Материал из OurBaku
Перейти к: навигация, поиск

Яков Иовнович. Старая программка в год юбилея

(к 100-летию Азербайджанского Академического Русского Драматического Театра имени С. Вургуна)

Эти заметки являются завершением цикла материалов "Как московская "Летучая мышь" оказалась в Баку" и "Мейерхольд и бакинский рабочий театр", опубликованных на нашем сайте и посвященного 100-летнему юбилею театра.

Театральная программа – это, наверное, первый печатный материал, который я в детстве держал в своих руках. Вернее, это была не программа, а отпечатанный на тонкой зеленоватой бумаге репертуар оперного театра на ближайшую неделю. Моя мама по работе в театре отвечала за подготовку недельного репертуара для отправки его в типографию и, печатая положенные четыре экземпляра на пишущей машинке, она подкладывала дополнительный, пятый экземпляр для меня.

Таким образом я мог лицезреть предстоящий репертуар еще до того, как афиша была напечатана. Мои первые театральные впечатления родились под сводами тоже же городского оперного театра, где по многу раз на воскресных утренних спектаклях я слушал детские оперы и смотрел такого же содержания балеты. Особенно запомнились опера "Сын полка" по рассказу В. Катаева и балет "Золотой ключик". Каждый раз, когда ефрейтор Биденко поднимал на руки спасенного сына полка Ваню Солнцева, у меня наворачивались слезы. К слову, автор музыки этих двух произведений – Борис Исаакович Зейдман проживал на втором этаже нашего дома и помню, как вся композиторская рать города, которую он воспитал за 14 лет своего пребывания в нашем городе, приходила к нему в дни рождения и праздники.

По мере моего взросления место постановок для малышей заняли шедевры оперной и балетной классики, но именно первые впечатления сохранились в памяти как праздники, которые остаются навсегда. Кстати, оперная серия в отроческие годы пополнялась опереттами и музыкальными комедиями на сцене театра Музыкальной комедии, который тогда находился напротив театра русской драмы на улице Хагани. Часть труппы этого театра, работавшая на русском языке (а в городе было три театра с двумя параллельными труппами на русском и азербайджанском языках: оперный, музыкальной комедии и ТЮЗ), возглавлял А. Аллегров, отец ныне известной эстрадной певицы И. Аллегровой.

Параллельно с оперным театром со школой я посещал Театр Юного Зрителя. Постановки типа "Зайки – Зазнайки" не вызывали у меня особых чувств, а вот "Павлик Морозов" В. Губарева вызвал во мне решительный протест. Я никак не мог согласиться с тем, что можно во имя "светлого" будущего сдать органам собственного отца. Театр юного зрителя находился в помещении, которое с большой натяжкой можно было назвать создающим атмосферу театрального праздника. Взрослые говорили, что при его строительстве на месте бывшей синагоги ремесленников были допущены серьезные нарушения технического и уголовного характера, что и привело к довольно унылому виду театрального храма для детей.

Другое дело – Оперный театр, который был построен в 1911 году всего за 8 месяцев на средства миллионера Маилова. Все в нем было гармонично: и партер, и ложи, и, особенно, фойе! Почти все театры, приезжавшие на гастроли в Баку в те годы, выступали на этой сцене: летом 1954 года - Ленинградский Большой Драматический Театр (еще до прихода туда в 1956 году Г. Товстоногова) со В. Стрежельчиком в "Рюи Блаз" В. Гюго, зимой 1955/56 года - Московский театр им. В. Маяковского со спектаклями "Леди и джентльмены" Л. Хеллман и "Гамлет" в постановке Н. Охлопкова с декорацией из железа во все зеркало сцены с окошками, в которых попеременно происходило действие, и с Евгением Самойловым в роли Гамлета. Эти спектакли по возрасту я сам не видел, но помню атмосферу этих гастролей, потому что в ней я жил.
Первый гастрольный спектакль я увидел в июне 1956 года, когда в наш город приехал на гастроли Московский театр им. Моссовета. Помню, как мама взяла меня с собой на работу в театр, объяснив на проходной охраннику, что ей не на кого оставить меня дома. Дверь кабинета, в котором работала мама была рядом с выходом на колосники сцены, и, стоя у края колосников, я смотрел сверху на сцену. То был спектакль "Лиззи Мак-Кей" Ж. Сартра. В материалах об истории этой постановки исполнительницей главной роли значится Любовь Орлова. Но в бакинском спектакле играла Вера Марецкая. Пьеса и её коллизии были явно не для моего детского сознания, но таинство театра все сильнее и сильнее притягивало меня к себе, хотя смотреть с высоты колосников было сущим наказанием.

По-настоящему зрителем, сидящим в зрительном зале, я ощутил себя в том же году в бакинском театре русской драмы на спектакле по пьесе сербского драматурга Д. Добричанина "Три соловья, дом 17", первом спектакле не детского драматического репертуара, полностью виденным мною, в котором был бытовой, но вполне достойный внимания сюжет. До сегодняшнего дня запомнились детали сюжета, добротная постановка, колоритно сыгранные роли, яркое, праздничное оформление и обилие света на сцене. Вообще, этому театру всегда удавались бытовые комедии. С тех пор я стал завсегдатаем этого театра до тех пор, как я не уехал учиться в другой город.
Это был далекий ныне 1956 год, о чем говорят фотографии сохранившейся программки, которые можно увидеть ниже.

Программка спектакля Бакинского театра русской драмы "Улица трех соловьев, дом 17"

"Маскарад" М. Лермонтова, "Такая любовь" П. Когоута, "Деревья умирают стоя" А. Касона, "Последняя остановка" Э. Ремарка, "Шестой этаж" А. Жери, "Филумена Мартурано" Э. де Филлиппо, "Дамоклов меч" Н. Хикмета, "Варшавская мелодия" Л. Зорина, "Верю в тебя" В. Коростылева, "Двое на качелях" У. Гибсона, "104 страницы про любовь" и "Снимается кино" Э. Радзинского, "Мария Стюарт" Ф. Шиллера – вот небольшой перечень ряда постановок 50-х и 60-х годов. Такой репертуар составит, пожалуй, честь любому драматическому театру.

Среди артистов, на которых держался репертуар тех лет, выделялись Р. Гинзбург, А. Фалькович, Д. Тумаркина, Л. Грубер, Ю.Колесниченко, Г. Колтунова. Всегда с интересом ожидались постановки режиссера Г. Гюльахмедовой – Мартыновой. Помнится, скромное, но по- домашнему обжитое фойе старого помещения до 1962 года, зал и фойе после реконструкции 1964 года. Таким и остался этот театр в моей памяти. Во второй половине 60-х, после отъезда из города, мое посещение бакинской русской драмы стало спорадическим, а после отъезда из СССР, прервалось вообще.

Эти заметки не случайно начались с описания первых театральных впечатлений. Среди них заметное место занимает именно этот бакинский русский драматический театр, который 20 декабря 2020 года отмечает свое столетие! В течение последнего года я дважды обращался к истории этого театра, рассматривая первые годы его существования, когда костяк его труппы под названием Сатир агит театра составили актеры "Летучей Мыши" (проект Московского МХАТа), а позже остановился на периоде, когда он назывался Бакинским Рабочим Театром и в его состав влилась часть учеников В. Мейерхольда и актеров, режиссеров и художников его театра. Можно сказать, что весь 2020 год прошел под знаком этого юбилея! Эти воспоминания – завершение этого цикла. Столетний юбилей – событие в жизни не только Азербайджанского государственного русского драматического театра имени С. Вургуна. Ведь это событие не только для самого театра, но и для всех, чья жизнь или даже её часть прошла с ним!

comments powered by Disqus
Рекомендация close

Главная страница