Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Миллиор Мария Борисовна - музыкант

- 1956

Урожденная Шварц, отсюда двоюродное родство с драматургом Евгением Шварцем и эстрадным чтецом Антоном Шварцем.

Окончила Венскую консерваторию; преподаватель музыки, аккомпаниатор; в Баку некоторое время работала в консерватории. После Баку жила в Ленинграде, в 1941 г. по эвакуации оказалась с дочерью в Сарапуле, после чего, в 1943 г., переехала в Ижевск, где она и жила до своих последних дней.

Мать Елены Александровны Миллиор.

«Музыку люблю страстно...» Переписка М. Б. Миллиор и Д. Б. Кабалевского.

Подготовка к публикации и комментарии Ю. Л. Толкача

В пору моей юности, в незабвенные 60-е годы, когда я был студентом Ижевского музыкального училища, судьба подарила мне счастье общения с Еленой Александровной Миллиор. К радости наиболее интересующихся историей культуры студентов она согласилась прочитать цикл лекций по античной литературе и античному искусству. Это сблизило ее с нашим учебным заведением, она стала бывать на студенческих концертах, которые иногда завершались незабываемыми прогулками по вечернему Ижевску, во время которых мы тоже узнавали немало интересного.

Меня поражала не только огромная любовь Елены Александровны к музыке, но и ее глубокая компетентность в этой области. Никогда не забуду, как в антракте одного из многочисленных в то время камерных концертов в малом зале ДК «Ижмаш» (а в 60-е годы в Ижевске не проходило месяца без выступлений известных московских и ленинградских музыкантов) Елена Александровна блестяще и убедительно развеяла наши наивные восторги по поводу исполнения шумановского «Карнавала» одним весьма именитым пианистом именно с точки зрения его несоответствия глубинным моментам музыкально-романтической эстетики...

Такая основательность в музыкальных вопросах не могла быть объяснена только типичным для старой интеллигенции высоким уровнем «общей культуры». И вот, несколько позднее, общаясь с Еленой Александровной в домашней обстановке, я узнал, что ее мама — Мария Борисовна была пианисткой, окончила Венскую консерваторию, что первые яркие музыкальные впечатления Елены Александровны связаны с детскими годами, когда в их доме устраивались камерные собрания. Тут были названы самые «заветные» произведения: ре-минорное трио Ф.Мендельсона и знаменитое «Трио памяти великого художника» (Н. Рубинштейна) П. И. Чайковского, то самое, что, по воспоминаниям Б. Пастернака, в раннем детстве дало толчок его развитию как художника.


Прошло много лет. В год 100-летия Елены Александровны Миллиор я смог ознакомиться с перепиской Марии Борисовны Миллиор и известного композитора Дмитрия Борисовича Кабалевского.

При подготовке ее к публикации главные трудности были связаны с письмами Марии Борисовны. Два из них оказались тщательно переписанными рукой Елены Александровны, остальные сохранились в оригинале. Мария Борисовна писала их, будучи почти слепой, часто в тяжелом физическом состоянии. Почерк неразборчив, многие слова сокращены, есть фразы и отдельные слова, трудно поддающиеся расшифровке. По возможности я попытался разобраться в этом, только в редких случаях прибегая к Расшифровка сокращений дается в скобках.

Письма приводятся почти без купюр, кроме одного, данного как фрагмент по причине большей неразборчивости. В некоторых случаях я оставил своеобразие написания отдельных слов. За редким исключением, письма Марии Борисовны оказались недатированными. Время написания пришлось устанавливать примерно, сличая их с ответами Кабалевского, анализируя факты, о которых идет речь в переписке, а также учитывая почтовые штампы на сохранившихся конвертах.

Подготовка к публикации писем Д. Б. Кабалевского особых сложностей не представляла. Завершает публикацию письмо Д. Б. Кабалевского к Е. А. Миллиор, написанное вскоре после смерти Марии Борисовны, которое в контексте данного материала является своеобразным эпилогом.


Вскоре после смерти матери Елена Александровна Миллиор, видимо, обратилась к Д. Б. Кабалевскому с просьбой прислать письма Марии Борисовны. Как человек, воспитанный в старых традициях, он сохранил эти послания, написанные крупным неровным почерком, несущие на себе отсветы драматизма судьбы и физических тягот, предпослав им следующее письмо:

Д. Б. Кабалевский — Е. А. Миллиор

4 июня 1956 г. Москва

Многоуважаемая Елена Александровна. Посылаю Вам десять писем, которые я получил в разное время от Марии Борисовны. По-моему, это все, что она мне писала. Я знал Вашу маму только по этим письмам, но они вызвали во мне большую к ней симпатию, очень теплое отношение. И, конечно же, не потому, что ей нравилась моя музыка, хотя сознание, что твоя работа доставляет кому-то удовлетворение — не может не радовать. Я по письмам Марии Борисовны почувствовал, что она была человеком хорошей, большой души и доброго сердца. И получить от такого человека одобрение своей работы — это для каждого из нас, людей искусства, очень дорого. Скажу Вам откровенно, что вот такие «письма от слушателей» приносят мне гораздо больше радости, чем любые (даже «хвалебные») рецензии профессиональных критиков. Я понимаю, что вам хочется иметь письма мамы, и поэтому посылаю их Вам.

С искренним приветом и самыми добрыми пожеланиями

Д. Кабалевский.

Так завершилась эта «музыкальная новелла» в письмах, написанная самой жизнью. Служение музыке, любовь к прекрасному объединили находящихся далеко друг от друга двух людей с очень разными биографиями.

...И тут кончается искусство,

И дышат почва и судьба...

Из таких невыдуманных историй в конечном итоге складывается многоплановый портрет времени, за скупыми строчками оно встает во всем своем драматизме.


Полный текст публикации на сайте УдГУ/ Подготовка к публикации и комментарии Ю.Л.Толкача "Музыку люблю страстно..."


--I am 05:09, 27 августа 2011 (CEST) 

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница