Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Пожар в театре Тагиева 21 февраля 1909 года

Зимой 1909 г. в здании театра Тагиева произошел сильный пожар. Это был самый разрушительный пожар в истории театра.

21 февраля 1909 г. в 11 часов утра в парикмахерской, которая размещалась под сценой театра Тагиева, вспыхнула керосиновая лампа – от разлившегося керосина помещение парикмахерской загорелось. Один из служащих, находившийся там это время, пытался сам потушить огонь и не сразу поднял тревогу. Сделано это было лишь тогда, когда пламя охватило лежавшие здесь парики и бутафорские изделия.
Пока собрались и начали тушить пожар, огонь успел охватить сцену, где находилось большое количество легковоспламеняющихся декораций.

Так как в театре не было телефона, то в пожарную команду звонили из конторы нотариуса С.В. Билинского, находившуюся в соседнем доме. Через 7 минут после звонка прибыла пожарная команда. Однако к этому времени огонь уже успел охватить зрительный зал и верхний этаж театра, где находилась квартира антрепренера А.Н. Кручинина, который в этот сезон работал со своей драматической труппой в Баку. Самого Кручинина в это время не было дома. Его семью, находившуюся в квартире, удалось спасти с трудом.

Большую помощь в тушении пожара оказало общество «Кавказ и Меркурий», расположенное в непосредственной близости, в соседнем квартале (сейчас на этом месте так называемый "Каспаровский" дом), которое предоставило два паровых насоса. Они по четырем шлангам несколько часов качали воду и заливали горящее здание театра со стороны Милютинской улицы. Здание уцелело только благодаря этой помощи общества «Кавказа и Меркурия». Его рабочие, у которых в это время как раз был обеденный перерыв, приняли самое деятельное участие в тушении пожара.
Огонь грозил перейти на пристань с постройками «Куринско-Каспийского товарищества», здесь успешно отбивались от огня работники этого товарищества.
Пострадало от пожара также здание, в котором располагалось Управление торгового порта. Всё его помещение было наполнено дымом и залито водой. Все шкафы с документами и бумагами, а также все движимое имущество было вынесено из него на улицу.

В помощь пожарной команде и для охраны спасенного имущества были вызваны солдаты размещенных в Баку военных частей - Сальянского полка и батальона пластунов.

При тушении пожара присутствовали и.д. бакинского градоначальника полковник И.И. Шубинский, бакинский полицмейстер В.И. Шервуд, заведующий хозяйственно-распорядительной частью города член управы К.-б. Сафар-Алиев, техники градоначальства и пр.
Пожар, к сожалению, в очередной раз обнаружил несостоятельность пожарной команды города в борьбе с серьезным пожаром.

Убытки, понесенные театром и антрепренером в результате пожара были огромны: сгорели все декорации, деревянные части театра, костюмы, бутафория, а также мебель, как самого театра, так и вся домашняя мебель Кручинина.
Здание театра застраховано не было.
Имущество Кручинина было застраховано (декорации, мебель и пр.) на 10 000 рублей, однако ущерб, нанесенный пожаром, превосходил сумму страховки. К тому же театр был сдан Кручининым, который являлся его арендатором до лета, другим труппам: оперетты, фарса, труппе Крылова и пр., и потому убытки лично Кручинина, из-за невозможности работать в сгоревшем здании, были очень значительны.
Гибель театральных костюмов принесла убытков приблизительно на 15.000 рублей. Эти убытки понес костюмер Сактаров - костюмы являлись его собственностью.

Как это ни покажется нам странным, но о пожаре пресса писала крайне мало. Вернее, только две статьи в "Каспии" в феврале 1909 г. были посвящены этой трагической странице в жизни бакинского театра: первая статья была опубликована на следующий день после пожара и описывала само событие, а вторая статья являлась фельетоном[1] с говорящим названием «Эпитафия».

Итак, , нет более театра.
(...) Уверяю вас, всё, что я скажу сейчас о покойном театре, исходит от чистого сердца. А скажу я сейчас, что покойника я считаю бесспорным умником и достойным господином. Подтверждением моих слов может служить поведение покойного.
Во-первых, он сгорел.
... нельзя не восхищаться таким благородным поступком: вовремя сойти со сцены.
Покойник, не к стыду его будь сказано, в последние годы совершенно не в состоянии был справиться с возложенной на него задачей.
Постарел, осунулся и очень часто вызывал наши справедливые сетования.
С замечательным тактом он понял, что мы правы, что время его былого величия действительно прошло безвозвратно, что новому поколению тесно в его тёмных стенах, узких и неуютных коридорах и фойе. Понял и скромно сгорел.

Многие бакинцы должны сознаться, что когда они печально созерцали пылающий театр, в глубине души у них шевелилась радостная мысль:
- А ведь теперь у нас, пожалуй, будет настоящий театр, светлый, свободный, чистый и красивый.

О дальнейшей истории театра Тагиева можно прочесть в статье "Театр Тагиева в Баку"


Примечание:

  1. Фельетон— малая художественно-публицистическая форма, характерная для периодической печати (газеты, журнала) и отличающаяся злободневностью тематики, сатирической заостренностью или юмором.


© При использовании материалов данной статьи ссылка на сайт "НАШ БАКУ"(www.ourbaku.com) ОБЯЗАТЕЛЬНА!
КОММЕРЧЕСКОЕ использовании любых материалов сайта в журналистике: воспроизведение целиком или частями, переработка и распространение и т.п.) возможно ТОЛЬКО с письменного разрешения администрации сайта. Запрос посылается по адресу info(at)ourbaku.com


© Ирина Ротэ (jonka), 20.04.2018 (21:10)

comments powered by Disqus
Рекомендация close


Главная страница