Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Трипольский Владимир Родионович
– инженер-строитель, репрессирован

1883(84) - 1942

Владимир Родионович родился 1 января 1883(1884) года в дворянской семье Родиона Павловича и Марии Феликсовны Трипольских в уездном городе Зенькове Полтавской губернии. Окончив, как и все мужчины его большой семьи, Петровский Полтавский Кадетский Корпус, он не пошел по военной линии, а поступил в Томский Технологический институт.


Tripol 22.jpg
Выпись из Метрической книги, часть 2-я о бракосочетавшихся за 1910 год. 10 октября студент Томского Технологического Института Владимир Родионович Трипольский, первым браком и Дочь частного поверенного Окружного суда Анна Васильевна Молотковская – девица.
Таинство совершал Священник – Александр Пензенский и дьякон Василий Рукавишников.
Поручители: Анатолий Вонифатьевич Жетичь, Михаил Григорьевич Молотковский, Макар Сергеевич Косарев, Николай Александрович Троицкий


В Томске в 10 октября 1910 года студент Томского Технологического Института Владимир Родионович Трипольский венчался с дочерью частного поверенного Окружного суда Анной Васильевной Молотковская, семья которой происходила из города Миргорода Полтавской губернии. Таинство совершали Священник Александр Пензенский и дьякон Василий Рукавишников. Поручителями были: со стороны жениха - Анатолий Вонифатьевич Жетичь и Михаил Григорьевич Молотковский, а со стороны невесты - Макар Сергеевич Косарев и Николай Александрович Троицкий.

В 1907-1910г.г обучаясь в институте Владимир работал и в Министерстве путей сообщения десятником на изысканиях и строительстве железных дорог.

Tripol 26.jpg
МПО. Екатерининская железная дорога. 23-й участок Службы пути и зданий. Июля 29 дня 1908 г. №3053. Удостоверение о работе десятником.
ГУЗиЗ. Начальник Гидротехнических изысканий на Северном Кавказе.17 января 1915 г. №50 гор. Владикавказ. Свидетельство о работе в течение 1914 года производителем работ по гидротехническим изысканиям на Северном Кавказе.


В 1908 году работал на 23-м участке Службы пути Екатерининской железной дороги.
В 1912 году он окончил Томский Технологический институт, получив диплом инженера-строителя.

Tripol 51.jpg
Технологический институт ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II сим объявляет, что Владимир Родионович Трипольский, потомственный дворянин, 29 лет от роду, православного вероисповедания, по окончании в 1912 году полного курса наук по Инженерно-строительному отделению подвергался испытанию в экаменационной комиссии и оною 8 декабря 1912 года удостоен звания инженер-строителя, с правом поступления на государственную службу, на штатную должность техника, быть утвержденным в чине Х класса и вообще пользуется всеми правами и преимуществами, законами Российской империи со званием инженера-строителя соединяемыми.
В удостоверении чего и дан сей диплом за надлежащею подписью и институтской печати.
Томск, декабря 17 дня 1912 года Директор Томского Технологического института проф. Н.И. Карташев
Декан Инженерно-строительного отделения


Дом помощника управляющего Государевым имением Трипольского, фасад по Дворянской улице
С 1913 по 1920 год он работал в Мургабском Государевом Имении Удельного ведомства[1] (Байрам Али) помощником управляющего, инженером-строителем и директором заводов. А также в Ашхабаде и Самарканде по изысканиям, строительству и эксплуатации ирригационных систем и хлопкоочистительных заводов.









В течение 1914 года работал производителем работ по гидротехническим изысканиям на Северном Кавказе.

С 1921 по 1935 год Владимир Родионович работал на строительстве и эксплуатации заводов, железных дорог и ирригационных сетей в Средней Азии и Закавказье.

Согласно справке, выданной Владимиру Родионовичу в 1934 году, он работает в Управлении Эксплоатации Азводхоза в должности Главного инженера Механического орошения.

А из материалов суда 10-25 марта 1936 года видно, что на время ареста и суда он работал в Баку главным инженером по эксплуатации водокачек Упрмехор’а.

Tripol 38.jpg
Протокол обыска от 5 апреля 1935 года. Уполномоченный III отдела ЭКО УГБ Мямлин по ордеру УГБ АзУНКВД № 32857 в присутствии Харченко А...Андреевича, проживающего по ул. Агамали-оглы 3/6
Опись вещей, ценностей и документов:
1. Охотничье ружье №42869 – одно исправное
2. Охотничье ружье № 20738 – одно исправное
3.Патронташ – старый
4.Патроны - 24 штуки
5.Портфель кожаный черный – старый
6.Разная переписка и чертежи

Арестован Управлением Госбезопасности НКВД 26 апреля 1935 года. Осужден спецколлегией Верховного Суда на 5 лет.
После суда и приговора находился в тюрьмах в Кишлах и на Баилове, работал по специальности инженером-строителем. Им было сделано несколько изобретений, в том числе «Конструкция быстрого закрытия прорывов разборным типом плотины», а в 1936 году в присутствии уполномоченного НКВД представителю Азхлопка были переданы чертежи и подсчеты на увеличение производства джина путем изменения профиля колосника.

После начала войны был с другими заключенными отправлен в Казахстан.
Погиб в лагере Долинка КАРЛАГА 18 сентября 1942 года. Семь лет, четыре месяца и двадцать два дня в заключении.
Реабилитирован посмертно 23 декабря 1959 года.

Письма Владимира Родионовича из заключения


Фотоальбом


Tripolsk TTI znak.gif
Знак об окончании С.-Петербургского Практического Технологического Института Императора Николая I образца после 1896 года. Утв. 22.06.1896 Золотой академический знак, к которому добавлены под хвостом орла золотые скрещенные молот — слева и разводной гаечный ключ — справа. С 11.08.1898 года право ношения этого знака было дано выпускникам Харьковского Технологического института, а с 1903 года это право было распространено и на выпускников Томского Технологического Института.


Книги из библиотеки Владимира Родионовича Трипольского
Tripol 34.jpg
Из библиотеки Трипольского - «Обследование состояния сохранности мечети Анау 15 июля 1926 года членами Научно-исследовательского института. Полторацк (Асхабад) 1926 /Визель О.Э. – Сведения о грунте, на котором построена мечеть Анау. /Трипольский В.Р. – инженер-строитель – Структурные деформации мечети. /Карелин А.А. – Состояние мозаик и др.украшений мечети. Заключения. /Городецкий В.Д. – 8 фотографий. Помещены репродукции двух.







Рисунки Елизаветы Родионовны Трипольской


  1. Мургабское государево имение, находившееся в собственности царской семьи, было крупным земледельческим хозяйством, включавшим в себя сады, виноградники и большие площади, засеянные различными южными культурами.Очерк о Мургабе с фото С.М.Прокудина-Горского

Трипольский Владимир Родионович и его братья

Это похоже на складывание пазла, когда один кусочек тянет за собой другой, а тот – следующий, складываясь в полную картину, а она все разрастается и разрастается. Так получилось и на этот раз. «Слушай, найди мне Трипольских, - попросили меня из Баку, - они у нас на Корганова, 15 жили, а теперь где-то в Америке. Помнишь, у нас скульптор была – Трипольская, она первый памятник 26-ти делала.»
Я поискала, хотя многостатейная «трипольская культура» очень мешала, но нашла только одну статью про Елизавету Трипольскую на сайте города Опошня, которую и поместила на нашем сайте, дав соответствующую ссылку. И отвлеклась на другую работу.

И опять звонок из Баку: «Слушай! А в Баку Трипольской внучатый племянник приезжал. И к нам во двор зашел. Я ему твои координаты дал, свяжись.»

Я снова начала поиск. Найденный материал ошеломил меня. Кроме иллюстративного материала по малым скульптурным формам из фарфора и керамики, мастером которых была Елизавета Родионовна, я нашла имена кадетов Трипольских в Полтаве, имя Дмитрия Трипольского в числе расстрелянных в Крыму офицеров Белой армии, и, наконец, я нашла фото могилы Георгия и Николая Трипольских на Ново-Дивеевском кладбище около Нью Йорка.

И что со всем этим делать я не знала. У меня не было подтверждения их родства с Елизаветой Родионовной, и они не были бакинцами. Но теперь для знакомства с Трипольскими у меня уже был очень серьезный повод.

Знакомство это состоялось и, скажу честно, не разочаровало меня. Архитектор в третьем поколении Воля Трипольский оказался интересным собеседником и хранителем памяти семьи. Но для него многое, из найденного мною, оказалось открытием. Да, в семье говорили о четверых братьях, расстрелянных Тухачевским (наверное потому, что репрессированный маршал уже не был представителем власти, упоминать которую никому и в голову не пришло бы).

Но знали бы Елизавета и Владимир, что два брата не только остались живы, но и пережили их на много лет.

И я решила, что не имею права не написать о них, потому что их имена должны быть сохранены в истории.

В большой семье Трипольских была одна дочь - Елизавета - и пять сыновей: Сергей, Дмитрий, Владимир, Георгий и Николай.

Семья была большая и дружная. Отец - Родион Павлович служил в Земских учреждениях, мать Мария Феликсовна - вела дом, воспитывала детей - дочь и пятерых сыновей.

Революция и Гражданская война разбросали их и разорвали связи. Елизавета Родионовна с братом - Владимиром оказались в Баку.

Они были уверены, что их братья были расстреляны Тухачевским, несмотря на его обещание сохранить им жизнь взамен на сдачу оружия. Об остальных не знали ничего или не говорили в семье.

И вот только сейчас мы можем сказать, что произошло в те окаянные дни.


Трипольский Дмитрий Родионович – офицер, эмигрант

1877 –

Дмитрий - второй по старшинству сын Родиона Павловича и Марии Феликсовны Трипольских - родился 18 ноября 1877 года.

В 1895 году он окончил Петровский Полтавский Кадетский Корпус. Затем Дмитрий Родионович продолжает образование в Санкт-Петербурге в Николаевском Инженерном Училище, из которого выпускается по первому разряду в 1898 году.

Как кадровый военный, Дмитрий Родионович основательно изъездил Российскую империю. Подпоручиком он начинает службу во 2-м Восточно-Сибирском батальоне, расквартированном в Верхне-Удинске (сведения взяты из Центра Генеалогических Исследований – см. Общий список офицерских чинов русской императорской армии, а в нем - Инженерные войска, входившие в состав саперных бригад).

В 1901г. он поручик, в 1904 - штабс-капитан, а на 1 января 1909 года служит в 14-м саперном батальоне Киевского военного Округа на Волыне в Ровно. 27 февраля 1910 года Дмитрий Родионович был произведен в капитаны с переводом в 21-й саперный батальон г. Киева.

В конце 1912г. он переводится в Санкт-Петербург, где с 7 ноября служит Членом Приемной Комиссии при Главном Инженерном Управлении (из личной карточки Дмитрия Родионовича, заполненной им при регистрации офицеров технических частей, бежавших заграницу, и в 1922г. проживавших в Сербии - предоставлено ГосАрхивом РФ).

В 35 лет получает звание полковника.

Дмитрий Родионович принимал активное участие в военных компаниях 1900-1901г.г. и 1904-1905г.г.,[1] за что был награжден орденом Св. Станислава с мечами и бантом 3-й степени и орденом Св. Анны 3-й степени в 1905 году, и орденом Св. Станислава 2-й степени 25 декабря 1911 года (сведения на 1 октября 1913 года взяты из сайта "История Полтавы").

Он никак не мог остаться в стороне от исторических событий, потрясших Россию. Как все его братья-офицеры, он участвует в Белом движении и, как все они, вынужден был покинуть Родину. К моменту полной эвакуации Крыма Дмитрий Родионович - член Военно-Судной Комиссии при 1-й кавалерийской дивизии. Вместе со служащими этой дивизии 2 ноября 1920 года он эвакуируется в составе Врангелевских войск сначала в Константинополь, а затем по прибытии в Королевство Сербия - в колонию Махач, позже живет в Загребе.

Нелегка и унизительна судьба эмигранта, живущего на пособии и тщетно пытающегося найти хоть какую-нибудь работу (и это с его образованием и опытом службы!). Горечь положения разделяет с ним его супруга Татьяна Васильевна и ее мать Ольга Ивановна Колесникова (обе они - визницы). Тщетно пытается он найти себе применение в чужой для него стране, тщетно добивается пособия для своей тещи...
Сведения о Дмитрии Родионовиче прерываются 1 августа 1923 года. Даты его смерти и места успокоения мы не знаем.


  1. Это были годы Русско-японской войны, в которой он, очевидно,принимал участие. Об этом может свидетельствовать и кимоно, до сих пор хранящееся в семье, и масса китайских и японских безделушек
Документы на Дмитрия Трипольского из Архива РФ

Трипольский Сергей Радионович - офицер, расстрелян в Крыму

18.. - 6 декабря 1920

Родился 1875 году в уездном городе Зенькове Полтавской губернии. Служил в 10-м драгунском Новгородском короля Вюртенбергского полку, расквартированном в г.Сумы. В 1905-06г.г. ушел в отставку прапорщиком и поступил в Уманское Училище Садоводства и Земледелия, которое окончил в 1908 году. В 1918-1920 гг. служил в Белой армии. Эвакуируется в Турцию, но летом 1920 года возвращается на корабле "Саратов" в Севастополь.

17 ноября 1920г. советские власти издали приказ об обязательной регистрации всех иностранцев, офицеров, чиновников военного времени, солдат, работников гражданских учреждений.

Архив СБУ №73162 фп. Расстрельные списки: №226

Трипольская 13.jpg
Трипольская 12.jpg
Поверив обещаниям об амнистии, данным победителями накануне взятия Крыма, тысячи людей явились на регистрационные пункты, сразу образовав огромные очереди. Поначалу людей регистрировали и распускали по домам. Но вскоре вышел новый приказ, объявивший повторную регистрацию, и все пришедшие на нее были арестованы и расстреляны.

Уничтожение «контрреволюционного элемента» осуществлялось по всей территории Крымского полуострова, превращенного властями в громадный концлагерь. Расстрелу подлежали не только те, кто принимал участие в вооруженной борьбе против большевизма, но и имевшие непролетарское происхождение мирные жители – преподаватели и учащиеся, сестры милосердия, священники, предприниматели, инженеры, врачи.

Надеясь на милосердие победителей, врангелевцы и находившиеся в городе беженцы покорно подчинились приказу и прибыли на регистрационные пункты… ИА "Белые воины"


Трипольский Юрий (Георгий) Родионович - офицер, эмигрант

1894 - 1974

Юрий Родионович родился 8 февраля 1894 года в семье потомственных дворян Полтавской Губернии. Как почти все Трипольские, он в 1912 году окончил Петровский Полтавский Кадетский Корпус[1] В 1914 году выпущен из Елисаветградского кавалерийского училища офицером 10-го уланского полка[2]

Юрий Родионович служит офицером в 10-м Уланском полку, расквартированном в г.Одессе. Оставаясь верным Присяге после отречения императора Николая II, он идет служить в Добровольческую Армию и ВСЮР.

В конце 1918-го начале 1919 года Юрий Родионович служит ротмистром в 1-м конном полку. Вместе с Добровольческой Армией он эвакуируется из Крыма сначала в Галлиполи (зарегистрирован под № 9082 в списке Общества Галлиполийцев), а затем эмигрирует в Югославию, где он живет в Белграде.

В это время в Белграде проживало почти 20 тыс. русских беженцев. Король Югославии всем им дал подданство, но обеспечить их работой было практически невозможно.

Для Юрия Родионовича начались новые испытания, он часто не имеет никакой работы. В ГосАрхиве РФ сохранилось удостоверение от 19 мая 1930 года, выданное ротмистру Трипольскому в том, что службы и работы он не имеет. Оно было выдано для предоставления в Отдел Лиги Наций для оказания помощи.

С началом II Мировой войны, второй мировой войны, которую Юрию Родионовичу было суждено пройти, он служит в Русском Корпусе изначально образованном для защиты русского населения от массовых убийств сербскими коммунистическими партизанами русских эмигрантов и их семей. Юрий Родионович был ранен в бою при Чачаке, которое на всю оставшуюся жизнь сделало его полуинвалидом.

12 мая 1945 года выведенный в Австрию Русский Корпус сдался британским войскам. Советским властям англичане своих пленников не выдали так как в большинстве своем они никогда не были советскими гражданами. 1 ноября 1945г. Русский Корпус был распущен (одновременно был создан Союз Ветеранов Корпуса).

Служившие там эмигрировали в США, Канаду, Аргентину и другие страны Американского континента. Так в конце 40-х годов Юрий Родионович оказывается в США, где позже к нему присоединяется младший брат Николай с женой. В США братья живут в небольшом городке Glen-Cove на Long-Island, приютившем тех бывших офицеров царской армии, которым посчастливилось избежать пленения и высылки в СССР, где бы их неминуемо ждали сибирские лагеря или просто расстрел.

В 1961г. Юрий Родионович принимал участие в праздновании 100-летнего юбилея Елисаветградского Кавалерийского Училища и подписал обращение к потомкам:

" ...несмотря на продолжительный период смутного времени для России, начиная с февраля 1917г., когда Русская Земля осталась без ея хозяина, мы, исполнив свой долг перед ней,... не теряем веры в воссоздание Великой России, считаем себя в праве обратить наше слово к тем грядущим поколениям нашего могучего народа, которыя вновь создадут нашу героическую Российскую Армию, дух которой никогда не был сломлен никакими полчищами ни с Востока, ни с Запада".

10 сентября 1966г. в «Доме Свободной России» состоялось празднование 25-летия Русского Корпуса, в котором принимали участие Юрий Родионович и его брат Николай Родионович. К этому же событию в New-York был выпущен альбом "Русский Корпус", где на 76 странице помещены фото обоих братьев.

Юрий Родионович единственный из пяти братьев дожил почти до 80-ти лет и был похоронен 17 июля 1974 года недалеко от часовни Святого Александра Невского, построенной в память о "Русском Корпусе", рядом со своим братом Николаем на Русском Православном кладбище в Ново-Дивеево.

Сведения из интернета: Из дворян Полтавской губернии. Окончил Полтавский кадетский корпус[3] в 1914 году, Елизаветградское кавалерийское училище в 1914 году.

Офицер 10-го уланского полка[4].

В Добровольческой армии и ВСЮР; в конце 1918 - начале 1919 в 1-м или 2-м конном полку. Ротмистр. В эмиграции в Югославии (Белград). Служил в конном взводе 2-го полка Русского Корпуса. Ранен в Чачаке. После 1945 - в США. Член Нью-Йоркского отдела СЧРК. Похоронен в Ново-Дивеево на русском православном кладбище. Ново-Дивеево

Трипольский Николай Родионович - офицер, эмигрант

1896 - 1972

Николай Родионович - самый младший ребенок в большой семье Трипольских - родился 26 марта 1896 года. Ко времени его рождения родители - Родион Павлович и Мария Феликсовна были уже в возрасте. Особенно тяжело приходилось Марии Феликсовне, которая начала болеть. В это время большую роль в воспитании младших братьев и, особенно, Николая стала играть Елизавета Родионовна.

Николай Родионович лишился матери, будучи подростком, и поэтому опека сестры была так важна для его дальнейшего становления как человека и как мужчины. На всю оставшуюся жизнь он остался ей благодарен за ее фактически материнскую заботу. Блистательная рассказчица, Елизавета Родионовна, возвратясь из Франции открывала Николаю красоту родной Украины, приобщала его к искусству, учила его рисовать и на всю жизнь привила ему любовь к чтению. "Коленька", как Елизавета Родионовна называла его, ценил каждый момент, проведенный с ней и всюду ходил за ней, как хвостик.

В 1914 году как и его старшие братья, его отец, дядя и многие другие Трипольские, Николай окончил Петровский Полтавский Кадетский Корпус.

В смутное время после отречения Николая II Николай Родионович остался верен присяге и вольноопределяющимся служил в Добровольческой Армии и ВСЮР.

С 1918 года он служил в эскадроне 10-го Уланского полка, с 1920 года - поручик. После эвакуации в Турцию летом 1920 года Николай Родионович на корабле "Саратов" вернулся в Севастополь служить в Русской Армии. До полной эвакуации Крыма он служил в ординарческом эскадроне Главнокомандующего Врангеля. После разгрома белых войск Николай Родионович эвакуируется в Галлиполи, а затем эмигрирует в Югославию.

В списке чинов кавалерийской дивизии, которым необходимо было получить вид на жительство в Загребе, он упомянут в списке штаба 2-й бригады сразу за кузеном - Борисом Владимировичем Гернгроссом, генерал-майором Генерального Штаба (сведения из ГосАрхива РФ). Как трогательно, что в эти страшные времена они сумели держаться вместе! Зарегистрированы они оба в Загребе, но позже Николай Родионович жил в Скопле, где женился на Вере Николаевне Гржетич. Будучи погодками с братом Юрием они очень дружили, что и помогло им выжить в тяжелые годы эмиграции в Югославии.

С началом II Mировой войны Николай Родионович служил в Русском Корпусе. В 1951 году Николай Родионович получает возможность уехать на постоянное место жительство в Соединенные Штаты, где с 1949 года уже проживал брат Юрий. Там в пригороде New York, в Glen Cove на Long Island обосновалась большая община бывших офицеров и рядовых царской армии. Там еще долго слышалась только русская речь!

В начале 50-х годов 20 века совместными усилиями общины был построен храм Покрова Пресвятой Богородицы, эта чудо-сказка наяву! Николай Pодионович принимал самое активное участие в строительстве, несмотря на то, что ему, помимо работы на фабрике, приходилось много времени уделять уходу за получившим увечья в боях при Чачаке Юрием Родионовичем.

Объединив материальные ресурсы, братья смогли построить добротный двухэтажный дом, в котором жили одной семьей Юрий и Николай с женой. Как часто в это время Николай Родионович вспоминал сестру Елизавету, как ему ее не хватало! Он страшно переживал и беспокоился за ее судьбу, не имея никаких сведений о ней из-за Железного Занавеса. 6 мая 1972 года Николай умер от эмфиземы легких, а в 1974 году скончался и Юрий. Оба брата похоронены на Русском Православном кладбище в Ново-Дивеево. Верой Николаевной дом был продан, а сама она уехала неизвестно куда.

Трипольская 10.jpg


Кто мог знать тогда, что через 25 лет прямо напротив, через пролив, в Bronx поселится их племянник, сын Владимира - Олег Владимирович Трипольский.


  1. Трипольський, Георгій Родіонович (1894—1974), ротмістр, вихованець ППКК (1914)
  2. В списке Уланского Одесского полка числится как ЮрийЗДЕСЬ. В Добровольческой армии и ВСЮР; Ротмистр. В эмиграции в Югославии. Служил в конном взводе Русского Корпуса. Ранен в Чачаке. После 1945 - в США. Член Нью-Йоркского отдела СЧРК. Похоронен в Ново-Дивеево на русском православном кладбище. Ново-Дивеево
  3. Трипольський, Георгій Родіонович (1894—1974), ротмістр, вихованець ППКК (1914)
  4. В списке Уланского Одесского полка числится как Юрий ЗДЕСЬ

Воспоминания Ники Трипольской - внучки Владимира Родионовича:

К 70 летию трагической гибели В.Р.Трипольского.


Деда, Владимира Родионовича Трипольского, реабилитировали когда мне было 15 лет. Отец долго добивался этого. В соответствующих органах ему говорили, что надо ждать, что в первую очередь занимаются живыми заключенными, а так как на руках у отца была справка о смерти Владимира Родионовича в 1942 году, то ждать пришлось целых 6 лет - до 1962 года.
Но вот пришла справка –“за недоказанностью обвинения”. Погиб человек - муж, отец, брат, специалист. А сколько таких было по всей стране…

Родился Владимир Родионович 1 января 1883г. в уездном городе Зенькове Полтавской губернии в дворянской семье Родиона Павловича и Марии Феликсовны Трипольских, имевшей кровное родство с гетманом Полуботком.

До поступления в Петровский Полтавский Кадетский Корпус Владимир Родионович получал начальное образование дома, у гувернанток. Как-то, решив испугать одну из них, он неудачно свалился с дерева и сломал себе “фирменный” нос Трипольских, что заметно и на его фото и в его портрете, исполненном Елизаветой Родионовной Трипольской.

По окончании Корпуса (который также окончили его старшие братья, его отец, дядя и, очевидно, многие из большой семьи Трипольских), он учился в Киевском Университете (хотя подтверждения этому нет, видимо, случилась какая-то история, что увеличило время его обучения, но он продолжал учебу в Томском Технологическом Институте.

В Томске они с бабушкой, Анной Васильевной, и познакомились (хотя семья Молотковских происходила тоже из Полтавской губернии, из Миргорода). Воспитания Владимир Родионович был отменного, и все младшие Молотковские ужасно боялись допустить какую-нибудь оплошность в его присутствии.

По окончании института он работал 2 года в Тифлисе стажером на железнодорожном узле и только по окончании стажировки получил диплом инженера (так тогда было принято). Поженились они с Анной Васильевной 10 октября 1910 года. Владимир Родионович сам выбрал эту дату, надеясь, что три десятки принесут удачу. И действительно, их совместная жизнь вначале складывалась вполне удачно.

Крестный отец Владимира Родионовича - сосед по имению – князь Кочубей, служивший при дворе ЕИВ Николая II, предложил ему работать в Зимнем дворце. Он отказался, так как жизнь при дворце требовала очень больших средств (а вот интересно - как сложилась бы их судьба если бы он согласился?), но он с удовольствием принял предложение поехать служить в Туркестан, в Мургабское государево имение. Там условия были отличные, и такие же отличные перспективы - начинал работать Владимир Родионович инженером по водоснабжению, позже работал первым помощником управляющего (управляющим был Константин Александрович фон Мейер). Анна Васильевна очень надеялась, что со временем он дослужится до должности управляющего, получит звание генерала и станет Его Превосходительством.

Владимиру Родионовичу часто приходилось ездить заграницу - в Афганистан и Иран, где он производил закупки для нужд имения, обладая отличным вкусом, он никогда не ошибался в выборе самого лучшего, что могли предложить тамошние поставщики.

Закупал он и местные текинские ковры и не только для царя-батюшки. Не забывал он и о жене – две сохранившиеся с тех времен афганские шелковые ручной работы шали хранятся в семье внучки до сих пор.

Оторванными от Европейской России Владимир и Анна не чувствовали - ездили в отпуск в Москву и Петербург, где у Анны Васильевны была отличная портниха, шившая ей потрясающие туалеты (что-то из них удалось сохранить и полвека спустя я их частично использовала, мастеря себе платья), на Украину - в имение, принимали у себя маму Анны Васильевны. Незадолго до Первой мировой войны приезжала к ним и Елизавета Родионовна. Тогда-то и состоялось ее первое знакомство с Востоком.

Жизнь в “государевом имении” Анне Васильевне нравилась – общество было подходящее. Владимир Родионович в свое свободное время не только охотился. Много сил и энергии он уделял изучению местных мечетей, делал их обмеры и даже выпустил две брошюры на эту тему. У них был свой дом, а у бабушки - небольшой зверинец. Имение часто посещали представители высшего Петербургского света. Анна Васильевна была молода, красива и все кругом было просто замечательно. Но всему хорошему неизбежно приходит конец. Начались революционные волнения, в имении стало очень неспокойно. Владимиру Родионовичу было поручено спланировать охрану имения в кратчайшие сроки и привести ее в действие. Что он и сделал в течение одного месяца, в чем ему очень помог будущий дед моего мужа- штабс-капитан Богдан Тер- Иоаннесян, служивший в расположенной неподалеку войсковой части. В отсутствии деда бабушке несколько раз приходилось прятаться от басмачей.

Владимир Родионович решил уехать. Конечно, в Баку – уже тогда богатый, бурно развивающийся промышленный и культурный центр, где, как он был уверен, он найдет применение своим знаниям, а также опыту жизни на Востоке. К тому же Баку находился сравнительно недалеко от Мургаба.

В 1918 году дед купил у Бенкендорфов большую квартиру в бель-этаже их дома №15 по Мариинской улице (Корганова). Именно там нашла его сестра Елизавета. Туда же приехала мать Анны Васильевны после расстрела в Томске ее отца - Василия Тимофеевича Молотковского. Тут удача еще сопутствовала Владимиру Родионовичу - он пережил и революцию и гражданскую войну, в то время как один из его братьев был расстрелян в Крыму, другой (как думали в семье)– сожжен живым в вагоне в сибирских лесах, а два других пропали без вести.

Связи с Туркменистаном Владимир Родионович не терял. Во времена НЭПа он открыл там свое дело по торговле каракулем и часто ездил туда по делам (я думаю, что во время одной из таких командировок он сумел уничтожить следы своей работы в имении).

В марте 1923 года у Владимира Родионовича и Анны Васильевны родился сын, названный Олегом. Как будто предчувствуя, что НЭПу придет скорый конец, Владимир Родионович продает свой бизнес и решает отпраздновать это в ресторане (ах, как он с этим промахнулся!). А туда внезапно нагрянула облава в лице рабоче-крестьянской милиции, и всю свою выручку ему пришлось выбросить в стоящую рядом кадку с пальмой.

Зато остался жив! (а я так ни разу в жизни и не увидела ни одной царской монеты).
В Баку Владимир Родионович работал насколько мне известно в Азводхозе.
В дальнейшем удача отворачивается от Владимира Родионовича, и судьба его перекликается с судьбами многих его ровестников. В 1935 году его арестовали и осудили как вредителя. Квартиру уплотнили, оставив одну комнату без кухни.

Елизавета Родионовна вернулась из подмосковных Вербилок, где она в это время работала, чтобы помочь золовке и малолетнему племяннику. Найдя надежного адвоката, она отдала ему единственное, что у нее оставалось от прежних времен – дорогую рубиновую брошь. Через неделю арестовали самого адвоката …

В заключении Владимир Родионович оставался в Баку и работал на строительстве клуба им. Дзержинского. Работал он хорошо, и через 5 лет его даже стали отпускать домой ночевать. Но тут началась война, фронт стал приближаться к Баку, и всех заключенных этапировали в казахстанские лагеря.

Анна Васильевна рассказывала мне, что как-то ночью раздался осторожный стук в дверь, и незнакомый летчик передал ей два письма от деда. Были благородные люди и в те времена! Господи, как же рисковал этот летчик!

Деду было уже почти шестьдесят, и, хотя организм у него был крепкий, помогший ему перенести в молодости в Мургабе какую-то редкую болезнь, которую мало кому удавалось преодолеть, возраст и этап сказались - у него развилась куриная слепота. Больной, никому не нужный старик с другими такими же никому ненужными больными заключенными был жестоко обманут. Им сказали, что повезут в госпиталь на лечение, погрузили на телеги и не давая ни есть, ни пить каждые 3-4 часа избавлялись от умерших, просто бросая их в казахстанской степи. Что и произошло с Владимиром Родионовичем 18 сентября 1943 года...

После реабилитации Владимира Родионовича его сын - Олег Владимирович пытался найти место его захоронения, будучи уверенным, что отца его похоронили. Двоюродная сестра моей мамы, жившая со своим сосланным мужем в Караганде, выяснила, что никаких именных могил у умерших в лагере не было. Позже, чтобы, очевидно, избежать массовых паломничеств к кладбищам, их просто залили асфальтом.

Так что и в последнем покое Владимиру Родионовичу было отказано судьбой - его останки были разбросаны ветром, расклеваны птицами...



Благодарю Нику и Волю Трипольских за помощь в подготовке статьи.



При полном или частичном использовании материалов статьи ссылка на наш сайт обязательна.

--TBS 01:22, 13 января 2014 (CET)

comments powered by Disqus
Рекомендация close


Главная страница