого же дня был запланирован отъезд из Баку четы Мартыновых.
В их распоряжение Управление железных дорог предоставило один вагон-салон, два товарных вагона для перевозки мебели и одна открытая платформа для автомобиля.
В этот же день газета «Каспий» опубликовала прощальное письмо П.И. Мартынова к бакинцам, в которым он, в частности, писал:

Отъезжая сегодня из Баку и не имея возможности в виду болезни, приковавшей меня в последние дни к постели, сделать прощальные визиты... я настоящим покорнейше прошу всех принять выражение моих чувств глубокого расположения и любви...
...не могу не отметить, что благорасположение ко мне всех слоёв бакинского населения всегда меня глубоко трогало, и я высоко ценил такое отношение ко мне, тем более, что оно неизменно в течение семи лет немало способствовало сначала, в первые годы моего здесь пребывания, к умиротворению города, а затем и к поддержанию нормального хода мирной городской жизни.

Покидая сегодня Баку, я от всего сердца шлю всему населению, глубоко мною любимому, самые горячие и искренние пожелания.


В 11 часов утра того же воскресенья после литургии в Александро-Невском соборе преосвященный Григорий, епископ Бакинский, отслужил молебен по случаю отъезда бывшего бакинского градоначальника.
К началу молебна в собор пришло всё городское и губернское начальство, гласные городской думы, командиры расположенных в Баку военных частей, консулы иностранных государств, директора учебных заведений, представители печати, различных благотворительных обществ, учителя и учащиеся, купечество и многие другие.
Преосвященный Григорий благословил после молебна Мартынова иконой, которую сослуживцы Мартынова преподнесли ему в подарок.

Пока в соборе служили молебен, на Набережной перед канцелярией градоначальства и на площади перед его квартирой собрались чины наружней полиции Бакинского и Балахано-Сабунчинского полицеймейтерств. Здесь были выстроены несколько взводов пеших и конных городовых во главе с оркестром.

В 12:30 часов сюда прибыл автомобиль полковника П.И. Мартынова. После марша, исполненного оркестром, Мартынов обратился к своим уже бывшим подчинённым с благодарностью за примерную службу.
Далее Мартынов встал у подъезда концелярии и мимо него церемониальным маршем прошёл парад полицейских города. Командовал парадом пристав портового участка подполковник А.И. Месхиев. Во главе Бакинского полицеймейстерства шел подполковник А.П. Ахмамехтьев, а Балаханского – А.С. Кадиейшвили.

В квартире П.И. Мартынова уже ждали депутации представителей различных учреждений и обществ.
Депутация от классных чинов градоначальства поднесла огромную серебряную вазу, врач градоначальства доктор Тапуридзе в прощальной речи подчеркнул любовь и уважение чинов градоначальства к Петру Ивановичу как к начальнику и человеку.
Депутация от служащих и рабочих типографии градоначальства преподнесла роскошную папку работы типографии, в которую были вложены перепечатанные из местных и столичных газет отзывы о деятельности П.И. Мартынова.
Депутация от группы армян поднесла ценный чернильный прибор, причем Г.Б. Тер-Микаэльян в своей речи отметил плодотворную работу градоначальника по умиротворению города и поддержанию мирной и нормальной жизни в нем, в основе которой лежало единственно гуманное и ценное средство – одинаковое отношение ко всем национальностям, и такая работа не могла не заставить все без исключения национальности глубоко уважать и любить Мартынова в Баку.
На что Петр Иванович ответил, что он действительно враг деления людей по национальностям, с установлением для них особой мерки отношений, и такое его убеждение несомненно помогло ему во многом.

Отъезд, как уже я писала, был назначен на воскресный вечер. К вечернему ростовскому поезду, которым должен был уехать полковник Мартынов, уже черноморский губернатор, был прицеплен его салон-вагон. Однако всё пошло совсем не по плану...

В связи с тем, что до этого часа новый градоначальник, он же новый генерал-губернатор Ковалёв не прибыл, Мартынов запросил телеграммой Наместника на Кавказе, кому он должен сдать должность генерал-губернатора. Помощник Наместника князь Орлов позвонил Мартынову из Тифлиса за час до отъезда поезда и сообщил, что Наместник не нашел возможным передать должность генерал-губернатора кому-либо и желательно, чтобы Мартынов задержался в Баку до среды, когда утренним поездом прибудет Ковалёв.
Тем временем на вокзале для проводов Мартыновых стали собираться провожающие. Не имея возможности предупредить их об отмене отъезда, Мартыновы сами приехали на вокзал. Проводить Мартыновых явилось огромное количество человек. Мартыновы оставались на вокзале до самого отхода поезда. Затем поблагодарив всех пришедших и преподнесших огромные букеты Елене Георгиевне, Мартыновы уехали обратно на квартиру градоначальника.

Пользуясь задержкой с отъездом, П.И. Мартынов 15 марта посетил заседание Бакинской думы. С разрешения председательствующего он обратился к гласным думы с прощальной речью.
Затем выступили с ответными речами гласные.

Гласный К.А. Ирецкий:

Здесь, в этом самом зале, переполненном гласными и представителями всех слоев бакинского населения, в злопамятное время грабежей и насилий, семь лет тому назад, было сообщено, что ездившей к бывшему тогда Наместнику на Кавказе графу Воронцову-Дашкову делегации, граф заявил, что к нам назначается весьма энергичный администратор, которому даются широкие полномочия и который чутко будет прислушиваться к общественному голосу в лице нефтяного при градоначальстве присутствия. Этим администратором, на которого возлагалось так много надежд, оказался Пётр Иванович Мартынов, который в самый кратчайший срок оправдал все надежды.
Присутствие этого действительно энергичного администратора сразу почувствовалось всеми. Через какую-то неделю уже стало легче дышать. Сразу прекратились эти дневные грабежи, эти похищения людей на улицах среди бела дня.

Все это кошмарное давно отошло в область преданий, и население гор. Баку никогда не забудет этих высоких заслуг полковника П.И. Мартынова


Гласный К.К. Касимов:

С болью в сердце горожане и мы, городские деятели, расстаёмся с вами. За 7 лет пребывания во главе бакинского градоначальства вы успели сделать очень и очень много. Достаточно сопоставить и сравнить Баку 7 лет назад и теперь. Вы успокоили наш город.
Вы работали в единении с общественными организациями. Вы работали на благо всех групп городского населения; и глубокая неправда, когда говорят, что одна группа населения предпочиталась вами другой.

Своей доступностью и простотой всегда и при любых обстоятельствах вы искренне расположили всех к себе, делая для всех все возможное… Мы гордимся, что в России есть такие администраторы, каким являетесь вы …


Вплоть до отъезда Мартынов, даже болея, продолжал исполнять обязанности генерал-губернатора района Бакинского градоначальства.

Окончательный отъезд П.И. и Е.Г. Мартыновых из Баку состоялся ночным ростовским поездом в пятницу 18 марта.
Вновь в парадных комнатах вокзала собрались провожающие: среди них были представители высшей администрации города и губернии, полицеймейстеры Баку и Балахано-Сабунчинского района, члены управы, гласные думы всех национальностей, многочисленная делегация от мусульман во главе с д.с.с. Г.З.А. Тагиевым, депутации от русских, евреев, грузин, армян, молокан, сэр Линдлей, консулы иностранных государств, представители всех местных банков, всех благотворительных обществ, директора учебных заведений и пр.
Елене Георгиевне Мартыновой было преподнесено много роскошных корзин цветов.
Как писали газета «Каспий», проводы носили самый трогательный, искренний и сердечный характер.

Из Баладжар на следующий день в город пришла благодарственная телеграмма от Петра и Елены Мартыновых, в которой они писали:

(...) Мы уносим с собой с берегов Каспийского моря к берегам Чёрного моря самые приятные воспоминания о проведённых совместно с бакинцами долгих семи годах. Мы счастливы, если приблизительно такое же воспоминание оставляем по себе в Баку...


На новом месте службы в Новороссийске Черноморский губернатор полковник П.И. Мартынов также активно включился в работу. Однако проявить себя на этом посту новый губернатор не успел.
Чуть более 4-х месяцев, до конца июля 1916г., продолжалось его губернаторство, а затем ему пришлось уйти с этого поста и уволиться из армии по болезни с правом ношения мундира и пенсией.

Martynov-5.jpg

Никаких сведений о дальнейшей судьбе Петра Ивановича Мартынова найти мне, несмотря на долгие и трудные поиски, не удалось.

Награды:
1905 г. – орден Св. Станислава 3 степени
1907 г. – орден Св. Станислава 2 степени
1912 г. – орден Св. Владимира 4 степени
1913 г. - орден Св. Владимира 3 степени
Высочайшая благодарность от 6 декабря 1914 г.


Семья:
Жена – Елена Георгиевна Мартынова
2 сына


Martynova.jpg

Елена Георгиевна активнейшим образом участвовала в общественной жизни градоначальства. • все годы пребывания в Баку Мартынова являлась председательницей Бакинского правления Женского Благотворительного общества Св. Нины,
• была председательницей и членом правлений целого ряда бакинских благотворительных обществ
• при её помощи и поддержке были созданы и благоустроены детский сиротский приют, богадельня для бездомных и нищих стариков,
• в годы 1-й Мировой войны она стала председательницей Комитета лазарета при бакинском градоначальстве, председательницей особой исполнительной комиссии при этом лазарете
• при её непосредственном участии был создан и экипирован бакинский военно-санитарный поезд
• стояла во главе Дамского кружка лазарета при бакинскои градоначальстве, занимавшегося сбором средств, продуктов и пожертвований для фронта - от табака и до тёплой одежды
и многое другое входило в круг интересов и применения сил Елены Георгиевны Мартыновой.


16 января 1916 г. в зале Бакинского Общественного собрания состоялось чествование покидающей Баку супруги бакинского градоначальника Елены Георгиевны Мартыновой, устроенное большой группой бакинских дам всех национальностей, с которыми она состояла в правлениях благотворительных обществ.
В зале собралось около 200 человек. Среди присутствующих были представители духовенства всех религиозных конфессий Баку, представители администрации города и губернии, гласные думы, почётные лица всех национальностей, директора и начальницы местных учебных заведений, представители многих бакинских благотворительных обществ, купечества, печати и др. Присутствовали также депутации от призреваемых старух в богадельне, дети из детского сиротского приюта.

С благодарственными речами выступили представители от офицеров и нижних чинов, находящихся на лечении в лазарете градоначальства.
Сестра милосердия от имени всех служащих этого лазарета благодарила за всегдашнее внимание и заботу о них.

От правления Благотворительного Общества при женском учебном заведении Св. Нины Е.Г. Мартынову приветствовали член правления Общества С.В. Тагиева и начальница А. Салькова, которые благодарили её за многолетнюю работу.

От имени Мариинской женской гимназии Мартыновой была преподнесена роскошная корзина живых цветов, а начальница гимназии О.И. Софийская сказала:

Я пришла, как одна из работниц на школьном поприще, сказать вам спасибо за чуткое отношение: нас всегда ждал у вас ласковый приём и участие.
Я пришла, как частное лицо, сказать вам: в вас теряем мы человека хорошего.


Баку многое выиграл с приездом в него этих двух людей, семейной пары Петра Ивановича и Елены Георгиевны Мартыновых, и многое потерял с их отъездом.
Мне хотелось этой статьей вернуть историческую справедливость – восстановить доброе имя Бакинского Градоначальника Петра Ивановича Мартынова, который сделал много доброго для нашего города и его жителей...

Статья эта была создана в результате огромной кропотливой работы и очень тяжелых и долгих поисков, уточнений и проверки различных деталей из жизни Мартынова. Хочу сказать большое спасибо Сергею Колтунову, принявшему активное участие в этой работе.

Примечания:

  1. Дом Арамянца, позднее проданный Мир-Бабаеву – в советское время здание Азнефти, а затем - SOCAR
  2. Дом Г.Н. Сеидова, в котором располагалась Канцелярия градоначальства, а в советское время – Дом медработников, был снесён в 2006г. Сейчас на его месте построена гостиница "Четыре времени года"
  3. Для поступления в средне-техническое училище требовалось свидетельство об окончании пяти классов реального училища или другого среднего образовательного заведения, курс которого признавался Министерством народного просвещения равным ему. То есть ученику 3 класса средне-реального училища было уже лет 15 - 16.
  4. О встрече Николая II в Баладжарах см. отд. статью
  5. Полномочия градоначальников Российской Империи были большими, но и они ограничивались рамками законов РИ.
  6. "Олеум" - Общество для добывания русской нефти и жидкого топлива, с ограниченной отвественностью (Russian petroleum and liquid fuel Ltd)
    "Борн" - Бакинское общество русской нефти с ограниченной отвественностью (Baku Russian petroleum company Ltd)
    "Европейская нефтяная компания, с ограниченной отвественностью (The European petroleum company Ltd.)"
    "Биби-Эйбат" - Биби-Эйбатское нефтяное общество
  7. Г.С. Ковалёв был переведён в Баку с поста губернатора Елисаветпольской губернии
  8. Вольский С.В. - с 15 марта 1915г. являлся Главный начальником Кавказского Военного Округа, в его подчинении находились тыловые части и склады Кавказской армии.


© Ротэ Ирина (jonka)
12.09.2017г.


————————————————————————————————————————————— Статья является собственностью её автора и сайта «Наш Баку».


Некоммерческое использование любых материалов статьи разрешается ТОЛЬКО при указании прямой ссылки (для интернет-изданий – гиперссылки) на непосредственный адрес статьи на Сайте и имени автора статьи.

Коммерческое использование любых материалов статьи журналистами и др. (любое воспроизведение, переработка, опубликование, копирование, перепечатывание, распространение и т.п.) возможно
1. ТОЛЬКО с письменного разрешения администрации сайта. Запрос посылается по адресу info(at)ourbaku.com
и
2. при указании прямой ссылки (для интернет-изданий – гиперссылки) на непосредственный адрес материала на Сайте, а также ника или фамилии автора статьи

comments powered by Disqus
Рекомендация close


Главная страница